home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

В трактире «Сизый нос» тускло горели светильники. Воздух был так сперт и мутен, что казалось, будто эти светильники — и не светильники вовсе, а размытые желтые пятна, висящие у потолка, а еще на входе в трактир, в жарком, влажном от дыхания и испарения мареве.

Появление двух новых посетителей осталось незамеченным для большей части пестрой, разношерстной, взлохмаченной людской массы. Помещение, в котором очутились человек в сером плаще и воришка с базара, походило на большую и чрезвычайно нечистоплотную парную баню. Кого здесь только не было! Кто только не «парился» в этом длинном, широком, с низким дымным потолком зале! Торговцы в просторных балахонах, под которыми удобнее прятать выручку, матросы в длинных зеленых блузах, стражники в расстегнутых камзолах, с визжащими на коленях полуголыми девками, крестьяне, шарлатаны, карточные шулеры, обычные пьяницы, шуты и балаганные актеры с длинными пропитыми лицами и гуттаперчевой мимикой. Кто колотил игральными костями по столу, кто уже отыгрался и мирно лежал головой в блюде, полном обглоданных останков какого-нибудь старого осла, выдаваемого здесь за молодого барашка. Заезжий фокусник представлял «чудеса». В темном углу на трех шкурах лежала почти голая девка с широко раскинутыми ногами и принимала выстроившихся в очередь кавалеров. Стоящий в очереди первым беззубый тип убивал время тем, что кидался обглоданными костями в мокрую спину счастливца, уже взгромоздившегося на шлюху и теперь вовсю старавшегося… Пьяный кровельщик колотил рукоятью своего ножа по изрезанной, изрядно выскобленной столешнице и, фальшивя, орал во весь голос популярную кабацкую песенку: «Мой кум игрок и мот, А я мальчо-о-онка скро-о-омный…»

Абурез быстро сказал:

— Нам, наверное, туда.

И указал пальцем на светящийся прямоугольник входа в «чистую» половину трактира. Там, за стеной, в отдельном зале, относительно прохладном и прибранном, бывали более состоятельные посетители — купцы, военные, стражники из числа тех, кто при деньгах, порой даже дворяне, Ревнители и жрецы Храма, которых угораздило попасть в такое милое местечко, как таверна «Сизый нос». У входа в «чистый» зал на огромной винной бочке восседал хозяин заведения и короткими небрежными жестами рассылал во все концы трактира расторопных, быстроногих половых с вороватыми повадками. У хозяина — оплывшее, как сальная свеча, лицо с желтыми глазками, похожими на фальшивые медные монеты. Когда тип с дурацким именем Абурез и воришка Барлар приблизились к нему, он вскинулся, сдвинул густые брови, поморгал, а потом расплылся в широкой улыбке:

— Прошу, господин! Ждал тебя, ждал!

— Меня?

— А я всех жду, кто при деньгах! Прошу, проходите!..

— Люблю откровенных людей, — сказал Абурез. — Идем, парень. Что-то есть охота. Запашок тут, конечно, не ах, но мы ведь не запахами собрались питаться, верно?

Он подмигнул. Барлар ухмыльнулся. Новый знакомец все больше нравился воришке. Видно, тоже отчаянный парень, хоть и при деньгах!..

В «чистой» половине было куда меньше народу. Барлар внутренне напрягся: здесь сидели несколько стражников, в том числе знаменитый на весь базар и прилегающие кварталы Хербурк. Этот громогласно хвалился своим успехом у какой-то знатной дамы, у которой дядя — богач и терциарий [9](врал аж за ушами трещало). Когда Хербурк с третьей попытки выговорил слово «терциарий», все уважительно закивали и поверили. Стражники играли в кости. Напротив каждого стояли стакан, бутылка и лежала кучка медных и серебряных монет.

Барлар и Абурез сели неподалеку от них, за крайний столик. К ним приблизился половой и принял незамысловатый заказ: суп, жареное мясо, кувшин вина. В трактире имелся Столп Благодарения, но извергаемое им было настолько низкого качества, что посетители предпочитали употреблять съестное, приготовленное тут же.

— А что так мало выпивки? — спросил Барлар, выразительно глядя на вино. — Нам на двоих этого…

— На двоих? Это мне одному. А вот тебе вина не надо, — сказал Абурез. — Ты ешь побольше, вон какой худой.

— Почему это не надо вина? — спросил, насупившись, Барлар.

— Мал еще. Воровать не мал, а вот пить мал. Конечно, ты можешь сказать, что я не твой отец, чтобы тебе что-то запрещать…

Барлар хмыкнул и энергично возразил:

— Да мой папаша и не обратил бы на меня внимания, если бы я даже надрызгался и валялся в вонючем корыте, из которого он обычно кормил свиней и старшего брата Камака, когда тот приходил хуже свиньи. Да любая свинья приличный человек по сравнению с моим братцем! М-да… особенно аэрги из Беллоны со мной согласились бы. У них, говорят, есть святилище Железной Свиньи.

— Ты и говоришь бойко, смышлено, — вполголоса отметил Абурез. — Обычно твои сверстники и коллеги, базарные воришки и попрошайки, два слова связать не могут.

— Их счастье. Был у нас один красноречивый, Вассил звали, так тот говорил, что по твоей грамоте. Вот он однажды и завернул что-то пышное, да прямо при Хербурке, начальнике стражи. — И Барлар, быстро оглянувшись на стражников, дерзко высунул язык. — А было там зараз сказано не семь слов, как положено таким, как мы. А штук двадцать аж!.. Хербурк давно зуб точил на Вассила, так его тут же загребли и через день язык ему отрезали да рыбам скормили, вот и вся недолга.

— Этот Вассил твой ровесник?

— Да, ему тринадцать лет тогда было, как и мне сейчас.

Человек в сером плаще кивнул. Он молчал до того момента, как половой принес заказ. Барлар с жадностью накинулся на еду, да и его собеседник, был, по всей видимости, изрядно голоден.

Стражники же, подвыпив, затеяли следующий замечательный разговор:

— Да что там толкуют о неуловимости этого Леннара и его шайки?! — ораторствовал Хербурк. — Это все потому, что розысками руководит не иначе как альд Каллиера, фаворит королевы, эта беллонская скотина, свинотрах! А что может понимать в серьезном деле придворный шаркун? У него еще в малые годы мозги подморозило.

— Говорят, что у них в Беллоне такая холодрыга, что, когда идешь помочиться, струя замерзает в воздухе!

— Они, наверное, ходят греться в тамошние Язвы Илдыза!!

— О-хо-хо!!!

— К тому же, — продолжал красноречивый стражник, — я так думаю, он… ха-ха-ха… сам тайный еретик и сочувствует этим скотам — Леннару, Ингеру и другим главарям банды!

— Потише, друг Хербурк, — остановил его приятель, — ты не очень-то…

— А что? Я тут царь и бог, на этом вонючем рынке! — сделав здоровенный глоток вина, разглагольствовал Хербурк и, выхватив из ножен саблю, которая больше служила отличительным знаком его власти, чем действительно была боевым оружием, вогнал ее в деревянный пол. — И что?.. У меня сам старший Ревнитель Моолнар… я его давно знаю!.. А что этот ледяной альд Каллиера против Храма? Подумаешь, начальник охраны правительницы! Так… червячок на крючке… если Храм и Стерегущий Скверну велят, королева Энтолинера живо поменяет своего фаворита и любовника Каллиеру на того, кого предпишет Храм! Хо-хо-хо!.. Уж я-то знаю, что говорю. Старший Ревнитель Моолнар… он мне, как старому приятелю, говорил…

Собутыльники Хербурка почтительно притихли. Барлар поднял глаза на своего нового знакомца: тот невозмутимо жевал сочный бифштекс, и в серых глазах под длинными, очень темными ресницами плавало вполне определенное довольство этой жизнью.

Самому же Барлару по понятным причинам было совсем уж неуютно. Он уповал только на то, что пьяный Хербурк его не узнает. Иначе последует град вопросов: откуда деньги на «чистую» половину? на хорошую еду? кого обокрал, щенок? Вся эта риторика Хербурка была известна Барлару как свои пять пальцев, потому он предпочел сесть так, чтобы Абурез загораживал его от стражников.

Между тем стражники заказали еще вина. На это раз столько, что даже неопытному выпивохе было бы ясно: столько им не выпить. По крайней мере, в том составе, в котором они находились сейчас. Значит, ждут еще собутыльников.

И верно. Вскоре (Барлар и Абурез уже доедали мясо) пришли еще четверо стражников и, придвинув еще два стола, подсели к группе выпивающих во главе с Хербурком. Вино лилось рекой. Не меньшими потоками лилась речь захмелевших «царей и богов» грязного окраинного рынка.

Особенно усердствовал глава рыночной стражи, славный Хербурк. Опершись одной рукой на стол, а второй — на эфес сабли, вогнанной в пол, он вещал:

— Мне тут вчера рассказывал… Оргол, парень из личной охраны королевы… Он — не беллонец, а наш, из Арламдора, стал бы я разговаривать с рыжей беллонской скотиной!..

У всех сделались настолько внимательные и доверительные физиономии, что было ясно: не поверили. Врет Хербурк! Ведь все было с точностью до наоборот. Станет гвардеец королевы разговаривать с каким-то базарным воякой!

Но врал Хербурк завлекательно и лихо, так что слушали его с интересом.

— Недавно поехала королева Энтолинера на охоту в Линбуррский лес. Оно понятно, с нею в свитеразные разряженные хлюпики… Ну, навроде этого слюнявого альда Каллиеры. И тут — глянь-по-глянь! — дикий кабан. Здоровенный, что твой буйвол! А кто был на охоте, тот знает: кабан живучий, ему пику под сердце вогнать можно, он упадет замертво, а все равно жив! Один мой знакомец однажды так пошел на кабана, сразил его, подходит, а кабан, как бы мертвый, ка-а-ак вскочит! И клыками своими, клычищами… В общем, пропорол моему знакомому все брюхо!

— А что королева? — пискнул самый невзрачный стражник, которого еле видно было из-за столешницы.

— Ну, королева… Кабана достали копьем, а он вдруг как бросился на любимую гнедую кобылу королевы, самую резвую в Арламдоре, если не считать, конечно, скакунов Храма… Разнес кобылке весь бок, та рухнула на землю… Вместе с королевой!..

— Да ну? — разнеслось над столиками. Некоторые даже привстали.

— Этот хлюпик, альд Каллиера, конечно, струхнул. Хотя у них в Беллоне кабанов как грязи, они с ними целуются и в кровать к себе кладут… Говорят, когда недостача в мужиках после какой бойни, так беллонские кривоногие девки балуются со свинами…

— Не отвлекайся! — хором воскликнули сразу несколько собутыльников Хербурка.

— А, ну да… Клянусь мошонкой Маммеса!!! Каллиера струхнул. Ну, обосрался, что уж. Да и охрана как вкопанная. Ну никак не успеет спасти королеву от этого взбесившегося дикого свина!

— Врешь?

— Да чтоб мне лопнуть! — Хербурк похлопал пятерней по своему налитому животу, угрожающе нависшему над ремнем широких штанов. — И тут… не вру, видят боги!.. выскакивает из кустов какой-то парень с одним кинжалом — и на кабана. А кабану тот кинжал что вязальная спица! Королева — на траве, кабан ее растерзал бы, когда б не тот удалец.

— И что?

— А то, что этот парень вогнал свой кинжал кабану точно в глаз, и тот копыта откинул! А это вам, братцы, не шутка!

— И кто же это был? — промямлил кто-то самый хмельной. — Только не говори, Хербурк, что это ты был!

— Чтоб у тебя язык отвалился, болван! — озлился Хербурк. — Не я, ясное дело, раз мне эту историю гвардеец Оргол рассказывал. Только думаю, что этот парень, который королеву спас, из наших был…

— Из каких — из наших?

Хербурк важно надул щеки и, помедлив, сказал:

— Из Храма. Я хоть и не Ревнитель, но с самим Моолнаром знаком коротко и… вот… — Хербурк замялся, выпятив живот, и перевел беседу совсем в другое русло: — Говорят, что королева наша — прехорошенькая.

— Особенно на монетах!

— Дурак! Она и вживую не хуже. Мне Оргол рассказывал, что однажды в ее опочивальню заглянул, где ее на ночь убирали. Говорит, что у королевы… ну…

— Ну?!

— Она, значит, платье снимала… ей дворцовая девка помогала… и там… у-у-у!.. Она вообще, говорят, податлива на передок… А вот как-то раз…

Человек в сером плаще закончил трапезу, запил вином, вытер губы платком и вполоборота повернулся к столикам, где стражники травили откровенно неприличные истории о королеве Энтолинере. А окончательно осоловевший от вина Хербурк поднял палец и изрек важно:

— Я… ик!.. знаю, в чем тут дело. Эта Энто… ик!.. линера… кор-ролевское величество… ей надоело иметь в любовниках этого квелого беллонского скота Каллиеру. Холодного, промерзшего, рыжего!.. Ей хочется к себе на ложе настоящего удальца… который и в драке горазд и в кроватке… Н-на… стоящего м-мужчину! Горрря-ачего!

— Только н-не говори, что это ты, Хербурк.

— А что? И я сгодился бы. И кабана завалить… и… и королеву убла… жить. Согреть, а! А то вокруг нее ни одного… ни одного коренного арламдорца… Одна гвардия, а они… гвардейцы, все из беллонских ледяных пустынь. Мм… Да, я бы смог! Т-только не обо мне речь. Кто у нас в Арламдоре самый хваленый удалец?.. А? Кто? Ну… поразмыслите вашими пропитыми головешками… н-нну?.. Кто? О ком на каждом углу треплются, даром что никто и не видел?..

Хербурк снова воздел к прокоптелому потолку указательный палец, явно наслаждаясь замешательством сослуживцев. Потом грохнул глиняной кружкой по столу и выговорил:

— Э, недотепы! Так я ж об этом Леннаре, предводителе бунтовщиков! Лен-на-ре! Я уж о нем наслышан! Можно сказать, короткое знакомство едва не свел, а, уж с его подельничком, этим чернокостным Ингером, быдлом, я уж тут, на рынке, свиделся, когда он своими вонючими кожами торрр… го-вал!

Главу базарной стражи поддержали шумно и нестройно:

— А что? Хербурк прав. Бабы, они вообще любят таких мутных проходимцев, как этот Леннар, потому как бабы — дурррры! А королева, она хоть пять раз королева, все равно баба и есть.

— Это он харрашо придумал… Леннара — в любовники королевы! Ну и загнул, чудила! Хербурк, да ты умище!

— О-хо-хо!

Стражники захохотали. Кто-то швырнул опустошенный кувшин о стену, и во все стороны полетели черепки. Один из этих черепков угодил в Абуреза. Человек в сером плаще улыбался, кажется, чуть растерянно: Барлар взглянул на него, и на лице воришки проступили красные пятна ожесточения.

— Если хотя бы половина, да хоть четверть, сплетен и легенд, которые о нем ходят в народе, правда, то он мне нравится, — негромко сказал мальчишка и крепко сжал зубы. — Я говорю о Леннаре.

Человек в сером покосился на гомонящих стражников, подался вперед и спросил:

— И ты так просто мне об этом говоришь?

— А что?

— А ты не боишься, что…

— Что донесешь? Нет, не боюсь, — отозвался Барлар. — А чего мне бояться? Ведь я уже и так наработал на то, чтобы мне распороли живот и залили туда огненную смесь. Чего ж мне еще больше бояться?

— Ты прав, Барлар. Я смотрю, ты парень не из робких. Это хорошо. Ну что, давай тогда поиграем. Любишь играть?

— В кости, в бабки… в нарезные карты… Только на деньги, не на интерес. Ну, во что?

— Не во что, а с кем. Вот с ними. — И человек в сером плаще кивком указал на сидящих за столиками стражников.

— В кости?

— Нет, не в кости. У меня к ним другое предложение. Идем со мной. Надо же как-то скоротать время, пока не явится нужный мне человек, — чуть понизив голос, добавил он.

— Какой человек? — полюбопытствовал Барлар.

— Потом. Идем.

Барлар колебался. А вдруг это хитрость? А вдруг он решил наконец сдать его стражникам за ту злополучную кражу?.. То есть за попытку кражи, но наказание от того не меньше! Но вскоре он устыдился своих мыслей. Не таков Абурез, чтобы вот так поступить. Барлар сам не понимал, откуда берется в нем эта уверенность, в общем-то ни на чем не основанная, но уж слишком не похож был этот спокойный, скромно держащийся человек на всех тех, с кем водил знакомство Барлар в своей еще небольшой, юной жизни…

Стражники, числом не меньше десятка, удивленно воззрились на приблизившегося к ним человека в сером плаще, который произнес отнюдь не робким голосом:

— Приятного аппетита, уважаемые. Господин Хербурк, я тут обедал и краем уха услышал немногое из того, что вы тут говорили.

Хербурк не замедлил наершиться. Он выкатил на наглого незнакомца глазки и выговорил:

— А ты кто такой, чтобы подслушивать меня… нас, королевскую стражу?.. Как твое имя?

— Вот он зовет меня Абурез, а вы, если вам угодно, можете именовать меня так, как это удобно вам.

— Абурез? Хо-хо-хо! Какое дурацкое имя! — загрохотал Хербурк, в порыве чувств колотя здоровенным кулаком по стонущей, подпрыгивающей столешнице.

Прочие с готовностью присоединились к этому хохоту, и некоторое время в «чистой» половине таверны не было слышно ничего, кроме басовитого, самозабвенного, с прихрюкиваниями и взвизгиваниями, смеха.

Наконец Хербурк отсмеялся и снова обратил на Абуреза мутные глаза.

— Кто ж тебя таким дурацким именем наградил? Как у шута, клянусь задницей Илдыза!

— Я же предложил вам именовать меня, как угодно. Я слышал, вы говорили о том, что прекрасно справитесь с диким кабаном. О других ваших достоинствах я пока не говорю. Так вот, я хотел бы предложить вам небольшой спор.

— Спор?! Ха-ха! И н-на что же мне с тобой спорить? Т-ты…

Один из недавно пришедших в таверну стражников наклонился к уху Хербурка и прошептал несколько слов. Лицо начальника базарной стражи пошло красными пятнами. Полученные им сведения явно касались наличия у человека в сером плаще золотых монет. Хербурк даже чуть запнулся, когда произнес:

— Ну, если так… Тогда другое дело. — Он вдруг резко встал. — Покажи деньги!

Барлар встревоженно потянул Абуреза за локоть. «Ведь отберут! — мелькнуло в голове у малолетнего воришки. — Они же сущие разбойники, эти подручные Хербурка! Даже мой брат, скотина, порой кажется не таким уж и плохим после общения с этими!» Впрочем, человек в сером плаще нисколько не смутился. Он улыбался все так же скромно и ровно, казалось, спокойная улыбка и не сходила с его липа. Он сунул руку под плащ, показал кошелек и, приоткрыв его, вынул несколько золотых монет.

Ауриды! Хербурк с трудом проглотил сухой, колючий неподатливый ком, возникший в горле. У него даже засвербело под ногтями, так захотелось вцепиться в кошель, набитый золотом! Но Хербурк смирил себя. Он постарался максимально протрезветь. Даже потеребил свои щеки. Сказал с хрипотцой:

— Каков же спор?

— А вот каков. Вы, я слышал, говорили о том, что запросто управились бы с диким кабаном. — Заметив, что некоторые стражники даже привстали, он поспешил добавить: — Нет, я совершенно не желаю тащить сюда дикую скотину. Все гораздо проще. Спор наш будет шуточный, хоть и не на шуточные вещи, так что поступим вот как. У хозяина полна клеть поросят, одного из которых вы, господа стражники, только что прожевали. Сейчас я куплю у него штук десять зверюшек, мы запустим их в эту комнату и станем ловить. Сначала я, потом вы, господин Хербурк.

— Ловить свиней… — начал было Хербурк таким тоном, в котором ясно читалось: «Да чтобы я, благородный офицер охраны, стал ловить каких-то вонючих поросят!» — но человек в сером плаще так выразительно хлопнул по кошельку, так звонко, искросыпительно зазвенело там золото, что Хербурк поспешил умерить спесь.

Абурез продолжал:

— Эта игра очень популярна у юношей в военных академиях, она хорошо тренирует ловкость. Свиньи, господин Хербурк, не такие уж неповоротливые, какими их представляют, а поросята и вовсе прыткие существа. Уверяю вас, нужно приложить немалые усилия, чтобы выловить десять поросят за то время, пока в малых песочных часах не высыплется весь песок. Поверьте! Вы тут много говорили о кабанах…

Стражники переглянулись. Кто-то проворчал: «Что-то не слыхал я о таких играх в академиях, и про академии —тоже…» Воришка Барлар сдавленно хихикнул.

Только тут его заметили:

— А! Мелкий ворюга с базара? Он с вами… э-э-э… Унурез?

— Абурез, — поправил человек в сером плаще. — Да. Со мной. Он будет следить за временем и считать пойманных поросят.

Хербурк облизал губы и еще раз продырявил взглядом плащ дерзкого незнакомца, под которым рисовались приятные очертания тугого кошелька. Он уже окончательно протрезвел.

— Ставка? — хрипло проговорил он.

— Я ставлю все свое золото. Здесь около пятидесяти ауридов. Кстати, — человек в сером сделал паузу, — это примерно столько же, сколько Храм и лично светлейший отец Гаар обещают за голову наглого мятежника и подлого смутьяна Леннара, которого вы поминали тут так часто.

— Пятьдесят ауридов!!! — простонал кто-то. Стражники застыли, пораженные громадностью названной суммы. Это было целое состояние, заработать которое ни один из них не мог надеяться и за целую жизнь. Они круглыми от изумления глазами разглядывали безумца, который готов рискнуть такой суммой. Их взгляды были полны невольного благоговения перед поставленной на кон мощью чистого золота.

— А вы, господин Хербурк… — Я…

— Вы обязуетесь в случае проигрыша взять назад все слова, сказанные вами о королеве Энтолинере и главе ее гвардии, благородном беллонском альде Каллиере. После этого вы покинете пост начальника стражи этого рынка и займетесь чем-нибудь другим, что вам больше пристало. Сельским хозяйством, например.

Барлар не узнавал своего спутника. Лицо того отвердело, в глазах появился холодный блеск. Властные металлические нотки склепывали голос. Впрочем, тотчас же Абурез стал прежним. И добавил очень мягко, чуть нараспев:

— Вот такие условия спора. Принимаете?

Хербурк побагровел. Его рот искривился, словно от боли. На лбу выступил липкий пот. Он даже пошатнулся и, уцепившись, за плечо сидящего рядом стражника, выдавил посеревшими губами:

— А т-ты, парень… поручишься за то, что сказал?.. Я н-не знаю, кто ты такой, н-но со мной шутить не стоит.

Человек в сером плаще склонил голову чуть набок, приветливо, с легким удивлением окинул взглядом взмокшего, багрового Хербурка. Его серые глаза осветились изнутри улыбкой, когда он произнес:

— Я! Явсегда за свои слова отвечаю. Только вы, господин Хербурк, тоже будьте любезны. Ну что, порукам?

Хербурк, поколебавшись еще мгновение, сунул незнакомцу свою потную, узловатую, чем-то похожую на непрожаренную котлету из плохого мяса, руку.

Спор был заключен.

Барлар, который не спускал круглых глаз со своего нового знакомого, отметил, что тот едва сдерживает смех. Хотя смешного, по сути, было мало. Рисковать состоянием не смешно, и даже в случае выигрыша — ну кто гарантирует этому странному Абурезу, что Хербурк сдержит свое слово? Зная этого нечистоплотного типа, Барлар скорее поручился бы, что Хербурк прикажет отобрать у человека в сером плаще деньги, а с ним самим… Лучше не думать об этом. Зачем Абурез показывает деньги в таком жутком месте, как эта таверна «Сизый нос», где собираются отнюдь не самые бескорыстные и честные? Он вовсе не похож на выжившего из ума, тогда — зачем, для чего?

Тем временем хозяин, поставленный в известность о споре и, мягко говоря, слегка обалдевший, приказал доставить десяток поросят в «чистую» половину. «Грязная» половина загомонила, но двери зала для привилегированных тотчас же закрылись перед носом любопытствующих босяков. Абурез подошел к хозяину и, протянув ему табличку с только что выцарапанными на ней письменами, произнес вполголоса:

— Купи немедленно и принеси. Получишь два пирра сверху.

— Слушаюсь, господин.

Хозяин, верно, и сам был изрядно заинтригован тем, что происходило в его таверне. Обычно, помимо пьяных дебошей, поножовщины и групповых оргий, никаких других развлекательных мероприятий тут не бывало.

В помещении остались стражники, Хербурк, Абурез, Барлар, да десяток поросят, бьющихся в трех огромных мешках. Человек в сером плаще взглянул на Хербурка и промолвил:

— Еще есть время отказаться. Ну?

— Н-нет.

— Меня радует ваша твердость. Барлар, а ну-ка вынь мне одного поросенка. Давай, давай его сюда. Вот так. Гляди, какой здоровый да жирный! И шерстка рыжеватая. — Поросенок отчаянно извивался, дрыгал всеми четырьмя ножками и норовил ухватить Абуреза зубами за руку. — Чтобы не скучно было его ловить, наречем его альдом Каллиерой!

Стражники, не ожидавшие такого поворота, захохотали.

— А вот ему щегольской наряд, — добавил Абурез и нацепил на поросенка миниатюрную перевязь, к которой обычно крепилось оружие. Эту перевязь он достал из сумки, которую ему только что просунул в дверное оконце хозяин таверны. — Вот так… совсем альд Каллиера!

Стражники захохотали еще пуще. Они сами любили пройтись насчет альда Каллиеры, любимца королевы и начальника ее личной гвардии, но у них попросту не хватало фантазии, чтобы представить его поросенком с боевой перевязью беллонских дворян.

Абурез дал поросенку легкого шлепка, и тот, повизгивая, помчался по «чистой» половине таверны, подкидывая то одно, то, другое копытце и смешно виляя кудрявым хвостиком.

— Барлар!

Мальчик протянул Абурезу второго поросенка.

— Ого, это свинка, — заключил тот, — понятно. Ну, тогда само собой напрашивается, нужно наречь ее Энтолинерой. А вот ей и корона!

И он прицепил на ухо свинки заколку в виде гнутой короны с позолотой, от которой за пять шагов разило матерой фальшивкой.

Смех был ничуть не тише, но уже более конфузливый, что ли. Хотя мало кто мог заподозрить, что рыночная стража могла хоть чем-то смущаться. Но, как оказалось, все произнесенное человеком в сером плаще до этого момента, всего лишь цветочки…

Дальше — больше. Следующим поросенком, который попал в руки к Абурезу, оказалась приземистая пузатая особь с огромными лопухообразными ушами и бессмысленными глазками. Невинно улыбаясь, человек с дурацким именем взял его в руки и произнес:

— А этот поросенок, как мне кажется, напоминает нам чрезвычайно уважаемого человека. Так что будет справедливо, если я нареку его Хербурком!

И он ловко опоясал свина поясом с игрушечной саблей. Стражники фыркнули. Начальник стражи испустил свирепое хрюканье не хуже того, какое издал бы описанный выше дикий кабан королевы Энтолинеры. Абурез как ни в чем не бывало продолжал:

— А чтобы вам не было обидно, вот этот здоровенный наглый поросенок будет наречен Ингером, сообщником сами знаете кого. Ведь вы водили с Ингером короткое знакомство! Вот эта милая свинка пусть будет Инарой, женщиной Леннара. А вот это мерзкое хрюкало с наглой физией и острыми копытцами, по всему видно — опасный тип, пусть будет сам Леннар. — Вынув из той же сумки карандаш, он намалевал на спине поросенка жирный значок, бывший в ходу у храмовых Ревнителей и представляющий собой три сросшиеся буквы Б, Е, В: «Бунтовщик, Еретик, Вор». — Правда, похож? Ну? Вылитый!

Все происходящее казалось стражникам и Барлару настолько увлекательным, что они уже даже не смеялись, словно боясь расплескать чашу удовольствия. Бесился и хрюкал один Хербурк.

— Так, — продолжал человек в сером плаще, — кто у нас там остался? Ого, какой не по годам упитанный и важный тип! Это не иначе как сам старший Ревнитель Моолнар! А вот и его красный пояс и шлем! Очень похож, не правда ли?

Стражники притихли. Хербурк хрюкнул в последний раз и умолк. Если отпускать грязные шутки об альде Каллиере и даже самой королеве считалось в порядке вещей, даже приветствовалось, особенно по пьянке, то шутить насчет представителей грозного и всемогущего Храма было куда опаснее. Особенно в отношении ордена великих и ужасных Ревнителей — у этих везде были уши, свои осведомители и шпионы. Хербурк и сам был осведомителем Храма, но он прекрасно понимал, что кроме него могут быть и другие… Причем здесь, в этой комнате. А этот тип в сером плаще, с неимоверным, королевским количеством ауридов, монет из золота высшей очистки, — кто он такой, чтобы так отзываться о Моолнаре? Может, Храм Благолепия проверяет его, Хербурка, на благонадежность, на Чистоту и приверженность Благолепию? Ну?.. Но пока все эти мысли, цепляясь одна за другую, конвульсивно ползли под черепной коробкой Хербурка, крамольник Абурез вынул из мешка еще одного поросенка и нарек его… омм-Гааром! Стерегущим Скверну, великим настоятелем ланкарнакского Храма! Он даже нацепил на передние ноги поросенка нечто, напоминающее белые перчатки высшего священнического сана!

Этого Хербурк не мог стерпеть. Он шагнул вперед, душимый припадком ярости и еще больше — страха, и воскликнул:

— Да ты еретик!!! Да как ты посмел обозвать!.. Стерегущий Скверну — свинья? То есть… бррр… свинья — Стерегущий Скверну?! Ах ты, наглый негодяй…

— Не кричите так громко, — спокойно, ничуть не смущаясь, предостерег его человек в сером плаще, — вас могут подслушивать. И даже записывать. — Он усмехнулся. — Шучу, шучу. Да не огорчайтесь вы так, Хербурк. Я смотрю, вы хотите отдать своим людям приказ схватить меня? Напрасно. По-моему, мы собирались поиграть. Между прочим, я хотел дать каждому из них по десять пирров даже в случае вашего проигрыша — только за то, что они были свидетелями. А вот если они начнут на меня нападать, я буду защищаться. Защищаться я умею, и вооружен я превосходно. И тогда вместо монет ваши люди получат немного стали под ребра.

Уверенность, с которой он говорил, произвела впечатление. Стражники недовольно забубнили:

— Хербурк, ну что он такого сделал? Это же игра… никто не узнает. Парень честно поступает… он обещал каждому по десять пирров, а если ты выиграешь, то…

— Да ладно тебе… Это же все шутка, начальник. Да за такие деньги я не то что за свиньями, а за собственными блохами бегать буду!

— Ну так как? — спросил человек в сером почти нежно. — Вот, выпейте. Довольно неплохое вино для такого паршивого кабачка. Выпейте, Хербурк. Я с вами тоже немного хлебну.

И он первым отпил из кувшина, а потом передал его багровому начальнику базарной стражи. Тот машинально принял кувшин. Абурез подмигнул Барлару и скомандовал:

— Ну-ка, разойдитесь! Кто поймает больше свиней за то время, пока сыплется песок, тот и победил! Идет?

— И… дет, — пробурчал Хербурк. Он уже был не рад тому, что ввязался в этот непонятный ему спор, и только мысль о золоте как-то грела его заиндевевшую от страха перед возможными неприятностями душу.

Абурез приготовился. Барлар перевернул песочные часы, и первые песчинки упали на дно колбы. Время пошло.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...