home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

После этих бурных событий прошло несколько дней. Караал и Леннар сидели в зале памятных машин и, как помпезно выразился вернувшийсяЭлькан, «заполняли остаточные пробелы в психоматрице личностных субстратов». Слушая его, Леннар думал, что трезвость — это страшный порок и что слушать Элькана на ясную голову — себе дороже.

Наконец они решили сделать перерыв. И тут состоялся тот самый разговор, который окончательно прояснил для Леннара все. Странно только, что он не состоялся раньше.

— Хотелось бы знать только, что за сволочь выдала меня в Ланкарнаке, у Дымного провала… — сказал глава Академии. — Ведь Ревнители появились там, у транспортной шахты реактора, конечно же не просто так. Им сообщили время и место моего появления в Ланкарнаке. Быть может, даже цель. Хотя это вряд ли… Хотел бы я посмотреть на человека, который объяснит старшему Ревнителю Моолнару назначение и смысл запуска головного реактора двигательной системы звездолета!

— Посмотри на меня, — сказал Караал.

— Что — посмотри? — Леннар взглянул на него. — Что я, давно тебя не видел? Я и так на тебя насмотрелся, Элькан, и сейчас, и особенно там, в Ланкарнаке, когда ты гнался за гравитолетом. Если бы мне сказали, что человек толстый и с такими короткими ногами, как у тебя, может развить такую скорость, никогда бы не поверил.

— Ну ты же сам только что сказал, что хотел бы видеть человека, который объяснит старшему Ревнителю… все вот это? Я чуть было не принялся объяснять. Но не это главное. Тебя ВЫДАЛ Я.

Леннар медленно повернулся к Караалу. Он сощурил глаза, как будто силился разглядеть сидевшего рядом с ним бывшего Толкователя получше.

— Ты?

— Я.

Леннар провел рукой по мокрым волосам и, некрасиво выпятив нижнюю губу, вымолвил:

— Я, конечно, привык, что у служителей Храма, будь то бывшие или нынешние, действующие… что у них плохая манера шутить. Но эта шуточка, знаешь ли…

— Это правда, — лихорадочно поблескивая небольшими глазами, говорил Караал; он видел по лицу Лен-нара, что тот ему не верит, а может, просто и не хочет, — Это правда, правда. Ведь все получилось как нельзя лучше. Вы встретились с Орианой, она узнала тебя, ты тотчас же вознесся на высоту совершенно недосягаемую, и вот — война в Ланкарнаке окончена… Здешний разрушенный Храм не посмеет и пикнуть, Моолнар убит, Гаар теперь не менее жалок, чем этот ошметок свиного кала… Хербурк, да?… Ты с ним еще свиней ловил. Наступит мир, появится единая власть — ты да еще Ориана. Нет, еще есть предстоятель — там, в Ганахиде, и есть орден Ревнителей, по-прежнему очень могущественный. Еще предстоит кровавая борьба, да! Но реактор запущен. Мы восстановили контроль над звездолетом… над нашим миром, ведь он теперь больше НАШ, чем их, ордена Ревнителей, понятно?… Что же дурного я сделал?

Только тут предводитель Обращенных, судя по всему, поверил Караалу. Он пододвинулся к нему ближе, схватил за плечи и, влепив в лицо бывшего Толкователя пылающий взгляд, заревел (явно дыша свежим запахом вина):

— Ты!!! Ты в своем ли уме?… Да ты!..

— Не могло быть иначе, — твердо выговорил Караал, глядя Леннару в глаза и выдерживая его страшный взгляд. — Не могло. Вы боги этого мира, вы не могли допустить ИНОЕ. Я верил в то, что так и произойдет, пресветлый Ааааму.

— Не называй меня так, идиот! — заревел Леннар, — Ааааму! Дурацкое имя, не хуже того, каким меня назвал Барлар в вонючем базарном кабаке: Абурез! Значит, ты верил в меня и в Ориану, как верят в богов? Ты думал, что мы не можем умереть?Что я, стоя на площади Гнева, все равно спасусь, потому что разверзнется пропасть и снесет Храм… как это сказано в Книге Бездн?… Так, что ли? Тогда ты спятил, Караал… Элькан! — Он опустил голову, с силой хлестнул себя руками по бедрам, снова заговорил горячо, сбивчиво, задыхаясь совсем не по-божественному: —Да ты!.. Да как посмел ты так распорядиться! А Инара? А Бреник?… Они погибли из-за того, что какой-то полоумный посчитал меня БОГОМ! Хотя кто-кто, Элькан, а ты знаешь, что я смертен и уязвим, потому что именно из-за тебя меня дважды приговаривали к смерти! Ты помнишь?… Конечно же ты помнишь — тот, ПЕРВЫЙ, раз? На Леобее, в Кканоане?

— Я сделал то, что должен был сделать, — упрямо сказал Элькан. — А Инара, Бреник, что ж?… Они погибли достойно, и разве погибли они одни? Наверное, им польстило бы, когда б они узнали, что именно их кровь залила пожар войны. Ведь, если не ошибаюсь, ты очень хотел закончить войну с тем, чтобы иметь свободу перемещения по всему уровню Арламдора?… Так вот, уровень Арламдора полностью под нашим контролем. Нет, есть Ганахида, где по-прежнему сидит верховный глава Храма… но опять же ты говорил, что с иерархами нужно вести переговоры, убеждать их, а не воевать? И что среди них есть вменяемые люди?… Так вот, сейчас, на мой взгляд, самое подходящее время. И гибель Инары, Бреника приблизила успех. Как ни цинично это звучит. Леннар?

— Выражения, красивые обороты, кудрявые и многословные, как… в Книге Бездн… — пробормотал Леннар. — Уходи, Элькан. Не могу смотреть на твою рожу. Бог! Это я-то?! Вот ведь выкладывается мозаика! Да что ты… Караал или как тебя… Элькан! Уйди, уйди, я позову тебя, когда будешь нужен!

— Леннар…

— Иди, я тебе приказываю!

Элькан благообразно, неторопливо поклонился Леннару и удалился. Практически сразу же место бывшего жреца-толкователя Храма занял Лайбо, явившийся точно из Центрального поста. Он понаблюдал за тем, как Леннар наливает себе вина и торопливо, крупными глотками, без намека на дегустацию выпивает, и доложил:

— Леннар, получены данные по планетной системе, внутри которой мы в данный момент находимся.

— Ну?

— Желтая звезда спектрального класса А-два, — старательно выговорил Лайбо, — малая. В систему входят девять планет…

— Все это мне уже известно.

— …и в данный момент мы на уменьшенной скорости подходим к третьей планете. Четвертую прошли недавно, но она малоинтересна и для жизни не пригодна совершенно. А вот третья…

— Так, — вымолвил Леннар и, положив руки на подлокотники кресла, рывком вытянул свое тело из мягкого плена, потому что в интонациях Лайбо ему почудилось нечто совершенно необычное. — Так!..

— Третья планета уже исследована массивом внешних сенсоров дальнего действия. Получен свод данных навигационного, научного и общего характера. Радиус планеты около девяти тысяч белломов, точнее будет в сводке; есть один спутник; срок обращения вокруг звезды — около полутора лет по Леобее, или около пятисот двадцати леобейских суток…

— Ты еще уровень ионизации атмосферы мне доложи, братец! — прервал его Леннар, — По существу, по существу говори! Я же вижу по твоим глазам, что тебе есть что сказать!..

— Ну да! — срываясь с сухого официального тона, воскликнул Лайбо. — В общем, уже можно сказать, что природные условия на планете максимально приближены к нашим… Словом, там МОЖНО ЖИТЬ!

Леннар живо вскочил:

— В Центральный пост! Показывай!

В Центральном посту он застал почти всех Обращенных из числа тех, кто в данный момент вообще находился в Академии. Не было только Энтолинеры и альда Каллиеры: они отбыли в Ланкарнак. Из бывшей королевской гвардии в посту находился только тун Томиан. Последний не только глазел на прекрасную голубую планету в нежной дымке, появившуюся сразу на всех экранах, но и… брился. Тун Томиан нашел, что последние события прибавили седых волос в его усах и бороде, и потому решил снять и то и другое. И усы и бороду.

Леннар бросился к пультам управления, энергичными телодвижениями расчищая себе дорогу, и плюхнулся в кресло. Его руки легли на панель распределительного пульта, он скосил глаза в сторону, глядя на замершего в кресле оператора Академии, и выдохнул:

— Так! Информацию на экран!

Перед глазами Леннара тотчас заструились столбцы цифр, диаграммы, кривые различных порядков, приправленные специями пышных формул. На десерт он получил несколько констант — постоянных показателей для данной планеты. Да! Лайбо прав! Эта планета пригодна для жизни! Радостное и горькое чувство вдруг охватило Леннара, он склонил лицо к пульту, чувствуя, как у него перехватывает горло, а по лицу текут слезы. Теперь можно и плакать! Что ж, и боги иногда плачут!.. Сказалось и выпитое натощак вино, и разболтанные нервы, и рваный ритм последнего разговора с Эльканом — но более всего охватило Леннара чувство неизмеримой печали, печали, смешанной с радостью ОБРЕТЕНИЯ. Спустя века и тысячелетия заточения в искусственном мирке звездолета, в этом рукотворном убежище, спасительном и гибельном одновременно, — они могут наконец обрести настоящий мир! Целый мир с роскошным голубым небом, с величественными просторами морей, о которых понятия не имеют все столпившиеся вокруг него, эти обделенные столь многим дети Арламдора, а равно земель Верхних и Нижних! В мире новой планеты, по размерам почти не уступающей родной Леобее, конечно же есть могучие реки, широко размахнувшиеся от берега до берега, ревущие пенные водопады, величественные айсберги, гордо несущие над волнами свои убеленные ледяными сединами вершины!.. Конечно же тут есть огромные деревья, сторукие великаны, оплетенные лианами, есть горы и целые горные хребты — с отрогами, плато, зловещими провалами и речными перекатами, с каменистыми тропами, по которым могут пройти только настоящие мужчины!.. Тут есть приливы и отливы, о которых не подозревают в Арламдоре, могучие ветра и бескрайние степи, перешептывающиеся о чем-то с летящими мимо облаками!..

Леннар опомнился. Он поймал себя на том, что воспринимает эту голубую планету, крупно взятую на всех экранах Центрального поста, как собственную родину. Но ведь это не Леобея, почему он дал волю чувствам и даже слезам?! Эта планета!.. Быть может, она в самом деле соответствует покинутой и давно погибшей его родной планете по многим сравнительным параметрам, по геологическим, климатическим и атмосферным характеристикам. Пусть многое совпадает, пусть так! Но… Быть может, она ОБИТАЕМА. И они, пришельцы, явившиеся без приглашения из пучин космоса, возникшие ниоткуда, будут ли они тут к месту и нужны ли?…

— Ядро головного реактора активировано на двадцать пять процентов, — доложили ему, — мы можем на сверхмалых скоростях идти к этой планете.

— Сколько до нее? Гм… сам вижу. У этой планеты есть спутник. Он находится на таком же расстоянии от нас, как и… — Леннар потер рукой лоб.

Все ждали. В Центральном посту воцарилась полная тишина, и только тянули свою слаженную многотональную песню приборы. Наконец глава Обращенных поднял глаза на экран и твердо выговорил:

— Мы направляем звездолет к спутнику. Одновременно Кван О, Ингер и набранные ими люди, числом не меньше полусотни, готовят к вылету челночный корабль. К планете пойдет он. Базовый корабль обоснуется на спутнике и будет ждать результатов с десантного бота.

— Но, Леннар… — начал было кто-то и тут же замолчал. В Академии не было принято оспаривать указания своего главы и основателя.

Лайбо рассматривал выросшую на экранах голубую планету широко расширенными глазами. Он тронул Леннара за плечо и негромко выговорил:

— Значит, примерно так выглядит твоя родина? Твоя родная планета?

— Да, очень… очень похоже. Нет, конечно, Леобея побольше, а соотношение суши и воды в пользу последней не так велико, как здесь. Но я не думал, что мы наткнемся на планету, ТАК напоминающую мою утраченную родину, — торжественно ответил Леннар, и его голос вдруг дрогнул и беспомощно, по-мальчишески, сломался от волнения.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | Эпилог



Loading...