home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

ЦП-2, основной

Он в самом деле был точной копией Центрального поста, недавно героически взятого сардонарами. Разве что примерно вдвое больше, но — те же экраны, та же гигантская дута пульта, и только нет в огромном поме­щении голографической проекции Корабля, а вместо него — вокруг пролома в полу — изломанные белые кости. И нет смысла гадать, сколько веков они тут ле­жат, потому что и без того ясно.

— Оборудование частью разбито,— сказал Леннар, хотя все, о чем он говорил, было перед глазами.— Но нам только ввести код...

— Код? — переспросил Акил.

— Именно.

Два десятка гареггинов за спиной Акила сомкну­лись плечами. У гареггинов превосходно развиты жи­вотные инстинкты, в основном за счет человеческого начала, и, верно, они почувствовали в том тоне, каким было произнесено единственное это слово, смутную угрозу себе и своему повелителю.

— Какой код?

— Обычный. Двенадцатизначный. Если угодно, ты можешь ввести его сам, Акил.

В ЦП-2 повисло напряжение. Свидетели этой сце­ны, общим числом около тридцати, замерли. Наконец Акил запрокинул голову, отчего его длинные волосы рассыпались по плечам, и рассмеялся:

— Это не дело простых смертных, великий Леннар! Сделай уж все сам, а мы будем благодарить тебя и воз­носить молитвы.

— Ну хорошо,— медленно проговорил Леннар и, обернувшись, посмотрел на своих сопровождающих.

Среди них были все те же: глава Академии омм-Алькасоол, Каллиера, Епанчин, Неделин, Абу-Керим, Гамов, Лейна... Еще трое...

Трактирщик Снорк.

Именно на нем остановились глаза недавнего вож­дя Обращенных. Снорк беспокойно заерзал под этим пристальным, немигающим взглядом и машинально подался назад, но Леннар перехватил его руку и сказал:

— Алькасоол, передайте браслет. Да-да, тот, из чис­ла Стигматов. Не мне, Снорку.

Трактирщик выпучил глаза и уставился на один из двух легендарных Стигматов власти Леннара, знаме­нитый артефакт, о котором шли непрерывные толки во всех землях и городах. Артефакт лежал у него на ла­дони, поблескивали серебристые нити инфоблока, светилась сенсорная панель, и трактирщик Снорк смотрел на нее с благоговением... Леннар подвел Снорка к одному из сегментов пультовой дуги, движе­нием широкого рукава смахнул пыль с наклонной по­верхности и откинул панель. Открылось гнездо кон­такта, которое Снорк сравнил про себя с отпечатком лошадиного копыта. Леннар произнес:

— Вложи сюда браслет. Видишь светящуюся поло­ску? А теперь видишь вот эти клавиши с засветивши­мися значками? Нажимай, я буду диктовать цифры. Ведь ты хорошо разбираешься в цифрах, хозяин Снорк?

— Дядя Акил очень мрачен,— тихо произнесла Лейна, наблюдавшая попеременно то за соправителем сардонаров в плотном окружении группы его гарегги­нов, то за Леннаром, который, возвышаясь над щуп­лым и низеньким Снорком, указывал тому, что следует делать.

Кто бы мог подумать, ЧТО делает Снорк и кем он станет для населяющих Корабль народов, пусть даже чисто номинально...

— Все,— сказал Леннар, поворачиваясь к Аки­лу,— я выполнил свою часть договора. Ты получил свое оружие.

Акил ответил сдержанно и с достоинством:

— Я благодарю тебя. Но все-таки хотелось бы уви­деть...

— Можешь не продолжать. Часть экранов здесь разбита, но сейчас наладим уцелевшие. Эдер, отрегу­лируй,— кивнул он первому оператору.— Работают?

— Как ни странно...— бросил Эдер.

Леннар подошел к консоли пульта и, сверившись с колонкой данных, проплывших по правому краю каж­дого из засветившихся целых экранов, коснулся не­скольких клавишей. На экранах выплыла пыльно-се­рая равнина, упирающаяся в отрог невысоких гор, ко­торые всегда присутствуют в месте примыкания Уров­ней к Стене мира — к корпусу Корабля. Соправитель Акил и его гареггины смотрели на то, как на серой, плоской поверхности этой равнины возникла вдруг геометрически правильная черта разлома протяжен­ностью не меньше нескольких сотен анниев. Проем начал расширяться, и, когда искусственный прямо­угольный котлован достиг не менее чем пятидесяти анниев в ширину, из его глубины с легким гудением начала подниматься площадка. На ней было восем­надцать летательных аппаратов — точно таких же уни­версальных летательных модулей, как замурованный под фундаментом Первого Храма...

— Да! — воскликнул Акил, и его глаза торжествую­ще сверкнули.— Да,— повторил он, но тут же накат восторга был приглушен мыслью, которая все равно пришла бы в его светлую рыжеволосую голову рано или поздно... А так лучше рано: если Леннар в любой момент мог укомплектовать армию Обращенных вот такими аппаратами, против которых не устоит ника­кая армия, да пусть даже миллионная,— так отчего же он не сделал этого?

Вопрос этот Акил тотчас же переадресовал бывше­му вождю Обращенных. Леннар повел плечами:

— Ты же говорил, что пробовал стрелять из борто­вого оружия модуля? Ну и?.. Если бы я применял аннигиляционные бомбы и крупнокалиберные плазменные пушки, которые на порядок сильнее ручных «плазм», то от городов остались бы одни руины, а насе­ление сократилось бы вдвое или втрое.

— Неубедительно,— негромко сказал Акил.— Для достижения иной цели хороши любые средства и не бывает СЛИШКОМ больших жертв. Зато война за­кончилась бы, не начавшись.

— Тебя привлекает власть над королевством тру­пов? Владычество в стране развалин? Ну что же, дер­зай, милосердный Акил! Вот только подожди, пока я и названные мною люди покинем этот славный мир. Кстати. Я показал тебе только одну подземную базу модулей, вышедшую на поверхность. Таких баз шест­надцать — по две на каждом Уровне.

— Боги и демоны!..— произнес гареггин Исо, кото­рый во время этого разговора не отрывал взгляда от эк­ранов основного Центрального поста.— Это еще не все, многоустый Акил... В горном кряже открывается проход!

— А как ты думал? — отозвался Леннар.— Конечно. Эти модули не только для внутреннего пользования, я бы даже сказал — совсем не для внутреннего, и потому в корпусе Корабля открываются дополнительные шлюзы.

У Акила перехватило дыхание:

— Это что же... Стена мира раскроется — и Верхние и Нижние земли выплеснут свое дыхание в Великую пустоту... в космос?

— Сформулировано несколько наивно, но в целом верно. Нет, Акил, Стена мира не раскроется. Просто возникнет доступ к резервным шлюзам, только и все­го. Их нужно еще регулировать и частично восстанав­ливать, а на это у тебя пока что недостает знаний. Да и сил... Впрочем, все это можно восполнить, если дейст­вовать с умом,— продолжал Леннар, глядя в одну точ­ку перед собой и обозначая на лице блуждающую полуулыбку, бледную, опасную,— так что у тебя будет на что потратить свой пытливый ум и тягу к новому... в том числе и к новому оружию. Это еще не все сюрпри­зы для тебя и твоей новой господствующей расы, Акил. Модули — игрушки. Сущие игрушки в сравнении с главным бортовым калибром, с внешними поясами вооружения,— вдохновенно вел свою речь Леннар, и соправитель сардонаров бледнел, начиная осознавать, какая громада потревожена и приведена в движе­ние.— Ты же сам хотел, чтобы я рассказал тебе о систе­ме вооружения, которой снабжен этот Корабль, вер­но?

— Верно,— подтвердил Акил.— Если ты думаешь, что я робею перед секретами древних Строителей, из чьего поколения и ты, пресветлый Леннар, так это на­прасно. Я слушаю тебя! Я готов слушать до тех пор, пока не свершится все обещанное по нашему с тобой договору.

— Не забывай и о своих обязательствах по догово­ру,— тихо сказал человек из поколения Строите­лей.— Хотя пренебречь им тебе не позволили бы соб­ственные люди. Все-таки нужно учитывать особенно­сти вашей веры... Эдер! Переключи экраны на внеш­ний пояс обороны...

Акил увидел светло-серую рубчатую поверхность, выпирающие гигантские ребра, дуги обтекателей и ма­тово поблескивающий орудийный пояс, в массиве ко­торого раскрылись и выдвинулись раструбы излучате­лей аннигиляционных мортир, под которыми показа­лись хоботки плазменных пушек. Мортиры и пушки казались совсем крошечными на фоне серой громады Корабля (хотя в поле зрения и попадал совсем неболь­шой фрагмент поверхности внешней обшивки корпу­са).

Наверное, рыжеволосый верховный сардонар и не сразу понял, что именно так выглядит его родной мир, в котором он появился на свет и прожил всю свою жизнь, СНАРУЖИ. Гамов, который наблюдал за ли­цом первого сардонара, подумал, что сходные чувства, верно, испытывал Юрий Гагарин, первым из людей увидавший нашу Землю извне, со стороны.

— Вот так,— сказал Леннар,— я выполнил свое обещание, Акил.

Тот склонил голову и откликнулся:

— А я выполню свое. Ты волен покинуть Корабль с теми, кого сам назовешь, предварительно изменив курс, как ты оговаривал. Я всецело полагаюсь на твое слово, великий Леннар.

«Еще бы ты не полагался»,— подумал Гамов, кото­рый продолжал наблюдать за лицами гареггинов. Обычно бесстрастные, сейчас они отражали какой-то глубокий религиозный транс. Гамов подумал, что, от­дай им сейчас Леннар приказ уничтожить Акила, они исполнят это.

Но у Леннара были другие планы.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...