home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Земля, все страны мира, октябрь 2007

<…— Прошло уже две с половиной недели, а пришельцы продолжают висеть у Луны и не предпринимают никаких шагов. Быть может, установленные в их обществе этические нормы воспрещает им идти на контакт первыми? Быть может, они ждут, что мы предпримем активные действия?

— Все попытки выйти с ними на связь пока что потерпели крах. Они не отвечают…>

<…— Вовсю муссируются слухи о том, что НАСА США уже начало строительство космического корабля, в основу которого легли качественно новые идеи… Более того, есть информация, что проект планетолета на ионных двигателях выполнен и утвержден около пяти лет назад на базе наработок российских ученых и…

— Простите, что перебиваю вас, товарищ генерал, но я готов предметно конкретизировать то, что вы держите на уровне слухов…>

<…— Проклятые журналисты! Что они пишут и говорят! Я уже выкинул в окно три телевизора и порвал все газеты за последнюю неделю, а это недомогание все еще не проходит!..>

<…— Джон, перестань пить! Впрочем, даже если ты бросишь пить, твое «недомогание» не исчезнет. Я так думаю, ОНО теперь с нами надолго…>

<…— Господин президент! Все основные и вспомогательные системы космического наблюдения приведены в полную боевую готовность. В Пентагоне создан особый аналитический центр по обработке сигналов со спугников и иррегулярных космических аппаратов на лунной орбите! Получены чрезвычайно качественные фото поверхности НЛО, с пространственным разрешением в пятьдесят сантиметров в панхроматическом режиме и один и восемь метра в мультиспектральном!..

— А теперь то же самое, но по-американски…

— Да, господин президент…>

<…— Сучара прокидная! Тварь! Опять подсунул палево! Бутор галимый! Глючит не па-деццки!..

— На прошлой неделе тоже… И позавчера… А на прошлой неделе drug вообще-то нормальный был…>

<…— Что вы по этому поводу думаете, уважаемый коллега? Совершенно поразительно, знаете ли! Масса покоя этого титанического сооружения такова, что остается только догадываться о невероятной производительной силе столкнувшейся с нами цивилизации. Мне даже приходило в голову допущение, что их антропометрические данные существенно отличаются от наших. И если в давние времена уже был контакт, то ряд мифологем, распространенных у множества народов…

— Псс! Простите, что перебиваю, уважаемый коллега, но не клоните ли вы к тому, что генезис мифов о великанах может иметь материальную, историческую основу? Простите, но это не ко мне, Петр Михайлович: я — астроном, а тут пригодился бы специалист по истории, этнологии и мифологии…>

<…— Натаха, привет. У нас на работе бабы та-а-акое болтают. Жукова раньше времени в декрет ушла… Ты не боишься, что эти инопланетяне…

— После того как мой Васька на прошлой неделе премию получил, я уже ничего не боюсь. Какой дурак ему премию давал?!.>

<…— Хэган! Мне срочно нужно фото инопланетянина на первую полосу! Вы же, черт побери, репортер, за что я вам деньги плачу?

— Мистер Трешер, но никакого контакта еще не установлено, вот и ЦРУ с НАСА подтверждают, что…

— Так дайте фото вашей жены, обработанное в графическом редакторе, напишите, что спецслужбы укрывают свежие факты от налогоплательщиков! Можете выставить фото собственной задницы и уверить читателей, что это и есть инопланетянин, а потом мы поставим опровержение! Неужели вам непонятно, КАКИЕ рейтинги сейчас делают на новостях о Большом Лунном Папе?..>

<…— Итак, после рекламного блока мы снова в эфире. Виктор Сергеевич, вы на полном серьезе допускаете, что инопланетный фактор может повлиять на политический расклад на приближающихся выборах в Государственную думу Российской Федерации?

— Вопрос сформулирован не вполне корректно, Андрей, но отвечаю: вне всякого сомнения, позиция тех или иных политических партий, объединений и блоков в преддверии возможного контакта, может влиять на рейтинг… Дополнительные баллы могут получить прежде всего партии, делающие в своей программе упор на возрождение и развитие российской науки, о которой вспомнили хотя бы по такому экстраординарному поводу. Кроме того…>

<…— Чримутал Боянг! Твои чакры открыты… тантрическая энергия переполняет…>

<…— Ох, б…! Шурик, пора за догоном…>


Конечно же нет, это не какой-то конкретный диалог или полилог определенных персон, которых можно назвать поименно или выделить в конкретную социальную, функциональную или этническую группу. Это скорее сводное обсуждение того, что более всего волновало землян во всех странах, на всех меридианах и параллелях, Даже там, где принципиально недоступны даже самые совершенные средства связи или где, напротив, банально отсутствуют средства связи самые примитивные. Ничего удивительного, что почти все население огромной планеты, отложив в сторону практически все текущие вопросы и проблемы, подключилось к обсуждению первого в истории человечества потенциального КОНТАКТА. Нет, не так: первого контакта, который уже нельзя было скрыть и замолчать. Благо многие национальные спецслужбы, справедливо посчитав, что уже бессмысленно укрывать ряд зафиксированных в анналах инцидентов подобного свойства, и получив от своих аналитических отделов соответствующие выкладки, открыли часть своих строго засекреченных архивов, имеющих касательство к НЛО.

Именно обо всем этом и говорили заместитель председателя Совбеза, генерал Ковригин, которого, как знали компетентные люди, президент «поставил на инопланетян», и его утренний собеседник. Дело-то было куда как серьезное. Ибо совершенно всем было ясно, что от того, какая страна сумеет установить наиболее близкие отношения с этой, без всякого сомнения, технологически намного более могучей цивилизацией, зависит, какая из стран будет играть наиболее важную роль и на планете. В данный момент основная фора, как и предполагалось, была у американцев. Во всяком случае, в этом все были уверены. И сам генерал тоже… во всяком случае, ДО сегодняшнего утра. Ковригин любил устраивать приемы именно в утренние часы, потому как не без оснований полагал, что серьезные вопросы нужно обсуждать и решать именно с утра, пока свеж и креативен мозг.

— Ситуация складывается интересно, — бормотал генерал Ковригин, лихорадочно переваривая все, что ему только что выложил сидящий перед ним человек, — чрезвычайно интересно… А вы знаете, Штаты стоят за немедленное вхождение в контакт, ведение которого курировать собираются конечно же они сами, после согласования с ООН, разумеется.

— Ну, Александр Александрович, уж вам-то, как никому, известно, что означают их «согласования», — усмехнулся его собеседник. — Что же, они продекларировали какую-то конкретную программу действий? И она действительноможет конкурировать с моими предложениями? Или надводная часть айсберга включает в себя только общие слова, официальные заявления Госдепа, в которых больше воды, чем реальной информации?

— Ясно только одно: американцы хотят взять под тотальный контроль всю подготовку к вхождению в контакт с этими пришельцами на лунной орбите. Иногда кажется, что спичрайтеры, которые готовят тексты выступлений для американских лидеров, в свое время подмолачивали в Голливуде, писали сценарии для второсортных фантастических боевиков про злобных инопланетян и отважных штатовских парней, которые лучше всех в мире знают, что делать… Впрочем, все это лирическое отступление. А вот скажите, этот ваш Координационный научный центр точно сможет представить альтернативную программу подготовки к контакту? И… мы сможем надрать всем задницу?

Собеседник генерала улыбнулся:

— Я слышу в вашем голосе нетерпение. Что ж, оно имеет право на существование. Тем более что я не очень силен в вопросах геополитики. И все же вы неверно формулируете, Александр Александрович. Хотя, с вашей точки зрения, формулировки, быть может, и вполне корректны. Я не хочу противопоставлять нашу программу чьим бы то ни было амбициозным планам. Мы не собираемся тягаться с мировыми лидерами на их поле, в том, в чем они изначально сильнее… Ведь США уже объявили о выделении, как мне помнится, около четырехсот миллиардов долларов на программу «Звездный свет» и в частности на постройку космического корабля беспрецедентных размеров, способного взять на борт до полусотни астронавтов. Нет смысла препятствовать им в этом начинании, кроме того, нет и такой возможности. Следует подходить к проблеме по-другому. Я хочу сделать так, чтобы наш план составил основу ЕДИНОЙ мировой программы разработок…

— Вот как!

— Я не договорил. Да, я хочу, чтобы наша программа стала базисом единой общемировой работы по вхождению в контакт. Кроме того, нужно учитывать, что и пришельцы наконец могут подать признаки жизни и обозначить какие-то активные действия, которые перевернут ситуацию с ног на голову, и то, что сейчас является главным и доминантным, станет малосущественным и отойдет на второй или третий план, на задворки истории. И «последние станут первыми», как сказано в Священном Писании. Из всего этого следует: сроки, которые НАСА определяет для развертывания своей программы, слишком велики и оттого нецелесообразны. Пятнадцать месяцев — так, кажется? Именно это время должно уйти у них на постройку корабля нового поколения плюс развертку Единой системы космической защиты… несколько мощных военных спутников на орбите Земли, объединенных в единую сеть?

— Семнадцать с половиной месяцев. Больше полутора лет. Общее же время глобальной космической программы НАСА, в которую входит развертка стационарных баз на Луне и, как теперь уже ясно, не состоявшийся полет к Марсу, оценивалось в пятнадцать лет. На эту программу было выделено до трехсот миллиардов долларов, которые теперь лихорадочно переориентируют для решения более насущных задач! Но деньги у них есть. Уже есть. И в этом мы им тоже проигрываем.

— Ну-ну, не прибедняйтесь, Александр Александрович. У нас ведь тоже есть кое-какиеденьги, которые вполне можно потратить на столь многообещающее начинание. К тому же результат мы получим гораздо быстрее американцев. Вдумайтесь — у них годы и сотни миллиардов! А программа, которую, с вашего позволения, наш центр представит в ближайшие сутки, дает куда более впечатляющий эффект в существенно меньшие сроки. А именно — за два месяца.

— Два месяца? Что же можно успеть за два месяца? Чрезвычайно забавный срок для серьезных космических проектов. Для проектов глобального масштаба это вообще курам на смех. Так что же можно успеть за два месяца, уважаемый?

Собеседник генерала Ковригина с достоинством поднялся с места и, откашлявшись, торжественно объявил:

— Можно успеть многое. Подготовить космическую станцию, способную взять на борт экипаж, пусть по численности и меньший, чем тот, что планируют американцы, но сейчас, а не через полтора года. Не построить, заметьте, это невозможно за такой крошечный срок, а именно — подготовить.Вот смотрите. Все наши блоки имеют вес от пяти до двадцати тонн. Это грузоподъемность как наших «Зенитов», «Союзов» и «Протонов», так и китайских «Чанчжэн». Хотя если бы их уже на Земле собрать в конструкции весом до тридцати пяти тонн, работа заметно ускорилась бы. А это уже грузоподъемность их шаттлов. И, значит, мы вполне можем согласитьсяс присоединением американцев к нашейпрограмме. Что уберет явно излишнюю сейчас конфронтацию. Потом — орбитальная сборка, ну а далее аппарат пойдет к Луне на ионных двигателях. Действующие образцы ионных излучателей уже подготовлены нашим центром и могут быть представлены хоть сегодня. На станции будет применена беспрецедентная система безопасности, включающая в себя в том числе магнитные гасители инерции, существенно снижающие перегрузки. Все, что я перечислил, уже существует в природе в действующих экспериментальных образцах, а изготовление и проверка фрагментов корпуса станции практически завершена. Сейчас часть сборных агрегатов и рабочих сегментов станции уженаходится в космическом городке Сяньшань, КНР. Практически все работы, как несложно догадаться, были проведены китайцами в присутствии нескольких российских консультантов, одним из которых был я. Пробные образцы ионных двигателей, разработанных по моему проекту, изготовлены Европейским космическим агентством и по пункту контракта могут быть переданы в распоряжение нашего центра. Там есть ряд юридических нюансов, но это так, мелочь — по сравнению с тем, что нам предстоит решить. Кроме того, по моему прямому заказу и на основе моих разработок частная транснациональная корпорация Space Systems изготовила и смонтировала электронно-оптический комплекс космического наблюдения, оборудованный гиперспектральными анализаторами, который будет незаменим при изучении Большого Лунного Папы, как фамильярно именуют НЛО на орбите Луны наши «друзья»-американцы.

Генерал нахмурился.

— Китай, Европа, транснациональные корпорации… А что же Россия?

Его собеседник пожал плечами:

— Сначала я хотел сосредоточить всю работу в России. Однако время показало, что это неэкономично и даже опасно, и потому центр оставил в России лишь аналитические и экспериментальные группы, проработавшие и выверившие громадный массив вычислений. И разработавшие всю конструкцию. То есть кусочки,да, разбросаны по всему свету, но собрать их в единое целое,можем только мы… А если кто-то захочет их приватизировать,то потеряет на этом гораздо больше — и времени и средств. Так что не волнуйтесь — все под контролем. К тому же у нас есть и заметный массив оборудования. Нескольким российским НИИ были даны строго секретные частные заказы, оплачивавшиеся напрямую из фондов нашего центра. Впрочем, я ввел вас в заблуждение. Финансы я тоже — большей частью по приватным каналам… Гм! Так вот, некоторые модули будущей станции изготовлены и опробованы здесь, в России. Что касается конкретики, то… вся документация по этим заказам у вас на столе, Александр Александрович. Ознакомьтесь более подробно.

— Гм… Два месяца… Какие-то фантастически короткие сроки… Основная подготовка к проекту уже проведена… Знаете, такое впечатление, что вы предвидели появление этого НЛО заранее, — произнес генерал Ковригин, беря в руки пухлую папку, — в самом деле…

— Ну каждый ученый должен в определенной степени обладать даром предвидения, ведь он творец нового, — сдержанно проговорил его собеседник. — Иначе экспериментатор, ищущий новое, быстро превратится в простого ремесленника… Это еще не все, Александр Александрович. Один известный российский центр социологии и психоаналитики составил для меня особую программу отбора и подготовки тех, кто ПОЛЕТИТ. Кстати, ваши любимые западники тоже пришли к моим выкладкам, правда, с существенным опозданием. Вот, прочитайте.

«Канадский психолог и соционик Джефф Мудрик (Moodrick) выступил с пространным заявлением следующего содержания: «Комплектование экипажа корабля, который направится на Луну с целью установления контакта с пришельцами, не должно производиться по принципу узкопрофессионального сегментирования. Вне всякого сомнения, в экипаж должны быть включены лучшие из имеющихся в нашем распоряжении специалистов по сугубо специальным отраслям науки, например по физике, космонавигации и селенографии, наноэлектроники, инженерии, а равно медицине и психоаналитике. Собственно, на такой основе и происходило комплектование экипажей станций и шаттлов, запущенных в космическое пространство до этого момента.

<…> Поэтому в экипаж, численность которого будет расширена до беспрецедентной цифры в сорок-пятьдесят человек, должны быть включены люди с устойчиво среднестатистическим мироощущением, которое, однако же, способно подвергаться серьезным изменениям под воздействием информационных и психологических факторов, и — одновременно — высоким порогом комплиментарности, то есть значительной способностью выходить на плодотворный и всесторонний контакт. Люди, чья перцепция…»

— Проще говоря, обыватели, — поперхнувшись шершавым термином «перцепция», прокомментировал этот перл заокеанского психолога генерал Ковригин, — примерно то же самое говорил другой многомудрый аналитик, радеющий о народных массах: «Каждая кухарка должна уметь управлять государством».

— Совершенно с вами согласен, — откликнулся его собеседник, — собственно, мнение этого американца имеет право на существование, и с определенных позиций оно вполне обоснованно. Есть еще один нюанс, который этот аналитик тоже отразил в своем материале. Не нужно брать матерых и опытных спецов. Их сознание закабалено устоявшимися в современной науке воззрениями. Молодые же специалисты мыслят живее и гибче. Собственно, задолго до этого премудрого Мудрика наши спецы пришли к тем же выводам. Проще говоря, нужна молодежь!.. Не исключено, что даже им, молодым и оригинально мыслящим, в контакте с инопланетянами для пущего эффекта придется расширять и деформировать свое сознание наркотиками или даже банальным алкоголем.

— Ну таких молодых специалистов в матушке-России пруд пруди, — скептически откликнулся генерал. — Во всех сферах человеческой жизнедеятельности…

— Вы правы. Ознакомьтесь с документами. Проверьте сообщенную мною информацию. Поговорите с президентом и дайте моему центру доступ к федеральным каналам. Я уже подбираю персонал для пресс-службы. В наше время верно и своевременно поданная информация бесценна…

— Хорошо. Я позвоню вам завтра. А что за пресс-служба? Вас не устроят высокопрофессиональные журналистские кадры с федеральных каналов? Или хотите, чтобы подачу информации регулировали вы и ваши люди?

— Да. У меня даже есть кандидатура пресс-атташе. Этакий рупор нового глобального проекта…

— Кто?

— Да так… Один замечательный безработный… Маленькое семечко для великих всходов…

— Вы выражаетесь слишком поэтично для ученого.

— Вы не первый, кто мне это говорит. Надеюсь на вашу поддержку, Александр Александрович.

— Не сомневайтесь. Все, что в моих силах, — сделаю.

Собеседник генерала Ковригина вдруг вздрогнул всем телом и вытянул перед собой руку с растопыренными пальцами. Ковригин даже встал. Да, он встал и сделал шаг в направлении пораженного внезапным недомоганием человека. Последний прикрыл глаза веками и, содрогнувшись всем корпусом и откинувшись назад, на спинку кресла, пробормотал:

— Ах ну да… Все ясно. Исходная темпоральная точка… или, если быть аккуратнее в термино… логии — исходный темпоральный вектор… Пять лет по местному времени… Две проекции…

— Что с вами?! — воскликнул генерал.

Но визитер уже опомнился:

— Все в порядке, благодарю вас. Решительно все в порядке. Извините, небольшой сбой… Бывает. Возраст, знаете ли…

— Да-да, конечно, — несколько успокоившись, сказал генерал, вцепившись в лицо собеседника пристальным взглядом и отметив, что оно начинает светлеть и что багровые пятна, покрывшие щеки и лоб, бледнеют и уходят в кожу. — До завтра… Вам нужно отдохнуть. Мне сразу показалось, что вы слишком перетруждаете себя, уважаемый.

— Да-да… Исходная точка… Исходная точка.

Генерал Ковригин молча смотрел на столешницу, туда, где стопка документов была придавлена тяжелым пресс-папье, и чувствовал, как увлажняются ладони. Ему вдруг сделалось жутко.

До неловкого оцепенения в желудке. До головокружения.


Глава восьмая РАЗГОВОРЫ ОБО ВСЕМ НА СВЕТЕ… | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...