home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Горн, Ганахида

— Почему мы не захватим этих отщепенцев?! — воскликнул Трендам.— В конце концов, они роются там, на болотах, которые, между прочим, являются этим... как его... единственным ареалом обитания червя-гарегга, вот! Что, тебе больше не нужны гареггины, Акил? Что, ты мало потерял их при штурме Академии и не желаешь восполнить потери?

— Не это сейчас главное,— сказал Акил.— Леннар выполнил свое обещание, я выполняю свое.

— А кто, кто осудит нас, если мы решим нарушить договор и все-таки напасть на этих ублюдков? Кто там? Жалкие остатки Обращенных да эти пришельцы!

— Кроме них есть еще Леннар и Элькан. Живые. Леннар хочет покинуть Корабль вместе со всеми и из­бавит нас от остатков Обращенных...

— Вот именно! Вот именно, клянусь задницей Илдыза! И сам улетит, в то время как сардонары хотят ви­деть его труп!

— В самом деле?! — воскликнул Акил и повернулся к своему соправителю, и его взгляд вспыхнул так, что наглый и нахрапистый Трендам как-то съежился и уменьшился в размерах.— Да ты что?! Труп? Леннара?

Да стоит ему произнести хотя бы слово, наши же соб­ственные гареггины вздернут тебя вверх ногами на столбе посреди площади Двух Братьев! Повесят на собственных кишках! Все перевернулось, Трендам. Ты хочешь послать модули уничтожить лагерь? Даже если я соглашусь и нарушу договор, кто поручится, что от этого будет благо? Что Леннар там и умрет? Не-е-ет!

— Ладно,— быстро заговорил Трендам,— я вот что тебе скажу. Давно у меня сидит в голове... Эти моду­ли — кость. Понимаешь? Кость, которую кидают соба­ке, чтобы отвлечь ее от чего-то действительно стояще­го. Мне кажется, что Леннар обманул тебя. И что гря­дет беда. Поверь мне, Акил, у меня звериное чутье на такие штуки!

— Ты толкаешь меня на подлость.

— И кто это говорит? Бывший храмовник, по при­казу которого были убиты или засажены в вонючие подземелья все иерархи Первого Храма! Ну-ну... А, я понял! — Трендам обнажил в скверной улыбке свои неровные, желто-черные зубы.— Ты просто боишься Леннара. Вот оно что. А? Что, я неправ?

Акил ответил без промедления:

— А если и так? Он в самом деле из другой породы. У него другой замес, другая кровь. Даже внешне видно, что уж говорить о внутреннем. Он с удивительной лег­костью отдал нам эти «колесницы Ааааму». Показал внешние пояса обороны, эти пушки, каждая из кото­рых с одного выстрела разнесет сто таких городов, как Горн. Что еще скрывает этот Корабль? Нет, я спокой­но дождусь, пока он сам покинет эти земли. Ничего не предприму. Выполню договоренности. Так будет спо­койнее. Безопаснее. Тем более что они, оставшиеся, ведут себя тихо.

— А-а, ты веришь, что он оставит нам власть? — прорычал Грендам.— Ну тогда ты чистый глупец, Акил! Я же говорил тебе про свое чутье, неуже­ли ты не веришь? Ты уже труп...

— Заткнись, или я заткну тебе глотку сам.

— Ты уже труп, и я удивлен, что позволяю тебе до сих пор рулить толпами, которые на самом деле вооду­шевляю я. Я, и никто другой!..

— Как ты мне надоел,— тихо сказал Акил.— Пора заканчивать.

Медленно-медленно привставал на своем месте Грендам, и его маленькие круглые глазки лезли из ор­бит. Акил встал и пошел к дверям, а Грендам грузно осел обратно. В боку его торчала рукоятка метательно­го ножа. Незаметно для глаза своего соправителя Акил бросил смертоносный снаряд — и, конечно, попал.

— Давно нужно было это сделать,— пробормотал он,— чутье у него, конечно, в самом деле было звери­ное... И народец его любил. Похороны, верно, будут очень пышные.

В галерее он встретил гареггина Ноэля. Этот очень спешил и, встретив своего повелителя, с ходу начал:

— Пресветлый Акил, модуль с Нежных болот не от­вечает! Я лично запрашивал. Ничего!

— Что значит — не отвечает? — переспросил рыже­волосый соправитель — хотя чего уж там! — теперь полноправный правитель сардонаров.

— А то и значит, что с постом что-то произошло.

— Там же Исо. Как может что-то произойти с Исо? — пожал плечами Акил, но проскользнула в его голосе коротенькая тревожная нотка.

— Я думаю, что туда нужно послать людей. Прове­рить. На «колеснице Ааааму».

— Займись,— ответил Акил,— вот только у нас сей­час явная недостача этих самых людей. Тех, кто уже су­мел освоить аппараты на достаточном уровне. Почти и нет таких.

— А что, если...— начал было Ноэль.— У нас есть один высококлассный пилот, и его я хотел просить от­правиться.

— Ну так бери и отправляйся.

— Ну так беру и... А он согласится?

— Куда он денется...— начал было Акил и только тут понял, о каком пилоте говорил его «бессмертный» гареггин. Тотчас же вспомнились ему слова Грендама, только что убитого им с удивительной легкостью и без­думностью. Его предчувствия. Его настороженность.

Гареггин Ноэль добавил:

— К тому же даже те, кто способен сесть за пульт управления модулем, наверное, откажутся отправля­ться в небеса. Страшно. Ты еще не выходил из дворца, пресветлый Акил? Не поднимал лицо к небесам? Так взгляни.

Акил вышел на балкон. Предутренний серый туман был подсвечен багровыми «звездами» неба. Некото­рые огни немного изменили свой цвет и теперь каза­лось темно-алыми и темно-оранжевыми.

— Что это? — произнес первый сардонар.— Во имя Ааааму, дарителю жизни, что это за дьявольщина?

— Вот и я хотел бы узнать. Акил стиснул зубы и проговорил:

— Так. Первое: прикажи убрать труп Грендама и вели готовить пышное погребение. Ему стало дурно. Я всегда предупреждал, что он не бережет свое здоровье. Второе: передай на Уровень Кринну, чтобы они гото­вили «колесницу Ааааму». Я сам поведу. Отряди гарег­гинов... человек восемьдесят, не меньше. Да! Преду­преди Эльмаута, члена Большого совета. Он в свое вре­мя окончил Басуал Храма, так что я его приобщил к управлению модулями... Какое время суток сейчас в Кринну, на Нежных болотах?

— Ну суточные циклы в Ганахиде и Кринну при­мерно совпадают,— отвечал осведомленный гареггин, кстати ничуть не удивившись новостям, имеющим ка­сательство к Грендаму.— Сейчас там уже светло. Часа три как...

— Отлично,— объявил Акил.— Я думаю, мне само­му следует прокатиться через основной транспортный до земель Кринну. До Дайлема, до Нежных болот. Как бы не случилось чего... Такое страшное небо! К боль­шой крови...

И он снова посмотрел в рассветное небо, истыкан­ное, словно язвами, красными, тревожными огнями.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...