home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Корабль, транспортный шлюз № 21

— Четыре буквы. Четыре буквы…

Чувства Константина Гамова, прильнувшего подобно почти всем прочим членам экипажей двух космических кораблей к иллюминатору, можно понять. То, что сейчас находилось в пугающей близости от них, именовалось невзрачным коротеньким словом шлюз, состоявшим, как то верно подметил филолог Гамов, из четырех букв. Шлюз — слишком коротенько и невзрачно звучит, чтобы охватить, поименовать то громадное, ошеломляющее нечто,открывшееся космонавтам во всем своем космическом великолепии. Если вынуть из Тихого океана объем воды, заключенный в перевернутом усеченном конусе диаметром в километр в основании и высотой в одиннадцать километров, что соответствует глубине океана в районе Марианской впадины, — а потом подсветить изнутри образовавшуюся в теле океана гигантскую воронку, перевить ее полосами светящегося тумана, в котором проскакивают длинные зеленоватые искры длиной от одного метра до нескольких сотен, то тогда можно составить приблизительное впечатление о том, ЧТО такое шлюз номер двадцать один, открывающийся прямо по курсу кораблей «Дальнего берега»…

Влет в шлюз был перекрыт гигантским многосоставным щитом, состыкованным из замысловато изогнутых полос, напоминающих невероятных размеров лепестки цветов. «Лепестки» плотно примыкали друг к другу и при открывании шлюза приобретали центробежное движение, уходя друг под друга и высвобождая доступ в подсвеченный изнутри тоннель слегка эллипсовидной формы.

Полное открывание шлюза заняло около двух часов. С минутами… В течение этих часов оба корабля оказались на расстоянии не более чем жалкой сотни километров от него, и гигантская махина «Арламдора» наполовину загородила Луну. До вхождения в шлюзовое пространство оставалось каких-то несколько секунд… Световое пятно, в центре которого раскрывался шлюз, светилось тусклым, ровным цветом, время от времени распуская возмущения мутных концентрических кругов — словно от эпицентра светящегося сектора шли волны.

В то время как Гамов и практически все остальные члены экипажа не могли оторвать глаз от гигантской светящейся пасти шлюза, профессор Крейцер по сепаратной связи вышел на капитана и дал ему несколько безукоризненно точных указаний, насыщенных цифрами. В иной ситуации капитан Епанчин поинтересовался бы, откуда у профессора Крейцера, столь точно заданные координаты и весь информационный массив в целом, но сейчас, когда прямо по курсу плыли зеленоватые волны подрагивающего силового поля, мягко обволакивающего шлюз, как утренний туман прихватывает глухой степной овраг, капитан предпочел воздержаться от вопросов.

Ионные двигатели, установленные на обоих земных кораблях, включились в режим торможения…

Сразу же после того, как корабли пересекли невидимую границу открывшегося шлюза, угодив в поле искусственного тяготения «Арламдора», приборы показали нарастание гравитации. Несколько километров в глубь шлюза на сорокакратно уменьшившейся скорости, зависший где-то на неизмеримой высоте ребристый свод шлюза, свет в конце гигантского тоннеля… Несмотря на заметно упавшую скорость, она оставалась достаточно значительной, чтобы оценить, насколько существенно сузился шлюз. Если на поверхности корпуса Корабля он достигал в поперечнике никак не меньше километра, то на излете, уже по пересечении границы двух защитных силовых полей, перекрывающих транспортный тоннель, тысяча метров истаяла вдесятеро… Одновременно с суживанием пространства шлюза интенсифицировалось освещение. Пласты и полосы тускло мерцающего тумана на самом влете в глубь «Арламдора» сменились ярким лимонным светом, струящимся не из какого-то определенного источника, а, как казалось, просто напитывающим собой пространство.

Это пространство и было финальным отрезком пути Корабли проекта «Дальний берег» прибыли на место.

Только ощутив, что он плавно опускается на пол и обретает под ногами твердую поверхность, капитан Епанчин, действовавший согласно указаниям Элькана на полном автопилоте, начал медленно осознавать, что проделанный им только что маневр идет вразрез со всеми канонами космического пилотирования, освоенными и принятыми к точнейшему соблюдению на Земле. Оба корабля висели в пространстве на высоте около пяти анниев [35]над перекрытием шлюза. Конечно же никаких видимых опор, поддерживающих корпуса кораблей, не было и в помине, хотя гравитация здесь, бесспорно, присутствовала и примерно соответствовала земной.

За кормой межпланетной станции и космического челнока возвращался в свое посадочное гнездо гигантский выпускной щит — единственная осязаемая преграда (не считая нематериальных силовых полей), отделяющая внутреннее пространство транспортного шлюза от открытого космоса. [36]Если бы у путешественников имелся более существенный обзор и резерв сил для того, чтобы собраться вот сейчас, здесь, немедленно, с мыслями, они поняли бы, что кто-то объявил тревогу, кто-то в экстренном порядке перекрывает доступ через шлюзовой портал — сюда, внутрь гигантского звездолета…

Шагах в ста от зависших почти на одной линии земных летательных аппаратов виднелся бот-сателлит пришельцев. В чем-то он даже напоминал американский спэйс-шаттл, но сейчас не было ни времени, ни желания анализировать признаки сходства и различия… Потому что матово поблескивающие люки этого корабля, похожие на снеговые шапки, были откинуты, и к боту-сателлиту бежали какие-то люди. Если уточнить, бежали только трое, все в длинных и предельно закрытых одеяниях, а еще двое, в таком же облачении, передвигались при посредстве узкой изогнутой панели, напоминавшей бы сноуборд, если бы ей служило опорой хотя бы какое-нибудь подобие снега. Антигравитационные панели с несомыми ими людьми прочертили короткую дугу и, на мгновение зарывшись в тяжелое дымное облако, спускающееся с купола шлюзового тоннеля, вынырнули у самого бота. Из одного люка высунулась чья-то светловолосая голова, перехваченная черной диадемой — или чем-то, эту диадему напоминающим. Разорвался беззвучно рот, и вот — с некоторым опозданием — громоздко грянуло, громыхнуло в гулком пространстве транспортного шлюза № 21:

— Лен-нар-р-р!!!

До непрошеных земных гостей дошла только вторая часть этого имени:

— …нар-р-р!

Между тем в уже перекрытом шлюзе появились другие люди. Они как раз не страдали от холода, как первые увиденные землянами пришельцы, те, что в глухих длинных одеяниях. Вновь появившиеся были почти обнажены, на них были только блестящие узкие штаны, тесно шнурованные у щиколоток, и перехватывающие голову спиралевидные шлемы, закрепленные на шее при посредстве ошейника. Они были вооружены… саблями — с длинными, узкими, загнутыми у самого кончика клинками.

Общее исключение из правил составлял только рыжеволосый человек в длинном плаще. Его шею перехватывал широкий перфорированный ремень, в паре-тройке мест схваченный ядовито поблескивающими металлическими полосами. К ремню этому крепилось оружие посущественнее холодного. Оружие походило на плоского электрического ската в миниатюре. В роли головы ската выступал раструб с двумя черными дулами.

Рыжеволосый поднял раструб и выстрелил.

Он метил не в пятерку беглецов. И даже не в корабли землян, землян, которые уже успели открыть выпускной люк, а несколько самых расторопных членов экипажа — в соответствии с заранее разработанной программой (хотя и немного ранее запланированного) даже спрыгнуть на землю с высоты нескольких человеческих ростов. В том числе — Элькан, Гамов, Абу-Керим (с которого не сводил сощуренных глаз все тот же майор Неделин), а также китаец Минога, которому сейчас очень помогло его спортивное прошлое.

Рыжеволосый стрелял в бот-сателлит.

Неуловимо быстрая вспышка зеленоватого пламени. Жарко полыхнувшие борта сателлита. С первого раза Акилу не удалось пробить защиту корабля, но уже второй выстрел из плазмоизлучателя выбил из корпуса бота пронзительный вой и бешеную вибрацию, словно тот завопил и содрогнулся от боли: это включилась в предупредительном режиме аварийная система.

Бот был серьезно поврежден.

Бот-сателлит был поврежден и, видимо, не только не годился для полета, но и представлял серьезную опасность, потому как сидевший в нем человек с диадемой на голове вдруг вымахнул из люка и прыгнул вниз. Прыгнул он неудачно, его ноги подломились, и в следующее мгновение бот-сателлит глухо крякнул, словно живой, и стал в буквальном смысле разваливаться на куски. Обломками рухнувшей носовой части был тотчас же накрыт светловолосый, извивавшийся на полу, как червяк…

Акил вскинул вверх руки с зажатым в них плазмоизлучателем и торжествующе проорал несколько исступленных слов. Человек в длинном облачении, парящий на гравиплатформе, сделал резкий разворот и, вскинув свой плазмоизлучатель, выстрелил в ответ.

— Кажется, у этих ваших замечательных пришельцев тоже вовсю идет борьба с террористами, — прозвучал над ухом Гамова холодный, язвительный голос Абу-Керима, — эти парни в длинных одеждах ну просто ваххабиты какие-то! Серьезно упаковались. И стволы у них, оружие, значит, — тоже, кажется, серьезное…

В этот момент откуда-то из-под потолка закрытого шлюзового тоннеля спорхнули несколько крошечных фигурок, стоявших на таких же, как у людей в закрытых одеждах, гравиплатформах. Они стремительно помчались вниз, на лету выхватывая тонкие обоюдоострые шесты. Едва ли даже самый умелый стрелок сумел бы на такой скорости снять выстрелом хотя бы одного из них…

— Гареггины Акила!!!

Вся разработанная еще на Земле методика действий была сломана напрочь. Никаких замеров атмосферы, никаких скафандров (за исключением первой пятерки), никаких попыток установить контакт и таблиц, разработанных для этого… Космонавты с Земли один за другим покидали свои корабли. Лишь немногие из них наконец-то начали вникать в сутьпроисходящего. И то, как показали последующие стремительно развернувшиеся события, суть эта оказалась ложной, мнимой, и все было совсем не так, как предположили и сообразно с этим отреагировали земляне.

Гареггины на гравиплатформах двигаются слишком быстро для обычного земного человека. Более того, они двигаются слишком быстро для среднестатистического уроженца Земли, даже когда не пользуются гравиплатформой, что они и показали, как достигли пола тоннеля и один за другим встали смыкающимся полукольцом, перехватывая бегущих людей в длинных одеяниях.

Леннар и Ориана, которые тоже летели на гравиплатформе, поспешили на помощь трем другим Обращенным — братьям Квану О и Майоргу О-кану, а также еще одному инфицированному амиаиином, туну Гуриану. Беллонец, впрочем, не дожил до вмешательства Леннара — он был пронзен клинком одного из гареггинов и даже не успел поставить защиту. Но он не успел и почувствовать боль, поскольку та, другая, боль, что пожирала его изнутри вот уже который день, была намного острее. Так что клинок гареггина принес ему скорее избавление.

С гримасой, так похожей на усмешку облегчения, на серых губах беллонский аэрг рухнул наземь, подломив под себя обе ноги, и так замер.

— Твою мать, — пробормотал майор Неделин, опуская стекло шлема, — они убивают друг друга! Черт побери… они ТАК похожи на нас… Неужели этот Абу-Керим угадал верно?..

На подлете Леннар произвел выстрел из «Дитя Молнии», а Кван О и Майорг О-кан уже вступили в бой. Двое гареггинов, первыми поравнявшиеся с личными телохранителями вождя Обращенных, слишком понадеялись на свою быстроту и отточенность реакции, дарованные им священным червем. Майорг О-кан пробил защиту первого с той же легкостью, с какой он справился бы с любым неопытным новичком, а его брат ударом боевой секиры разнес череп второго сардонара в кровавые ошметки.

Один из обломков черепной кости, описав в воздухе дугу, угодил прямо в стекло шлема одного из землян.

Над головами Квана О и его брата с криками пронеслись на гравиплатформах несколько гареггинов. Один из них оказался в зоне досягаемости Квана О и тотчас же лишился ноги до колена.

Тяжелый туман, дымное облако, свидетельствующее о неполадках в оборудовании транспортного тоннеля, почти достиг напольного покрытия и накрывал сцепившихся в схватке людей.

Костя Гамов видел, как из дымного развала вывалилась высоченная фигура человека с совершенно лысым татуированным черепом. Взлетела и опустилась тяжелая боевая секира, и один из космонавтов упал с пробитой головой. Не помог никакой шлем…

— Кван О! — прокричал Леннар, который еще мог видеть, что делают его телохранители. — Кван О, не тронь их!.. Это не… это не сардонары!..

Это были последние членораздельные слова, прозвучавшие над схваткой. Дальнейшее звуковое наполнение короткой и кровавой батальной сцены было соткано из боевых кличей, бессвязных воплей ярости и ужаса, натужного сопения и треска костей; кто-то плакал, кто-то молился, припав на колени, задыхался в агонии молоденький гареггин, из выпущенных кишок которого просовывал отлакированную черную голову червь гарегг… Ошеломленные, безоружные земляне (те, кто, к своему несчастью, успел покинуть корабли) были раскиданы в разные стороны этим стремительным ураганом из преследуемых и преследователей. Предательский туман придал и без того гибельной бойне дополнительную остроту и непредсказуемость. Впрочем, наиболее сообразительные поняли, что туман этот опускается сплошным столбом и накрывает пространство в сто шагов в диаметре, не более того, а дальше стремительно редеет. В числе этих сообразительных оказались и Абу-Керим, уже успевший подобрать клинок одного из убитых гареггинов, и Костя Гамов, и китаец Минога, и смертельно бледный Элькан, и майор Неделин, вооружившийся хваном, тем самым обоюдоострым шестом, одним из любимейших видов оружия гареггинов…

Широким, стремительным ложным замахом Леннар раскрыл защиту вставшего против него гареггина и разрубил тому грудную клетку. Вождь Обращенных мотнул головой и, быстро оценив обстановку, бросился на не затянутое дымом пространство. Он вывернулся из сизых клочьев и лицом к лицу столкнулся с одним из пришельцев, облаченным в ярко-оранжевый защитный комбинезон. Блеснули под стеклом шлема стиснутые зубы землянина…

В длинной одежде дайлемита, в нескольких местах испачканной кровью, с перехваченным маской и закрытым тканью лицом, с плазмоизлучателем у бедра и клинком, по которому и сейчас текла свежая кровь, Леннар выглядел угрожающе. Очень, очень опасно. Майор Неделин, который уже вооружился своим табельным пистолетом, выстрелил. Непостижимо, как он не сумел попасть в Леннара с трех шагов, стреляя фактически в упор. Не может живой человек уклониться от пули, пущенной с такого расстояния!..

…Леннар не успел парировать выпад другого пришельца. Тот держал в руках дымящуюся панель, гравиплатформу с выщербленным краем, принадлежавшую одному из сбитых братьями-наку летучих гареггинов. Наверное, никогда еще транспортный шедевр выходцев с погибшей Леобеи не использовался так нелепо, так не по назначению.

И никогда еще его использование не имело ТАКИХ последствий.

Размахнувшись, космонавт ударил Леннара металлической панелью. Удар пришелся точно по лицу, которое не успел прикрыть Обращенный. Ребро гравиплатформы врезалось в голову Леннара, в переносицу… Без звука тот откинулся назад и плашмя, всей спиной, грянулся на пол. Ребро панели проломило защитную маску и вдавилось в лицевую кость вождя Обращенных.

Удар такой силы и точности — даже явившийся следствием стечения многих необязательных обстоятельств, делом случая, безусловно, смертелен…

Рыжеволосый Акил прекрасно видел все это. Нет, даже не он один. Не только соправитель сардонаров… Это видели и многие гареггины, парящие над схваткой на гравиплатформах. Это видели и братья-наку, и в знак скорби над тем, ЧТО ему привелось увидеть, могучий Кван О уронил секиру и, повалившись ничком, взревел что-то дикое, состоящее из одних рваных, растерзанных согласных звуков:

— Вымхр-р-р… вгыр-рм!!!

Человек, который сразил Леннара — случайно ли, по умыслу ли, — был Константин Гамов.


предыдущая глава | Леннар. Тетралогия | Эпилог ДЕЛО СЛУЧАЯ



Loading...