home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Наверное, кому-то показалось, что это галлюцина­ция, к тому же уязвимая галлюцинация, потому что один из гареггинов метнул в это лицо нож, и, быть мо­жет, даже возникла вредная иллюзия, что попал. Ибо лицо исчезло. Из пролома по-прежнему текли струйки жиденького, бурого дыма, а потом вдруг пролился звук, как от удара тяжелым молотом по металлу, и со свода Центрального поста на пол слетела фигура. Че­ловек еще разгибался после трудного и опасного прыжка, а глаза его уже приглядывались к большому количеству людей, наводнивших Центральный пост.

На этот раз ошибиться в том, КТО это и существует ли он до сих пор, было невозможно.

Чтобы добраться до мозга Академии — даже такой странной и мало кому известной дорогой,— отряду Каллиеры потребовалось выдержать два боя и поте­рять больше половины людей. Характерно, что опыт­ные воины Обращенных гибли «обильно», по циничному выражению Абу-Керима, а вот земляне, в боль­шинстве своем люди мирных профессий (ну за исклю­чением майора Неделина, капитана Епанчина, британца Уилшоу и того же Абу-Керима), почти все уцелели. Больше остальных уроженцев Земли доста­лось расторопному китайцу Ли Сюну, он получил удар хваном между ребер, но стойко терпел. Это если не считать еще троих, что все-таки были убиты...

Гамов, который убил двоих гареггинов и отделался таким же количеством царапин, чувствовал, как каж­дую клеточку его тела переполняет мерный, торжест­венный, все нарастающий гул. Он не задумывался над тем, что будет с ним дальше, а уж тем паче не пытался представить, какие процессы сейчас идут в его орга­низме, меняющемся вследствие проникновения чу­жой плоти, чужого генотипа. Уроки, полученные им от покойного гареггина Иль-Дорана, бесспорно, сыграли положительную роль. Константин и не вспоминал, что еще совсем недавно он сам был таким же сардонаром, как вот эти смуглолицые, стройные парни с полудет­скими лицами; и не вспоминал, что он остается таким же гареггином, как и они. Он начинал уже терять чув­ство реальности. Все чаще он ощущал себя персона­жем какой-то необычайно сложной и красочной компьютерной игры, и ему даже в голову не приходи­ло, что он смертен, что он может умереть, ведь всякий раз, когда он уходил из зоны поражения или чудом ускользал из-под мощного рубящего удара противни­ка, он подспудно ощущал, что все еще можно переиг­рать. Будто у него несколько жизней. Будто этот мир — лишь один из вариантов развития событий, комбина­ция из нескольких составляющих, которые всегда можно переставить местами...

Конечно, это действовал гарегг. Легкость, отточен­ность и быстрота движений были поразительными, и Гамов, убив второго сардонара, вдруг задумался над очевидным: ведь у этих ребят такая же скорость, выуч­ка и уж верно больше опыта, так почему же умирают они, а не он, Константин?

С этого момента мысли о том, что и он может уме­реть, больше не приходили Гамову в голову.

До определенного момента.

Конечно, местонахождение секретного тоннеля указал Леннар. В том, что о его существовании до сих пор и не подозревали, нет ничего удивительного: в конце концов, общий объем отсеков Академии был та­ков, что здесь могли кануть без следа десятки таких тоннелей.

— Я строил этот Корабль, но это было так давно, что я, верно, сейчас не держу в голове и трети всех сек­ретов,— сказал по этому поводу Леннар.

В дальнейшем он не столько говорил, сколько дей­ствовал, и, быть может, именно тем, как Леннар рас­пределял людей по линиям атаки, и объясняются та­кие небольшие потери среди землян... По крайней мере, так это ощущал Гамов, чувствовавший волны живой и будоражащей энергии, исходящей от Ленна­ра. У Константина подспудно вызрело осознание того, что бывший вождь Обращенных всеми возможными способами избегает подставлять «гостей» под удары гареггинов Акила. Сам же Леннар шел первым и раз за разом выказывал никого не удивляющую удаль и оше­ломляющее мастерство, хотя следует отметить, что бы­строта, отточенность его движений, его пластика были поразительны даже для гареггина.

«Искусство боя, перенесенное через века и помно­женное на мощь, влитую гареггом,— пронеслось в го­лове у Гамова.— Неудивительно, что его соперники падают от одного коротенького, неуловимого выпа­да... С ним сейчас, наверное, не могут соперничать и «бессмертные» Акила... Ноэль, Разван. Мой хороший знакомый Исо».

Надо отметить, что во главе одного из постов гарег­гинов стоял упомянутый Разван, и он был убит Леннаром на втором выпаде...

Все, кто шли за Леннаром, не задавали вопросов, не пугались гибели товарищей и не испускали стонов, по­лучив смертельную рану. Чудесным образом в головах всех участников этого марш-броска отложилось ощу­щение, что это последнийбой. И что решения судеб, выносящиеся там, где-то свыше, будут вынесены по результатам этого боя, а сейчас вот он, живой полубог, ведет их широкими коридорами и мерцающими тон­нелями Академии сквозь посты сардонаров и гибель­ные удары их хванов и бей-инкаров точно к цели.

Никто из посвященных в историю с «убийством» Леннара не стал предлагать ему называть себя проти­воборствующим гареггинам. Те, кто узнал бы его в лицо, не посмели бы поднять оружие на собственное божество.

Нет, легче и быстрее было принимать бой.

Нет смысла описывать все перипетии этого перехо­да. Многие его участники и не помнят подробностей... Многие не вспомнят никогда. Ярким финалом стала картина: Леннар выламывает предохранительную ре­шетку, забирающую широкий вход в двухметровый колодец, несколько раз стреляет из плазмоизлучателя, не обращая внимания на то, что брызги раскаленного металла прошивают его одежды и впиваются в кожу; потом прыгает вниз и, переключив «плазму» в режим точечного поражения и наскоро отрегулировав на­стройку, бьет по контурам будущего лаза... как выяс­нится чуть позже — пролома в самом своде Централь­ного поста.

Несколько мощнейших ударов мечом — и кусок металла проваливается куда-то вниз, а из колодца, из-под зубьев изуродованной предохранительной ре­шетки, валит сизый дым, потом он становится бурым, струи его перехлестываются под потолком секретного тоннеля, и становится непросто дышать.

Не глядя и не думая, а доверив себя только лишь бе­зошибочному инстинкту, Костя Гамов прыгает вслед за Леннаром и оказывается посреди ярко освещенного пространства, между дугой гигантского пульта управ­ления, обводящего большие полусферические экра­ны, и внушительной группой бойцов, в которых не­сложно определить гареггинов.

— Ну что же,— сказал Леннар,— я вижу, тут весело. По всему, Алькасоол, ты удачно используешь полно­мочия, которые я тебе передал.

Тот долго смотрел на длинные дайлемитские одея­ния Леннара с черными дырами от раскаленных ме­таллических брызг, и наконец сказал:

— У меня почему-то всегда сохранялось убеждение, что ты еще вернешься. Ну вот... оно меня не обмануло. Ну что же вы?! — повернулся он к замершим с мертвы­ми, ничего не выражающими полудетскими лицами гареггинам.— Это я могу стоять перед ним спокойно, ведь для меня он только предшественник на высоком посту... А для вас-то он бог! Как вы встречаете своего бога, недоумки?!

После этих слов Алькасоола могло произойти все, что угодно. Нож, брошенный по неуловимому знаку Акила точно в сердце главы Академии, тоже мог про­чертить свою линию развития событий. Но нет... Ни­чего подобного. Гареггины знали, как следует себя ве­сти, когда встречаешь высшее существо,возносимое ими в молитвах, заговорах и боевых кличах. Они даже не оглянулись на Акила, без разрешения которого, ка­жется, неспособны были даже отправлять свои естест­венные человеческие потребности. Да и не совсем лю­дьми они были... Эти не совсем люди один за другим становились на колени в помещении Центрального поста и одновременно высоко поднимали над головой оружие.

Характерно, что Акил поступил точно так же.

В то время как сардонары приветствовали своего идола, около десяти людей Каллиеры — Неделина по­следовали примеру Леннара и оказались в захвачен­ном людьми Акила Центральном посту. Помимо уже упоминавшегося Гамова среди этого десятка смелых были сами Каллиера и Неделин, а также капитан Епанчин и Абу-Керим. Прочие — по прямому распо­ряжению Леннара — остались в резервном тоннеле.

— Такое впечатление, что вы меня ждали,— при­ветливо сказал Леннар.— Кто из вас Акил? А то я ни­как не удосужусь познакомиться с ним лично.

— Я,— четко ответил Рыжеволосый.— Сложите оружие, я прошу тебя, великий Леннар. Богу не к лицу размахивать глупым железом. Пусть даже это железо плюется огнем.

— Плюется огнем? Давно не слышал такой поэти­ческой характеристики плазмоизлучателей. Наку, ко­торые называют их «Дитя Молнии», точно понрави­лось бы. Верно, Беран А? — повернулся он к воину-наку, также последовавшему за ним в пролом.— Хорошо. Спрячьте оружие. Или ты, Акил, думаешь, что мы дол­жны отдать его вам?

Акил промолчал.

— Ну что же, передаешь власть? — печально спро­сил Леннар, оборачиваясь и окидывая быстрым взгля­дом экраны. Сейчас на них была Земля.— Сардонары решили сосредоточить в своих руках всю ее полноту? Мудрый Акил вообще не любит делиться — ни с кем, даже с тем, кого он в глаза мило иминует богом. Что уж говорить о тебе, омм-Алькасоол?

— А о нем и нет смысла говорить,— произнес Акил, выходя из рядов гареггинов и оказываясь напротив Леннара.

Оба они, и предводитель сардонаров, и тот, чья осо­ба являлась объектом поклонения этой древней секты, были приблизительно одинакового роста и телосложе­ния, и даже в выражении лиц прослеживалось что-то общее.

— Об омм-Алькасооле больше нет смысла гово­рить, раз появился ты, великий Леннар,— повторил Акил.

— Обойдемся без эпитетов. Ты вломился в Центра­льный пост, залил кровью пол-Академии, убил много Обращенных. Что тебе нужно? Довольно жертв, обра­щайся напрямую ко мне. Обещаю, ты получишь ответ, который в конечном счете УСТРОИТ тебя.

Многие вздрогнули, услышав эти слова. Это было весьма недвусмысленное заявление, и даже по толпе бесчувственных гареггинов прокатилось нечто вроде недоуменного и тревожного гула.

— Не сомневаюсь,— тихо сказал Акил, и его губы дрогнули.— Не сомневаюсь, что ты можешь даровать нам многое. Я все-таки хотел бы поговорить при мень­шем скоплении народа. Нужно удалить отсюда людей.

— Тут в основном твои люди, Акил,— вмешался Алькасоол.— Все же остальные — Обращенные, кото­рым Леннар совершенно доверяет.

Лейна и Гамов стояли за широченной спиной майо­ра Неделина, и Костя видел, что девушка уже открыва­ет рот, чтобы сказать: нет, далеко не все тут Обращен­ные!.. Наверное, ее дядя был бы весьма удивлен, найдя свою племянницу в свите самого Леннара, прибывшей в Центральный пост столь экстравагантным образом.

Константин обхватил девушку за плечи одной ру­кой, а второй ловко зажал ей рот.

— Тише ты,— прошептал он.— Ты что, не видишь, что тут решается судьба всех нас? Еще успеешь поздо­роваться с дядей Акилом!

Соправитель сардонаров приказал части своих лю­дей удалиться, и в помещении Центрального поста осталось только около десятка гареггинов, в их числе конечно же «бессмертные» Ноэль и Исо. Леннар не стал следовать примеру Акила и оставил в Централь­ном посту всех до одного Обращенных, находившихся здесь в момент вторжения сардонаров. Они просто отошли к дальней стене и переговаривались, не отры­вая взглядов от тех, кто будет решать их судьбу. Рядом с Леннаром остались только те, с кем он вместе пришел в Центральный пост. В их числе особо оберегаемые им земляне.

— Я слушаю тебя, Акил.

Соправитель сардонаров тряхнул длинными воло­сами и проговорил:

— Я не думаю, что у тебя есть какие-то иллюзии, Леннар. Я не удовлетворюсь малым. У меня много же­ланий, и я думаю, что ты как раз тот, кто может выпол­нить все эти желания. Единственный. В фундаменте Первого Храма,— продолжал Акил,— демоны знают в какие века был замурован боевой летательный аппа­рат, которые в косноязычной жреческой манере долго именовали «колесницей Ааааму». Как будто богам нужны колеса! Я видел этот аппарат. Я видел его воо­ружение, хотя до конца не понял, как этим вооружени­ем пользоваться. Мне даже удалось выстрелить из пушки, составляющей часть вооружения этого аппара­та. Один выстрел испарил тела восьми человек. Они попросту исчезли! Вот такое оружие. И я уверен, что таких аппаратов на Корабле много. Нужно просто знать, где искать. Более того, я знаю, что на Корабле есть оружие. Настоящее оружие...

— Можешь не продолжать,— перебил его Лен­нар.— Я прекрасно тебя понял. Ты напрасно требовал этого у Алькасоола, я не передавал ему таких секретов. Ты знаешь, чего просить, Акил, и хорошо чувствуешь  момент, когда это уместно сделать. Оружие Корабля... Да, таковое существует, и конечно же мне известно, как активировать эту систему; известно, где следует искать боевые корабли. Они находятся в законсерви­рованном эвакуационном отсеке. Но дело в другом... А что будет, если я откажу тебе, сардонар? Если я скажу «нет»? Что будет?

— Ну что же... Тебе известно, как мои люди чтут твое имя. Все сардонары возносят молитвы в твою честь. Мы окажем тебе все полагающиеся почести и никто не посмеет тронуть тебя.— Губы Акила скриви­ла мимолетная усмешка.— Ты будешь нашим знаме­нем, нашим символом веры. Ну а все остальные, те, кто прислонились к тебе, будут умерщвлены. Ну и про­чие Обращенные... Что тебе до них? Ядро их уже в моем распоряжении, уничтожено или пленено, а са­мые благоразумные перешли на сторону сардонаров, и будут еще такие же переходы... Так что Академия по­вержена точно так же, как и Храм. Земли Ганахиды всецело под моим контролем, равно как и половина городов-государств Кринну и часть Арламдора. И остальные никуда не денутся — теперь-то, когда я в сердце мира!

— Ну скорее в мозговом придатке,— тихо произнес Леннар.— Ты еще не утомился перечислением своих побед и заслуг, Акил? Я понял тебя. Давай по существу.

— Я просто еще добавлю, что я все равно доберусь до сути. Открою любые двери, взломаю любые замки и подберу любые коды, так что рано или поздно оружие Строителей будет в моем распоряжении. А зачем так, если ты одним словом можешь спасти столь многих и сделать еще большее количество людей вечно тебе бла­годарными?

— Под этими потенциально «благодарными» следу­ет понимать тебя и твоих гареггинов, что ли? — пере­спросил Леннар.

-Да.

— Ну что же, ты изложил очень убедительно, Акил. Я не стану пытаться тебя переубедить. Не к лицу нам с тобой размениваться по мелочам, правда? Вот что я тебе скажу.

Соправитель сардонаров впился в лицо Леннара су­зившимися, острыми зрачками. Ноэль наклонился к его уху и произнес:

— Берегись, Акил. Его слова слишком легковесны и обманчивы. Он хочет тебя обмануть.

— Разве я просил у тебя совета? — не поворачиваясь к «бессмертному», бросил тот.

— Мертвые не смогут обратиться за советом...

— Мертвые? Ты думаешь, что они попытаются меня убить? Сейчас, когда мы контролируем Акаде­мию? Когда все переходы из основного транспортного сюда заблокированы и к ним уже не может подоспеть помощь?

— Могут. А что касается помощи... так ведь никто не подозревал о существовании тоннеля, по которому они сюда пришли. Отчего ты исключаешь новые нео­жиданности, новые открытия?

— Не лезь,— качнул головой Акил.— Когда потре­буется, я сам обращусь к тебе! Пресветлый сьор Лен­нар, я готов выслушать тебя.

По торжественности и почтительности этих слов никто бы и не предположил, что человек, их произно­сящий, готов пролить кровь того, кому эти слова адре­сованы, в любой момент...

— Я буду откровенен,— сказал Леннар.— Я разоча­ровался в людях, которые населяют Корабль. В конце концов, я так и остался для них чужим, и нет смысла пытаться переродить даже самых лучших и талантли­вейших из них. Я хочу покинуть Корабль с теми, кого я сам назову. Остальные пусть живут под спудом той власти, которую они заслуживают. То есть под твоей властью, Акил. Едва ли ты смиришься с тем, что мне будут возносить божественные почести. Даже если бы я не стал реально касаться рычагов твоей власти. Ведь ты дальновидный и коварный человек...

— Вот я не понял, мудрый Леннар, то ли ты меня хвалил, то ли хулил.

— А сейчас такое время, что даже самая искренняя похвала может обернуться проклятием,— сказал тот.— Теперь второе условие.

— Второе?

— Да. А ты предполагал, что я удовлетворюсь одним-единственным?

— Я уже не рискую предполагать,— с кислой усмешкой ответил Акил.

— И это верно. Так вот, второе мое условие — и оно начнет выполняться с того момента, как мы заключим с тобой соглашение: Корабль должен уйти из этой пла­нетной системы. Здесь единственная обитаемая пла­нета, и сардонарам нет места на ней.

— Почему ты так думаешь?

— А ты полагаешь, что, после того как ты убил часть послов, тебя захотят увидеть на их родине? Ничуть не бывало, Акил. Корабль должен уйти. Я сам уведу его с орбиты спутника Земли и задам курс по удалению из планетной системы. И ты не посмеешь изменить этот курс. Собственно, ты и не сможешь, а когда разбере­шься в космонавигации и все-таки сможешь, будет уже слишком поздно.

— Ты откровенен, великий Леннар,— холодно ска­зал Акил, и за его спиной лязгнул металл: кто-то из га­реггинов определенно волновался.

Последовал спокойный ответ:

— Ну так что же? Ты принимаешь мои условия? Условия божества, вами столь чтимого? — При по­следних словах на губах Леннара появилась вызываю­щая усмешка.

— Ты же сам сказал, что нет смысла размениваться на мелочи,— произнес Акил.— А кого же ты хочешь взять и на чем собираешься покинуть Корабль? Куда — об этом я не спрашиваю, это не моя забота.

— Не беспокойся. Со мной уйдут немногие. Наро­ды Верхних и Нижних земель пусть уйдут под тебя, мне это безразлично,— произнес Леннар без всякого выра­жения. Но в глазах его загорелся тусклый, матовый от­блеск, опытному физиономисту показавший бы, что не так уж он и равнодушен, этот обожествляемый че­ловек из давно сгинувшей эпохи, с давным-давно по­гибшей планеты.

— Хорошо. Я... но мне...— выдавил Акил, внезапно поддавшись некоторой растерянности.

Гамов, наблюдавший за ним, не будучи замечен­ным, поспорил бы на что угодно, что в полном вариан­те эта скомканная полуфраза Акила должна бы развер­нуться примерно вот во что: «Я выпустил бы тебя с теми, кого ты назовешь, но мне нужны гарантии, что я не буду обманут». Понятно, что нельзя отпускать такие фразы в адрес того, кому возносят молитвы твои под­чиненные. Даже Ноэль, едва ли признающий божест­венную или даже полубожественную природу Ленна­ра, стал бы сомневаться в том, что тот сдержит свое слово.

Леннар отозвался:

— Можешь не уточнять. Я тебя понял. Ну что же, твое слово!

— Мое слово,— повторил Акил.— Я принимаю твои условия.

— Рад, что мы договорились. Правда, переступили через кровь многих Обращенных — ну так что же... Сейчас мы переместимся в Центральный пост. Уже там, на месте, я вручу тебе требуемое.

Акил вздрогнул:

— В Центральный... пост? То есть? Боги и демоны!.. А мы где сейчас находимся?

— Это аварийный Центральный пост. Вспомогате­льный. Основной же был оставлен Строителями. Их вытеснили оттуда восставшие, подстрекаемые жреца­ми Купола. Впрочем, зачем тебе эти утомительные по­дробности, вытащенные из пыльной груды веков, храбрый Акил? Мы отправимся туда немедленно. Из основного Центрального поста мы и запустим оборон­но-наступательную систему Корабля. Это очень про­сто. Просто и наглядно. Ты сам увидишь, Акил, как за­пускается легендарное оружие Строителей.

При этих словах Леннара у Гамова вдруг тоскливо сжалось и запрыгало сердце. Тошнота подступила к горлу, продралась по пищеводу, заставила судорожно сократиться стенки желудка. Следует заметить, что не один только Константин Гамов почувствовал себя не в своей тарелке..: Другой гареггин, «бессмертный».Но­эль, коснулся рукой локтя соправителя сардонаров и проронил тихо, но внятно: . .

— Ты ему веришь? Что он вот так просто отдаст тебе власть?

— У него было много времени вернуть ее себе при куда более благоприятных обстоятельствах. Ему доста­точно было бы вернуться в Академию, чтобы эти Обра­щенные снова провозгласили его своим вождем,— бы­стро ответил Акил.— Зачем же ему сейчас идти на огромный риск? Он непохож на самоубийцу.

— Как знать, как знать,— прошептал Ноэль.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...