home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

— Караал!.. — ахнуло собрание.

— Караал, — повторил и Стерегущий Скверну. — Узнали. Подведите, подведите его ближе. Да, да, это Караал. В армии Леннара, впрочем, он не мог зваться Караалом, а вот мы, учитывая его старые заслуги, можем называть его прежним именем. Заслуги у брата Караала, конечно, своеобразные, без сомнения, угодные Илдызу, его нынешнему господину: к примеру, убийство одного из Цензоров, разгром и поджог храмовых покоев, подозрение в самой черной ереси, а также прямое подозрение в убийстве прежнего Стерегущего Скверну, моего незабвенного предшественника. И вот теперь мы находим брата Караала в рядах Леннарова воинства. Нечего сказать, интересная жизнь у него, можно позавидовать!

Караал остановился и молча смотрел себе под ноги. Верно, его заинтересовала одна из плит, и он принялся тыкать в нее большим пальцем левой ноги с таким сосредоточенным видом, как будто в зале не существовало никого и ничего, кроме этой плиты.

— Он был пленен в бою у одного из так называемых проклятыхмест, — продолжал Стерегущий Скверну, брат Гаар, — и пробыл в Храме вот уже шесть восходов. С ним немного повозились, порасспросили. Оказалось, что в армии мятежников он состоит уже весьма прилично, доблестно воюет под именем Курр, по прозвищу Камень. Это, наверное, за особую стойкость, — с ноткой насмешки добавил Стерегущий Скверну, — впрочем, у нас в каземате он особой стойкости не выказал. Хотя обращались с ним до сих пор, можно сказать, почти нежно. Учитывая прежние, —он нажал голосом на это слово, — заслуги новоиспеченного Курра Камня, — мы пока что не применяли к нему допроса с особым пристрастием. Но даже без оного допроса мы сумели выжать из него, новоиспеченного Кура Камня, кое-какие весьма важные сведения. Говори, Караал!

— Что я должен говорить? — глухо вымолвил тот, и те, кто знал веселого, жизнерадостного Толкователя Караала прежде, поразились, какой у него надорванный, старческий голос. — Задавайте вопросы.

Поднялся один из жрецов, высокий, тучный, с широким тяжеловатым лицом и умными, проницательными глазами.

— Ты что, в самом деле, Караал, воевал в армии Леннара?

— Я воевал в армии своей королевы, законной властительницы, — ответил тот, и в его тоне не было и намека на насмешку, которой щеголял Толкователь Караал в пору своего пребывания старшим Толкователем ланкарнакского Храма.

— Но ты присягал на верность Храму!

— Я не могу стоять за Храм, если его дело неправо.

— Неправо?! — вставая, проревел Моолнар. — Значит, ты, брат Караал… то есть подлый Курр по кличке Камень, хулишь Храм? Ты, нечестивый бунтовщик, перебежчик, предатель?…

Караал поднял голову и оглядел собрание жрецов светлыми, неожиданно спокойными глазами. Его небритое широкое лицо чуть тронулось короткой судорогой. Губы еле шевельнулись:

— Кого же я предал?

— Хррррам!!! — прорычал Омм-Моолнар. — Храм и богов, которым мы возносим молитвы… и самого светлого Ааааму, чье истинное Имя неназываемо! Святую Чету…

— Будет перечислять мне всех богов, — оборвал его Караал так свободно, как если бы Омм-Моолнар, а не он сам был пленником. — Я знаю их гораздо тверже твоего, старший Ревнитель Мо… — Он внезапно осекся на полуслове и, откинувшись назад, упал бы, не поддержи его двое стражников. Изо рта его потянулась струйка крови.

Гаар простер руку, словно призывая всех присутствующих в свидетели тому, что сказано и сделано, и провозгласил:

— Вот как заговорил, негодяй. А как только я отдал приказ отвести его в застенок, чтобы с помощью инструментов правдывыбить из него все, что требуется, храбрый Камень завыл и немедленно рассказал нам много интересного. Правда, для пущего чистосердечия пришлось опоить его напитком истины. [17]

Бывший брат Караал, мертвенно-бледный, чуть пошатываясь и поводя вокруг себя блуждающим взглядом, выдавил:

— Конечно, у вас масса способов развязать язык. Испытываемому даже не обязательно что-то говорить, чтобы из него выкачали сведения. Мне… мне, как бывшему Толкователю, все это прекрасно известно.

— Вам известно еще многое, почтенный, — сказал Омм-Гаар, явно глумясь, — и все это вы немедленно расскажете нам. Насколько я понял, вы знаете способ ПОДНЯТЬ владычицу Аллианн!

Караал опустил голову. Под взглядами всех священнослужителей, скрестившихся на нем, мог бы расплавиться свинец. Караал, не отрывая взгляда от мраморного пола, проговорил:

— Если я скажу, что все это не так, все равно до копаетесь… Знаю, все вытрясете. Я скажу… да, скажу. Я МОГУ поднять светлую Аллианн. Но есть ли в этом надобность?

Караал верно нащупал нерв этого разговора. Он понял, что среди самих жрецов и Ревнителей есть разногласия: все-таки в теме фигурирует важнейший, незыблемейший символ веры, место и имя, священные для каждого верующего в Ланкарнаке!.. Караал продолжал все тем же хриплым, надорванным голосом:

— Так можете ли вы дать мне слово, что это СВЯТОТАТСТВО не свалят мне на голову?… Не обвинят в кощунстве — только меня одного? Я о том, что если Пресветлая пробудится, это должно произойти в присутствии выборных людей из всех сословий!

— Именно это я и намеревался предложить, — с удовлетворением отметил Стерегущий Скверну. — Кажется, мы начинаем находить общий язык, Курр Камень.

Последние слова были сказаны таким тоном, что Караал почувствовал входящие в жилы смертный холод и тоску, от которых стыла кровь… Не знать ему пощады, что бы он ни сделал, какие условия он ни выполнил бы!..

И никто не услышал тонкого крика старого жреца Груулла, вдруг вскочившего во весь рост, схватившегося за левую сторону груди и тотчас же осевшего с жалобным сиплым стоном. Жрец Груулл, верно, хотел сказать, что в грот Святой Четы, куда запрещено входить даже жрецам, кроме тех, кто принадлежит к самым высоким степеням посвящения, желают впустить святотатца, бунтовщика, чьи грязные лапы еще не отмылись от крови истинно верующих… Он хотел протестовать против кощунства, против осквернения саркофага, где в священном тумане покоилось тело богини…

Но боги оказались немилостивы к своему старому служителю. Время его жизни истекло в тот самый момент, когда из его губ вырвался тонкий стон. Стон, словно последняя капля воды из клепсидры, отмерявшей срок жизни старого Груулла. Дернулись посиневшие губы, когда священнослужитель упал на пол, несколько раз содрогнулся, держась руками за сердце, и замер…

В гробовой тишине прозвучали слова Омм-Гаара:

— Кто еще будет утверждать, что был прав он, Груулл, а… вовсе не я?!

На этот раз в зале Молчания ланкарнакского Храма царила самая что ни на есть гробовая тишина, совершенно соответствующая храмовому уставу.

— Но я жду уверений в том, что меня не обвинят в святотатстве, — подал голос Курр Камень. — Я хочу услышать это даже не от тебя, о Стерегущий. Я хочу, чтобы с помощью Дальнего Голоса вы вызвали самого Верховного предстоятеля из Первого Храма в Ганахиде. Мне нужно, чтобы сам Податель веры подтвердил, что я…

— Хорошо! — выдохнул Омм-Гаар. — Будет тебе подтверждение из Ганахиды… от Верховного!

— Хорошо. Я жду. Сейчас.

— Он еще и диктует, наглая скотина, — искренне удивился Омм-Моолнар, но пленник и бровью не повел

Омм-Гаар сделал неуловимое движение правой рукой, затянутой в белую перчатку, и стоявший за ним Ревнитель приложил ладонь к полу справа от трона и тотчас же отошел. Раздалось легкое гудение, и каменный блок начал выходить из массива. Изнутри он оказался полый и чем-то напоминал громадное человеческое ухо. В пространстве внутри блока находилась тонкая металлическая конструкция, похожая на большой черный цветок. Стебель этого «цветка» был усеян «шипами», и один из этих шипов осторожно тронул Стерегущий Скверну. В зал Молчания протянулось громкое шипение, а потом далекий голос произнес:

— Первый Храм внимает вам.

— Мне нужен Верховный предстоятель, — отчетливо произнес Омм-Гаар.

— Кто говорит?

— Говорит Стерегущий Скверну, глава Второго Храма, что в Ланкарнаке. Омм-Гаар.

Глуховатый баритон наполнил уши замерших в зале Молчания храмовников, наблюдающих за священным церемониалом Дальнего Голоса:

— Говори, Омм-Гаар, Стерегущий Скверну. Я слышу тебя…

…В тот же день пленный Караал был приведен к гроту Святой Четы. По его просьбе. Он сказал, что сначала должен войти в грот один, разве что в сопровождении лишь Омм-Гаара, а уже на следующий день выборные от всех сословий Ланкарнака — первые за многие века мирянев гроте! — спустятся в святое место, чтобы присутствовать при… При пробуждении?Пока что Стерегущий Скверну, брат Гаар, предпочел не думать об этом. У самой двери, ведущей в священное место, Стерегущий Скверну оттолкнул стражу, ведущую Караала, и, едва не коснувшись губами уха пленника, выговорил негромко:

— Что, мелькнула мысль — убить меня, как ты убил здесь же прежнего Стерегущего, а?

— Я не убивал его.

Омм-Гаар презрительно скривил рот:

— Если не ты, тогда кто же? Перестань!

— Еще раз повторяю. Я не убивал вашего предшественника, брат Гаар. Он сам убил себя… — Тут бывший старший Толкователь Караал приложил руку ко лбу в клятвенном жесте и договорил: — Он сам убил себя, о Стерегущий. Он сам убил себя… клянусь в этом Святой Четой, стоя на ступенях священного грота!!!

Гаар остановился. Сколь ни был вероломен и коварен Стерегущий, но даже он понимал, что ТАКУЮ клятву никто не посмел бы произнести всуе. Под такой клятвой не лгут, не изворачиваются, не лукавят. А это означает только одно: Караал говорит правду.

— Зачем же… зачем же Стерегущему было, убивать себя?

Караал покачал головой и, толкнув дверь и осенив себя охранным знаком, вошел в грот. Ступень за ступенью он сходил вниз. И у Омм-Гаара почему-то не возникло желания останавливать его и задавать еще какие-то вопросы, добывать ответы на них. Хотя за спиной Омм-Гаара стояла вся мощь Храма, все еще громадная, несмотря на понесенные потери; за спиной же Караала была только дверь в грот, только что отворенная им…

Надо сказать, что после беседы Караала с помощью Дальнего Голоса с самим Сыном Неба состоялся еще один разговор. С глазу на глаз. Говорили Караал и Омм-Гаар, глава ланкарнакского Храма.

— До сих пор удивляюсь, что не отдал приказа уничтожить тебя, — таким замечательным манером тучный Омм-Гаар начал беседу. — Нет, конечно, у тебя всегда был дар убеждения, иначе тебя давно не было бы на свете. Помню, как много лет назад ты появился в Храме и попался на глаза прежнему Стерегущему, а потом с головокружительной быстротой прошел по ступенькам иерархической лестницы… гм… да, от простого послушника до Толкователя. Особы неприкосновенной даже для братьев Ордена.

— Самое смешное во всем этом состоит в том, что я продолжаю верить в пресветлого Аааму, чье истинное Имя неназываемо. И что я в самом деле хочу помочь Храму, — убежденно выговорил Караал.

Омм-Гаар был средоточием множества пороков: он был жесток, алчен, он любил баловать плоть чревоугодием и противоестественным развратом. Он был беспринципен и легко менял убеждения, а его высокомерие и самомнение («О, потомок самого Элль-Гаара, одного из Первоотцов и сподвижника самого Замбоары!») вошли в обиходную храмовую поговорку. Но в чем ему решительно нельзя было отказать, так это в уме и проницательности. Без знания людей, их внутренней сути, нельзя стать Стерегущим. И он с полуслова понял, почувствовал, подхватил тонким и наполовину звериным своим чутьем, что Караал хочет донести до него правду.Но была еще привычка сомневаться во всем, глубоко укоренившаяся в сознании храмовника, и он спросил:

— Позволь, а как же совместить с этими твоими словами то, что тебя взяли в плен… когда ты был среди Обращенных?

— У каждого своя миссия, — сказал Караал. — Быть может, я оказался среди них именно для ТОГО, чтобы вот сейчас стоять перед тобой и говорить все эти слова. Приказав убить меня, не лишишь ли ты себя чего-то большего, Стерегущий?…

Потянулось молчание, длинное, липкое, как слюна загнанного животного.

— Ты умеешь убеждать, — наконец сказал Омм-Гаар. — У тебя дар.

— Позволь убедить тебя еще в некоторых вещах, — отозвался Караал, не поднимая глаз.

«Предав Храм, предает других своих?… —мелькнула под черепом Стерегущего Скверну сбивчивая мысль. — Предав однажды, предаешь всегда и навсегда?… Или он в самом деле… будет полезен? Так или иначе, но убивать его преждевременно. Ведь мы так и не научились воскрешать».

—  Яслушаю, — сказал Гаар.

…И вот — настал час ПРОБУЖДАТЬ Аллианн, Ту, для Которой светит солнце.

Итак, Омм-Гаар жестом велел Ревнителям остаться вне священного грота и последовал за Караалом в одиночестве. Под священническим одеянием он прятал кинжал, и пальцы оглаживали его рукоять под тонкой шелковистой тканью. Медленно спустился он в грот вслед за бывшим Толкователем Караалом. Глаза его были устремлены к дальней стене, туда, где на небольшом возвышении из серого с красноватыми вкраплениями камня покоились два саркофага, поставленные под углом, один край выше другого. Крышки саркофагов были совершенно прозрачны. В правом саркофаге сквозь ядовито-желтый туман, заполнявший внутреннее пространство, проглядывали контуры недвижного тела. Женского тела.

Именно к этому саркофагу, не оглядываясь, и направился Караал.

Стерегущий Скверну же остановился в нескольких шагах от гробниц и вынул из-под одеяния кинжал. Сунул его в рукав. Мало ли?… От этого еретика и бунтовщика можно ожидать чего угодно. При всей своей циничности и в общем-то совершенном безбожииСтерегущий Скверну, брат Гаар, вдруг почувствовал приступ мутного, безъязыкого, суеверного ужаса. А что, если во всех этих древних верованиях есть хоть какое-то зерно истины?… Если вправду он решился на страшное святотатство и боги покарают его? К тому же жуткая участь прежнего предстоятеля Храма, умершего здесь же, на ступенях, ведущих к священному саркофагу, при том же свидетеле… вдруг зримо и выпукло встала перед глазами. Омм-Гаар вспомнил, как если бы это было вчера, предсмертные слова покойного главы Храма, его белое, без кровинки лицо: «Ты… ты должен сам дойти… как я… как брат Караал».

Дойти ДО ЧЕГО?

Что открылось его предшественнику здесь, в этом священном гроте? Или еще раньше?… Ведь даже в разговоре один на один Караал не счел возможным приоткрыть тайну. Хотя Омм-Гаар откровенно сказал, что дальнейшая судьба Курра Камня напрямую зависит от того, что он донесет сейчас до слуха Стерегущего. Потом пошли неприкрытые угрозы.

Тщетно.

Смутная, сизая, как предгрозовое облако, тревога заколыхалась перед глазами Омм-Гаара. Почти овеществившись, почти став осязаемой материей.

Брат Караал между тем приблизился к саркофагу, в котором лежала женщина. Саркофаг посвящен богине Аллианн, и по преданию она должна пробудиться в день, когда мир повиснет на одной ниточке над черной бездной гибели… А что, если правда? А что, если это ОНА? Ведь есть же что-то такое в этих преданиях о гневе богов, о разрушении мира и о создании нового, вот этого, в котором находятся сейчас народы стольких земель, Верхних и Нижних?

Бывший жрец Караал встал у саркофага на колени и, просунув руку куда-то под него, принялся шарить в обнаруженной таким образом нише. Движения его были уверенными, не наугад и абы как… Видно было — он знает, ЧТО делает. Волосы Омм-Гаара вдруг встали дыбом. Беспричинно, безо всякого на то повода. Было в движениях Караала что-то завораживающее, маятникообразное, притягательное… нечто такое, что заставляло вспоминать о древних магических обрядах… и не зря Караал был когда-то старшим Толкователем, то есть лицом совершенно неприкосновенным и — сопричастным многим секретам из бездн времен.

— Караал, Толкователи…

Омм-Гаар сам не сразу понял, что последние слова выкрикнул вслух.

Караал повернул к нему лицо, бледное и перепачканное в пепельно-серой пыли, и произнес негромко, очень внятно:

— Поздно. Я вытянул панель…

— Какую панель? — в тон ему откликнулся Стерегущий Скверну, поднимая обе руки в оберегающем жесте.

— Вы все равно не поймете, пресветлый отец, — кротко и печально ответил Караал. — Она проснется, теперь уже точно. Она просыпается, но слишком долго она пролежала обездвиженная, погруженная в иныемиры. Мы придем сюда завтра в то же время. И я… я обязательно должен при этом присутствовать, ибо… ибо в противном случае нас могут ожидать беды.

— Зачем ты шарил там? — спросил Стерегущий.

— Выдвигал вот это.

И Стерегущий Скверну увидел выдвинутую из-под саркофага серебристую панель, светящуюся тусклым зеленоватым светом. Караал коснулся ее пальцем, и тотчас же она вспыхнула ярко-оранжевым, перелилась в нежно-лиловое, фосфоресцируя и снова меняя цвет и яркость. Караал обратился к оцепеневшему Омм-Гаару:

— А теперь идем отсюда. Посторонние звуки и свет могут повредить ей.

— Кому? Богине?

— А вы думаете, что наши боги неуязвимы?

Губительная слабость поселилась в ногах Омм-Гаара. У него едва не подогнулись колени. Он видел, как святящаяся панель снова вдвинулась в саркофаг, а бледно-желтый туман, клубившийся под прозрачной крышкой, стал собираться кольцами, пружинить, как будто там, в саркофаге, нарастала, сжимаясь и разжимаясь, плоть огромной змеи. Омм-Гаар видел, как из-под одного из желтых колец выскользнуло белое лицо, со сжатыми синеватыми губами, полуприкрытыми веками, и тонкая шея — все безжизненно, как у мраморной статуи, с тяжелыми контрастными тенями, залегшими под глазами и в ключичной впадине. Омм-Гаару показалось, что еле заметно дрогнуло веко упокоенной и блеснула мутная полоска глаза.

— Выходи! — отрывисто приказал он Караалу. — Берите его и отведите в узилище!

…Он ясно увидел, что в глазах стражников стоит страх. Конечно, ведь им предстояло отконвоировать в темницу, в застенок, под пытку, человека, который только что, быть может, РАЗБУДИЛ БОГИНЮ.

На следующий день по Королевской лестнице по направлению к одному из восемнадцати входов в Храм направлялись выборные от всех сословий, проживающих в Ланкарнаке и в его окрестностях: Первый Воитель Габриат от высшей знати, эрм Кубютт — от мелкопоместного дворянства, тысячник Буркад от регулярной армии, цеховой мастер Алмар от ремесленничества и мелкого и среднего торгового люда, богач Вариус от гильдейского купечества… Ну и, наконец, небезызвестный «пророк» Грендам от всего остального, то есть, проще говоря, от разного рода черни, живущей в Лабо. От духовенства был сам Стерегущий Скверну, Гаар, от воинствующего Храма, то есть Ревнителей, — брат Моолнар. Итак, Первый Воитель Габриат, эрм Кубютт, тысячник Буркад, мастер Алмар, купец Вариус и милейший прорицатель, бывший плотник Грендам; Гаар и Моолнар — итого восемь человек. Соединилась великолепная восьмерка уже в самом Храме, где шестерых светских выборщиков ждали Стерегущий Скверну, пресветлый Гаар, и старший Ревнитель Моолнар.

Последний был мрачен, бледен и то и дело придерживал рукой раненый бок.

Ланкарнакские выборные по очереди склонились перед Стерегущим, коснувшись лбом его вытянутой ладони. Омм-Гаар заговорил чуть нараспев, низким, однотонным голосом без всяких переходов:

— Вы вызваны сюда, сыны мои, для того чтобы присутствовать при таинстве. Великая честь оказана вам, и ваши имена войдут в Книги Законов, как вошли в них имена пророков, сопричастных первой воле Ааааму в нашем мире, как вошли деяния королей и воителей, причисленных к канону Благолепия.

Из шестерки выборщиков откликнулся только Грендам. Прочие не ответили по причине косноязычия (Первый Воитель Габриат), трусливого судорожного стука зубов (ремесленник Алмар и купец Вариус), а также исключительного немногословия (тысячник Буркад) и ослиной тупости (эрм Кубютт). Болтливый же негодяй, так накрутивший толпу на площади Гнева в пору знаменитого Ланкарнакского бунта, отозвался, растянув в длинной подобострастной улыбке свою пасть:

— Позволь нам благодарить за оказанную честь, пресветлый отец. Что мы должны сделать?

— Вы? Ничего. Все уже СДЕЛАНО. Вы должны только смотреть, а потом донести до народа, ЧЕМУ вы стали свидетелями. Ясно?

— Истинно, святой отец, — промусолил косноязычный Первый Воитель Габриат, один из тех, кто не постеснялся предать королеву Энтолинеру и откровенно переметнуться на сторону Храма. Воитель был темный и невежественный, суеверный человек, человек глупый, и потому, когда он услышал, КУДА ему следует направиться вместе с прочими, язык его светлости, и без того не ах какой гибкий, окончательно превратился в подобие черствой отбивной и присох к гортани.

— В грот Святой Четы? — вырвалось у Грендама. Даже эту скотину проняло то, что ему только что сообщили высшие храмовые иерархи. — В тот самый, который?…

— Да, босяк, в тот самый, — надменно ответил Стерегущий Скверну. — Теперь понимаешь, какая честь тебе уготована? Еще НИКОГДА туда не ступала нога мирского, непосвященного! Даже древние короли не имели права входить в грот, разве только короли-святители Первой династии, сами бывшие жрецами и Стерегущими! Сюда его, сюда! — возвысил голос Гаар, глядя через плечо «прорицателя».

Грендам и все прочие выборные обернулись. По тоннелю вели бывшего жреца — толкователя Караала — Курра Камня. Вид его был ужасен. Лохмотья ткани, свисавшие с плеч и еще вчера бывшие серыми, теперь были покрыты темными подсыхающими пятнами, о происхождении которых можно и не задумываться. Лицо было — серым, как дорожный булыжник, один глаз заплыл и совершенно закрылся, а во втором словно плавало мутное, красноватое облачко. Судя по тому, как он держал правую руку, она не действовала. На мощной ключице, выпячивающейся из-под лохмотьев, виднелось подживающее после прижигания темно-красное пятно.

Караал, Караал!.. Он шел медленно, чуть припадая на левую ногу. Ничего. Если после каземата Ревнителей человек еще может ходить, это значит, что с ним обошлись милостиво.Пока что.

— Посторонитесь!..

Выборщики прянули к стене тоннеля, пропуская бунтовщика из армии Обращенных и его конвой.

…Надо было видеть, с каким суеверным страхом, замешенным на благоговении, смотрели выборщики на деревянную дверь, от которой нисходила лестница к величайшей святыне ойкумены! Еще бы!.. Там, внутри неописуемо древнего грота, лежала сама Аллианн, чье Имя было настолько свято, что его запрещалось произносить большинству мирских.Самое изображение ее, хранящееся в доме, вело к обвинению в ереси и осквернении священного символа веры! А тут… а тут вдруг Храм повелевает им, ПРОСТЫМ СМЕРТНЫМ (ведь перед ликом богини равны и знатный вельможа, и бедный ремесленник, и простолюдин) войти в грот Святой Четы! Воистину настают НОВЫЕ дни, если один за другим рушатся устои прежней жизни!

Караал, освобожденный от конвоя, с усилием спускался по ступенькам святыни первым, Стерегущий Скверну вступил в грот вслед за ним, а Моолнар встал у двери, один за другим вталкивая внутрь выборщиков. Первый Воитель Габриат густо побагровел и вцепился пальцами правой руки в воротничок, как будто тот его душил. С прочих пот тек ручьями, хотя тут, внизу, в глубоком подземелье, было совсем не жарко. В совершенной тишине время от времени раздавался перестук зубов. Вечныефонари осветили лица людей, обычных горожан, которые первыми из всех непосвященных за многие тысячелетия сошли сюда, к гробу БОГИНИ.

Караал, хромая, направился к саркофагу. Отсветы плясали на каменных стенах и на полу грота. Старший Ревнитель Моолнар, последним спустившийся в грот и прикрывший за собой дверь, неожиданно для самого себя сорвал со своей спины боевой арбалет и, зарядив его болтом, направил на Караала.

— Ты что? — одними губами шепнул Стерегущий.

— Мало ли… — односложно ответил Омм-Моолнар, с усилием скрипнув зубами.

Караал, видимо все еще находящийся под воздействием какого-то зелья, держащего в кулаке его волю или, по крайней мере, до конца не отпустившего ее, — потянул на себя крышку саркофага, и… она откинулась. Нет, не сразу, сначала протянулась длинная желтая щель, из которой выдавились несколько сгустков желтого тумана, продолжавшего слабо светиться изнутри. Очевидно, крышка была не очень тяжелой, потому что Караал поднимал ее одной рукой, левой, не изуродованной. Поднимал без усилия, но так медленно, словно наслаждался этим. Крышка саркофага откинулась. Светящийся туман, переваливаясь через край саркофага, стекал на грубый каменный пол. Хлопья его таяли у ног Караала. На губах бывшего жреца-толкователя появилась слабая улыбка, и в тот же самый момент женщина, лежащая ТАМ, в саркофаге, ощутимо шевельнулась.

Караал машинально отступил на шаг, все же присутствующие замерли, еще не сознавая, ЧТО они видят.

— Даже если это не ОНА, — прошептал Стерегущий Скверну, впервые за много лет ощущая, как земля выскальзывает у него из-под ног (даже после доброго мантуальского вина из собственных подвалов было не так), — даже если это не она, не она… не такая… и… клянусь!..

Чем собрался поклясться Стерегущий Скверну, останется за завесой тайны, потому что в этот момент богиня подняла голову, устремив прямо перед собой мутный, невидящий взгляд, а потом СЕЛА. Белое одеяние, в отсветах факелов исходящее радужными переливами, стекало с плеч. Длинные светлые волосы упали поверх одежды. Задрожавшему, как фруктовый монастырский студень, пресветлому Омм-Гаару стал виден ее профиль — чуть вытянутый, тонкий, с изящно вырезанной линией носа, легко, плавно переходящей в линию высокого лба.

ОНА медленно повернула и запрокинула голову, тонкая шея заметно дрогнула — как будто длинные светлые волосы весили совершенно неподъемно… И на столпившихся у стены людях остановились глаза Той, Что Проснулась, — широко расставленные, под длинными вразлет бровями… Омм-Моолнару вдруг стало душно, Первый Воитель Габриат издал какой-то неопределенный гортанный звук, а Стерегущему Скверну почудилось выражение тонкой насмешки в крупном, с полными губами рте Проснувшейся. В ее взоре была та туманная неопределенность, что присуща взглядам новорожденных, прекрасно видящих, но еще не научившихсявидеть. И в то же самое время в глазах ее и во всем лице было что-то… ужасающе древнее, заповедное… перед чем сам Стерегущий Скверну показался себе любопытным мальчишкой, осмелившимся заглянуть в совсем не ДЕТСКУЮ тайну!

Стерегущий попытался успокоить себя. Вздор! Так ли это?… Или он просто слишком сильно вошел в роль предстоятеля церкви, который прибег к последнему и самому что ни на есть сакральному средству образумить народ, остановить войну?… Ведь он, Омм-Гаар, не верил, что в этом саркофаге…

Он поймал на себе неподвижный взгляд туманно-серых глаз Аллианн и проглотил остаток произносимой про себя фразы — торопливо, судорожно. Быть может, она читает его мысли с той же легкостью, с какой он сам читает Книги Чистоты?…

— Караал!.. — вырвалось у него. — Караал! Узник повернулся.

— Караал, помоги ей выйти из… Нет-нет, я сам! — Стерегущий было двинулся к богине, но на втором шаге его ноги налились свинцовой тяжестью, давящая боль заполнила щиколотки и пронизала ступни.

Этот Караал, как же он?… Этим Толкователям, и бывшим, и нынешним, известны многие тайны, потому они и пользуются неприкосновенностью наравне со Стерегущими Скверну! До последнего Омм-Гаар еще хранил в себе ощущение неправдоподобности, невероятности того, ЧТО он хотел вызвать… дескать, полно, мало ли что показал под пыткой Караал? Что он МОЖЕТ разбудить богиню, лежавшую в гроте Святой Четы столько, что многие десятки поколений успели выйти на свет, вызреть, расцвести и снова уйти в землю, их породившую?… Караал, Караал! Еще недавно ты шел по тоннелю, припадая на затронутую пыткой ногу, а теперь, Курр Камень, сам Стерегущий Скверну смотрит на тебя… со страхом… с суеверным ужасом? Так ли?… Он, Гаар… он даже не смеет подойти к саркофагу?

Значит, в самом деле — ты РАЗБУДИЛ БОГИНЮ, Караал?

— Помоги ей выйти… — хрипло выговорил пресветлый Гаар и вытер лицо рукавом своего голубого, шнурованного на запястьях и верхней половине предплечий облачения.

Караал протянул руку.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...