home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Функциональные отсеки Корабля и Центральный пост

Главным оружием гареггинов Акила, вне всякого сомнения, явилась неожиданность.

Пост, из которого предусмотрительный магистр Ихил изъял наиболее опасную боевую единицу, воина-наку Бо Ривана, был уничтожен мгновенно. Собст­венно, для этого хватило соединенных сил двух «бес­смертных» — Исо и Кармака, гареггинов из личной охраны Акила.

Четверо Обращенных были убиты. С другой сторо­ны тоже были потери: Исо получил легкое ранение в руку — царапину, особенно если учесть, что кровь перестала течь практически сразу и рана начала затягива­ться едва ли не на глазах.

— Будь осторожен, Исо,— с кривой усмешкой ска­зал гареггину Акил,— у меня всего восемь «бессмерт­ных». Четверых я взял с собой...

«Бессмертные», лучшие из лучших, гареггины Но­эль, Разван; Исо и Кармак, были взяты Акилом вовсе не для того, чтобы расправляться с Обращенными низ­кого уровня подготовки, которые даже не прошли обу­чения в Академии. Конечно же по мере продвижения к Центральному посту — мозгу всего Корабля — гарег­гинов ждали соперники куда более высокого уровня, кроме того, их было больше. Оружие было все то же: внезапность и напор...

И только потом филигранное искусство боя.

Ихил был не единственным, кто ждал прихода сардонаров: из восемнадцати магистров Академии трое уже окончательно разочаровались в идеях Обращен­ных, и только страх и остатки благоразумия удержива­ли их от перехода на сторону Акила и Грендама. Один из них, сьор Бельтар, потомственный храмовый строи­тель, имевший в свое время сан жреца Храма довольно высокой степени посвящения, мыслил в практиче­ской плоскости: во-первых, Обращенные при помощи великолепных технологий возводят превосходные зда­ния и размещают в них необходимое для той или иной сферы производства оборудование; во-вторых, при­мерно половина построенного УЖЕ снесена в резуль­тате восстаний и бунтов; в-третьих, если так, то такая работа попросту не нужна людям Корабля. Их устраи­вает прежний миропорядок, а врученные людям Ака­демии роскошные технологии пугают и вызывают от­торжение как нечто инородное!И в самом деле, Обра­щенные вносят в жизнь народов только раздор, сумя­тицу и, как следствие, войны и реки крови, которым несть числа.

Установив для себя все это, сьор Бельтар решил пе­рекинуться к сардонарам, которые среди оппозицион­но настроенного крыла Обращенных мало-помалу стали считаться истинными победителями Храма... Такие нюансы короткого правления Акила и Грендама, как голод и связанный с этим каннибализм, как разруха и полная неустроенность в быту, как надвига­ющаяся эпидемия, наконец, сьор Бельтар не учиты­вал.

Бельтар отвечал за коды доступа ко всем дверям и блокировочным панелям функциональных отсеков Академии.

Еще один Обращенный, решивший ввериться сар­донарам, даже не считал себя предателем, как, к при­меру, тот же магистр Ихил (человек умный и цинич­ный). Этим Обращенным был эрм Кериак-Йол. По­мимо пышного имени и такой же пышной шевелюры этот арламдорский дворянин обладал еще врожден­ным благородством. Нет, это не насмешка. Он в самом деле был смел и благороден, однако же, к несчастью, весьма недалек, и назначение его на пост начальника оружейных терминалов при Академии было серьез­ным кадровым просчетом Алькасоола.

Нет, эрм Кериак-Йол действительно был благород­ным, смелым и честным человеком, и тут омм-Алькасоол, бывший Ревнитель в высоком сане, превосходно знающий человеческую природу, не ошибался. Ошиб­ка была несколько в другом. Кериак-Йол был солдат. Он привык к суровым условиям существования, и тот рафинированный быт и условия проживания, которые предлагала большинству своих питомцев Академия Обращенных, вызывали у него презрительные воскли­цания. Он не понимал, как можно мыться каждый день. Он не понимал, к чему нужны еженедельные ме­дицинские осмотры. Эрм Кериак-Йол решительно не принимал сбалансированного рациона питания и с самого начала вступления в ряды Обращенных продол­жал есть то, что привык. Жаровня, установленная по­среди, ну, скажем, зала памятных машин, на которой готовилось рубленное крупными кусками мясо,— не редкость для первых дней пребывания эрма Кериак-Йола в Академии. Но в конечном счете дело, конеч­но, не в жаровне и не в мясе. Новая цивилизация, на­саждаемая Академией, за несколько лет своего суще­ствования успела проникнуть только в самые крупные города нескольких Уровней, большей частью Арламдора, Кринну и частично Беллоны. В других землях ограничились постройкой опорных пунктов, напря­мую связанных с Центральным постом. У Кери­ак-Йол а была полная возможность увидеть, как живут те, кому не достало места в комфортабельных отсеках Академии. В особенности в условиях войны. Шаг за шагом он приходил к мнению, что Обращенные вос­пользовались ситуацией, чтобы отгородиться от тех, кто остался по ту сторону,что они, особенно после ухода Леннара и его ближних, отказались от борьбы и бросили народы на произвол судьбы. У Кериак-Йола всегда были амбиции. Он решил, что с Обращенными он достиг своего потолка и что выше чем начальником оружейных терминалов ему уже не быть. А арламдор­ский эрм жаждал как минимум титула спасителя на­ции!

В один прекрасный момент ему показалось, что то­лько с сардонарами, которые находятся в гуще жизни, борются, обливаются кровью и падают, но снова под­нимаются и не сдаются, ему по пути. Вот этот-то мо­мент (впрочем, что уж, отнюдь не прекрасный!) и вы­вел его на новый виток существования.

Сардонары — настоящие воины и точно так же чтят Леннара, сказал он себе и примкнул к кругу избранных предателей. Вернее, его вычислил и приобщил к своим планам магистр Ихил. Итак, Ихил, Бельтар, эрм Кериак-Йол. Мыслитель, строитель, воин. Кто еще должен предаться сардонарам, чтобы свалить власть Обра­щенных и лично Алькасоола? Думается, довольно и этих.

Собственно, хватило бы и одного Ихила, открыв­шего ворота основного транспортного. В конце кон­цов, ВСЕ отсеки, залы, терминалы, хранилища Акаде­мии с соединяющими их переходами и тоннелями примыкают к гигантскому транспортному отсеку или нанизаны на него как мясо на металлический прут. Владея транспортным отсеком — позвоночником, остается захватить только Центральный пост — мозг.

Гареггины Ихила шли к мозгу Корабля самым ко­ротким и верным путем. Особенно если учесть, что вел их лучший провожатый — начальник транспортного отсека, а открывал все двери и переборки лучший ключник, Бельтар.

Они встретили серьезное сопротивление, только когда вступили в тоннель, ведущий прямо в Централь­ный пост. От него Акила отделяли пять дверей и около одного беллома коридоров и переходов. Впрочем, са­мый первый бой завязался на гигантской винтовой ле­стнице, примыкающей к многоуровневому пищевому отсеку с синтез-камерами и хранилищем компонен­тов-исходников. Тут, на лестнице, гареггинов и Акила встретили около четырех десятков Обращенных и чет­веро пятикурсников Академии с двумя наставниками. Сардонары выбрали для боя ту же тактику, при помо­щи которой им в свое время удалось взять неприступ­ный Первый Храм: пользуясь ограниченностью про­странства для боя, они выставили ударную группу из четырех бойцов, перекрывших всю лестницу и живо оттеснивших питомцев Академии.

— Сдавайтесь, они не причинят вам вреда! — кри­чал Ихил.— Не вынуждайте проливать кровь, это бес­смысленно и глупо!

Почти все сдались. Акил не хотел выказать себя кровожадным и придерживал руку гареггинов, наско­лько это было возможно. Впрочем, треть питомцев Академии все равно погибли в бою, который был не­равным по определению.

Настоящие соперники еще ждали сардонаров впе­реди.

Собственно, проникновение мощного отряда под предводительством самого Акила уже не было тайной ни для кого. Всем находящимся в Академии, в голов­ных и основном транспортном отсеках Корабля Обра­щенным было передано, что Центральный пост вот-вот будет атакован. Тотчас же сигналы тревоги по­летели на места — в Верхние и Нижние земли, в горо­да, где были расположены гарнизоны Обращенных, на охранные посты при порталах лифтовых шахт, на опорные пункты у перевалов с одного Уровня на дру­гой. Очень скоро все тридцать пять тысяч Обращен­ных знали о том, что происходит на подступах к рези­денции главы Академии и Центральному посту Кораб­ля.

Только мало кто мог оказать реальную помощь: партия Акила с самого начала была выигрышной. Во всех отсеках Академии и смежных помещениях нахо­дилось не более трех тысяч человек, рассредоточенных по огромной площади. Еще около пяти сотен человек были разбросаны по всему пространству гигантского транспортного отсека — от Первого до Восьмого уров­ней. Вот этим-то людям, и ни одним бойцом сверх того, и предстояло иметь дело с лучшими гареггинами Акила, которых вели к тому же четверо «бессмертных»: Ноэль, Исо, Кармак и Разван. Безусловно, Академия могла подтянуть резервы, рассредоточенные по терри­ториям Уровней. Но на это требовалось время.

Этого времени предводители Обращенных и не имели.

Поняв, что рассчитывать приходится прежде всего наличный состав Академии, сильно обедненный мис­сиями на территории, омм-Алькасоол отдал приказ первому оператору Центрального поста Эдеру давать общую тревогу.

Общая тревога подразумевала использование не то­лько внутренних, но и внешних сигналов во всех диа­пазонах, по всем каналам, с привлечением всех разно­видностей связи, наличествующей на Корабле.

— Центральный пост может быть вот-вот атакован сардонарами,— говорил Эдер, глядя в черный овал пе­редающего устройства.— На данный момент идет бой в переходах, на лестницах, в тоннелях. Всем находя­щимся на территории Уровней военным гарнизонам немедленно сформировать резервные группы для пе­реброски в основной транспортный отсек Корабля для отражения атаки...

Как раз в этот момент за его спиной появился один из магистров Академии, уже в боевом облачении, из­рядно потрепанном. Он был ранен кинжалом. Из его криков стало понятно, что сардонары вошли в так на­зываемый стреловидный тоннель, пронизывающий медицинский отсек и упирающийся в Центральный пост.

Эдер на мгновение прервался, оглянулся на магист­ра и тотчас же снова сосредоточился на передаче сооб­щения.

Как уже известно, оно дошло не только до Обра­щенных...

До группы Каллиеры — Неделина, пленившей от­ряд Элькана на Нежных болотах и теперь возвращаю­щейся в Академию, информация дошла в тот самый момент, когда они входили в портал штольни, совер­шенно идентичной той, что приняла отряд сардонаров. С той только разницей, что гареггины Акила всту­пили в транспортный отсек на Четвертом уровне, Ганахида, ну а люди Каллиеры, само собой,— на Шес­том, Кринну.

— Что?! — воскликнул альд Каллиера, когда через полант дошла до него эта убийственная информа­ция.— Этого не может быть! Транспортный отсек не­приступен, значит, предательство!!!

— Предательство? — переспросил майор Неде­лин.— Но что такое?

— Сардонары! Они рвутся к Центральному посту! Если это произойдет, то Корабль перейдет под конт­роль Акила и Грендама, а они-то уж не будут так стес­няться в средствах достижения цели, как наши терпи­мые и великодушные Обращенные,— пробормотал альд Каллиера.— За оборону Центрального поста сей­час отвечает Ингер. Они уже вошли в стреловидный... Он, конечно, очень длинный, и там пять промежуточ­ных блокировочных панелей...

— Панели можно пробить из плазмоизлучателя, там только второй уровень защиты,— сухо сказал май­ор Неделин.— Ну а расстояние... После того сколько они уже прошли, восемьсот метров по прямой точно к дверям Центрального поста — это сущая безделица, светлый альд Каллиера.

Беллонец досадливо оглянулся на него, затем оки­нул взглядом портал, в который одна за другой вплы­вали гравиплатформы с бойцами, еще не знавшими страшной новости.

— Сколько же там сардонаров? — спросил Неде­лин.

— Больше тысячи. Но если они делают упор имен­но на битву в тоннелях и коридорах, то эта числен­ность не так уж и важна. Верно, Акил, как при штурме Первого Храма в Горне, будет делать ставку на ударные отряды.

— А что было при штурме Первого?

— Атакующие колонны сардонаров. У каждой ко­лонны свой наконечник — группа элитных воинов, ударная. В коридорах не развернешься, потому много решает индивидуальное мастерство. У Акила есть очень сильные воины, обученные по методикам Хра­ма. Кроме того, они гареггины. А это... ну сам знаешь, как движутся гареггины. Особенно «бессмертные». Нет, на самом деле они, конечно, смертные, только вот шансы убить их в схватке близки к нулю.

— Бить из «плазм»! Не подпускать к себе этих «бес­смертных»,— хрипло выговорил Неделин.— В конце концов, должны же существовать способы одолеть их. К тому же в Академии немало отличных воинов. Наку и твои сородичи-беллонцы никому просто так не сда­дутся. Да и мои земляки... я тебя уверяю, они тоже кое-чего стоят.

— Все это так,— тихо ответил альд Каллиера,— но об использовании плазмоизлучателей нужно было ду­мать раньше. Сардонары уже в стреловидном тоннеле, а стрелять там из такого мощного оружия опасно... Мало ли какие блоки или кабели можно повредить... Если разве стрелять в упор, наверняка, только что же тебе даст... Нет, Неделин! С сардонарами, как это ни печально, придется решать в рукопашной! И да помо­жет нам Катте-Нури!

— «Бессмертные» так хороши?

— Лично видеть не приходилось, но рассказывали. Скорость — вот что главное! В скорости с гареггинами могут соперничать только гареггины,— проговорил альд Каллиера.— Среди Обращенных их нет. Запре­щено. Дескать, страшные последствия... Неминуемая гибель — плохо, бесчеловечно... А теперь, когда они в одном шаге от Центрального поста,— ЭТО лучше?

Последняя платформа вплыла в портал, и альд Кал­лиера, стоя еще по этусторону, на крутом склоне хол­ма, заглотившего отряд, прокричал:

— Тревога! Слушать меня! Всем слушать меня! Сар­донары проникли в отсеки Академии и рвутся к Цент­ральному посту! Алькасоол и наши братья Обращен­ные зовут на помощь! Сардонары у дверей Централь­ного поста! Готовьтесь к бою, братья!

И вот тут он услышал дробный перестук копыт и, повернувшись, взглянул на долину, по которой во весь опор скакали двое всадников. Один, летевший первым на мощном карем жеребце, был в полном одеянии дайлемита, в цветах личной охраны дауда бир-Дайлем — правителя знаменитого города. Второй, в сером кожаном камзоле с красными перевязями и в короте­ньком походном плаще, походил на состарившегося вора.

— Каллиера! — крикнул первый мощным голосом, и у беллонского альда тотчас же упало сердце.— Альд Каллиера! Не торопись закрывать портал! Как ты бы­стро улепетнул от Нежных болот, а ведь я рассчитывал застать тебя еще там!

Альд Каллиера замер, а те из его бойцов, что нахо­дились ближе всего ко входу в основной транспортный отсек и расслышали слова незнакомца, задались во­просом: а что это за тип осмеливается вот так смело и с ходу разговаривать с одним из первых лиц среди Обра­щенных?

Всадник спешился и, бросив поводья так же соско­чившему со своей лошади типу в сером камзоле, взбе­жал по тропе к ожидавшему его альду Каллиере.

— Очень кстати,— сказал он, оглядывая оцепенев­шего беллонца,— очень кстати твои воины. С полуто­ра сотнями бойцов я и не такое еще предпринимал на своем веку. А проникновения сардонаров в отсеки Академии... уверен, в результате предательства и сле­довало ожидать.

— Ты?..— начал Каллиера и тут же осекся.

— Я,— согласился человек в дайлемитских одеяни­ях.

В трех десятках анниев от него Костя Гамов, скор­чившийся на самом краю гравиплатформы, скрипнул зубами и произнес:

— Ну вот. Кажется, чувствую.Дядя Марк в который раз оказался прав. Готовьтесь к приему... своего мес­сии!


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...