home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14

ОНА сидела на троне предстоятелей Храма в зале Молчания. Никогда, никогда еще эти стены не выражали такого глубокого согласия с этим именем. Даже слабый отзвук, даже легкое шевеление не могло поселиться между этими колоннами. Тишина. Тишина совершенная, глубокая, давящая. Сидящая на возвышении Аллианн смотрела прямо перед собой. На белом одеянии танцевали радужные блики. Тонкие белые руки богини, лежащие на подлокотниках, казались очень хрупкими, впечатление усугубляла тонкая и белая, едва не до синевы, кожа.

Омм-Гаару, находящемуся ближе всех к ней (не считая стоявшего за троном Караала, к которому теперь боялась подойти стража), показалось, что она по-прежнему ничего не видит и не слышит. Пауза затягивалась. Стерегущий Скверну, переплетя руки на груди, сошел двумя ступеньками ниже. Он ясно услышал слова одного из жрецов, старшего Толкователя Марлбооса:

— Да, она как две капли воды похожа на святые лики Аллианн… но ведь она живая, хоть и сидит без движения… мыслимо ли, чтобы она была ТОЙ?… Той самой? ТОЙ, ДЛЯ КОТОРОЙ СВЕТИТ СОЛНЦЕ?

Возможно, брат Марлбоос хотел сказать еще что-то, но он даже не успел выдохнуть воздух, набранный в грудь для произнесения следующей фразы, как заговорил Стерегущий Скверну:

— Принесем наши мольбы к стопам премилостивейшей владычицы Аллианн, почтившей нас своим возвращением в трудный для Храма час! Ибо никогда Храм не был так близок к краху, как в эту жуткую годину! Да простит мне светлая Аллианн… — Омм-Гаар чуть помедлил, опустив на глаза темные веки, — но я должен сказать всем, кто еще смеет… смеет НЕ ВЕРИТЬ! Так посмотрите на нее! Все, и уверовавшие, и те, кто думает… — да простят меня боги! — что это простая смертная женщина, а не символ веры и Чистоты! Вне всякого сомнения, если вообще могут быть какие-то сомнения, кощунственные и богопротивные… вне сомнения, она — не ПРОСТАЯ СМЕРТНАЯ. Даже если какая-то безбожная тварь усомнится в ее божественности…

И хотя еще недавно сам Омм-Гаар был такой тварью,сегодня он был как никто непоколебимо уверен, что она действительно богиня! Женщины Арламдора гораздо ниже ростом, у них другая походка, более плотное телосложение, у них совсем не такая кожа, не такой разрез глаз! У них нет и не может быть такой грации… даже у придворных дам нашей бывшей королевы!..

— Довольно, жрец, — вдруг прозвучал голос женщины, говорившей на древнем мертвом языке, который однако же знали все присутствующие, потому что на этом языке написаны священные книги и он обязателен к изучению в Храме.

И Омм-Гаар, подняв на нее глаза, увидел, что ДА, это голос Проснувшейся!.. Он попятился, спустился на ступень ниже и вдруг со всего маху распростерся перед собственным сиденьем в зале Молчания. Нет, он не поскользнулся, не оступился. Отнюдь! Ведь теперь на троне Стерегущего сидел не он, толстый и безбожный жрец, а — само воплощение веры и Чистоты, священный символ, Вторая из Святой Четы!

Вслед за Стерегущим простерлись ниц все жрецы и Ревнители, безотносительно к тому, верили ли они в пришествие Владычицы всецело или же еще теплили гнусный еретический холодок сомнения в груди. Простерлись потому, что нельзя иначе: ведь сам Стерегущий Скверну ПРИЗНАЛ ее! Выборщики тоже рухнули на мраморные плиты, а «пророк» Грендам, чье слово в народе сейчас было едва ли не более веско, чем мнение Храма, пробормотал:

— Будь я проклят… но, кажется, мы в самом деле видели ЧУДО, там, в священном гроте!!! И оно… оно не прекращается здесь, в зале Молчания!

Эти слова были услышаны и выборщиками, вытирающими своей одеждой плиты зала, и некоторыми из жрецов и Ревнителей… Свою лепту в общее настроение они внесли.

— Довольно, жрец, — повторила Аллианн глубоким гортанным голосом, растягивая слова и выговаривая их со странным тягучим акцентом. — Ты сказал. Я услышала. Что вы хотите от меня?

Эти слова Проснувшейся вдруг разом вернули Стерегущему Скверну всю величавость, присущую его сану, и осознание того, что он должен ходатайствовать перед НЕЙ за весь народ и жречество, его наставляющее.

— О, всемилостивая Аллианн, — произнес он, из лежачего положения поднимаясь на колени, — прости, что мы прервали твой многовековой сон. Караал, бывший Толкователь, сказал, что способен разбудить тебя, и это оказалось правдой. Он стоит за тобой, но не оборачивайся, потому что он недостоин и одного твоего взгляда. Ты нужна нам, пресветлая Владычица, потому что только твоего слова послушаются все, все, и кто уже отвращен от законов Благолепия, и те, кто еще держится. В народе установились разброд и шатание. Страны, находящиеся под опекой Храма, раздираемы смутой. И всему виной… всему виной проклятый Леннар, исчадие демона Илдыза… и только ты!..

— Постой, — прервала его Аллианн, окидывая медленным, холодным взглядом жречество, Ревнителей и выборщиков от горожан, простершихся перед ней на полу и даже не смеющих поднять головы, — кто разбудил меня? Где этот человек?

— Я здесь, госпожа.

И Караал шагнул из-за трона. Аллианн скосила на него глаза, не поворачивая головы.

— Пади! — задушенно шепнул ему Стерегущий Скверну. — Пади ниц, проклятый!.. Ты умрешь!.. Ты умрешь сегодня же… предатель, клятвопреступник, бунтовщик!..

Но проклятый Караал, он же Курр Камень из армии нечестивого Леннара, и не думал пасть ниц. Он стоял перед пресветлой Аллианн, небритый, с сосульками грязных спутанных волос по плечам, со вспухшим лицом, и смотрел на нее одним глазом. Второй, как помнит читатель, закрылся и не видел. Она смотрела на него все тем же замутненным взглядом. И вдруг одно, ОДНО слово сорвалось с ее уст. Омм-Гаар не расслышал. Он не расслышал и не угадал по губам Аллианн, что за слово произнесла Пресветлая, но только видел, какое воздействие это слово оказало на Караала. Он упал перед ней на колени и, схватив своей действующей рукой тонкое запястье, прильнул к нему потрескавшимися губами.

Святотатство!.. Гаар подскочил к бывшему Толкователю-отступнику, подло отвернувшему свое лицо от законов Благолепия, и, ухватив его обеими руками за бока, с силой рванул на себя и, остервенело потянув носом струю воздуха, швырнул преступника на ступени. Караал слабо вскрикнул и скатился к подножию трона. Возле него тотчас же возник старший Ревнитель Моолнар. Лежавшие на полу люди вскинули головы, кое-кто даже поднялся на ноги.

Аллианн вдруг встала на троне во весь рост. Она была очень высокой в сравнении с женщинами Ланкарнака, очень высокой. Вероятно, ростом с Омм-Гаара, а он был весьма крупным мужчиной. Богиня встала слишком резко, так, что белое с радужными искрами одеяние чуть соскользнуло с плеч, открыв ключицы и почти обнажив грудь.

— Не сметь! — крикнула она. — Не трогайте его! Как вы можете трогать его, ЕГО!.. Он, и никто иной, разбудил меня, и не вам возлагать на него свои грязные лапы, шуты!..

Толпа, уже было набежавшая близ Караал а, тотчас же схлынула. При этом образовались водоворотики, в которых помяло несколько высокопоставленных жрецов. Ревнителю Моолнару отдавили обе ноги. Почтенному Первому Воителю Габриату, командующему регулярной армией Арламдора, локтем в давке вышибли передний зуб. Рыхлый старший толкователь брат Марлбоос получил такой удар в бок, что у него все завертелось перед глазами, а дыхание перехватило и зажало, как после нырка в холодную прорубь.

Караал сидел на мраморных плитах и пальцами здоровой руки пережимал нос, из которого хлестала кровь. На лбу у него красовалась свежая ссадина, полученная при ударе об острый выступ ступеньки. Обезображенное лицо перекосилось от боли.

— Я требую, — произнесла Аллианн, — чтобы этого человека немедленно подняли с пола и обошлись с ним так, как подобает обходиться с моим верным служителем.

Гаар поднял глаза, и ему показалось, что к куполу Храма поднимается какой-то огонек. Мерещится… или так восходит звезда Караала, служителя богини Аллианн?

«С ВЕРНЫМ СЛУЖИТЕЛЕМ»!

Неужели этому бывшему толкователю, славящемуся тем, как он умел расположить к себе людей, удалось за считаные мгновения снискать благосклонность богини? Как?…

И негромкий, но вполне внятный ропот дал понять Омм-Гаару, что противиться проклятому Камню сейчас бессмысленно и даже опасно. Сама Аллианн назвала его своим служителем, своим верным служителем, и слово Той, для Которой светит солнце, едва ли оспорит даже Сын Неба в Первом Храме в Ганахиде.

«С верным служителем»!

Что ж, Стерегущий Скверну готов и на такую жертву. Караал, Караал!.. Неужели он МОГ ЗНАТЬ, что по пробуждении богини с ним поступят вот так?… Что из пленника, подлежащего пыткам и закланию, его словом богини возведут… вот так? Ведь он сам вызвался спуститься в грот Святой Четы, разбудить пресветлую владычицу, как того хотел и сам Гаар. Сам! И если знал… СКОЛЬКО же еще известно этому человеку, в покоях которого несколько лет назад нашли полуобгоревшие страницы из Книги Бездн?…

Омм-Гаар повернулся к выборным и изрек:

— Каждый из вас наделяется высоким правом возвестить о Пробуждении! Народ должен знать, ЧТО произошло сегодня в гроте Святой Четы! В культовом притворе Храма каждый из вас получил Жезл Правды, и отныне никто не посмеет усомниться в ваших словах. Идите! Возвестите тем, кто сомневается,о пришествии Владычицы!

…Через два дня толпы народа стеклись на площадь Гнева. Громадное возвышение водрузили посреди нее, и каждый мог видеть стоявших у трона церковных иерархов, аристократов и других —отца Гаара, Стерегущего Скверну; брата Моолнара, старшего Ревнителя Благолепия; Первого Воителя Габриата, светского правителя Ланкарнака и главнокомандующего армиями; прорицателя Грендама, чье слово в последние годы было крепко в народе.

Отдельно же от всех перечисленных, но ближе их к трону стоял человек в бледно-сером, длинном, до пят, одеянии. На голову его был накинут капюшон, практически не позволявший видеть черты лица этого человека.

Тот капюшон скрывал лицо бывшего Толкователя Караала. Человека, предавшего Храм и ушедшего к Леннару, а потом предавшего и Леннара и ставшего служителем милостивой Аллианн.

Такое единение столь разных людей было бы невозможно, не сиди на самом возвышении, под сенью священного знака Ааааму, чье истинное Имя неназываемо, Она — милостивая Владычица, Вторая из Святой Четы. Она — Аллианн.

Стерегущий Скверну возгласил славу Той, что пробудилась. Он сказал, что сам Податель веры, Верховный предстоятель, обещал прибыть в Ланкарнак, чтобы вознести молитву Аллианн!.. Стерегущий не стал уточнять сроков, когда именно это произойдет: путь из столицы Ганахиды в Ланкарнак занимает около месяца, и это при самых благоприятных обстоятельствах.

Омм-Гаар простер растопыренную пятерню в голубой перчатке и возгласил:

— Ниц!..

Площадь тотчас же покрылась телами простершихся перед Аллианн, Второй из Святой Четы. Стерегущий окинул площадь взглядом, и быстрая торжествующая улыбка прозмеилась по его толстым губам. Ну что же, он добился того, чего хотел. Никогда еще весь Ланкарнак не был залит единым порывом религиозного экстаза!.. Богиня пробудилась, пресветлая милостивая Аллианн, да святится Имя ее! Люди обнимали друг друга. Надежда, вернулась надежда на то, что кончится война, что снова под сенью светлой Аллианн развернутся голубые крылья Чистоты и мир снизойдет на измученную землю. Да будет так! Быть может, в самых мутных и нечестивых душах и разрастались сорные травы сомнений… но уж слишком единодушен был общий порыв, вынесший на площадь Гнева бурлящие потоки горожан!.. Слишком единодушен и захватывающ, чтобы кто-то мог сказать слово против, хоть одно слово неверия и сомнения.

Конечно, никто из горожан не слышал слов новоиспеченного служителя богини Караала, заметившего себе под нос:

— Этим народом слишком легко манипулировать. Сказались столетия под отеческимигом Благолепия, сказалось то, что их отцы, деды и прадеды привыкли прогибаться под Храм… К тому же Храм сумел найти НАГЛЯДНЫЙ символ единения. А что еще надо простолюдинам, как не идол, к ногам которого они могли бы свалить все свои чаяния, надежды, стремления?… Несколько дней пролетели единым мигом. В зале Молчания снова собрались иерархи ланкарнакского Храма, дабы обсудить последние события. Омм-Гаар не пошел к ним: он наблюдал за сборищем сверху, из маленького оконца тайной кельи у самого свода зала Молчания. С ним был старший Ревнитель Моолнар. Только он знал о существовании этой кельи, из которой можно было наблюдать за собраниями высшего клира, не обнаруживая себя.

— Я думаю, что успех полный, — отметил Стерегущий Скверну, зажигая свечи.

Омм-Моолнар почтительно склонил голову:

— Да, пресветлый отец.

— В армию хлынули добровольцы, так, что не успевают формировать новые воинские части, экипировать их и вооружать. Моленные дома Храма забиты, и все возносят молитвы во славу Аллианн и на погибель проклятых мятежников и еретиков, — увлеченно перечислял Стерегущий Скверну, глядя на вытянувшегося перед ним старшего Ревнителя Моолнара. — Из армий Леннара уже перебежало около пяти тысяч раскаявшихся.Правда, среди перебежчиков нет ни наку, ни беллонцев — те куда более закоренелые еретики и бунтовщики. И уж конечно нет никого из самих Обращенных… Ну что ж, те, кто раскаялись и вернулись в лоно Храма… Мы будем милостивы с ними. В ближайшем окружении Леннара сплошь закоренелые негодяи, они не придут под сень Пробудившейся, но… Но, быть может, среди перебежчиков найдется кто-либо, способный выдать Леннара или хотя бы указать место и время очередного его появления близ Ланкарнака. Наверняка они готовят ответный удар, а от этой отрыжки демона всего можно ожидать! Омм-Моолнар потер руки и произнес:

— Н-да… захватить Леннара — это было бы страшным ударом для мятежников. Им сейчас и так не сладко. Успех на нашей стороне, и все так быстро переломилось. Великое дело — вера. Ты хорошо рассчитал, ты все очень хорошо рассчитал, пресветлый отец…

— Да брось ты эти титулы, — отмахнулся Гаар, который, кажется, находился в неплохом расположении духа, что в последнее время было чрезвычайной редкостью, — называй меня просто братом Гааром, как тогда, когда мы с тобой оба были Ревнителями Благолепия. Захватить Леннара… да, это было бы прекрасно. Захватить и устроить ему аутодафе на площади Гнева, как мы хотели тогда, несколько лет назад, когда он сбежал с этим послушником Бреником прямо из клетки. Вот после казни Леннара и можно будет говорить о полной победе. Аллианн поможет нам склонить под нашу руку все земли, Верхние и Нижние. Наверное, только Дно миров нам не покорить, но мы туда и не станем соваться — пусть подыхают среди своих вонючих болот и отвратительных чудовищ! А Беллона… там будет видно. За несколько лет мы сумеем объединить все царства под властью Храма, и такой властью не обладали даже прежние короли-святители, имевшие право вступить в грот Святой Четы! Потому что они-то не пробудили богиню!

— Я как раз об этом и думал. Я вот что… хотел сообщить. Меня беспокоит Курр Камень… то есть Караал, служитель… не знаю, как его уж и называть, — признался Омм-Моолнар, с силой проводя рукой по длинным волосам. — С одной стороны, мы знаем его давно. Ведь он много лет служил в Храме и был не в самом низком сане, отнюдь! С другой стороны, мы не знаем его вовсе. Тогда, в день смерти прежнего Стерегущего, в покоях Толкователя нашли обгоревшие страницы из Книги Бездн. Каждый чернокнижник и колдун почел бы за счастье иметь ее у себя, но не каждому дано! Он так и не сказал нам, отчего бежал из Храма. Как погиб Стерегущий, тот, что был до тебя. Откуда знает способ пробудить Пресветлую. Да и мало ли… И ведь теперь не спросишь! Попробуй подступись к нему теперь, когда сама Аллианн объявила его своим служителем!

— Это верно, — промолвил Омм-Гаар. — Караал у нас личность таинственная, и к нему теперь не сунешься, на лысом козле не подъедешь!

Ревнитель Моолнар заржал. Омм-Гаар взглянул вопросительно, и старший Ревнитель Благолепия поспешил объяснить предстоятелю Храма, что, собственно, его так рассмешило:

— Да я над козлом… Гы-гы… Козел — это к Караалу, значит. Осел, точнее, ослица — это к нашей куколке Энтолинере относится, недаром ее прадедушка был похоронен с ослиной головой… Леннар свиней гоняет в вонючем трактире… Какой-то хлев, а не армия мятежников…

Стерегущий Скверну, кажется, не был склонен разделить веселье подчиненного. Он сердито потянул носом и сказал:

— Ладно, не время зубоскалить, брат Моолнар. Конечно, хорошо рассуждать о том, как было бы замечательно заполучить главаря мятежников в плен, раз делать его, как треску… но есть более насущные проблемы. Идите, брат Моолнар, и выполняйте свой долг. Если мы будем только болтать, то не скоро сумеем пленить это исчадие ада, выползшее из Проклятого леса!

— Вот это верно сказано, — прозвучал негромкий голос от дверей, и фигура в сером облачении появилась на пороге. — Я тут послушал ваши последние слова. Что ж, вы во многом правы.

Массивное лицо Омм-Гаара дрогнуло. Старший Ревнитель Моолнар выпрямился, запрокинув голову и рывком сдвинув лопатки так, словно его прижгли между них раскаленными железом.

— Вы подслушивали у дверей… брат Караал? — резко выбросил Стерегущий Скверну.

— Только то, чему я могу поспособствовать, — улыбаясь почти нагло, отозвался Караал, а в его полуоткрывшемся изувеченном глазу вздрогнуло, задрожало мутное кровяное марево.

— Откуда вам известен путь сюда, в эту келью?

— Мне многое известно, — не вдаваясь в пояснения, отозвался Караал. — И за это многое вы, братья Храма, отдали бы все.

Старший ревнитель Моолнар стиснул огромные кулаки, а грузный Омм-Гаар, задевая боком расписную стену, медленно приблизился к Караалу и проговорил:

— И… что это значит?

— Очень просто. Вы хотели найти перебежчика, который обладает достаточными сведениями, чтобы выдать с потрохами самого Леннара. Я это услышал и решил дослушать до конца. Вы вообще очень громко говорите, братья. Так вот, я нашел такого человека.

Он скажет вам все начистоту и так подробно, что не вырвать никакими пытками.

— Кто же этот человек?

Бывший старший Толкователь откинул капюшон, показывая свое исхудавшее лицо с обвисшими, как у собаки дворцовойпороды, щеками. Одна щека чуть подергивалась. Караал ответил:

— Я.

Моолнар встал из кресла и, чуть откинувшись назад и упершись спиной в перегородку, обитую мягкой кожей, выговорил:

— Ты? Ты… сможешь сказать нам, как мы сумеем получить Леннара?

— КАК вы можете получить Леннара, это вам скажет любой тупоголовый эрм из ополчения, возглавляемого, тупоумным Первым Воителем Габриатом. Это очень просто: сколотить армию, воевать много, трудно и храбро, угробить добрую половину населения страны, сжечь все деревни и почти все города, взбунтовать население всех Верхних и Нижних земель с помощью тамошних Храмов Благолепия… Потом принять генеральное сражение, положить на поле почти всю армию, но разбить коварного врага, раздавить железными клиньями тяжеловооруженной конницы последний резерв противника и броситься вдогонку за верхушкой вражеского полчища… Настигнуть где-нибудь у Стены мира, прижать, окружить, бросить Ревнителей на Леннара и последних уцелевших псов его… Половина Ревнителей падет в бою, вторая все-таки вырвет оружие из рук проклятого мятежника и задавит его свору… а потом повезет ублюдка в железной клетке в Ланкарнак — по выжженным полям, по вырезанным деревням и пустынным дорогам, на обочинах которых дотлевают разгромленные обозы и гниют трупы босых крестьян вперемешку с их лошадьми и прочей скотиной. В Ланкарнаке Леннара пытать, приговорить к страшной смерти на площади Гнева, на которую придут посмотреть три с половиной уцелевших горожанина. Наверное, им будет очень радостно. Тут не может быть никаких сомнений.

Стерегущий Скверну скрипнул зубами и нервно дернул золотой шнурок, которым была подвязана тяжелая алая портьера. Пролились складки тяжелой алой ткани… Стерегущий Скверну отдернул руку, как будто обжегся.

— Живописно… — процедил он сквозь крупные свои лошадиные зубы. — Любой тупой дворянишка… эрм… Но ты-то не тупой эрм, брат Караал. Что же хочешь предложить ты?

— Я знаю ВРЕМЯ И МЕСТО, когда и где можно будет схватить самого Леннара, — не вдаваясь более в обильные предисловия, произнес Караал. — При нем будет совсем немного людей. Правда, это его лучшие люди. Их имена хорошо вам известны.

— Откуда ты все это знаешь?

— Я сам участвовал в разработке этого плана. Когда еще не попал к вам. Не думаю, что они поменяют его. Потому что у них нет для этого ни времени, ни возможности. Уверен, они не отступят от принятого плана. Переброска в Ланкарнак будет осуществлена.

Омм-Гаар и старший Ревнитель Моолнар переглянулись. Жирное лицо предстоятеля Храма дрогнуло, он втянул голову в плечи, отчего на подбородке образовались глубокие продольные складки. Моолнар же машинально потянул на себя рукоять сабли, отчего та до половины вышла из ножен; на лице Ревнителя вдруг жарко проступили красные пятна. Караал, не обращая внимания на эти метаморфозы, продолжал все более вдохновенно:

— Может, это и предательство, но… Я хочу, чтобы наконец кончилась эта война, которая идет вот уже несколько лет. Страна обезлюдела. Я видел сотни сожженных деревень, я видел толпы людей, бредущих по десяткам дорог в города, где они надеются еще найти защиту. В городах — болезни, перенаселение, ужас! Что я вам рассказываю, вы и сами не хуже меня знаете, — вставил Караал, — вы, храмовники! Я не доверяю вам, я этого не скрываю. Но теперь, когда последнее слово не за вами, людьми, а за пресветлой Владычицей Аллианн, я считаю — настало время остановить войну. И кончиться она может лишь со смертью Леннара!

Омм-Гаар облизнул губы.

— Говорит убедительно, — хрипло произнес он.

— Я бы на твоем месте, пресветлый отец, не очень… — начал было Моолнар, но тотчас же был прерван служителем Аллианн:

— Я понимаю, сложно доверять человеку, которого несколько дней назад еще держали в пыточном кругу. Хм!.. Я бы на вашем месте тоже не больно-то полагался на мою искренность! Я не питаю к вам никакого особого почтения и тем более любви. Видите, я откровенен… Но я говорю правду. Потому что сейчас наши желания совпадают.

— Конечно, совпадают! — буркнул Моолнар. — Если закончится война, Аллианн станет всемогуща, а ты, как ее первыйслужитель, станешь самым сильным из смертных!

— Да! Ты сам сказал. Зачем же мне врать?

— Ну хорошо. Допустим, что мы верим тебе. Где же появится Леннар с небольшой, как ты говоришь, группой своих людей?

— Здесь, в Ланкарнаке.

— Когда?

— Сегодня или завтра ночью. Мне известно точное место, и мы выставим засаду.

— Засаду?

— Да. Желательно — из лучших Ревнителей. А то плохо обученные вояки Габриата сразу будут порублены на котлеты. Противник им не по зубам. Совсем не по зубам!..

— Так, — выговорил Стерегущий Скверну. — Значит, глава мятежников хочет прибыть в Ланкарнак? С помощью этих своих… ходов? Или как там они у вас называются?…

— У НИХ, — поправил Караал с долей сарказма, — у них, уважаемый, я, как видите, на вашей стороне. А называются эти, с позволения сказать, ходы, соединительными лифтовыми шахтами, по которым передвигаются лифты. Вы, как храмовники, должны иметь хотя бы слабое представление об этом… не так ли? Я ведь сам был жрецом Храма.

— А покороче нельзя?!

— Покороче. Леннар появится в подземельях под старым королевским дворцом. В Храме имеется подробная карта этих подземелий. Катакомбы под дворцом огромны и обширны, но я могу указать точное место, где вы сможете пленить Леннара. Ведь вам, высокочтимый брат Гаар, приходилось бывать в катакомбах под Ланкарнаком? Жрецы высшей степени посвящения обязаны посетить их, так?

— Так, — с усилием подтвердил Гаар. — А что Леннару нужно в катакомбах? Он через них хочет снова пробраться в королевский дворец, как это он уже сделал один раз?…

— Вы имеете в виду неудавшееся покушение на королеву Энтолинеру, когда Леннар убил брата Каалида, который сам был убийцей, подосланным к королеве Храмом?

На крепких скулах старшего Ревнителя Моолнара заиграли желваки. Караал отвел глаза от его потемневшего лица и заметил:

— Так это не я первый вспомнил, а Стерегущий Скверну, отец Гаар. Да и вообще, какой спрос с меня, который еще недавно стоял под пыткой?… А? Вот так. Ну так что, поверите мне, дадите Ревнителей? Да, собственно, я и не прошу, чтобы мне верили, вот так. Я просто хочу, чтобы вы согласились с моим предложением, и всего-то! Ну так как?… Дадите людей?… Или мне — именем светлой Аллианн — собирать других желающих поймать мятежника? Желающих, поверьте, найдется очень много!

— Хорошо, брат Караал, — сказал Стерегущий Скверну, — ступай. Мы верим тебе. Я поручу старшему Ревнителю Моолнару немедленно сформировать отряд из лучших людей.

Скрипнула дверь. Караал вышел.

— Ты ему веришь? — напустился старший Ревнитель на главу Храма. — Поверил, да?

Стерегущий Скверну медленно покачал головой.

— И я не верю этой скотине, — отозвался Омм-Моолнар.

— Ты меня не понял, брат. Конечно же я не верю ему. Я просто обязан не верить ему. Но что мешает нам согласиться с его предложением? Самое худшее, что нам грозит, — это потерять те полсотни братьев ордена Ревнителей, которых я намерен послать для выполнения этой миссии! — (Омм-Моолнар недоуменно клацнул нижней челюстью.) — Но как мы можем пренебречь одним шансом из десяти тысяч, шансом уловитьЛеннара? Ведь если Караал не лгал… а я пока что не вижу причин лгать!..

— Пресветлый отец!

— …И если Леннар в самом деле появится именно ТАМ и именно ТОГДА, как указал Камень!.. Нет, мы не можем пренебречь предложением Караала. В любом случае мы в выигрыше. Если мы убедимся, что он солгал… то… — Омм-Гаар вскинул голову к закоптелому своду кельи и договорил: — А вот если Леннар окажется там!..

Омм-Моолнар плеснул себе вина в резной кубок и выпил одним глотком, потом рухнул в кресло, отдуваясь. Побагровел. И выдохнул:

— Ну… хорошо. В самом деле, какая корысть этому Караалу?… Его, если что, Леннар почище нас разделает. Предателей-то… Обращенные их не пощадят… А я, честно говоря, с самого начала знал, что он придерживает что-то такое, самое важное, что не под всякой пыткой выбьешь… И вот — сам сказал…

Между тем Караал шел по коридору, глядя себе под ноги и не слыша звука собственных шагов, гулко вытанцовывающих по галерее. Потом прислонился к решетчатому окну, украшенному витражами. Дышалось тяжело, удушливо. Караал взялся рукой за спадающую опухоль на щеке. Странные, болезненные слова вереницей тянулись в мозгу. Нельзя сказать, что они были сильно отличны от того, что он только что говорил верховным иерархам Храма. Но и совсем уж сходными их не назовешь. «Быть может, они правы, да и я тоже, когда сказал это слово — предательство? Я уже предал Храм. В глазах этих людей я уже отрекся от армии Леннара. А теперь я, быть может, в самом деле предал и самого Леннара?… Неверно рассчитал? А эти… эти деятели Храма! Видите ли, объясни им, зачем Леннару ходить в подземельях Ланкарнака, точно под Храмом и старым королевским дворцом? Быть может, у него там традиционный утренний променад, а? Злодей не любит дневного света! Бродит в сотне анниев ниже уровня городских площадей, и в его угрюмом злобном мозгу вызревают демонические планы!»

Караал тяжело сглотнул. Сгустки боли бродили по всему телу, остаточные, жалкие, но Караалу показалось, что ТА БОЛЬ, что была впущена в его тело по приказу Гаара, теперь никогда не покинет его. Предатель! Предатель ли?… Ведь он все просчитал. Леннар непременно появится, потому что миссия, которую ему предстоит выполнить, уже оформлена в теории, выверена, отработан каждый шаг, — и она должна быть исполнена. Важность ее не поддается оценке! «А если они не успеют?… Если им не хватит времени выполнить работу, и… Реактор! Ядро головного ректора корабля, сердце двигательной системы звездолета, находилось в отсеке, пронизывающем всю нижнюю часть корабля, от Арламдора до земель Наку. Но управляющие контуры и главный пульт находились здесь, в толще опорной платформы Арламдора. Оно расположено под старым королевским дворцом. Расчетные данные показали, что головной реактор в полной исправности, и следует лишь заменить эти… контроллеры аннигиляционной системы ядра. Да, так! Если выполнить эту работу, то реактор запустится на десять процентов мощности в предварительном режиме ожидания. Звездолет обретет относительную способность управляться, но полный запуск реактора возможен только после ПРЯМОЙ ПРОВЕРКИ всех составляющих головного реактора. А чтобы проверить… чтобы проверить все компоненты, все составляющие, все контуры циркуляции, все… все… для этого требуется, чтобы…»

Чтобы отошла аварийная платформа, перекрывающая прямой доступ к гитаре головного реактора. Платформа, на которой покоятся основание Храма и фундамент королевского дворца.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...