home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Первый Храм

В то время как Акил зычным и уверенным голосом отдавал приказы своим сардонарам, Третий и его люди, оказавшись в нефе Очищения и приведя в действие механизм открывания ворот, вступили в бой с Ревнителями, один за другим спускающимися в неф из верхних боковых галерей и со смотровых площадок пилонов. Схватка оказалась короткой и свирепой: многие из Ревнителей уже были ранены, а подоспевшие на помощь «летучие гареггины» помогли покончить с этим отрядом братьев Храма. Впрочем, открыть каменную стену, преграждавшую вход в главную галерею, было невозможно, и гареггины снова поднялись в левую боковую галерею, в то время как дайлемиты, предводительствуемые Третьим, поднялись по крутой лестнице в правую. Сквозь расширяющийся проем ворот в неф Очищения хлынули толпы сардонаров. Рассредоточившись на два потока, они полезли вслед за гареггинами и дайлемитами.

Дайлемиты продвинулись по боковой галерее не меньше чем на двести шагов, прежде чем ход не расширился вдвое, а потом, утратив одну из стен, превратился в балюстраду, откуда открывался вид на главную галерею, напольные плиты которой поблескивали в десяти — двенадцати анниях ниже. Именно здесь Третьего и его соратников встретили Ревнители. Их было немного, числом чуть более десятка, но они уже знали, с КАКИМ соперником приходится иметь дело. Выскочившие из-за спин дайлемитов два горячих сардонара, насмотревшихся на чудеса Акила и уверовавших, что теперь-то путь к победе открыт, были немедленно и без особых церемоний убиты братьями ордена, и так быстро, что несчастные не успели даже помыслить о каком-то сопротивлении.

— Держитесь за нами! — крикнул Третий. — Не высовывайтесь, если не хотите, чтобы вас порубили на куски!

— Тебе тоже не надо в первый ряд, — глухо сказал ему один из дайлемитов, поправляя чуть сбившуюся лицевую повязку. — Бери ее и во второй ряд!.. Мы справимся…

— Но… — начал было самый худощавый и стройный дайлемит, но тотчас же был безапелляционно прерван Третьим:

— Делаем, как он говорит!

— А, клянусь демонами, эти Акил и Грендам обзавелись союзничками из Нижних земель, из Кринну! — воскликнул один из Ревнителей, со свистом рассекая клинком воздух. — Мастера боя! Ну подходите, сейчас мы вышибем из вас ересь!

— Те, на пилонах, тоже были очень храбрыми, — пропедил один из четырех «бродячих» дайлемитов, вставших в первый ряд и перекрывших всю галерею.

Этой выразительной фразой обмен любезностями завершился, и началась схватка. Со звоном скрестились клинки, и первым же движением дайлемит убил одного из Ревнителей прямым выпадом. До этого многие из Ревнителей питали иллюзию, что убить храмовника прямым выпадом и первым темпом невозможно…

Так как ширина теперь уже открытой галереи не позволяла принимать в бою участие больше чем восьми воинам, по четыре с каждой стороны, Ревнители выбрали достаточно хитрую тактику. Они приняли к сведению, что брать числом не получится: больше чем четверо, выстроившиеся в ряд, будут только мешать друг другу и сталкиваться локтями и боками, ограничивая пространство для маневра. Зато они сразу поняли, что люди в длинных эластичных одеяниях и с закрытыми более чем наполовину лицами являются куда более сильными бойцами, чем те из сардонаров, кто тупо толпился и напирал друга на друга за спинами у дайлемитов. Следовательно, нужно измотать тех, кто стоит на острие атакующей колонны, этих дайлемитов! Прочие же будут истреблены, как убойный скот. И нет в этом сомнения, во имя всех богов Благолепия!..

Ревнители, выстроившись в три ряда по четыре человека в каждом, ловко подменяли друг друга, становясь на позицию уставшего в поединке собрата по ордену и четко разбирая «своих» оппонентов в стане врага. Дайлемиты, уступающие врагу числом, довольно быстро почувствовали губительность выбранной Ревнителями тактики и предпочли взвинтить темп, и до того ураганный. Теперь было видно, что дайлемиты действуют на пределе своих возможностей. Клинки метались и падали сверкающими молниями, раскрывались тусклыми серыми веерами, из легких рвалось хриплое дыхание, а по лицам струились ручьи пота. Получив смертельную рану, упал и выгнулся в агонии еще один храмовник, но в то же самое мгновение сабля другого Ревнителя упала на незащищенное запястье одного из людей в длинных одеяниях и отсекла ему кисть. Молча, страшный в этом безмолвном страдании, раненый дайлемит подцепил ногой еще не упавшую на пол саблю, подкинул, перехватил другой, здоровой, рукой и легко вогнал клинок прямо в сердце своему обидчику, совершенно не ожидавшему от него подобной прыти.

— Держись! — крикнул раненому Третий, все это время отсиживавшийся за спинами своих товарищей, и, решительно отодвинув покалеченного соплеменника, занял его позицию.

Дайлемиты медленно теснили Ревнителей, с момента схватки продвинувшись по галерее шагов на тридцать. Притихшие сардонары, с которых уже порядком посбивало боевой задор (привет пророку Грендаму!), молча наблюдали за тем, как бойцы в странных длинных одеяниях и с наполовину закрытыми лицами отбрасывают непобедимых Ревнителей. Шаг за шагом. Позиция за позицией. На лицах братьев ордена тоже все явственнее расплывалось, проступало красными пятнами недоумение: кто такие, откуда?..

— Демоны! — выговорил огромный Ревнитель с распоротым плечом, отступая за спины своих товарищей и прижимаясь к стене. Его мощная грудь вздымалась и опадала, губы побелели. — Неужели эти еретики сумели навербовать не трусливых шавок, а… а настоящих воинов? Кишки Илдыза и всех его тварей! Или вы… вас… вам заплатили… и вы — бывшие Обращенные?

— А ты проверь! — бросил ему Третий, а дерущийся с ним бок о бок здоровяк, у которого в руке только что сломалась сабля, вдруг широко шагнул вперед, приседая и уходя от широкого рубящего удара противника.

Потом, подсев под храмовника, он схватил в охапку отнюдь не хрупкого бойца Храма, поднял в воздух и, перекрутив так, что голова Ревнителя оказалась ниже его же собственных ног, швырнул с балюстрады вниз, на плиты главной галереи. Тот несколько раз перевернулся в воздухе, разбросав беспомощно руки и ноги, и грянулся о камень. Кровь и мозг брызнули во все стороны, а высокий дайлемит, сбросивший Ревнителя, молниеносно развернулся и, выхватив саблю у одного из сардонаров за своей спиной, снова вступил в бой.

Это произвело на Ревнителей большее впечатление, чем гибель других братьев ордена и даже чем то, как дайлемит с отрубленной кистью в мгновение ока расправился со своим соперником. Былая непобедимость Ревнителей зиждилась не только на их несравненном мастерстве, но и на вере в свою непобедимость, вере незыблемой и абсолютной. А вот теперь какие-то пришлые, оттуда, из Кринну, из Нижних земель, к тому же еретики, позволяют себе убивать братьев ордена с такой легкостью и непринужденностью, словно это не прославленные воины Храма Благолепия, а неуклюжие мясники с рынка, орудующие разве что разделочными ножами. Ревнители попятились и, ускорив шаг, побежали по галерее. Дайлемиты и следующие за ними сардонары не стали их преследовать. Тот, что скинул храмовника на плиты с высоты в добрый десяток человеческих ростов, вытер мокрый лоб и, переводя дыхание, спросил, не обращаясь к кому-то конкретно:

— Ну и что дальше? Сейчас они бросят против нас свежих Ревнителей. Тут не разойтись! Не перегнуть бы.

— Я знаю, что делаю, — ответили ему. — Вперед! Там, дальше, шагов за триста отсюда, должен быть спуск в основную галерею. Там начинаются богослужебные залы… Мы должны успеть. Вперед!

— Кто вы такие, парни? — протянулся из толпы сардонаров чей-то напитанный восхищением голос. — Никогда не видел и даже не думал, чтобы вот так… прямо вот…

— Вперед!!! — обрывая голос новоиспеченного почитателя, повторил воин из Дайлема.

Дайлемиты ринулись по галерее. Еще несколько шагов, и балюстрада оборвалась, снова перейдя в закрытый мрачный коридор, освещенный лишь зажженными через каждые тридцать-сорок анниев факелами, впрочем, горящими ярко и чисто, без копоти.

— Сколько так можно идти?

— Галерея тянется не меньше чем на полтора беллома. [30]Нам бы спуститься вниз, в основные нефы Храма. Не понимаю, отчего гареггины, у которых откуда-то взялись гравиплатформы, не воспользуются ими. Надеюсь, у них хватит ума не зарываться в боковой ход и дальше! И их и нас могут поджидать ловушки, неожиданные и коварные сюрпризы. Храмовники на это большие мастера…

Галерея изогнулась, вспучилась и расширилась, походя в этом месте на огромного удава с вздутым от проглоченной пищи брюхом. И тут на дайлемитов напали. Со всех сторон посыпались Ревнители. Они выпрыгивали из настенных ниш, откуда-то сверху и даже из-под беззвучно отброшенных напольных плит.

Второй раунд схватки был еще более кровавым и быстротечным, чем бой на балюстраде. Ревнителей теперь стало больше, около трех десятков, и несдобровать дайлемитам, если бы из числа сардонаров не вступили в активный бой двадцать или чуть более бойцов, достаточно опытных и отважных, как показали последующие события. Прошло буквально несколько мгновений, а на полу, на окровавленных плитах, уже лежало несколько трупов Ревнителей и до десятка убитых сардонаров. Однако же дела братьев Храма были хуже, чем они сами могли предположить: со стороны портала послышался шум множества шагов, а потом звонкий голос крикнул:

— Держитесь! Все боги и священный червь!.. Идем на подмогу!

— Гареггины!

Ревнители отступали. «Бродячие» и те из сардонаров, кто еще не струсил, преследовали их. Сказать, что это было опасно — ничего не сказать, потому что на быстром ходу братья Храма оборачивались и метали в преследующих их бунтовщиков уже хорошо известные миэллы, смертоносные дротики. Один из таких дротиков угодил в бедро Третьему, но он не стал его извлекать, как гареггин Илам при штурме Портала-1.

— Скоро должна быть лестница, ведущая вниз, в главную галерею! — воскликнул один из дайлемитов, подхватывая захромавшего Третьего и совершенно не обращая внимания на то, что тот пытается отстраниться и бормочет смятые слова благодарности: «Нет… не надо… спасибо… я… я сам!» — В самом худшем случае мы доберемся не все, но хватит и ОДНОГО, чтобы…

И тут коридор кончился. Боковая галерея оборвалась площадкой, застеленной крупнозернистыми каменными плитами. От площадки вниз, к величественным колоннам, алтарям и статуям главной галереи вела широкая трехпролетная лестница, застеленная посередине алой тканью. По обеим краям дорожки стояли Ревнители. Тут их было много. Очень много. Никак не меньше сотни. Они стояли и бесстрастно смотрели на то, как выход из вспомогательной галереи забирается массивной шипастой решеткой, опускающейся сверху. Сардонары окаменели. Нет, не решетка… Эту решетку можно легко вышибить тем стенобитным тараном, что использовался при атаке на въездные ворота порталов. Просто они не ожидали, что едва ли не на каждой ступени лестницы, ведущей уже напрямую в недра и к сердцу Храма, будет стоять по вооруженному Ревнителю. Чего же они ждали?.. Лишь боги и хитрый пророк-прозорливец Грендам ведают!

Решетка опускалась, закрывая выход из коридора. Высокий дайлемит, тот, что швырнул Ревнителя с высоты в десять анниев, шагнул к ней и, перехватив прутья и один из шипов своими мощными руками, потянул в противоход. Откуда-то сверху посыпалась пыль, просочился неприятный металлический визг. Верно, древний механизм, опускающий решетку, никак не мог справиться с натиском гиганта.

Молча, один за другим, пятеро дайлемитов поднырнули под решетку, а шестой, что держал ее, вдруг пинком ноги откинул молодого сардонара, который хотел последовать их примеру, и перебросил свое мощное тело по ту сторону решетки. Для этого ему пришлось перекатиться по полу. С лязгом решетка опустилась. Опустилась, разъединив воинов Дайлема и сардонаров.

Третий, смахнув со лба крупные капли пота и припадая на раненую ногу, произнес:

— Нам нужно говорить с Сыном Неба. Это очень важно. Это очень нужно. Прежде всего — для вас,храмовники.

Один из Ревнителей, наверное, из тех, кто уже успел почувствовать на себе силу и воинскую доблесть дайлемитов, там, в боковом коридоре и на балюстраде, крикнул:

— Эти дайлемские скоты только что убили много наших братьев! Это же «бродячие»! Режьте их! Что вы слушаете?!.

— Мы должны говорить с Верховным, — бесстрастно повторил Третий. — Немедленно отведите нас к нему, пока не стало поздно. Оружие мы отдадим. И если вы убьете нас, то сами будете умерщвлены. Когда Верховный предстоятель узнает, КТО мы, вы пожалеете… Насколько я знаю, право карать в этих стенах принадлежит только ЕМУ, и за самовольную расправу над пленниками нашего ранга — смерть!

Судя по выражению лиц большинства Ревнителей, говорил он сущую правду. Невысокий храмовник жестом руки сдержал своих куда более молодых и горячих собратьев, норовивших сломать четкий строй и достать мерзавцев-бунтовщиков клинком или дротиком. Он поднялся по ступеням и, поравнявшись с Третьим, произнес:

— Вы из Дайлема? Вы из числа бывших братьев Храма, иначе откуда вам известны пункты устава о пленных? Хорошо. Прежде чем допустить вас в зал Молчания — если дозволит пресветлый отец! — я должен видеть ваши лица.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...