home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

— Клянусь Пятым Параграфом, не припомню, чтобы сам Стерегущий приводил к нам кого-либо! Даже когда принц Кууль, член правящего дома, смастерил увеличительную трубу и попытался через нее смотреть на небо! Даже его привел всего лишь старший Ревнитель! Высокую честь тебе оказали, счастливей! Верно, ритуал твоего умерщвления состоится на площади Гнева, чего давно не припомню. Клянусь Уложением о гаданиях на кишках осла, я тебе завидую!

— Вы слишком многословны, брат Караал.

— Вы верно отметили это, брат Валиир. Он еще молод для своего сана.

— Молодость — порок, который исцеляется временем и молитвами.

— Вы истинно чисты, брат Валиир. Да услышит вас тот, чье истинное Имя неназываемо.

Четыре последних фразы были произнесены тусклыми, скрипучими, совершенно одинаковыми голосами; сочный же монолог, предшествовавший им, был выдан молодым, хорошо поставленным жирным баском, даже неприличным в этих мрачных стенах. Именно сюда привели Леннара. Ревнители, конвоирующие его, тотчас же исчезли; Стерегущий Скверну только указал на Леннара величественным жестом и тоже растворился в складках голубоватого полумрака, из которого, казалось, было соткано все внутреннее пространство гигантского Храма в Ланкарнаке.

Наедине с Леннаром остались трое. Один, в просторном синем облачении, с широким лицом и окладистой бородой, производил вполне приятное впечатление. Он расположился за огромным каменным столом, заваленным свитками, стеклянными и металлическими сосудами, а также массой других предметов, о назначении которых Леннар если и догадывался, — то очень смутно и неопределенно. Бородач помахивал в воздухе свитком и с интересом рассматривал приведенного к нему человека.

Двое других стояли у дальней стены, почти сливаясь с колоннами. Эти двое были похожи, словно братья: желтые пергаментные лица, птичьи носы, мелкие черты лица; тощие фигуры напоминали два малокалиберных щуплых бревна, вокруг которых обернули материю. Ни рук, ни ног не было видно в длинных складках одеяний. При появлении Леннара оба как по команде накинули на головы капюшоны. Теперь из-под надвинутых до бровей капюшонов подозрительно поблескивали крысиные глазки и торчали острые безволосые подбородки.

Бородатый толстяк сказал:

— Очень хорошо, дружок. Ну-ка встань вон туда. Ближе к свету. Все-таки интересно видеть счастливчика, которого привел ко мне сам Стерегущий Скверну. Ну-ка… да-а-а! Интересный ты тип, парень! Выпиваешь поди, а? Ну-ну, не скромничай! Я к тому, что перед ритуалом умерщвления обычно исполняют последнее желание… э-э-э. Так я тебе советую попросить мантуальского вина, только не того, что у Цензоров, у них кислое… а которое в погребах старшего Ревнителя Гаара! Тот вообще любитель хорошо провести время, хе-хе…

— Мы полагаем, что нет нужды напоминать вам, брат Караал, что мы, Цензоры, вообще не пьем вина, — сказала одна из мрачных капюшонных личностей и дернула подбородком.

— Мы полагаем, — эхом откликнулась вторая.

— Кроме того, вы недопустимо свободно говорите с этим человеком, брат Караал.

— Недопустимо… человеком, — кисло промямлил второй.

— Да ну вас! — Толстяк махнул мясистой, похожей на окорок рукой. — Ты не обращай на них внимания, дружок. Клянусь прямой кишкой жертвенного крокодила, не стоит!.. Они — Цензоры, им и вменяется в обязанность гнусить, налагать запреты и вообще портить настроение. А вино у них в самом деле кислое. Достаточно взглянуть на них самих. Ладно. К делу. Я — старший Толкователь Караал, один из Трех. Несколько десятков восходов тому назад, уж и не упомню точнее, я провел большой гадательный ритуал, извлек из него свод предсказаний и, истолковав его, как предписывает Книга Святейшего Параграфа, обнаружил, что вскоре состоится событие, способное обрушить привычное течение нашей жизни и угрожать Благолепию.

Услышав последнюю фразу, оба Цензора вознесли тощие как щепки руки и пробормотали короткие дежурные молитвы. Не обращая на них никакого внимания, старший Толкователь Караал продолжал:

— Я долго сопоставлял полученные мною сведения и наконец сумел установить следующее: неподалеку от деревни Куттака или в самой деревне произойдет ТО САМОЕ, могущее перевернуть судьбы всего Арламдора событие, и будет оно связано с крестьянином Ингером, кожевенником, который ездит на рынок Ланкарнака торговать своими изделиями.

Удалось установить примерные сроки. Младшему Ревнителю Моолнару было указано найти Ингера и вызнать то событие, которое грозит такими последствиями. При этом нельзя было действовать насильственно — так гласило полученное мною толкование.

— Воистину! — синхронно пробормотали тощие личности в капюшонах.

— Спустя некоторое время я провел еще один большой гадательный ритуал и уже более точно установил, что событие это — появление в деревне Куттака человека, которого найдут близ оврага, преграждающего дорогу к Проклятому лесу. Им и оказался ты, дружок. Хе-хе!.. Как же это тебя угораздило забраться в Проклятый лес? Я даже своему пятому ослу, у которого вчера от хвороб отвалился хвост и отнялись задние ноги, не пожелал бы забрести в это милое местечко. Ну? Как ты туда попал? Осла, правда, все равно пришлось забить…

Оба Цензора осеняли себя оберегающими знаками: наверное, даже упоминание Проклятого леса в пределах Храма считалось не бог весть каким благоприятным событием. Леннар же пробормотал:

— Н-не помню.

— Не помнишь? Выпил, что ли? У нас вот один старший послушник тоже выпил и…

— Брат Караал, вы разглашаете непосвященному мирянину тайны Храма, ибо говорите о его служителе! — возгласил первый Цензор, а второй усиленно закивал.

— Ну, если то, как послушник Габер блевал с крыши свинарника, священная тайна… хм… так уж и быть, помолчу, — пробурчал Толкователь Караал, незаметно ухмыляясь в бороду. — Значит, не помнишь?

— Нет.

— Об этом тоже говорилось в толковании. «Придет человек, и будет его память затемнена, но страшные тайны, скрытые и от самого их носителя, будут вызревать под черепом, аки гроздья; и черен тот виноград», —нараспев процитировал Караал, явно довольный бойким слогом своего толкования. — Ничего, для того тебя сюда и доставили, любезный. Садись на скамью. Так. Сейчас тобой займемся. Интересная, видно, ты штучка! Смотри не попадись на глаза старшему Ревнителю Гаару, парень-то ты, как погляжу, сим-па-тич…

— Брат Караал!!! — измученно проскрипели оба Цензора, отшатываясь в разные стороны.

— Молчу, молчу, больше не буду… клянусь Третьим уложением Плешивых змей! — отозвался разбитной Толкователь. — Значит, так. Э-э-э… Как тебя бишь?..

— Леннар.

Что-то дрогнуло в массивном лице Толкователя. Кажется, впервые за все время разговора оно стало серьезным, почти мрачным. Леннару вдруг почудилось в этом лице что-то смутно знакомое, словно когда-то он уже видел этого человека. Хотя, вне всякого сомнения, такого быть не могло ни при каких обстоятельствах.

Впрочем, уже в следующую секунду Караал распустил вольготную ухмылку по всему лицу и воскликнул:

— Леннар?! Хорошее имечко! А то представляешь, моего любимого гадательного орла с перьями семи разных цветов нарекли Кууркаголисапатамом! Говорят, так рекли боги. Ну? Не издевательство ли это? Про богов-то я верю: только богу под силу выговорить такую ахинею. — (Оба Цензора, биясь головами о колонны, тихо, невнятно застонали.) — Правда, я его зову сокращенно: Курка. Ну ладно, приступим. Мм… Клуппер?

— Леннар.

— Ну да. Леннар.

— У него почти святотатственное имя, — вдруг произнес, отделяясь от стены, один из Цензоров. — Вторая Книга Чистоты прямо указывает: ни одного сдвоенного поющегозвука [6]в имени человека из черни. А у него так и напрашивается — Леннаар. Известно, что двойные поющие могут быть только в именах священнослужителей, тройные поющие — в именах царей и верховных жрецов Храма Благолепия, и четверная поющая есть только в Имени великого Ааааму!

При этом имени обе щепкообразные личности широко раскинули руки, потом подняли их к потолку, растопырив пальцы что было возможности. Старший Толкователь Караал досадливо постучал пальцем по каменному столу и проговорил с осторожной ноткой недовольства:

— Ладно, не будем о Книге Чистоты, тем более Второй. Сел? Хорошо. Ну что ж, — пробормотал он себе под нос — Раз сам Стерегущий… попробуем сразу взять быка за рога… нечего размениваться на ерунду. А если… если… Ладно! Рискнем!!! — Он посмотрел на Леннара и потеребил свою окладистую бороду. — Ты как? Не дрожишь? Ну и добро! Теперь надень на голову вот эту штуку… — Он подал Леннару нечто отдаленно напоминающее королевскую корону с загнутыми внутрь зубцами.

Когда Леннар натянул штуковину на голову, зубцы довольно чувствительно уперлась в макушку. Кроме того, он тотчас почувствовал, что «корона» вовсе не мертва — она глухо содрогается, пульсирует, словно внутри содержится какой-то скрытый механизм. Толкователь встал из-за стола — он оказался довольно коротеньким человечком с обширной талией и покатыми плечами — и, подойдя к Леннару, принялся осматривать его, в то время как оба Цензора простерли к бедняге свои тощие лапки, похожие на копченые птичьи конечности…

Процедура продолжалась довольно долго. Наконец Леннар был отпущен. Брат Караал проводил его, кажется, несколько озадаченным взглядом. Леннар не знал, да и никак не мог знать, что сразу же после его ухода Толкователь брат Караал выгнал обоих Цензоров, невзирая на их протестующие скрипучие попискивания. Он тщательно запер дверь и, осмотревшись, вынул из пыльной ниши большую кожаную флягу с вином. Плеснул себе прямо в кувшин, отпил, чуть поморщился. В следующие несколько мгновений он вылакал весь кувшин и, утершись широкой ладонью, подошел к книжным полкам. Полки были огромные, во всю стену и от пола до потолка, в два человеческих роста. Книжными они назывались с известной долей условности, потому что вмещали много разной всячины, к книгам отношения совершенно не имеющей. Караал засопел, запуская руки в содержимое полок. Он долго рылся в томах, свитках, кипах бумаг, раздвигая какие-то коробки, костяные и металлические ларцы, погребцы, обтянутые темной тканью, металлические же трубки, стеклянные колбы и пробирки, две или три из которых упали на пол и разбились. Наперебой пошли какие-то резкие, перешибающиеся один другим запахи: сначала — сильный травяной, едкий, тянущий прелым сеном, затем — аромат тонких духов, в который чуть добавили жар разогретого металла; напоследок все было перебито жуткой вонью, омерзительным, тухлым миазмом, с которым можно было бы сравнить разве что вонь городской канализации, до отказа загаженной трупиками мирно разлагающихся крыс, собак и разного рода несчастливых бродяг (о многом другом из содержимого подземных городских стоков все-таки умолчим).

Старший Толкователь Караал, впрочем, не обращал внимания ни на вонь, ни на осколки разбитых стеклянных сосудов. Он подставил мощный приземистый табурет, потом пододвинул лавку и взгромоздил табурет уже на нее. Взобрался наверх. Балансируя на этом ненадежном основании, он приподнялся, на цыпочках и, напрягшись, вытянул руки промеж книг, отодвигая их так, что несколько томов сорвались с полки и, распахнувшись, полетели на пол. Он шарил до тех пор, пока по лицу не заструился пот, а в ноздри не забилась обильно пыль, серая, назойливая и утомительная, как скучная книга. Наконец он одобрительно промычал и, нагнувшись, тяжело спрыгнул на пол.

Обе руки его были не пусты.

В правой он держал массивный том в переплете из грубой бычьей кожи. На коже стоял черный оттиск, изрядно стершийся от времени. В левой у него был предмет, странный как по внешнему виду, так и по самому своему наличию в этом помещении, совершенно чуждом ему. Предмет представлял собой нечто вроде черной диадемы с отходящими от нее «веточками» с черными лапками утолщений на концах. Старший Толкователь Караал посмотрел сначала на книгу, потом на диадему, потом положил и то и другое на стол и, подумав, налил себе еще вина.

— Проклятая память!.. — буркнул он. — Да нет, это я себе напридумывал… К тому же пристрастие к хорошему вину… Напиточки покрепче… Пьянство не способствует ясности рассудка. Примерно так сказал бы этот засушенный чернослив — дурацкие жрецы Цензоры… Ладно! — Заметно опьяневший брат Караал врезал кулаком по столешнице. — Завтра… завтра проверим! А хорррошее вино в подвалах у здешних ханжей, а?..

Вскоре веселый Толкователь спал, испуская богатырский храп, положив голову на книгу, на поиски которой он затратил столько времени и усилий. И даже не открыл ее.

Тем временем Леннар…

Против ожидания, его отвели в довольно приличную комнату. Вскоре молодой послушник по имени Бреник принес ему еды. На красивом лице послушника застыло чопорное, нарочито непроницаемое выражение, губы были поджаты, словно Бреник боялся выпустить из них что-то непередаваемо важное — попросту проболтаться. Леннар, заморгав, устало спросил:

— У вас все такие серьезные? Кроме старшего Толкователя Караала, разумеется, — тот веселый мужик, хотя и занимается разной ерундой.

Послушник отпрянул испуганно. Он что-то пробормотал насчет нарушения Чистоты и того, дескать, не дай боги, чтобы слова гостя Храма дошли до всеслышащих ушей Цензоров. Он так и сказал: «гостя Храма». После этого он мотнул головой, словно стараясь таким лошадиным способом стряхнуть с лица испуг, и исчез.

На следующий день Леннара снова вызвали к Толкователю Караалу, при котором все так же присутствовали два щепкообразных Цензора. Улучшению Настроения они не способствовали, да и не могли по определению. Мало-помалу Леннар начал готовиться к худшему…

Собственно, сначала все шло по вчерашнему распорядку. Цензоры скучно стояли за спиной старшего Толкователя, потом один ушел, второй остался. Брат Караал, кажется, уже подвыпивший, привычно шутил, пересыпая свою речь бойкими словечками, не приличествующими церемонному служителю ланкарнакского Храма. Он спросил у Леннара:

— Ты как, выпить любишь?

— Я? — переспросил Леннар. — Это… пока не знаю.

— Так. Понятно. Значит, пьешь. Рот есть — значит, пьешь. С этим выяснили, клянусь яйцами священного осла Йиракарама… разрази меня Ааааму!

Упомянув имя бога в таком своеобразном соседстве с пикантными фрагментами ослиной анатомии (и ничуть этим не смутившись), старший Толкователь Караал немедленно налил Леннару вина в довольно вместительную чашу. Леннар подумал, что едва ли его собираются отравить. Скорее всего, этот веселый жрец в самом деле желает, чтобы он, невольный гость Храма, немного расслабился, стряхнул напряжение. Конечно же он преследует какие-то свои цели. Ну и ладно!.. Леннар выпил. А что!.. Вино оказалось отличным на вкус, терпким, сладковатым, приятное опьянение тотчас обволокло голову, в теле поселилась ласковая, бархатная истома. Отличное винцо у храмовых сидельцев, ничего не скажешь!

— Еще! — неожиданно для себя попросил Леннар.

Жрец Толкователь посмотрел на него, кажется, с явным одобрением. Тотчас налил еще, да и себя не забыл. Цензор отвернулся к стене. Кажется, он понял бесплодность своих попыток как-то регламентировать бурную деятельность брата Караала. Толкователь посмотрел на Леннара чуть исподлобья, испытующе, а потом, опрокинув свою чашу в широкий рот, махнул рукой и выговорил:

— Кем бы ты ни оказался… ладно! Приступим. Пей, пей!

И, не дожидаясь, пока Леннар допьет, он надвинул ему на лоб какую-то черную «диадему», гладкую и прохладную на ощупь. Леннар пил вино — и вдруг почувствовал, как его висков и ушей касается что-то мягкое, и… Пролилась приятная музыкальная трель. Леннар поставил чашу и вскинул глаза на старшего Толкователя. Тот смотрел на испытуемого застывшим взглядом, чуть полуоткрыв рот. Из пальцев брата Караала вывернулась и упала на пол чаша, лопнула с легким всхлипом.

— Боги мои! — вырвалось у Толкователя. — Да разве… о боги!

Какое-то смутное, не оформившееся, но готовое вот-вот выпорхнуть наружу чувство УЗНАВАНИЯ, осознания того, что с ним такое уже бывало, наполнило Леннара. Он повернул голову и, поймав в темном стекле витража собственное отражение, замер от изумления. Над его головой, рисующейся в стекле всего-то навсего неясным темным силуэтом, появилось какое-то сияние, похожее на открывающий лепестки цветок. Оно оказалось мгновенным, почти неуловимым для глаза и тотчас же погасло, и Леннар принял бы его за последствие распития вина… если бы не остановившиеся мутные глаза и перекошенное лицо брата Караала. Толкователь поспешно оглянулся, быстро сорвал с Леннара «диадему» и положил на стол.

— Так, — повторял он, — вот так!.. Ага… хорошее вино, а?

Вероятно, это было первым, что пришло явно растерявшемуся Толкователю в голову. Леннар машинально отозвался:

— Да, хорошее.

Брат Караал прикрыл правой рукой глаза, некоторое время сидел неподвижно. Когда отнял руку от лица, он выглядел несравненно более умиротворенным. Только в глазах блестели какие-то беспокойные, шальные искорки. Впрочем, Леннар был не в том состоянии, чтобы пристально вглядываться в черты лица высокопоставленного служителя Храма.

— Что такое, брат Караал? — осведомился Цензор.

— Мм… да так. А куда подевался ваш… этот… собрат?

— У него появились чаяния, сопряженные… — уныло завел Цензор, но Караал махнул рукой, давая понять, что дальше слушать не намерен.

Он долго смотрел на Леннара, а потом произнес:

— Вот что… придется тебе пройти серьезное испытание. Последнее. Как вчера, только… страшнее. Я и вчера-то сомневался. К другому я не стал бы его применять, потому что… потому что очень тяжело выдержать его. Но ты… ты или выдержишь, или…

— Или? — переспросил чуть хмельной Леннар.

— Или сойдешь с ума и умрешь во тьме, — выговорил брат Караал, и сумрачным, отвердевшим и даже жестоким стало его широкое бородатое лицо, почти все время лучившееся озорной улыбкой.

Леннар судорожно вытянул вперед обе руки.

В то же самое время, когда Караал во второй раз испытывал Леннара с его «затемненной» памятью, уже известный нам старший Ревнитель Гаар вошел в свои покои. Он огляделся по сторонам и произнес вслух:

— Так! А где же этот негодник Бреник? Я же распорядился, чтобы он пришел убирать мои апартаменты! Задница трехглазого и двуязыкого Киллла, покровителя всех лжецов и болтунов, а не послушник!!!

Омм-Гаар энергично прошелся по своим покоям, выставив вперед массивное брюхо и тряся складками просторного храмового облачения. Прицепленный к алому поясу Ревнителя кинжал угрожающе покачивался в ножнах. Не обнаружив в своих апартаментах ничего похожего на какое-либо живое существо, не говоря уж о таком приметном, как человек, он уселся на краешек просторного ложа и, подперев рукой подбородок, пробурчал:

— Ну ничего… от меня еще никто легко не отделывался. Он же не Толкователь, у него нет права неприкосновенности. Так что я могу прикасаться к нему сколько душе угодно!

И, довольный своим гнусным каламбуром, старший Ревнитель захохотал, показывая крупные хищные зубы. Если бы эти его слова мог слышать Леннар, он тотчас припомнил бы двусмысленную фразу Толкователя Караала: «Смотри не попадись на глаза старшему Ревнителю Гаару, парень-то ты, как погляжу, симпатичный». Дальше Цензоры просто не дали договорить, да и Караал не очень-то стремился пополоскать грязное белье такой внушительной и, главное, нечистоплотной особы, как сам старший Ревнитель Гаар.

Ревнитель медленно, с усилием приподнялся, и тут же в дверь робко постучали. Гаар ухмыльнулся. Стук повторился, и омм-Гаар крикнул:

— Не заперто!

Дверь приоткрылась, и вошел среднего роста молодой человек, стройный, в одеянии, не столько скрывающем, сколько подчеркивающем его гармоничное сложение. Он был подпоясан синим кушаком, как предписывалось лицам его степени посвящения, весьма невысокой: младший послушник Храма. Это был тот самый Бреник, который приносил еду Леннару. На этот раз никакой еды в его руках не было, да и не был омм-Гаар голоден. Он окинул вошедшего пристальным липким взглядом и медленно проговорил:

— Явился? Я тебе когда велел?

— Я не успел, — виновато произнес Бреник и облизнул пересохшие губы.

— Не успел? Чем это ты был так занят, что нарушил распоряжение старшего Ревнителя?

— Я относил еду вчерашнему… который… он сейчас у Толкователя Караала. Тот самый…

— Ты же ему вчера уже носил!

— Так сегодня он тоже есть должен, — сказал Бреник таким тоном, как будто на нем лежала личная ответственность за то, что у Леннара на редкость вредная привычка есть каждый день.

Наверное, Ревнитель подумал как раз о чем-то подобном, потому что протянул своим убийственным басом:

— Ладно-о… Я подумаю, какое взыскание на тебя наложить. А сейчас принимайся за работу. Убери мои покои, да так, чтобы и пылинки не было. Вычисти бассейн, смени в нем воду. Проверь оружие и доспехи. А я пока что пойду по делам, как приду-проверю, и смотри у меня, если что не так!!!

За тучным старшим Ревнителем с натруженным грохотом захлопнулась дверь. Послушник Бреник с тоской окинул взглядом огромные апартаменты, которые ему предстояло убрать, и подумал, что в любом случае не успеет: проклятый Гаар придет хоть на несколько мгновений, но раньше, чем послушник нанесет последний, заключительный штрих в уборке. Бреник давно ловил себя на том, что старший Ревнитель выделяет его среди других младших послушников, коих в Храме было около трех сотен. Нельзя сказать, что Бреник был худшим, более того, он мог с полной уверенностью считать себя одним из лучших. Так, однажды сам Стерегущий Скверну сказал ему теплые напутственные слова и подарил серебряный браслет, посвященный Мжиририталу (этим трудным именем звался бог труда и усердия, и приходилось тратить немало усилий уже на то, чтобы хотя бы произнести его имя, — и произнести по всем правилам благочестия и чистоты веры). Такого браслета удостаивались только те из послушников, кто проявил похвальное усердие в изучении священных ритуалов, богословия и дисциплин, воспитывающих крепость тела: ибо служитель Благолепия обязан быть сильным и чистым не только духом, но и телесно.

Все это нисколько не интересовало старшего Ревнителя Гаара, и его придирки к послушнику Бренику становились все более частыми и нетерпимыми. Это было тем более прискорбно, что Бреник мечтал стать именно Ревнителем Благолепия; у него в отношении этих людей еще были некоторые иллюзии — по молодости ли, по некоторой ли присущей ему наивности. А такое отношение старшего Ревнителя Гаара могло закрыть перед ним двери храмовых залов, где по особым, тайным от всех методикам, готовились Ревнители, без сомнения, лучшие воины во всем Ланкарнаке. Да что там — во всем Арламдоре! Бреник знал, что один Ревнитель в схватке стоит пятерых обычных людей, даже таких молодых и сильных, как он, послушник Бреник.

И это были не пустые слухи…

Не то чтобы он совсем не догадывался о причине придирок Гаара. Нет, глухая, упорно пробивающаяся сквозь покровы молчания и запретов молва уже давно определила мотивы, по которым Гаар не давал жизни молодому послушнику… Нет! Даже думать об этом грех, оборвал себя Бреник. Это все сплетни, нелепое, завистливое перешептывание за спиной славного и заслуженного сановника Гаара! Разве может такой человек, как старший Ревнитель, на самом деле являться носителем тех пороков, которые приписывались ему трусливыми шепотками в кельях? Нет, не может!

Бреник начал уборку. Его руки действовали в четком, слаженном ритме. Мало-помалу он отвлекся от работы, выполняя ее чисто механически. Мысли же его были о другом. Ему вдруг вспомнилось детство, такое недавнее и такое далекое. Вспомнил рассказы бабушки о великом боге Ааааму, благословившем Арламдор и все Верхние и Нижние земли на сохранение рода человеческого, на соблюдение чистоты и Благолепия. Тогда, мальчиком, он представлял себе того, чье истинное Имя неназываемо, прекрасным воителем на крылатом белом коне. Бог величественно поднимался в небо, чей простор священен для каждого верующего, и простирал руку, благословляя спасенный им народ… Ааааму казался совсем молодым, наверное, ненамного старше, чем вот сейчас Бреник, с реющими на теплом ветру длинными волосами и в белом одеянии с голубой каймой, символом Неба. А за спиной летящего бога сидела… Нет, нельзя, нельзя! В свое время бабушка прочитала Бренику ошеломляюще красивую балладу о Святой Чете — боге Ааааму и его спутнице с парящим, поющим и светлым, как купол небес, именем Аллианн. Было у нее и другое имя: Та, для Которой светит солнце.

Наверное, именно эта баллада привела совсем тогда юного Бреника в Храм. Ему казалось, что именно здесь, в этих величественных стенах, он будет ближе к своей мечте — светлому богу-спасителю на летящем белом коне и невыразимо прекрасной женщине за его спиной, обнявшей обеими руками стройный стан того, чье истинное Имя неназываемо. Но тут его постигло страшное разочарование… Оказывается, для непосвященного не могло быть никакой Аллианн, это ересь, попрание Благолепия, и согласно канонам — Ааааму одинок. К тому же его настоящее имя нельзя было произносить, да и не знали его простые смертные.

Бреник не сразу вник в непроходимые дебри богословия и едва за это не поплатился. Обошлось, впрочем. Но отныне Бреник предпочитал не вспоминать о прекрасной мечте своего детства, чете небожителей на парящем в небе скакуне…

Распахнулась дверь, и вошел омм-Гаар. Вошел как всегда — шумно, громоздко, с сопением. Он взглянул сначала на Бреника, потом на результаты его кропотливой работы, потянул носом воздух… Работа была закончена и сделана так тщательно, что даже старший Ревнитель Гаар, способный уличить новорожденного ягненка в убийстве льва, не сразу нашелся что сказать. Впрочем, на то он и старший Ревнитель, чтобы…

— Так, — сказал он с откровенно недоброй интонацией, — я вижу, ты делаешь успехи в ублажениистарших по сану. Молодец, Бреник. И бассейн вычистил, и мраморные плитки протер, и воду сменил? Воистину ты примерно исполнил мое повеление. Умница!

Эта похвала отчего-то испугала младшего послушника Бреника куда больше, чем самая витиеватая и далеко идущая угроза в его адрес, на которые был щедр старший Ревнитель Гаар. Он заморгал и уставился на огромного, тучного сановника, который неспешной походкой приближался к нему. На толстом лице омм-Гаара, как масляное пятно на поверхности воды, медленно расплывалась липкая улыбка. Характер этой улыбки мог определить даже такой неопытный и слегка наивный человек, как младший послушник Бреник. Да!.. Все те слухи, которые распускали о старшем Ревнителе, о его якобы любви к молоденьким мальчикам, о том, что ключник Храма ставит на уборку покоев Гаара только самых смазливых пареньков из числа послушников, — все это оказалось правдой! Бреник содрогнулся от отвращения, и в ту же секунду огромная лапа омм-Гаара легла на его плечо. Снизив голос до какого-то сладкого мурлыканья (казалось, такой тембр ну никак невозможно выдоить из могучего баса старшего Ревнителя!), омм-Гаар произнес чуть нараспев, налегая на гласные, или поющие, по выражению Цензора (ох, сюда бы его!):

— А теперь я хотел бы попросить… Не приказать! Попросить!

— …попросить тебя еще об одном одолжении.

«Одолжении»! Не беспрекословном исполнении приказа, а — одолжении! И голос, голос — какое-то мармеладно-шоколадное варенье, а не привычный рык старшего Ревнителя, к которому так привык Бреник, да и все другие служители или невольные гости Храма! Бреник попытался высвободиться, но Гаар, утратив свой бас, ничуть не утратил силищи, а она у него была богатырская. Бреник знал, что в любом случае у него, младшего послушника, не будет ни единого шанса — омм-Гаар гораздо сильнее, а равно, несмотря на внешнюю неуклюжесть и громоздкость, быстрее и скоординированнее. Все-таки — не поваренок с заднего двора, а старший Ревнитель!

— Я хотел бы проверить, как тщательно ты сменил в бассейне воду, — продолжал омм-Гаар. — Искупайся там, милый. А если все в порядке, то я присоединюсь к тебе, и мы выкупаемся вместе. Ну же!.. Ты что, меня стесняешься? Ты же, как я помню, мечтал о том, чтобы обучаться на Ревнителя. Так это первый шаг: доверять своему будущему наставнику. Ну же!..

Бреник побледнел. Сквозь сжатые зубы вырвалось прерывистое, сдавленное дыхание. По спине прокатилась ледяная волна… Уже в следующий миг Гаар, потеряв терпение, рванул Бреника за плечо, и клок послушнического одеяния остался у него в руке. Бреник слабо вскрикнул и хотел отскочить к стене, но с непостижимой быстротой Гаар настиг его, накатился, вцепился обеими руками и стал попросту срывать с него одежду.

— О Ааааму!.. — вырвалось у сопротивляющегося Бреника.

Тошнота подкатила к горлу, когда он увидел у самого своего лица полуоткрытый слюнявый рот старшего Ревнителя, почувствовал его несвежее дыхание. Неизвестно, что было бы дальше… Впрочем, припасем эти стыдливые отговорки для какого-нибудь другого, более достойного и более неопределенного случая. ИЗВЕСТНО, что было бы дальше, когда бы в роковой для Бреника и его мужественности миг в двери не постучали. Стук повторился, потом снова и снова, уже с большей силой и настойчивостью, а потом стучавший удостоверился, что двери не заперты, и попросту ворвался в покои старшего Ревнителя. Распаленный омм-Гаар повернул голову, чтобы встретить нарушителя спокойствия (если к вышеописанной сценке вообще применимо подобное определение) рыком, которым он пугал в Храме всех от мала до велика… Но увидел, что к нему явился единственный человек, который ничуть не боялся его басовых раскатов.

Это был не кто иной, как Стерегущий Скверну.

И ворвался он к омм-Гаару с совершенно не приличествующей его возрасту и сану поспешностью.

Счастье старшего Ревнителя, что глава Храма был подслеповат. Иначе он успел бы разглядеть то стремительное движение, жест, скорее тычок, которым омм-Гаар загнал почти голого Бреника под ложе. Понятно, что Стерегущий Скверну едва ли одобрил бы наклонности брата Гаара. Для Ревнителей в отличие от Цензоров и Чистого духовенства, куда входили сам Стерегущий Скверну и трое его приближенных, целибат и целомудрие вообще не были обязательны. Однако это не извиняло противоестественных наклонностей Гаара и особенно того, как он эти наклонности распространял на послушников Храма. Разумеется, сам старший Ревнитель превосходно понимал это, и теперь он переводил дух, искренне надеясь, что Стерегущий Скверну ничего не успел заметить.

Ему повезло (Бренику, понятно, тоже). Стерегущий Скверну в самом деле ничего не заметил. Его обуревали куда более серьезные тревоги, и в апартаменты омм-Гаара он ворвался явно не с целью застать тут голого послушника, растлеваемого коварным старшим Ревнителем. Нет, конечно же нет! Омм-Гаар вообще не мог припомнить, чтобы Стерегущий вот так врывался к нему и при этом развивал непозволительную скорость. Значит, случилось что-то серьезное. ОЧЕНЬ серьезное.

Гаар вглядывался в скульптурное лицо владыки Храма, и чем больше он смотрел, тем основательнее забывал о послушнике Бренике, дрожащем под ложем. Смертельная тревога искажала черты Стерегущего. Под глазами пролегли тени, взгляд лихорадочно заострился; жесткая складка рта сломалась, уголки губ опустились книзу, и сейчас величественный настоятель ланкарнакского Храма походил на простого смертного, которого застигли врасплох за каким-то предосудительным занятием. Гаар, который сам едва не был пойман на месте преступления, прекрасно почувствовал смятенное состояние Стерегущего. Но что, что повергло главу Храма в шок? В такое непозволительное для его сана ошеломление?

Стерегущий Скверну преодолел пространство комнаты до того места, где стояло ложе с прятавшимся под ним Бреником. Он рухнул на ложе и, стараясь отдышаться, выдавил:

— Страшная!.. Угроза!.. Благолепию!..

— Что такое?

Стерегущий помолчал, пока почти полностью не восстановил дыхание, и, подняв на Гаара глаза, вымолвил уже спокойнее:

— Я только что говорил с братом Караалом. Жуткие истины приходится мне выслушивать на склоне лет, и, наверное, не заслуживал я того, чтобы на мою голову и на головы служителей вверенного мне Храма легло такое проклятие! Горе, горе! Думаю, что придется сообщить самому Сыну Неба — туда, в Первый Храм! В Ганахиду…

— Что же сказал Караал? — медленно проговорил Гаар, невольно подаваясь вперед, ближе к Стерегущему.

Глава ланкарнакского Храма ответил, выцеживая каждое слово через силу и морщась, будто от острой, накатывающей приступами боли:

— Он допытывал того человека, которого вчера твои люди привели в Храм. У него «затемненная» память, как утверждал брат Караал. Вчера он применял к нему заклинания из Второго Параграфа, главу о Белом Катарсисе, а потом надел ему на голову Убор Правды. А сегодня решил применить сильнодействующее средство и снова с Убором Правды допытывал Леннара по Большому ритуалу Милверра. [7]

— Как? — Омм-Гаар вздрогнул. — Толкователь решился?..

— Как ты знаешь, этот ритуал в дознании можно применять редко и с большой оглядкой, потому что уж слишком велики силы, которые высвобождаются по мере его проведения. Толкователь рисковал рассудком допытываемого…

— Да, я помню, как в последний раз, когда применяли этот ритуал дознания, несчастный поседел, скрючился и тихо сошел с ума. Кажется, это был отступник из андольского Храма.

— Да, правая рука тамошнего Стерегущего Скверну, — после паузы отозвался настоятель Храма. — Даже особа такого сана и уровня посвящения не вынесла. А этот… этот Леннар…

— Что?

— Выдержал! Страшные бездны открылись Толкователю! Он говорит, что наше счастье только в том, что этот Леннар из Проклятого леса и сам не знает, на ЧТО способен. Его память, его силы еще дремлют под гнетом, природа которого еще не до конца выяснена Толкователем.

Омм-Гаар помедлил, словно не решаясь высказать какую-то пришедшую ему на ум мысль. Потом все-таки сказал:

— А может, брат Караал… Он ведь известен как неподобающий весельчак и шутник. Мне докладывали Цензоры о его выходках… и…

— Нет, нет, что ты!!! — Стерегущий Скверну замахал на него руками. — Я знаю, что брат Караал склонен к поступкам, не приличествующим особе его положения, и что только неприкосновенность, даруемая каждому из Трех Толкователей, позволяла ему порой избежать заслуженного взыскания или даже строгой кары. Но, шутя в малом, он не мог ввести нас в заблуждение в ТАКОМ!.. Видел бы ты его лицо! Мне даже показалось, что в его бороде, всегда черной как смоль, мелькнула седина. Все!.. — Стерегущий Скверну поднялся с ложа. — Большего я пока сказать не могу. Все остальное будет сказано на площади Гнева, где надлежит провести аутодафе. Надлежит умертвить этого Леннара с соблюдением всех необходимых ритуалов и применить при этом Меру Высшей предосторожности!

Старший Ревнитель Гаар облизнул пересохшие губы.

— Даже так? — тихо спросил он.

— Да! Сейчас этот Леннар из Проклятого леса еще слаб, как червь в трещине пересохшей почвы, но когда взойдет Большая звезда, он может стать сильнее, и только боги и сам светлый Ааааму, чье истинное Имя неназываемо, могут знать, что произойдет после!

— Что должен делать я?

— Немедленно собирать Ревнителей! Необходимо схватить ВСЕХ людей, с которыми этот Леннар мог общаться: крестьян, стражников… всех!!! Они должны умереть. Мы не можем рисковать.

— Я тоже говорил с ним. Что, меня тоже?..

— Мы — посвященные высшего ранга, а это другое дело. Брата Караала защищает священная неприкосновенность Толкователей, тебя и меня — наш сан, а все остальные…

— Но еще были Цензоры, а также младший Ревнитель Моолнар и с ним еще…

— ВСЕХ! — негромко, но решительно перебил его Стерегущий Скверну. — Все! Я сказал свое слово. Выполняй!

И глава Храма ретировался, теперь уже степенным и неспешным шагом. Гаар проводил его взглядом, потом тщательно запер двери и, подойдя к ложу, одним рывком извлек оттуда бледного как смерть, трясущегося младшего послушника Бреника. Он окинул его мутноватыми глазами и наконец произнес:

— Значит, так. Сейчас иди в свою келью и сиди там как мышь, никуда не смей и носа казать. Я сам тебя вызову. А если ослушаешься, — кинжал Гаара с неуловимой быстротой выскользнул из ножен и уперся в грудь Бреника; из-под острия показались несколько капель крови, — убью собственными руками и освежую, как быка, чтобы никто и не вспомнил, как выглядит твоя поганая харя и прочее дерьмо! Ты меня понял, отродье ящерицы?.. Пошел!

На ходу накидывая одежду, Бреник покинул покои старшего Ревнителя. Однако, пройдя часть галереи, он укрылся в одной из настенных ниш и тут, постаравшись успокоиться, смирить крупную дрожь во всем теле, задумался. А подумать было над чем. Надругательство, которому он подвергся бы, не приди неожиданно Стерегущий Скверну, сменилось другой угрозой, и куда более серьезной. Контуры этой угрозы еще смутно вырисовывались во всполошенном мозгу Бреника, но он уже твердо решил: в свою келью идти пока что не стоит.

«Вот дела, — думал он, — такогоне то что я, а и старожилы Храма, наверное, не вспомнят. И Стерегущий! Никогда не слышал у него такого голоса! Кто же такой этот Леннар, если уже сейчас, когда он сидит в клети, из-за него учинился такой переполох? Ну и ну!»

Зловещие слова Стерегущего вдруг припомнились охваченному смятением послушнику: «Необходимо схватить ВСЕХ людей, с которыми этот Леннар мог общаться… Они должны умереть…»

Всех! Но ведь он, Бреник…

Послушник со слабым стоном сполз по стене на пол. Холодный камень плит оледенил тело. Всех! Но ведь он носил ему еду! И даже перекинулся с ним парой фраз! А это значит… это значит, что его тоже умертвят.Нет никакого сомнения, что так оно и будет. Если Стерегущий допускает умерщвление даже Цензоров, которые присутствовали при дознании, то уж его, какого-то младшего послушника… Его прирежут как кролика.

Бреник поднялся с пола. Что толку лежать тут, как рыхлая баба на сносях? Он в любом случае обречен, если будет сидеть сложа руки, поддаваясь панике. Нет, нужно действовать, решил Бреник, и действовать тем более решительно, что терять ему нечего. Это уж точно. Куда ни кинь — всюду клин. Если он пойдет в келью, рано или поздно его вызовет к себе старший Ревнитель Гаар, а может, и не посчитает нужным беспокоить себя, а подошлет кого-то из своих людей. — все равно боевой сноровки любого из Ревнителей, даже младших, даже Субревнителей, хватит на десяток таких послушников, как Бреник. Если он не пойдет к себе в келью, а будет прятаться, все равно его рано или поздно найдут… а Гаар уже объявил, что сделает с Бреником в случае ослушания.

Одно-единственное желание, от которого все завертелось перед глазами и стало ослепительно светло, заполонило Бреника: бежать, бежать! Из этих стен, еще недавно столь благостных, а теперь грозящих смертью, стен, напоенных угрозой и ложью! Бежать, не думая и не надеясь!..

А он?

Тот, из-за кого произошло все это? Будь он проклят, тот, кто навлек эти беды!..

Перед глазами Бреника вдруг всплыло печальное лицо человека, из-за которого, собственно, и началась вся эта сумятица, если не выразиться сильнее. «У вас все такие серьезные?» — спросил тогда он, кажется, особенно и не ожидая ответа. Бреник припомнил выражение собственной физиономии: конечно же младший послушник в Храме Благолепия, как же ему еще держать себя с каким-то еретиком, нарушителем законов Чистоты, носителем «грязного» знания?.. Бренику стало противно. Только сейчас он сумел заставить себя взглянуть на Храм, на Ревнителей и на весь клир глазами, не замутненными слепым обожанием. Как, он хотел стать похожим на такого, как Гаар, на такого, как Стерегущий Скверну, способного легко отправить на мучительную казнь десятки людей, даже не понимающих, в чем их вина?

Бреник стиснул кулаки. Нет!.. Отказаться от всего, чему его учили и во что он истово верил? Что говорил его первый наставник, мудрый, хриплоголосый Ямаан? Тот, кто обязался перед Храмом за него, Бреника, великим ручательством Ухода? Он сказал бы: «Трусость — самый страшный грех, ибо он влечет за собой все остальные: предательство, ложь, поругание клятв, скрепленных именем пресветлого Ааааму! А что, как не трусость, то, что ты собираешься сделать? Бегство, позорное бегство, а ведь в Храме находится человек, которому опасность угрожает в еще большей мере, чем тебе! Предупреди его! Открой глаза незрячему!..»

Бреник мотнул головой. Нужно ли сделать это?.. Нет времени на колебания, нет времени на то, чтобы задушить сомнение! Бреник бросился по галерее, туда, где начиналась огромная каменная лестница, ведущая в десятое из восемнадцати «щупалец»-тоннелей Храма.

Тоннель вел в узилище — туда, где содержались пленники.

Туда, где Леннар.

Приближающийся топот множества ног заставил Бреника нырнуть в одну из ниш и, прижимаясь спиной к холодной, покрытой искусной резьбой стене, дождаться, пока мимо него пройдет отряд Ревнителей. Рослые, статные, в боевых панцирях и при полном вооружении, они прошли мимо послушника единой колонной, ни на мгновение не сломав строя. На фоне этих испытанных всеми видами смерти воинов Бреник вдруг показался себе жалким. А может, это только проверка?.. Его проверяют на силу духа, а он тотчас же сломался, уступил, побежал освобождать врага Благолепия?.. Ведь просто так никого не хватают, никого не помещают в узилище. Враг, враг?.. Сердце Бреника билось, как накрытая ладонью птаха. Ревнители давно уже прошли, а он все еще стоял в нише, не в силах идти дальше. Мучительные сомнения глубоко пустили корни в юном послушнике. Куда идти? Что выбрать? Смирение и послушание или…

Вдруг ему припомнился слюнявый рот Гаара и его тяжелые лапищи, срывающие одежду. Угрожающий голос Ревнителя… слова Стерегущего, мерно падающие на каменный пол, как воск со свечи: «Убить… всех… всех, кто с ним…» И снова — рот, лапищи… Физическое отвращение вдруг вытеснило все колебания лучше любых рассуждений, самых убедительных, самых действенных.

Послушник Бреник выскочил из своего укрытия и опрометью бросился по галерее.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | cледующая глава



Loading...