home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

Обращенные шли на миссию, наверное самую важную из всех возможных.

— Сам реактор огромен, — сказал Леннар, откидываясь в пассажирском кресле турболифта, — дело даже не в нем. Значительно больше места занимают системы безопасности реактора, узлы биологической и гравитационной защиты, ну и так далее… Но управление всех этих махин сосредоточенно в чрезвычайно компактных устройствах.

— Компактных? — Лайбо усмехнулся. — Величиной с трехэтажный дом или чуть побольше?

— Да нет, — в тон ему отозвался Леннар, разминая затекшее запястье, — вот, у меня в кармане помещаются. Да они, собственно, и сейчас там. Ну ладно, Бреник, давай отправляй нас в намеченную точку.

За прошедшие с момента бегства из Ланкарнака вместе с королевой Энтолинерой и ее гвардией несколько лет Леннар изменился: взгляд заострился, в глазах поселилась невыводимая настороженность, лицо стало суше, черты лица — тоньше и характернее. Кожа вокруг глаз чуть потемнела, веки слегка воспалены. Примечательно, что на разных людей глава Обращенных производил диаметрально противоположное впечатление: кому-то он казался глубоко уставшим, подавленным, кто-то, напротив, не мог прийти в себя под воздействием сокрушительной, фонтанирующей энергии, которой, казалось, было пропитано само пространство вокруг этого человека. Иные говорили, что у Леннара злая, саркастичная манера держать себя; другие находили у него ленивое, медвежье добродушие. Бремя власти этой наложила свой отпечаток на лицо, мимику и манеру держать себя. Часто, часто его приближенным приходилось слышать жалобы на высокомерие главы Академии. Однако же эти жалобы опровергались каким-нибудь крестьянином из Кринну, который говорил: «Уф… ну тя… эдак вот, запросто… винца вот выпили с йим. Поговорили, потолковали душевно. А что ж? Чай, не чудище, а такой же мужик, только чудной, это…»

Леннар сам не раз подмечал эти изменения в себе. Стареет, портится с годами?… Ведь раньше, в легендарную эпоху проекта, в его руках была сосредоточена власть над куда большими людскими ресурсами, и имелось несравненно больше возможностей влиять на судьбы миллионов. Почему же сейчас все по-иному? Быть может, потому, что тогда,больше тысячи лет назад, в его мироощущении не было какой-то подспудной обреченности?… Какого-то горького и насмешливого осознания глубокой и всесторонней оторванности от остального мира?… Нет, все-таки не то. Наверное, это проведенные в анабиозе столетия все-таки оставили неизбывный свой осадок в теле, в мозгу, в сознании главы Обращенных.

…Леннар повернулся к Бренику, продолжавшему возиться с настройкой прибора:

— Ну что там, Бреник? Кван О, помоги ему.

Бреник, бывший послушник Храма, навис над экраном навигатора, выцеливая курсором нужные координаты. Отозвался:

— А что, нельзя как-нибудь отключить магнитные гасители инерции? Из-за них мы не можем провезти оружие. Если бы у нас было хотя бы мало-мальски приличное оружие, не приходилось бы так рисковать, отправляясь в Ланкарнак.

— Нет, конечно, можно отключить гасители, но тогда следует снизить скорость турболифта на два порядка, и мы вместо того, чтобы попасть в Ланкарнак почти мгновенно, вынуждены будем плестись несколько часов.

— А я вот другого не понимаю, — вмешался Лайбо, — вместо того чтобы воевать с этими Ревнителями и их ополчениями в открытую, куда проще попробовать перебросить через соединительные лифтовые шахты хороший такой отряд тысяч в пять и высадиться в самом центре Ланкарнака!

— Я, кажется, уже объяснял тебе минусы такой операции, — быстро заметил Леннар, — а ты продолжаешь упорствовать.

— А в чем минусы? Что-то я запамятовал!

— Так я тебе напомню. Мы не сможем перебросить достаточно людей, чтобы обеспечить решающий перевес. Я даже не буду объяснять тебе тактические недочеты, которые сразу же выявятся при выполнении поставленной задачи. Дело в том, что большие массы людей будут сразу же обнаружены жрецами Благолепия.

— Как это?

— А ты что, думаешь, в вашеммире от нашихвремен сохранилось так мало технических приспособлений, о которых известно жрецам? Думаешь, только Столпы Благодарения и разные там штучки для допроса, которые применяют Толкователи? Ко мне, кстати, тоже применяли. А «палец Берла», это примитивное зарядное устройство, источники энергии?… А Поющая расщелина, которая представляет собой испорченный утилизационный высокотехнологичный контейнер, куда выкидывали мусор?… А Дальний Голос, уцелевшая от древних времен связь на расстоянии? Например, тогдашний Толкователь напялил на меня полант. Древний прибор связи, к сведению, — добавил Леннар и почувствовал, как при двукратно повторенном слове «древний» по его спине пробежал холодок. Конечно. Ведь он сам, выползень из Проклятого леса (как среди прочих лестных титулов именуют его жрецы Благолепия), тоже древний. —Так вот, — продолжал глава Обращенных, — полант оказался МОИМ СОБСТВЕННЫМ. Потому что он активировался, распознав меня. Выходит, он хранился такую уйму лет в этом Храме, и десятки Хранителей передавали его друг другу, а? Хитрая штучка! А потом старший Толкователь Караал, он же Курр Камень, бежал из Храма, захватив его с собой, и продолжал хранить как святыню. Оказалось, что мой личный прибор связи упоминается чуть ли не в древних сакральных текстах… ну и… — Леннар с лукавой усмешкой скомкал конец фразы и умолк.

— Хм… не понял, какое это имеет отношение к переброске войск, — с ноткой недоумения откликнулся Лайбо, поправляя волосы перед металлической панелью, в которой отражалось его хитрое лицо. — И еще насчет того… что хитрые жрецы могут узнать о приближении больших людских масс.

— И не будем о Курре Камне, — протянулся хрипловатый голос Квана О. — Нет, конечно, Лайбо опять может смеяться… но в моем народе есть запрет поминать имена покойников перед охотой, чтобы те, придя, не спугнули удачу. Мы… мы не совсем на охоте, но удача нам тоже потребуется.

— А ты думаешь, Курр Камень умер?

— Еще не слышал о том, чтобы кто-то выжил в плену у Ревнителей, — отозвался наку.

Леннар качнул головой.

— Ты прав, друг мой. Инара, попить ничего нет?… Нет? Плохо, что не захватили, придется до Ланкарнака терпеть. Так вот, о жрецах и людских массах. Тут такая штука. У жрецов есть тепловые датчики, которые определяют наличие живых существ поблизости. Одного, двух, трех человек они, быть может, и не засекут, все-таки жрецы не умеют настраивать аппаратуру, а вот двадцать или тем паче сотню человек заметят запросто. А что будет дальше, лучше не будем представлять… Ничего хорошего, во всяком случае, это точно.

— Готово, — сказал застывший над экраном навигатора турболифта Кван О, сменивший Бреника, — сейчас запущу переброску.

В лифтовой камере сидели пятеро: Леннар, Инара, Лайбо, Бреник и Кван О. В Центральном посту из шестерки первых Обратившихся остался Ингер и с ним еще двое из руководства восставших: Энтолинера и граф Каллиера. С Энтолинерой Леннар разговаривал совсем недавно, и она настаивала на своем участии в этой операции. Леннар отказал; при этом он взял Инару. Пустяковое это кадровое решение выбило из обеих женщин целый сноп сомнений, предчувствий и свежих искр давно вспыхнувшей взаимной неприязни. Энтолинера заявила, что она будет связываться с Леннаром через его полант на протяжении всей миссии. По этому поводу весельчак Лайбо, ничуть не укротивший свой бойкий и насмешливый нрав после пребывания в Академии, уже отпустил несколько шуточек. Весьма сомнительных, впрочем. Да и не о них речь…

Леннар вынул из кармана футляр и раскрыл его. Там, в небольших ячеях, на которые было разграничено переборками все небольшое пространство футляра, лежали четыре длинных, тонких стержня с утолщениями на концах. Стержни поблескивали металлом. В первой трети каждого из стержней имелось небольшое углубление, затянутое ярко-красной полупрозрачной пленкой. Спутники Леннара взглянули на него вопросительно. Один Кван О, который уже получил разъяснение чуть раньше, продолжал вводить данные для переброски в системный блок навигатора.

— Вот это, собственно, и есть контроллеры аннигиляционной системы головного реактора, — сообщил Леннар. — Сейчас каждый из вас получит по одному контроллеру — на случай, если кто-то НЕ ДОЙДЕТ, его действия будут продублированы другим. Инструктаж все получили еще в Академии. Вопросы имеются?

— Что значит — кто-то не дойдет? — влез Лайбо, прищуривая один глаз.

— Очень просто. Вот, к примеру, ты, Лайбо, сегодня утром ел несвежие фрукты, и у тебя скрутило живот прямо там, в искомых координатах. Тогда тебя, болезного, заменит Кван О. Если у Квана О от сырости станет ломить щиколотки и он откажется продолжать прогулку, то следующим на авансцену выдвигается Инара, и теперь уже она спустится в шахту реактора до уровня третьей платформы, где и следует установить контроллеры аннигиляции. А если серьезно, — продолжал Леннар, — то не надо недооценивать жрецов Благолепия. Кван О, как никто другой, это знает. Столько людей потеряно! И каких…

Кван О, который до сих пор не пришел в себя после кровопролитной схватки с людьми Моолнара в Горелой низине, только покачал головой. Сдержанный наку предпочитал не выказывать своих эмоций, но было видно, что он подавлен.

Лайбо покосился на Кван О и, пожевав губами, снова спросил:

— А сколько нужно установить контроллеров?

— Чем ты слушал на инструктаже? — недовольно рыкнул Кван О. — Леннар же ясно сказал — хотя бы один…

— К тому же Храм, кажется, нашел новый метод борьбы, — с жаром продолжал между тем Леннар. — Они объявили о воскресении богини Аллианн! Демон знает что такое!.. Остается только предполагать, сколько во всем этом шарлатанства, однако, надо сказать, народ им ПОВЕРИЛ. К тому же Храм развернул широкую пропаганду этого воскресения ли, пробуждения — как угодно! Однако они ничего не делают вхолостую. Есть результат… Подробностей я не знаю, но количество добровольцев в армию Храма утроилось. И слухи по Арламдору идут один другого фантастичнее и сумасброднее. Кажется, этот Гаар нащупал, чем нас можно пронять. Подумать только: убедил народ в том, что воскресил Аллианн, Вторую из Святой Четы!

— Об Аллианн даже говорить запрещено, она — сакральное божество, — тотчас же глубокомысленно заметил Бреник, известный знаток богословия. — Простолюдин, который позволит себе рассуждать о Пресветлой, тотчас же обвиняется в ереси. Хотя у каждого простого человека в потайном уголке лежит образ Аллианн. Мужики рассуждают: до Ааааму высоко, до столицы, Храма и правителя далеко, а сотворишь молитву милостивой богине — она и поможет тебе. Значит, этот жирный Гаар все-таки решился прибегнуть к имени Аллианн? Я ждал, что Храм пойдет на это.

— Вот, дождался, — мрачно выговорила Инара. — Богиня!..

— Сидим спокойно! — скомандовал Кван О, наконец-то закончив настройку навигатора. — Даю отправление. — Турболифт еле заметно качнуло. — По-о-о-ехали!

Вскоре Кван О уже открывал крышку люка. Один за другим члены миссий надевали маски ночного видения, позволяющие различать предметы даже в кромешной тьме ланкарнакских катакомб, куда они только что прибыли. Кван О уже отсоединял навигатор турболифта, чтобы взять его с собой и с его помощью ориентироваться в лабиринте. Выполняя эту технически несложную, но требующую известной сноровки и умения работу, Кван О полуприкрыл глаза и вполголоса бормотал какие-то длинные, тягучие, непонятные слова. Лайбо прислушался, и уже через несколько мгновений прозвучал его насмешливый голос:

— Так!.. Наш друг Кван О взывает к своим кровожадным демонам Желтых болот, чтобы они сегодня не портили нам настроение и удержались от посещения катакомб под Ланкарнаком и особенно Дымного провала, к которому мы сейчас и направляемся. И как, демоны на связи?… Ты возьми у Леннара полант, может, они лучше услышат? Хорошо еще, что с нами нет туна Томиана, а то он стал бы ритуально хрюкать и взывать к Железной Свинье!

Кван О бешено сверкнул на Лайбо глазами. Тот с ложным смирением потупился, еле удерживаясь от смеха, и сделал вид, что всецело сосредоточен на поглаживании своего защитного комбинезона из темной ткани с черными вертикальными вставками. Леннар покачал головой: не стоило Лайбо высмеивать привычку Квана О перед каждым важным делом читать заклинание к демонам Желтых болот. Что поделаешь, ну не может наку отказаться от привычки, доставшейся от предков!..

Через маску ночного видения катакомбы под Ланкарнаком казались залитыми кровью. Багрово-красными, с темными сгустками теней в углах и углублениях стен, с черными наростами на земле. Даже будучи освещенными самым обычным факелом, они выглядели отнюдь не весело, эти бесчисленные переходы, затяжные тоннели, тонущие в непроглядной тьме, эти развилки, эти перекрещивающиеся под разными углами галереи… Как будто тот, кто строил все это, ставил себе задачей как можно больше запутать себя и других, тех, кого угораздит попасть в это невеселое место, куда как мрачное даже при свете факела. Что уж говорить о том зрелище, что открывалось нашим путешественникам через маски ночного видения!.. Даже Леннару и Квану О, которым уже приходилось бывать здесь, и не раз, стало не по себе от того, как угрюмо проступали, выдавливаясь из тьмы, красноватые тесаные камни стен и раздвигались коридоры, чтобы разветвиться на несколько ходов: один взмывает куда-то вверх, второй ползет, расширяясь в небольшую подземную каверну, и оканчивается тупиком, третий тянет куда-то вниз, где густеет, запекаясь, тьма с багрово-красным отливом…

В темноте светился только экран навигатора в руках Квана О. В руках остальных же и вовсе ничего не было. Лайбо поймал себя на том, что дорого бы дал за нормальное оружие из металла… вместо этого ножа из синтетического стеклопластика, который болтался у него на бедре! Лайбо шел вслед за Леннаром и хотел было обратиться к тому с каким-то вопросом, как вдруг полант, охватывающий темноволосую голову руководителя Академии, засветился в темноте; Леннар надвинул черную полосу прибора связи на глаза и проговорил:

— Да… да, Энтолинера. — (Инара тотчас сжалась, как рассерженная кошка перед прыжком). — Все нормально. Передай Ингеру в Центральный пост, чтобы он переводил реактор в режим предварительного… А, ты и сама в Центральном посту? Вижу, да. Ингер, я лучше тебе напрямую скажу. Переводи системы безопасности реактора и контуры циркуляции в режим предварительного… Сам знаешь? Вот и отлично. Как только мы установим контроллеры в системную плату аннигиляционной установки, так реактор запустится автоматически. Нет, только на одну десятую мощности, а чтобы запустить ходовые системы полностью, нужно произвести непосредственную и полную проверку всех составляющих головного реактора. А на это у нас пока что нет людей, да и возможности, сам понимаешь… Ну все. Пока что не беспокойте нас. Я сам передам, когда контроллеры будут на месте.

— Скажи Ингеру, чтобы нам там жратвы побольше наготовили, — передал неугомонный Лайбо, — а то я что-то уже проголодался, а эти пищевые автоматы с их отвратной питательной смесью у меня уже вот где! Пусть Ингер пожарит мясо на железной решетке над обычным костром, это куда вкуснее.

— Мясо? — буркнул Кван О. — Если ты будешь так орать, то тебя самого скоро поджарят. На решетке. Над костром. Говорят, храмовники нашего брата так и потчуют. Угу. Когда поймают.

— Да ладно тебе пророчить!.. — отозвался Бреник, который все это время молчал. — И вообще, парни, что-то вы чересчур болтливы, на такое важное дело идя. Ладно уж Лайбо, его уже не переделаешь, — но ты, Кван О!

Леннар уже закончил разговор и хотел было одернуть спорщиков, но его опередила Инара.

— Хватит, — мрачно сказала она, — лучше ты, Кван О, следи за навигатором, а то не ровен час заблудимся. А ты, Лайбо, следи за языком.

— А где тут заблудиться-то? — отозвался Лайбо. — Вон та оранжевая точка на экране навигатора — это Дымный провал, то есть шахта реактора, через которую мы спустимся в нужное место. К системной плате аннигиляционных установок. План подземелий тут прорисован отлично, а вот эти тусклые зеленые точки — это мы и есть. Тьфу ты… а это что такое?! — воскликнул он, тыча пальцем в экран прибора в руках Квана О. — Еще какая-то точка, синяя… не мы! Прямо за нами!

Леннар резко, хищно развернулся, и тотчас же из тьмы на него вылетели два горящих глаза, темная тень, бесформенно встопорщившаяся перед взором руководителя миссии… Леннар вытянул руку с зажатым в ней пластиковым ножом, и огромный тощий, жилистый пес со всего маху наскочил точно на острие. Леннар едва устоял на ногах. Он вырвал нож, ударил ногой визжащую дикую тварь, а подскочивший Лайбо камнем размозжил собаке голову.

Инара отшатнулась:

— Что… это?

— Знаменитые дикие псы катакомб, — глухо проговорил Леннар. — Ты никогда не задумывалась, почему на улицах города, того, что над нами, совершенно нет собак? Потому что в один прекрасный день Храм объявил всех собак исчадием Илдыза и его демонов и постановил частью умертвить, частью переправить в катакомбы всех псов города.

— Да, — сказал начитанный Бреник, — это было в пору правления прапрадеда Энтолинеры, короля Сариана Четвертого Брехливого. Король был темен и невежествен, всем заправляли Стерегущие Скверну, которых при Сариане сменилось трое, и каждый из…

— Обойдемся без исторических справок, — отрывисто вымолвил Леннар. — И впредь прошу соблюдать тишину, а ты, Кван О, глаз не спускай с экрана навигатора. Понятно?

Молчаливое согласие было ему ответом. Так они шли в полной тишине, внимательно глядя себе под ноги и выдерживая паузу перед каждым поворотом. Постепенно даже те, кому еще не приходилось бывать в лабиринтах под Ланкарнаком, привыкли к своеобразному их колориту и даже нашли, что во всем этом есть своя прелесть. Бесконечные коридоры, мягкие шаги по холодному камню, стенные ниши, за каждой из которых могло оказаться новое ответвление… По спинам струился легкий романтический холодок, известный каждому первооткрывателю. Какими по счету путниками были они в этих древних лабиринтах?… Какие еще тайны скрывают эти мощные, не уступающие натиску времени стены, эти своды, тяжело нависшие над головами?…

В подземельях оказалось неожиданно сухо и не холодно. Тут определенно можно жить, пришло в голову Инаре. А если это пришло в голову ей, то не исключено, что тут в самом деле может обнаружиться какая-то жизнь, не считая этих выселенныхдиких псов?…

— Дымный провал прямо перед нами, — вдруг сообщил Кван О. — Сейчас мы одолеем эту галерею, выйдем к разветвлению двух тоннелей и пройдем в правый. Он короткий, шагов в сто, и вливается прямо в каверну, в которой расположен Дымный провал. Шахта реактора.

Кван О оказался прав: вскоре пятеро участников миссии свернули в тоннель и, пройдя его, вышли в рукотворную подземную пещеру.

В высоту она достигала никак не менее пятидесяти анниев, но сложно было разглядеть в багровой тьме, сколь высок этот каменный свод. Дно пещеры представляло собой слегка искривленный прямоугольник, близкий к квадрату, общими размерами мало чем уступающий грандиозной площади Гнева, расположенной где-то двумястами-тремястами анниями выше. Пещера была заполнена дымом, за который шахта реактора, находящаяся на ее территории, и получила свое эффектное название: Дымный провал. Источник этого дыма было сложно определить; говорили, что когда-то здесь произошел сильный взрыв, а дым идет снизу, потому что там, внизу, еще тлеют угли этого взрыва. Но главным было не это. Главным было то, что этот дым неожиданно для всех оказался почти непреодолимой преградой для масок ночного видения. Обращенные несколько мгновений стояли, ошеломленно крутя головами, а затем Леннар тряхнул головой и повернулся к Кван О.

— Шахта точно посередине каверны, — доложил тот, сверившись с показаниями навигатора.

— Да, знаю… — пробормотал Леннар. — Сильное задымление… Непросто будет работать. Идемте, ребята. Да посматривайте себе под ноги. Мало ли… место нехорошее, что и говорить. Шахта открытая, и если вовремя не заметить…

— А навигатор?

— У него тоже есть своя погрешность. Так что я предупредил!

И он двинулся было вперед, но его остановил возглас Квана О:

— Леннар! Смотри!!!

Леннар перекинул взгляд на экран навигатора, который протягивал ему воин-наку. Прибор показывал большое количество СИНИХ ТОЧЕК, сосредоточенных у самого Дымного провала, по всему его периметру. Цепочка таких же точек двигалась к провалу от входа в пещеру, противоположного тому, через который попали сюда Обращенные.

— Точки появились только что, — заявил Кван О. — Когда мы были в тоннеле, их еще не было.

Леннар нахмурился. Он взглянул в ту сторону, где во тьме, за клубами выныривающего из черноты красноватого дыма были ТЕ, кого обозначило на экране синими точками. Кто? Псы?… Целая стая, в полном порядке проследовавшая к шахте реактора и рассевшаяся вокруг нее? Быть может. За то столетие, что истекло с момента выдворения всех собак из столицы, псы могли сильно перемениться. Эволюционировать. И предугадать, как поведут себя эти дикие, вечно голодные, научившиеся выживать создания во тьме катакомб, — не сможет и сам пресветлый Ааааму.

К тому же едва ли солнечный бог явит свой лик в таком темном, непритязательном и задымленном месте, как вот эта пещера. Примерно такую мысль высказал Лайбо. Однако на его губах не было и подобия улыбки.

Смешного в самом деле МАЛО.

«Псы либо, быть может, какие-то другие местные обитатели? Бездомные бродяги? — тянулась в голове Леннара цепочка рассуждений, — Ведь тут в самом деле МОЖНО ЖИТЬ, как справедливо заметила Инара. Или… ловушка Храма? Конечно, Ревнители избегают спускаться в подземелья, но мало ли… К тому же известно, что каждый из жрецов высшей степени посвящения обязан увидеть Дымный провал. Это — ритуал. Быть может, нам не повезло и мы как раз стали свидетелями одного из таких ритуалов? Не хотелось бы так думать, но… Но — может быть, все еще хуже. Западня? Очень, очень мало вероятно, но не учитывать и такой возможности — попросту глупо…»

— Что же будем делать? — наклонившись к самому уху Леннара, прошептал Кван О. — Что? Может… проверим, прощупаем, кто таковы? Я посчитал точки. Двадцать. Если псы, то… Разгоним, ничего! Станем мы из-за каких-то брехливых хвостатых тварей откладывать… или вовсе отменять… такое дело!

— А если там Ревнители? — спросила Инара.

— Ты, девочка, после того как этот жирный Гаар спалил твою деревню, в каждом горелом пне Ревнителя видеть готова, — заметил Кван О. Набравшись технических знаний в Академии и усвоив новое мироощущение, он так и не обзавелся столь полезным качеством, как деликатность. Впрочем, в стране наку о нем и не слыхивали.

Инара гневно закусила губу. Леннар хлопнул Квана О по плечу:

— Ты, дорогой, хочешь, чтобы Лайбо за языком следил, а сам не очень-то выбираешь выражения. Значит, так: выждем. Проследим за теми, кто у Дымного провала, по экрану навигатора, а если они никуда оттуда не двинутся… Идем обратно в тоннель.

— В тоннель, — проворчал Кван О себе под нос, — ждать… Сколько ждать-то? Если там псы, то стоит ли ждать? Если бродяги, тем более. А уж если Ревнители, так они никуда не уйдут, стало быть, нечего и ждать, а напасть прямо сейчас, неожиданно. И…

Не успел закончить Кван О. Не успел. Чей-то резкий гортанный вопль разорвал тишину, и зловеще лязгнул металл. Упругий свист взрезал воздух, и два десятка арбалетных болтов ударились о стену за спинами Леннара и товарищей. Впрочем, нет… не ВСЕ долетели до стены. Один из арбалетных болтов угодил в бедро Бреника и пробил ногу насквозь. Бреник взвыл от непереносимой боли, бывший послушник еще не знал, что это такое, — в боевых эпизодах он участвовал редко, хотя и был обучен владению оружием, как и все состоящие в Академии Леннара. И уж таких ран Бреник никогда не получал точно…

Арбалеты! Никто, кроме храмовников, не имеет права использовать их — даже регулярная армия! Оружие, бьющее на расстоянии, —в нераздельном ведении Храма!

— А-а-а!!!

На крик раненого Бреника был дан новый залп. Конечно, стрелявшие не могли видеть Обращенных. Ведь даже самому Леннару и его товарищам не удавалось протолкнуться взглядом сквозь двойную преграду, сотканную из кромешной тьмы и клубов дыма. Если тьму еще можно было преодолеть при помощи масок ночного видения, то ТАКУЮ дымовую завесу… Никак. Упругий свист арбалетных болтов снова потревожил гулкие стены пещеры, и Леннар, увлекая за собой Инару и подбитого Бреника, упал на землю. Болты лязгнули о камень, засели в нем или же со звоном попадали на пол.

— А-а-а!

Леннар зажал рот бьющегося Бреника рукой.

— Что ты… что ты орешь?… Они бьют на звук! Молчи! Да молчи же!!!

— Только пискнешь еще, прирежу! — серьезно и сурово пообещал Кван О, с которого мгновенно слетал тонкий налет цивилизации, приобретенный в Академии, стоило ему окунуться в кипящее варево битвы или хотя бы замереть в ее преддверии.

— Они здесь!!! Хватай их! — взмыл к сводам пещеры чей-то повелительный голос, и тотчас же в нескольких десятках шагов от Леннара и его спутников вспыхнуло несколько факелов.

Теперь никаких сомнений быть не могло. Их ждали Ревнители Благолепия.

Засада!..

При вынужденном падении Кван О ударил оземь навигатор, и всезнающий экран прибора погас. Теперь при ориентировке приходилось рассчитывать только на себя. Возможно, Квану О, чьи неимоверно чуткие, звериные инстинкты дикаря немедленно проснулись, так было даже легче. Никаких рукотворных хитроумных приспособлений!.. Никакой опоры на технологические возможности, даваемые Академией! Рассчитывать только на себя, сразиться, выжить самому и вытянуть вслед за собой товарищей — все это было вполне в характере сурового наку. Он выцедил: «Эх, если бы мне сейчас боевую секиру!..» Но секиры не было, а единственным оружием являлся нож из синтетического металлопластика, который в отличие от изделий из стали можно было перевозить в турболифте на сверхскоростных перемещениях. Кван О схватил нож и, ощущая бедром холод каменного пола, взглянул на Леннара. Сквозь маску ночного видения, в инфракрасном спектре лицо главы Обращенных казалось почти призрачным. Полосы дыма время от времени скрывали его от Квана О. Рядом глухо стонал Бреник. Топот множества ног, неумолимо приближающийся, заставил Квана О, вскочить, но тут же рука Леннара потянула его вниз.

— Не смей! Они не могут увидеть нас, а мы их — сможем!.. Пусть только они выскочат из дымовой завесы, будем бить наверняка!

— Ждать… здесь?

— Да! Иначе они будут бить на звук из арбалетов.

— Но… быть может, отойти в тоннель? — подтягиваясь к Леннару, спросил Лайбо.

— И оставить Бреника здесь?… Нет времени, друзья… нет времени! Приготовьтесь! Будем прорываться к шахте с боем!

Только тут и Кван О, и Лайбо, и Инара подумали, насколько верно поступил Леннар, раздав контроллеры (из-за которых сейчас можно навсегда остаться здесь, в этой пещере неподалеку от Дымного, провала, в вечной тьме) по одному — каждому участнику миссии. За исключением Бреника. Да, впрочем, бывший послушник Храма сейчас ни на что и не годился. Скорчившись на холодном камне, он откинулся назад и притянул к себе простреленную ногу. Приоткрыв рот и вытянув губы трубочкой, словно для поцелуя, он качал ногу на весу, как больного ребенка.

Факелы приближались.

— Они здесь, ищите их! Ищите, ищите!.. — услышал Леннар.

Знакомый, какой знакомый голос!.. Старший Ревнитель Моолнар. Его голос Леннар узнает в любом дыму и аду, в самой черной тьме и на самом ярком, бьющем в глаза солнце, знаке пресветлого Ааааму, именем которого можно так обильно, так безнаказанно убивать, пытать и топтать. Леннар припал к каменному полу, готовя прыжок, и в его глаза попали блики, перекатившиеся по доспеху ближайшего Ревнителя. Метнулся факел, и в то же мгновение Леннар прянул вверх и, произведя резкое рубящее движение рукой, до самой рукояти погрузил нож в тело Ревнителя. Леннар знал, куда бить: точно над нагрудной пластиной, над ключицей. Удар сложный, но если удастся, то шансов у подвергнувшегося ТАКОМУ нападению человека практически нет.

И не было. Ревнитель, даже не простонав, выронил факел и ничком упал на пол. Факел, впрочем, даже не коснулся каменных плит: у самой поверхности земли быстрая рука Квана О перехватила факел. Он поднял его вверх и со всего размаху хлестнул по лицу следующего Ревнителя; тот взревел, а подскочивший Лайбо, последовав примеру Леннара, точно вогнал свой нож над ключицей второго Ревнителя.

Дорого заплатили храмовники за сиюминутную неосторожность! Однако, опытные воины, они тотчас поняли, насколько самонадеянно было лезть на Обращенных наобум, без четкого плана, предварив атаку всего лишь двумя залпами из арбалетов вслепую. Потому Ревнители отступили в возможно более стройном порядке.

Уцелевший старший Ревнитель Моолнар, громовым голосом повелев зарядить арбалеты, крикнул:

— Предлагаю вам немедленно сдаться! Я уже раз громил ваших людей некоторое время назад, разгромлю и сейчас! В город подтягиваются регулярные армейские части, а в подземелья спускаются Ревнители!.. Выдайте Леннара, я хотя и не вижу его, но знаю, что он здесь! Все прочие мерзавцы могут убираться отсюда!

— А если нет? — спросила Инара звонко. Стоявший рядом с ней Лайбо сжал рукоять сабли, только что взятой им у убитого Ревнителя.

— А, так тут еще и дамы! Уж не госпожа ли Энтолинера? Хотя едва ли у нее хватит духу вернуться в столицу! Тогда, быть может, это смазливая простолюдиночка Инара, которая недавно потеряла медальон с… изображением ее возлюбленного?

— Скотина! — последовал ответ Инары, и она метнула свой нож на свет факелов, мутно сочившийся из дыма.

Это оружие, совсем не предназначенное для метания и, следовательно, не очень сбалансированное, все-таки нашло грудь одного из Ревнителей, однако не пробило доспех и упало у его ног.

— Понятно, — донесся голос старшего Ревнителя, — условий мы не принимаем. Очень хорошо. Леннар, трусливая сволочь, ты здесь? За бабской задницей прячешься никак?

— Для служителя Храма у вас весьма изысканная речь, — сказал предводитель Обращенных, медленно, бесшумно вытягиваясь у самой стены. — Вот и привелось снова встретиться, Моолнар. Жаль…

— А, тебе уже жаль? — усмехнулся Моолнар, жестом отдавая распоряжение зарядить и натянуть арбалеты.

— Жаль, что тут так темно. Не удастся СВИДЕТЬСЯ.

Леннар тотчас же ничком бросился на землю и совершенно правильно сделал, потому что Моолнар, не входя в дальнейшие переговоры, махнул рукой, и арбалетные болты полетели в цель.

Вжжжих!!!

На этот раз залп ушел впустую. И Кван О, и Лайбо (оба вооружены саблями двух убитых храмовников), и Леннар с Инарой остались без единой царапины. Правда, последняя осталась не только без единой царапины…

Она осталась без оружия.

Ведь свой нож она метнула в Моолнара, а другого оружия при ней не было и быть не могло.

Кван О издал короткий гортанный вопль, похожий на предсмертный крик болотной цапли. Таким криком суровые наку начинали смертельный бой. Метнулся свет факелов, отсветами разливаясь по камням, мутнея в тумане…

Закипела схватка, тем более жуткая и беспощадная, что большая часть ее участников была принуждена биться, не видя соперника. Впрочем, и в Академии и в Храме отлично обучали драться вслепую, на слух, так что очень скоро пролилась первая кровь. У Обращенных было преимущество, потому что Ревнители не видели и того, что позволяли различить в дымной завесе маски ночного видения восставших.

Кван О и Леннар убили еще двух Ревнителей, однако же и из их группы был вырван один участник: Бреник, не способный передвигаться и размахивающий своим ножом, прислонившись спиной к стене, был убит Омм-Моолнаром. Старший Ревнитель вынырнул из тьмы на бывшего послушника и, легко отбив удар направленного на него ножа из металлопластика, одним выверенным движением снес голову с плеч Бреника. Голова ударилась о стену и, брызгая кровью, отскочила к ногам старшего Ревнителя. Тот брезгливо подцепил голову Бреника на острие сабли и, подняв к глазам, произнес:

— Не думал, что следующая встреча окажется такой печальной, а, послушник?…

Тут его внимание привлекла маска, закрывающая половину лба, переносицу и глаза Бреника. Моолнар ловко перехватил саблю в другую руку и рывком снял маску с мертвой головы обращенного. Надел на себя и… широко раскрыл глаза.

— Ай да штуковина! — восхитился он. — Хитры, демоны!.. Умеют видеть в ночи, как кошки! Ну и сволочи!

И, вступив в бой, он отразил хитрый удар Лайбо, направленный в горло одного из Ревнителей, а потом едва не уложил самого Квана О. Будь наку чуть медлительнее, он мог лишиться, самое малое, правой руки, в которой держал саблю.

Тем временем Инара, отдалившись от места схватки никем не замеченной, прижалась к стене и, присев, лихорадочно сжала в кулаке стержень контроллера, который следовало спустить в шахту и вставить в системную плату… Инара довольно туманно представляла себе, что следует делать, но в любом случае полагала, что именно она должна сейчас проникнуть в ствол шахты и спуститься до нужного уровня. Кажется, Лен-нар назвал очень точно, до какого. «Если кто-то НЕ ДОЙДЕТ, его действия будут продублированы другим» — так сказал Леннар. Они пока что не дошли. Инара выполнит главную работу, пока остальные сражаются с Ревнителями — один против трех, двое против десятка!

Ну что же!.. Инара встала и, резко сорвавшись с места, бросилась бежать по направлению к Дымному провалу. Она даже не подумала о том, что шахта может возникнуть под ногами неожиданно, прыгнуть под ноги, как дикий зверь, и — она не успеет замедлить свой бег, сорвется сама и… сорвет выполнение миссии.

Она не видела, как чьи-то глаза, вооруженные маской ночного видения, выхватили ее из тьмы, окутанной дымными полосами. Глаза, следящие за ней с подозрением и злобой. Человек в маске… Не Леннар, не Кван О, не Лайбо. Не Бреник, да примет Ааааму под свою солнечную ладонь его отлетевшую душу…

Чутьем, испытанным инстинктом человека, принужденного долгие годы скрываться, жить в тревоге и постоянном напряжении, почувствовала Инара, что Дымный провал совсем близко. Она замедлила свой бег, потом и вовсе перешла на шаг. Прямо на нее из дыма вынырнул угол какой-то огромной конструкции, неимоверно изуродованной. Мощные цельнометаллические балки толщиной в человека средней комплекции были перекручены и разве что не завязаны узлом, как гибкий прутик ивы. Оставалось только гадать, какая же кошмарная сила действовала тут. Потеки какого-то темного вещества, покрывшегося зеленоватым налетом, волнами вздыбились под ногами Инары. Она, нагнувшись, подлезла под изуродованную, согнутую в дугу конструкцию, похожую на какой-то столовый прибор, только размером с трехэтажный дом. Она сделала еще один шаг и… невольно вскрикнула.

Головокружительная бездна распахнулась прямо перед ней.

Инара никогда не считала себя нервной и чрезмерно впечатлительной. Но ствол шахты головного реактора, именуемый иначе Дымным провалом, не мог не произвести впечатления. Диаметром не менее чем в пятьдесят анниев, с глубиной, не поддающейся исчислению и простому человеческому разумению, Дымный провал вызывал головокружение и непонятное, странное состояние, среднее между тошнотворным ужасом и беспричинным экстазом, какой бывает у чудом спасшихся от смерти людей. Конечно, и тут не обошлось без аварийных излучений, но и без того размеры провала вызывали какое-то особо острое чувство собственной незначительности на краю этой бездны. Инара постаралась быстро перебороть в себе это ощущение.

Не до того!.. Она пошла краем шахты, время от времени перегибаясь и заглядывая в бездонную черную глубину, из которой не пробивалось ни огонька, и даже маска ночного видения была бессильна что-либо вытянуть из этого кромешного мрака. Тут должен быть какой-то спуск. Лестница, опускающаяся платформа, лифт. Ведь Леннар уже обследовал эту шахту, он никогда не привел бы своих людей в опасное место без предварительного ознакомления, без рекогносцировки, как сказал бы болтливый Лайбо. А если Леннар БЫЛ здесь, значит, он нашел способ спуститься. И она, Инара, должна найти! Но пока что она нашла только брошенный одним из Ревнителей арбалет с двумя болтами.

Она поставила арбалет на боевую изготовку, зарядив его. Она помнит, как это делается, ее научили в Академии. Так. Отлично. Теперь она не безоружна, и если на нее нападут…

С той стороны, где разворачивалась боевая схватка, раздавались крики, звон металла, потом просочился чей-то шершавый предсмертный хрип. Вопли «Проклятые еретики!» и «Смерть ублюдкам Илдыза!» смешивались с боевым кличем наку, испускаемым мощной глоткой Квана О, и язвительными выкриками Лайбо, который, даже сражаясь насмерть, давал волю языку.

Инара сделала еще один шаг и опустилась на колени. Перегнулась через край провала и, принимая лицом и грудью мощные восходящие воздушные потоки из глубины шахты, повела глазами туда-сюда. Ей удалось заметить металлическую лестницу, по которой можно было спуститься вниз, в шахту. Никаких более удобных средств для спуска она не заметила.

Лестница… ну что же… значит, воспользуемся ею. Верно, несколько секций лестницы было сорвано ТЕМ САМЫМ взрывом, что изуродовал конструкции близ шахты и в нескольких местах обрушил края ствола. Инара пришла к такому выводу, потому что от края шахты до первой перекладины лестницы было никак не меньше анния.

Придется прыгать. Да. Придется рисковать, потому что никакого иного пути, кажется, нет. Правда, она не сможет потом вылезти из шахты самостоятельно, но… об этом Инара как-то не думала.

— Значит, нужно прыгнуть, — пробормотала она. — Прыгнуть… Вот если бы у кого-нибудь из наших была веревка… Но если ее нет, не взяли, значит, она и не нужна, так?

— Так, — тихо произнесли за ее спиной.

Инара резко развернулась и, молниеносно схватив с пола арбалет, вскинула его на человека, который высовывал из-за металлической конструкции свою голову. Корпуса не было видно, торчала одна голова. На лице маска ночного видения. Свои!.. У Инары отлегло от сердца. Если Лайбо пришел сюда, то… Лайбо? Или Леннар?… Инара качнула головой и произнесла:

— Помоги мне. Нужно спуститься в шахту.

— Да, конечно, — последовал ответ.

Инара повернулась лицом к пропасти, отложив арбалет, снова перегнулась через край. Ей показалось, что она, перекинувшись всем телом ТУДА, в шахту, и вися на пальцах на краю шахты, сумеет достать носками сапог до первой перекладины лестницы. В этот момент она услышала легкий шум за спиной и, оглянувшись, различила все того же человека в маске.

Но это был НЕ ОБРАЩЕННЫЙ. На нем было одеяние Ревнителя и расшитый широкий пояс, перехватывающий мощный корпус. Обманули!.. Инара начала подниматься, чтобы извернуться и уйти от выпада Ревнителя, — но один короткий, едва уловимый сильный тычок тыльной стороной ладони лишил Инару равновесия.

Багрово-красные крылья пространства, обвально мелькнувшего за прозрачным материалом маски, раскрылись. Инара перевернулась в воздухе и, ощутив всем телом непередаваемое состояние полета, стала падать в пропасть. Полет был блаженно долог, и, устремляясь вниз, в черное сердце бездны, она уже успела подумать о том, что еще никогда не была так свободна, как сейчас, и еще о том, что, верно, она сделала все, что могла. И что не в силах простой женщины, крестьянки по происхождению, предусмотреть все уловки Ревнителей, проникнуть в дебри их изощренного, кровожадного коварства, отточенного годами. А последнее, что увидела Инара в непроглядной темноте там, внизу, — было лицо Леннара, улыбавшегося белозубой мальчишеской улыбкой и подававшего руку светловолосой нежной богине,ради которой он бросит проклятую разлучницу Энтолинеру.

Инара счастливо улыбнулась и закрыла глаза.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...