home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

ЗРЕЛИЩЕ было назначено на час, когда светило вставало в зенит. Знающие толк в пытках жрецы Храма не зря проводили самые важные казни в то время, когда площадь Гнева была буквально залита лучами солнца. Сами же они лицемерно объясняли такой выбор времени тем, что именно в этот час «светоносный Ааааму вступает в апогей своей силы». Впрочем, храмовые иерархи предпочитали укрываться от «силы Ааааму» в тени прохладных павильонов, разбиваемых на площади в дни наиболее значительных аутодафе.

Так произошло и на этот раз.

Площадь Гнева стала заполняться народом с самого утра. Армейские оцепления и отряды Ревнителей, специально направленные для поддержания порядка, процеживали через себя пестрые толпы горожан согласно предписаниям. Простолюдинов отправляли в дальнюю часть площади, где было сооружено нечто вроде огромного загона, обнесенного внушительной оградой из бревен и грубо тесанных сосновых досок. Тут сосредоточилось около двадцати пяти — тридцати тысяч счастливчиков из числа простых смертных,которые сумели попасть на аутодафе. Оставшаяся часть площади, существенно меньших размеров и непосредственно прилегающая к эшафоту, была отведена для знатных горожан, для купечества и чиновников. Для высшего офицерства и знати поставили отдельную трибуну, на которую один за другим карабкались пышноусые толстяки в разукрашенных золотой вышивкой и позументами мундирах и их жены в громоздких шумных платьях с вошедшими в моду длиннющими рукавами, свисающими до колен. Из разрезов на рукавах просовывались пухлые холеные руки, державшие темно-зеленые флажки, которыми принято размахивать на всем протяжении казни.

По углам площади были установлены четыре сторожевые вышки. На верхней площадке каждой стоял глашатай в облачении из лакмана, а чуть ниже располагалась шеренга Ревнителей-арбалетчиков, державших под прицелом эшафот и прилегающие к нему ряды зевак.

Сегодня народу пришло как никогда много. Были забиты даже крыши окрестных домов. Балконы роскошных особняков, выходящие на площадь, были задрапированы темно-зеленым и заполнены до отказа. Кое-кто из знатных дам, присутствующих здесь, даже обзавелись подзорнымитрубами (выписанными из Храма с благословения Стерегущего!), чтобы разглядеть, какие глаза у Леннара и каков он собой, блондин или брюнет, хорошо ли сложен или, как утверждают некоторые, — горбун со слюнявым ртом и длинными, до колен, руками. Спор об этом шел с раннего утра.

Мужчины обсуждали другое. Присутствующий на балконе собственного особняка Первый Воитель Габриат говорил ломким баском:

— Я собственными глазами видел пресветлую Аллианн и то, как она проснулась. Нет лучшего доказательства того, что Храм прав, чем ее появление, и еще то, что сразу же поймали Леннара. А ведь он был неуловим так долго! Конечно, тут не обошлось без воли богини!

— А что, ваша светлость, говорят, зрелище продлится до вечера? — спросил благородный эрм Кубютт, тоже один из выборных, лично видевших ПРОБУЖДЕНИЕ. В связи с этим он заважничал и теперь разговаривал не иначе чем в нос, задирая при этом голову. Эрм находил, что так он больше похож на Ревнителей. — Это правда?

— Н-не знаю. Но что нас ожидает нечто особенное — это точно. Интересно, мятежники уже знают о поимке их главаря?

— Говорят, они вездесущи! — Эрм Кубютт хохотнул, и все стоящие на балконе с удовольствием присоединились к этому смеху. — Может, кто-нибудь из них появится, чтобы попробовать отбить своего предводителя?

— Было бы забавно посмотреть, как наша доблестная армия, гвардейцы и Ревнители размажут их по площади, — сказал толстый эрм Бибер, за всю свою жизнь не повидавший и тени Обращенного из армии Леннара и потому чрезвычайно смело рассуждающий о том, как нужно их громить (давить, гробить, размазывать).

— Говорят, на казнь должен приехать сам Верховный предстоятель? — пискнул кто-то из дам.

— Ну не знаю, — важно сказал Габриат. — Сын Неба не столь опрометчив, чтобы показываться на таких церемониях. Наверное, у ганахидского Храма какие-то свои мысли на этот счет.

— А еще говорят, что Омм-Гаар просто не уведомил свое… гм… начальство о том, что пойман главный бунтовщик.

— Да нет, просто предстоятель опасается беспорядков. Что люди Леннара в самом деле попытаются отбить своего вожака.

Эрм Бибер снова проговорил:

— Да если они только посмеют, эти так называемые Обращенные, то наша доблестная армия, гвардейцы и Ревнители размажут их по площади!..

Первый Воитель Габриат, знавший о возможностях людей Леннара в бою несколько больше, чем рыхлый Бибер, покосился на жирного, обрюзгшего торговца и искривил губы в усмешке, а затем устремил свой взгляд туда, где под пение жрецов восходила на свой трон Аллианн.

Площадь опустилась на колени. Послышались голоса с просьбами к Аллианн благословить верных рабов ее. Жрецы натруженными голосами тянули хвалебный гимн…

А потом настало время главного зрелища. И на площадь меж двумя рядами Ревнителей выехала простая деревянная телега, на которую была водружена железная клетка. В клетке, прикованные к прутьям ржавыми цепями, покачивались Леннар и Лайбо. Впереди телеги ехал закованный в железные доспехи Ревнитель, а замыкали шествие две стройные шеренги копьеносцев.

На головах приговоренных к смерти виднелись двурогие зеленые колпаки; на голых до колен ногах мятежников багровели ритуальные надрезы возле щиколоток: именно по этим надрезам должны быть произведены удары палаческой секирой, чтобы отделить от тел ступни, замаранные грязью с нечестивых дорог ереси.

Осужденные старались держаться непринужденно. Лайбо крутил головой, как будто хотел поймать на себе одобрительные взгляды красивых девушек.

Леннар смотрел на него с печальной усмешкой.

— Никогда еще не приходилось оказываться перед такой толпой народу, — пробормотал Лайбо. — Мы-то рассчитывали на короткую подземную прогулку… ни тебе женщин, ни многочисленного общества. Если бы я знал, что окажусь в центре всеобщего внимания, я хоть оделся бы поприличнее. Мне подарили новый костюм из лакмана, самой дорогой ткани, которую некоторые короли-то себе позволить не могут… А что, может, эти болваны из Храма разрешат последнее желание, а? Как ты думаешь, а?

— Сильно сомневаюсь, — отозвался Леннар. По его лбу тек пот и неприятно заливал глаза. — Мы тут не на званом вечере… А так я попросил бы у них кувшинчик охлажденного вина. А то жарища, во рту пересохло что-то… Вина, да. Да не той кислятины, которую делают в Ланкарнаке, а самого что ни на есть оланийского, со стола пьянчужки короля Булемира из Нижних земель. Вот он, кстати… точно себе одежду из лакмана позволить не может. Он даже охотничьих собак пропил… своего сына собак. Гм…

— Ты думаешь, выпивка помогла бы? Тут, кажись, и без нее… скоро станет жарко, — заметил Лайбо, крутя головой и обозревая бушующую площадь.

— Гм… они ничего не понимают в кулинарии. Когда поджаривают мясо, его поливают легким красным вином и добавляют ломтики свежих овощей. — Леннар недобро оскалился и передернул плечами. — А тут…

— Ты хочешь, чтобы тебя полили вином и украсили овощами? Да ты гурман, Леннар! Гм… а в самом деле пить хочется. Жара, а?

— Да разве это жара, друг? Вот если бы ты побывал на моей родине, в Эррии, на Леобее, в разгар летнего сезона, вот там солнце. А тут! Фи! — Леннар присвистнул с пренебрежением. — Разве это солнце? Мы сами его подвешивали к небосводу, можно сказать.

— Вот и нас сейчас подвесят…

Этот милый диалог был прерван трубами храмовых глашатаев, от которых задрожали крыши окрестных особняков, и громовым голосом Стерегущего Скверну, провозгласившего:

— Граждане Ланкарнака! Дети мои, осененные светлой благодатью нашей милостивой Владычицы! — Он склонил свою голову, увенчанную храмовой диадемой, перед недвижной Аллианн. — Великая радость и торжество живут сегодня с нами! Пойман и будет предан справедливой каре страшный мятежник, ере тик, воплощение Скверны…

Стерегущий старательно перечислял эпитеты, последовательно прикладываемые к персоне Леннара. Глава Обращенных слушал его не с тревогой, и уж тем более не со страхом, а с каким-то досадливым раздражением. Вспомнился ему жрец смотритель, который несколько лет тому назад требовал у Леннара, Энтолинеры и их спутников уплатить налог на подковы. Тот жрец жонглировал куда более живыми и верткими словечками. Как там бишь?… «Сын осла и муравьеда… уродище из выгребной ямы миров…» и прочая и прочая?

На губах Леннара появилась печальная улыбка. На мгновение ему показалось, что все происходящее вокруг него — не на самом деле, а лишь какая-то замысловатая игра со своими правилами, и все эти жрецы, Ревнители, равнодушные и пылкие зеваки и разряженная знать на балконах — просто дети, увлекшиеся этой забавой, чуточку жестокой, чуточку страшноватой, но такой завлекательной, такой интересной!.. Возможно, так оно и есть — ведь создал же когда-то он, Леннар, жизненное пространство для этой игры, разгородил его, задал исходные правила!

Стерегущий Скверну закончил вычитывать вины и преступления Леннара и Лайбо. Дверь клетки распахнулась, и осужденных преступников, подтолкнув копьями, вывели и стали возводить на эшафот. Какой-то особо заботливый Ревнитель пристроил на голову Леннара его полант, все эти дни провалявшийся в камере, в дальнем ее углу, недоступном для узников. Наверное, по мысли храмовников, черная «диадема» на голове осужденного должна добавить казни колорита и зрелищное.

«Если отвлечься от уготованных мук и смерти, то все это может выглядеть даже забавно, — думал Леннар, поднимаясь по ступенькам под гул, производимый несколькими десятками тысяч зрителей, — ведь по сути я сам был одним из создателей этого мира, об истинной природе которого большинство этих зевак даже не подозревают. Впрочем, дети часто жестоки к родителям. Не я первый, не я последний… А ведь, если рассудить здраво, я мог бы стать… таким же БОГОМ, как та разряженная кукла на троне! Верно, ее и выдают за богиню Аллианн? Ну конечно! Этот толстый Омм-Гаар всегда был хитрецом, правда, именно хитрецом, способным словчить, обмануть, подставить другого, а не мудрым, умеющим просчитывать последствия любого своего действия… потому и промахи у него глупые, вроде того, когда он позволил Бренику сбежать едва ли не из его, Гаара, пылких объятий! — Леннар вздохнул. — Впрочем, не мне, попавшему в его ловушку, оценивать его ум… Быть может, он еще использует эту куклу-„богиню“ для того, чтобы самому стать Первым в Храме! И моя показательная казнь будет играть в этом не последнюю роль… Гаар, Гаар! Верно, ты в самом деле потомок того тощего жреца Элль-Гаара, что бездну времени тому назад пленил меня на военной базе близ Кканоанского плато!..»

На эшафоте с осужденных сняли цепи. Теперь их руки были свободны. Леннар поправил прибор связи на лбу и подумал, что это неслыханная беспечность со стороны жрецов Благолепия — оставлять ему возможность снестись с Академией. Конечно же они не знают о назначении «диадемы», надвинутой на лоб Леннара. Но догадываться-то должны! И, верно, все-таки догадываются, потому что в камере он не сумел воспользоваться полантом. Но теперь, когда «диадема» у него на голове?… Возможно, эти жрецы уже слишком уверены в себе. Дескать, никуда не денется проклятый еретик, и у него только два пути, чтобы избежать давно заслуженного наказания, оба — за пределами возможного: провалиться сквозь землю или взлететь к небесам, как птица.

Последний, если уж на то пошло, был почти возможен: незадолго до отправления к шахте реактора Леннар закончил ремонт пассажирского гравитолета — небольшого летательного средства, рассчитанного на трех, максимум четырех человек, включая пилота. Испытание отложили до возвращения миссии из Ланкарнака. Ах как теперь пригодился бы этот аппарат! На миг в голову Леннара закралась шальная мысль — связаться с Центральным постом и попросить о небольшом, так, совсем небольшом одолжении: быстро усвоить инструкцию пользователя пассажирского гравитолета и… Леннар поспешил отмахнуться от этой провокационной, соблазнительной мысли. Терять-то, собственно, больше нечего…

Затрубили трубы, возвещая, что следует начинать то, ради чего собралось столько людей. Руки палача легли на плечи Леннара мягко, вкрадчиво, почти нежно. Тот вздрогнул. Палач, с Леннара ростом, но в полтора раза шире в плечах, стоял за его спиной и ожидал команды старшего Ревнителя Моолнара, который не занял положенного ему места в павильоне напротив эшафота и решил сам руководить ДЕЙСТВОМ.

Однако Стерегущий Скверну не давал знака начинать. Заминка?… Омм-Моолнар прищурился, чтобы высмотреть, с чем или с КЕМ связана заминка во времени. Что медлить? Приготовления закончены, приговор зачитан, молельные ритуалы, предшествующие началу аутодафе, совершены. Пора начинать.

Но Стерегущий Скверну не шевелился.

— Что такое? — почтительно спросил у него один из палачей.

Омм-Моолнар раздраженно передернул плечами. Из толпы послышались нетерпеливые выкрики. Площадь загудела. Моолнар приставил ладонь ко лбу, чтобы свет не попадал в глаза, и разглядел-таки какое-то оживление в павильоне для жрецов Храма.

А происходило вот что.

В тот самый момент, когда Стерегущий Скверну, Омм-Гаар, встал во весь рост в своей ложе, чтобы дать знак начинать, служитель Караал повел себя по меньшей мере странно. Он вскочил со своего места, поднялся по крутым ступеням к самым ногам Аллианн и, едва не ткнувшись носом в кожаную сандалию на ступне Пресветлой, пробормотал:

— Ты что, тоже уверена, что этого человека нужно казнить? Ты… притворяешься, или… или в самом деле твоя память до сих пор затемнена… как…

Стерегущий Скверну медленно повернул массивную голову. Угадывая его желание, двое Ревнителей, правая и левая рука брата Моолнара и наиболее вероятные его преемники, вскочили и бросились к Караалу. Однако одно-единственное отстраняющее движение женщины, сидящей на троне под золотым куполом павильона, заставило их замедлить шаг, а потом и вовсе остановиться.

Караал говорил во все убыстряющемся темпе, словно опасаясь, что его остановят и вовсе не дадут возможности высказаться:

— Я хотел, чтобы ты сама взглянула на этого человека, но однако же Стерегущий Скверну не счел возможным допустить такую встречу, а ты не проявила никакого интереса к Леннару, хотя я и просил. Но сейчас ты должна взглянуть на него прежде, чем его изуродуют пыткой. Ты должна, ты должна!..

— Верно, ты забыл, с кем говоришь, брат Караал, — последовал холодный ответ, — кажется, ты сошел с ума. Отойди от меня. Я никому ничего НЕ ДОЛЖНА.

Ревнители, которые услышали последние слова Аллианн, в одно мгновение оказались возле Караала и, легко подхватив его под руки, потащили на место и насильно усадили.

Лицо Караала исказилось, побагровело, словно от удушья, а на толстой, мощной шее вздулись трубчатые жилы. Он дождался, пока Ревнители отойдут от него, а потом снова поднялся и, протянув руку к восседавшей на троне, воскликнул:

— Да что же ты?! Ты только взгляни, я больше ни о чем не прошу! Не может же быть, чтобы ты так изменилась за какую-то ТЫСЯЧУ ЛЕТ! Или немного сверх того! Не может!!!

Вся старая неприязнь, все прежние подозрения, насильно заглушённые в себе братом Гааром под воздействием того влияния, которое приобрел служитель Караал из-за своей близости к Аллианн, вспыхнули в Стерегущем Скверну с новой силой.

— Остановись, брат Караал! — воскликнул он. — Я не понимаю, отчего ты умоляешь Пресветлую взглянуть на этого негодяя. Если таково ее желание и она не хочет осквернять свой взор созерцанием его демонской личины, то так тому и быть! Ты сам выдал Леннара, а теперь невольно оттягиваешь начало священного ритуала кары!

— Невольно? — сквозь зубы процедил Караал, поднимаясь и делая несколько шагов по направлению к Аллианн, недвижно сидящей под куполом.

Стерегущий услышал. Его лицо дрогнуло и отвердело, и Гаар вымолвил негромко, чтобы его могли слышать только находящиеся в павильоне:

— Да услышат меня боги, но я покачто не хочу верить в то, что ты задерживаешь начало аутодафе ПРЕДНАМЕРЕННО. Успокойся, брат Караал, — возвысил он голос так, что могучий баритон раскатился на полплощади, — я понимаю, что мы не каждый день сопричастны такому эпохальному событию, как сегодняшнее аутодафе на площади Гнева! Возьми себя в руки, брат Караал.

Но тут же стало ясно, что брат Караал совершенно не желает брать себя в руки. Он снова попытался прорваться к Пресветлой, и на этот раз Ревнители были вынуждены поступить с ним куда грубее и даже уронить на пол павильона, благо сама богиня не смотрела на своего упрямого служителя. Ее светлые глаза были устремлены туда, где на эшафоте стоял высокий мужчина в двурогом колпаке обреченного.А Караал, лягнув ногой одного Ревнителя и оттолкнув второго, прыжком перемахнул через перегородку, отделяющую его от ступеней лестницы у ног Аллианн…

Рука упавшего Ревнителя вцепилась в лодыжку брата Караала, и тот задрыгал ногой, пытаясь освободиться…

— Смотрите, господа! — закричал эрм Кубютт. — Господа!.. Смотрите, кажется, жрецы передрались!

— Ай потеха! — взвизгнула какая-то экзальтированная дама и хрюкнула.

Храбрые дворяне, стыдливо отворачиваясь и закрывая побагровевшие от сдерживаемого смеха лица, хихикнули. Несмотря на то что все они воевали за Храм, каждая неприятность жрецов Благолепия вызывала у них осторожную, подленькую радость.

Аллианн смотрела в упор на Леннара… Жрец Караал тем временем продолжал столь спонтанно развернувшуюся боевую возню с представителями Храма. Ему удалось с прямо-таки ослиной ловкостью лягнуть удерживающего его за ногу Ревнителя Благолепия, и последний, взвыв, скатился по ступенькам вниз, к жрецам. Второй Ревнитель выхватил питтаку, но окрик Стерегущего мгновенно заставил его отказаться от необдуманного размахивания грозным оружием. Ревнитель схватил Караала за облачение и попытался стянуть тучного служителя с лестницы, поднимающейся прямо к ногам Аллианн…

Караал дернулся, раздался треск ткани… и из-под облачения брата Караала вывалился свиток, перехваченный серой лентой. Свиток покатился по ступенькам и упал прямо у ног Стерегущего Скверну. Караал не заметил этого. Ему удалось вырваться из рук Ревнителя и снова приблизиться к богине, которая, не слушая своего незадачливого служителя, вдруг встала в полный рост.

Караал не видел, как расширились ее глаза: он уткнулся взглядом в ее ступни и во все убыстряющемся темпе бубнил, бубнил…

Стерегущий Скверну поднял и развернул свиток, выпавший из-под одежды Караала, и лишь его взор коснулся первых строк, содержащихся там, как его лицо исказилось. Он отстранил жреца Алсамаара, который сунулся было к нему, и поднялся со своего места. По знаку Омм-Гаара протрубил глашатай, призывая к полной тишине.

Но площадь не желала затихать. Увлеченный таким необычным началом казни, народ бесновался; с высоты павильона, где восседали знатные особы,это несколько напоминало развороченный муравейник.

— Дети! Не стану молчать!!! — взревел Омм-Гаар так, что вокруг него сразу начала образовываться пустота: оробели даже жрецы Благолепия, люди далеко не пугливые. — Не стану молчать! Один раз уже промолчал, и к каким последствиям, к каким страшным карам привела моя постыдная, моя низкая слабость! — Он мельком взглянул на Аллианн, и ее неподвижность, ее равнодушное, бесстрастное лицо и та отстраненность, с которой она взирала на своего служителя Караала, подбодрили его. Богиня не встанет на защиту смутьяна! — На сей раз я скажу!.. У брата Караала только что обнаружился свиток, в котором я нашел выписки из еретической, кощунственной, позорной Книги Бездн!

Площадь сразу умолкла.

В полной тишине громыхнули тяжелые, мерные слова Стерегущего Скверну:

— Широко известен закон, карающий смертью за одно цитирование Книги Бездн! — Он повернулся к приблизившимся к нему храмовникам и проговорил почти шепотом: — Как же должно, братия, поступить с человеком, который уже дважды пойман на хранении списков этой Книги? Раз уж я начал, то пойду до конца: послушайте, что пророчит нам Караал устами нечестивца, в глубокой древности написавшего вот такие строки… Послушайте: «Она пробудится от сна, а Он наденет венец Свой, и воссияет тот венец над головой Его, как заря… Падет Храм у стоп Его, обагренных кровью Бога, и рухнет в черную пропасть, сползет в чрево земли, разорванный надвое; ибо стоит на проклятии. Раздвинется земля, принимая в себя жертвенную кровь нечестивых; да будут разрушены ступени скорби, по которым Он поднимался на погибель…» —От гнева Стерегущий глотал слова и целые предложения. — «И когда рухнут в бездну и Храм, и люди его, и рабы его, и дома, и скот рабов его, снова забьется в глубинах черное сердце нашей благословенной земли…»

Стерегущий замолчал. Жрецы, в безмолвии слушавшие своего предстоятеля, как один обернулись к Караалу, который уже замолчал и теперь сидел на ступенях. Безмолвствовала площадь. Напуганные страшными пророчествами из запрещенной книги, прочитанными самим предстоятелем ланкарнакского Храма, люди замерли, ожидая, что будет дальше.

Стерегущий не стал больше медлить. Если Аллианн захочет отменить его распоряжение, конечно, тогда ничего не поделаешь… но кто сказал, что она непременно станет отменять приказ Стерегущего?… Она, кажется, и не смотрит на своего опороченного служителя, сидящего на ступеньках ее трона.

И Омм-Гаар, взмахнув рукой, отдал этот приказ:

— Взять Караала!

На этот раз обошлось без хватаний за одежду: Ревнители действовали четко и по всей строгости. Дважды предателя ловко связали поясом, который снял с себя один из Ревнителей Благолепия, и подтолкнули ближе к Стерегущему Скверну. Десятки тысяч людей, скопившиеся на площади, с замиранием сердца смотрели на эту неслыханную сцену: обычно Храм предпочитал не выносить сор из избы, и разногласия между СВОИМИ никогда не становились, как выражаются ланкарнакские судебные чиновники, достоянием общественности.

А тут…

— Сосуд нашего терпения переполнился, брат Караал, — торжественно изрек Стерегущий, — своим нечестием, нарушающим все основы Благолепия, своей склонностью к Скверне и средоточию ее — вот этой проклятой Книге Бездн!.. — ты отвратил от себя даже милостивую Аллианн! Взгляни, она ведь и не смотрит на тебя, тлетворного!..

Караал поднял глаза к Аллианн, выпрямившейся во весь рост, и его лицо, вместо того чтобы выразить испуг, смятение, или же раскаяние, или страшные сомнения… его лицо ПРОСИЯЛО ОТ РАДОСТИ! Рехнулся, что ли, подумали все… Караал вытянул шею, не сводя глаз с Аллианн, и вымолвил одно лишь слово, которое смогли услышать одни близко стоявшие к нему Ревнители и жрец-миротворец Алсамаар:

— Узнала!!!

Владычица Аллианн, Та, для Которой светит солнце, смотрела на Леннара. Ее губы подергивались. Она вдруг протянула руку, потом снова опустила ее, губительная нерешительность, сомнение встали как туман в ее доселе ясных, холодных светло-голубых глазах.

Губы богини беззвучно шевельнулись, она опустила глаза на Караала, и служитель, смеясь, крикнул ей:

— Да, это он, девочка моя! Это он… он!

Омм-Гаар пошатнулся и оперся на руку подскочившего Алсамаара. По тяжелому лицу скользнули складки, тяжело залегли на лбу, на переносице, на подбородке.

— Он… СМЕЕТСЯ? И… он называет ЕЕ… девочкой!Да как же он посмел?

Леннар вслушивался и вглядывался во все то, что разворачивалось перед его глазами, в павильоне напротив его смертного эшафота. Сначала он смотрел на Караала и на то, как Ревнители вязали его поясом, а потом перевел взгляд на Аллианн. Он пытался разглядеть ее лицо. Он даже оттянул уголки глаз, чтобы примитивным способом увеличить резкость зрения.

И тут легкая, приятная вибрация захолодила виски. Нет, не оттого, что он узнал Аллианн или вспомнил, что мог где-то ее видеть. Он не успел… Эта дрожь объяснялась очень просто: на полант поступил входящий сигнал. Леннара вызывали. Вызывала Академия. И, как при всех входящих сигналах, легкое сияние возникло над прибором связи, расцвело, меняя цвета и оттенки, и…

— Смотрите!

— Смотрите на Леннара!!!

— У него над головой… точно как прочитал Стерегущий… «наденет венец Свой и воссияет тот венец над головой Его»… Как написано в Книге Бездн! — выкрикнул кто-то из жрецов, теряя самообладание.

— …Бездн!!!

— Да спасет нас пресветлая Аллианн!.. Площадь ахнула:

— СМОТРИТЕ!!!

Воспользовавшись замешательством палачей, поддавшихся общему настроению, Леннар надвинул полант на глаза и тотчас же увидел перед собой Ингера. Он находился в Центральном посту и смотрел на Леннара каким-то отсутствующим взглядом. У него на лбу было написано крупными буквами, что он ну совершенно НЕ ВЕРИТ в происходящее.

— Слушаю тебя, — поспешно выговорил Леннар. — Ингер, дружище, я тут немного… гм… занят.

— Да я уж вижу, — пробормотал Ингер, вытирая лоб. — Вижу. Я думал, что вам всем… Мы уже поверили в вашу смерть. Я все эти дни, как вы исчезли, пытался связаться с тобой. Не получалось… н-никто не отвечал. А тут… тут вдруг обнаружилось, что контроллер на месте, в этой… в системной плате, и… и теперь можно запустить реактор на десять процентов. Подготовка к запуску уже идет… мне только нажать клавишу, и — все… КТО же спустился в шахту? Кто вставил стержень контроллера в плату? Инара? Кван О? Лайбо-то я вижу рядом с тобой, а вот Бреник…

— Бреник убит.

— Убит… Значит, это Инара или Кван О. Держись, дружище! Протяни там как-нибудь! Энтолинера, Каллиера и еще несколько наших на площади! Да! Чуть н-не забыл! — Ингер затряс головой, отчего в этот момент сделался удивительно похожим на себя прежнего — неотесанного, простодушного ремесленника. — Сейчас проходят испытания гравитолета… Барлар, это он научился… такой головастый мальчишка! Если у него все получится, то он в два счета окажется в Ланкарнаке… скорость у гравитолета о-го-го!.. Продержитесь ну еще немножко, немножечко, — губы Нигера были какого-то землистого цвета и подергивались, как будто у него было плохо с сердцем, — вы же умницы… ты же необыкновенный, а Лайбо — он такой находчивый… остроумный…

Ингер говорил таким умоляющим тоном, как будто не Леннар, а он сам стоял на эшафоте на площади Гнева и просил о пощаде.

— Сомневаюсь, дружище, — тихо сказал Леннар. — Нас тут уже готовятся… гм. Если и успеете нас застать, боюсь, мы будем в плохом состоянии. Помнишь, как мы с тобой, Ингер, пили белое руамельское вино после победы у Змеиных высот? Тогда еще Бреник читал плаксивые стихи, и Кван О подрался с собственной тенью и проломил стену? Помнишь, какие мы наутро плохие были?… Ну так вот, боюсь, что на этот раз мы будем еще хуже. А впрочем, что я тут зужу… ЗАПУСКАЙ РЕАКТОР! Ведь… ведь если…

Что хотел сказать Леннар, осталось неизвестным, потому что чья-то мощная рука сорвала с его головы полант, а потом прибор грянулся о доски эшафота с такой силой, что разлетелся вдребезги. Выбило сноп синеватых искр, и запахло жженой тканью. На обивке эшафота медленно расползалось небольшое черное пятно.

— Довольно тебе! — гневно сказал брат Моолнар. — Довольно, нечестивый! Будет! Нечего бормотать свои подлые заклинания и взывать к амулету! Пора уже отправляться к демонам! Палачи, делайте свою работу!

Двое палачей схватили Лайбо и растянули его на деревянной раме, изготавливая к пытке. Двое других палачей смотрели на Леннара, вдруг утратив хладнокровное, будничное равнодушие, с которым они делали свою работу. Этот главарь Обращенных, носящий громкое имя Строителя Скверны!.. Это существо, только что давшее подтверждение древнему пророчеству из проклятой Книги Бездн… разве возможно схватить и растянуть его на раме так, как поступают с простым смертником?

— Берите его, скоты! — прикрикнул на них Омм-Моолнар и выхватил нож питтаку. — Ну!

Палачи, понукаемые столь учтивым образом, двинулись было к Леннару. Тот был недвижен.

— Стойте!!!

Моолнар, который не стал дожидаться, пока Стерегущий сподобится на приказ о начале казни, и на свой страх и риск отдал самовольное распоряжение, вдруг замер. Было отчего. Потому что голос, высокий, звенящий женский голос, крикнувший это «стойте!» на древнем языке, понятном каждому храмовнику и Ревнителю, принадлежал Аллианн. Она быстро спускалась по ступенькам, а когда Стерегущий Скверну, потемнев лицом, попытался преградить ей путь, ее расширенные глаза остановились на нем.

Омм-Гаар вдруг почувствовал неистовое головокружение и, попятившись, упал на руки Ревнителей. Боль, вспыхнувшая в мозгу под взглядом этих больших светлых глаз, медленно, с ворчанием и надсадным шумом в висках уходила… А вместе с ней уходила из павильона сама Аллианн, и уже никто не посмел преградить ей путь. Когда нога богини ступила на камни площади Гнева, шеренга Ревнителей благоговейно опустилась на колени. Словно огромная невидимая коса пронеслась над этим скопищем горожан, пришедших взглянуть на любопытное зрелище: один за другим люди опускали взоры, втягивали головы в плечи, сгибались и поникали, опускаясь на колени. Некоторые и вовсе легли лицом вниз, вповалку, бок о бок или даже друг на друга…

Аллианн шла к эшафоту между двумя шеренгами коленопреклоненных Ревнителей, составлявших своеобразный барраж вокруг павильона, эшафота и всего пути между ними. Моолнар, застывший с перекошенным ртом, переводил взгляд от ложи Стерегущего, лежавшего на руках Алсамаара и ближних жрецов, на фигуру женщины в белом. Она уже преодолела расстояние между павильоном и эшафотом и теперь поднималась по ступенькам, застеленным зеленой дорожкой. Леннар смотрел на нее не отрывая глаз, и вдруг вся кровь отхлынула от его лица. Серые глаза потемнели и казались теперь почти черными. Как-то сразу стали заметны нездоровые, припухшие веки; рот еле заметно искривился, углы его опустились книзу, отчего Леннар вдруг стал похож на печального, рано постаревшего шута.

Она подошла к нему вплотную, оказавшись одного роста с главой Обращенных. Леннар растерянно пытался прижать ладонью растрепанные волосы и особенно хохолок, вздыбившийся над лбом. Она сказала:

— У тебя всегда были непослушные волосы, Леннар. А ты мало изменился. Ты постарел.

— Это… это как же понимать? — выговорил он, запинаясь. — Мало изменился… и одновременно постарел. Тут или одно… или другое.

— Я хотела сказать, что ты мало изменился за последнее тысячелетие, Леннар. Но, конечно, за такой срок нельзя не постареть.

— А ты все такая же, Ориана. Значит, это тебя разбудили жрецы? И выходит, что это ты —богиня Аллианн?

— Ориана? — переспросила она.

— Да. Так тебя звали на Леобее, а потом на звездолете, прежде чем… прежде чем…

— Прежде чем начался бунт, и Элькан, чтобы сохранить нас, сохранил… схоронил в этих саркофагах… по своей… этой… разработанной биотехнологии, — быстро заговорила светлая Аллианн, потому что только сейчас, только в это мгновение память начала как никогда бурно возвращать ей воспоминания о той, другойжизни, — и только теперь разбудил меня. А ты… ты, наверное, проснулся самопроизвольно, или тебе изначально был задан такой срок сна. Ничего… все это можно узнать у Элькана.

— Элькан здесь?

Аллианн хотела ответить, но вдруг эшафот пошатнулся под ногами, затрещали доски, а один из палачей, разинув рот, ткнул пальцем в трещину, пробежавшую по каменной кладке площади. Трещина удлинялась с угрожающей быстротой, она прошла под эшафотом, чуть разминулась с павильоном высшего жречества, расколола надвое портик одного из прилегавших к площади особняков, а другой своей оконечностью уперлась в набережную реки Алькар.

— Что это? — прошептал Стерегущий Скверну, и его рука машинально смяла свиток с текстом из Книги Бездн. — ЧТО ЭТО?!

Крик ужаса прокатился по площади. Трещина расширялась. С грохотом рухнула одна из сторожевых вышек, и ее основание стало уходить в землю… Пролет набережной реки Алькар треснул и начал расходиться, и туда с глухим шумом устремилась речная вода. Бурлил и бесновался поток…

— Что это? — точно повторив вопрос Гаара, выговорила Аллианн. — Леннар, я слышала, что так сказано в этой… Книге Бездн… но что же, ЭТО может сбыться?

Разрозненные вопли собравшихся слились в один длинный, непрекращающийся вой. По фасаду дома, под который пронырнула странная расщелина, пробежала паутина расходящихся трещин, и балкон, на котором столпилось столько замечательных людей, таких как Первый Воитель Габриат, как эрм Кубютт в окружении офицеров и милых дам, вдруг стал распадаться надвое и рухнул, похоронив под обломками немало народу. Почтенный Габриат, в голове которого не укладывалось это возмутительное безобразие, сердито закричал, размахивая руками и пытаясь ухватиться за внушительный выступ стены, а потом за не менее выдающийся бюст какой-то визжащей дамы, но тут в его череп вошел обломок лепнины, которой был обильно украшен фасад его дома. При этом — в кои-то веки — у его светлости Первого Воителя Габриата, главнокомандующего светскими армиями Арламдора, обнаружились мозги…

А эшафот трещал и шатался.

— Нужно остановить! — закричал Леннар, хватая Ориану за руку. — Нужно остановить его! Немедленно! Иначе…

— Кого? — всполошенно отозвался Лайбо, растянутый на раме.

— Ингера! Нужно отменить активацию реактора! Немедленно! Я же сам приказал ему активировать ядро головного ректора, а реактор находится прямо под нами! И вот теперь… и вот теперь отходит аварийная платформа реактора!.. Храм! Храм основан на том месте, где, по легенде, пророк сомкнул пропасть! Ну да! Как же я не учел этого! Но как передать ему информацию, демон меня раздери? Как? Никак! Боги, боги! Если бы у меня была связь, если бы этот ублюдок не разбил полант!..

Моолнар, о котором и шла речь, вдруг оттолкнул палача, стоявшего между ним и Леннаром, и взмахнул боевым ножом питтаку. Словно стальной веер раскрылся перед глазами Леннара: Старший Ревнитель разил питтаку с такой невероятной скоростью, что не было видно ни ножа, ни кисти руки — все размывалось в какую-то туманную дымку, рука, вооруженная питтаку, была повсюду.

— Мне все равно, кто ты такой, какие проклятия за собой потянешь, что сбудется, какие пропасти разверзнутся! Все равно… мне все равно!!! — заорал Омм-Моолнар. — Да будь ты хоть тот, кого называют Илдыз… я все равно убью тебя!

Эти слова долетели до слуха связанного Караала. Он приподнялся и выговорил, задыхаясь:

— Дурак! Разве он не видит, КТО перед ним?… Хоть тот, кого называют Илдыз? А если… а если перед ним ТОТ, КОГО НАЗЫВАЮТ ААААМУ, чье истинное Имя… неназываемо?…

Леннар, которого теснил Моолнар, не стал затягивать поединок. Одним рывком он выломал из эшафота внушительный столб, на котором должен был принять последнюю свою муку. Столб крутнулся в сильных руках главы Обращенных, описал круг над головой Моолнара, другой, третий… Старший Ревнитель Моолнар, самоуверенный, столь искусный в обращении с ножом питтаку и совершенно справедливо полагавший, что никто, НИКТО не устоит против него, когда в его руках вращается этот смертоносный, острый как бритва клинок, — вдруг почувствовал себя совершенно беспомощным. Массивный столб, описывая огромные круги, завывая, упруго рвал воздух над головой Моолнара, и несколько раз старший Ревнитель был вынужден присесть на корточки, а один раз и выпрыгнуть из этого положения, словно жаба, чтобы избежать удара и — верной смерти. Моолнар взвыл в ярости:

— Что же ты… едва ли не полубог, а дерешься… дерешься, как сиволапое мужичье — дубиной?!

— А вот так! — отвечал Леннар, и тотчас же один из мощных взмахов его достиг цели. Конец столба врезался в шею Моолнара, с глухим треском переломились несколько позвонков и лопнул череп. Моолнар широко раскинул руки и отлетел. Упал беспомощно, мешком, неловко сунув голову куда-то под мышку, как праздничный гусь, которому только что свернули шею.

Так закончил свою жизнь славный старший Ревнитель Моолнар, отважный храмовник, кровожадный губитель… Вслед за покойным Ревнителем Благолепия под удар импровизированной дубины Леннара попал и один из его несостоявшихся палачей.

Не повезло.

Приоткрыв рот, как простая девчонка, смотрела на разбушевавшегося Леннара светлая богиня Аллианн.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...