home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 13

КОННОР КОБАЛЬТ

Я посмотрел на часы. 4 утра. Стационарные камеры на кухне снимают меня, но вероятнее всего, что прямо сейчас никто не станет смотреть это видео. От мысли о том, что Скотту придется просмотреть несколько часов метража моих похождений и выполнений однообразных задач, уже доставляет мне удовольствие. Я даже разок показываю в камеру средний палец, ну и что, что это по-детски.

Рик обязательно бы сделал так же.

И если я могу сказать Скоту "иди на хуй" в 4 утра, то с радостью так и сделаю. Просто пиздец, какое отличное дополнение утра.

Я наливаю в огромную кружку черный кофе и ставлю емкость с остатками назад в кофемашину. Как только я оборачиваюсь, то почти что проливаю горячую жидкость на свои домашние брюки.

- Твою мать, Роуз.

Она одета в черный шелковый халатик, но я сосредоточен на ее руках, упертых в бока.

- Ты не пришел спать.

Я делаю глоток кофе и налегке прохожу мимо нее, направляясь к кухонному столу, на котором стоит мой ноутбук в окружении множества документов.

- Мне нужно доделать бизнес отчеты на завтра. Нет времени на сон.

Она идет за мной следом, и как только я оказываюсь возле своего стула, Роуз пинает его ногой, и он с дребезгом опрокидывается на пол.

Мои брови ползут вверх, когда я смотрю на Роуз, ее руки скрещены на груди, а стул валяется на полу.

- Ты пытаешься что-то этим сказать? - я бы улыбнулся, если бы мои глаза не были налиты свинцом. Виски пульсируют, словно кто-то треснул меня битой прямо в лицо. У Роуз есть множество способов воздействия на меня, когда я в таком истощенном состоянии.

- Давай я помогу тебе с отчетом, - говорит она.

- Нет.

Я ставлю свою кружку на стол так, чтобы не облить свою девушку или себя. Ее раздраженная поза и прищуренные желто-зеленые глаза говорят мне о том, что она собирается сделать. И это не будет деликатно с ее стороны.

- Ричард, ты не можешь нормально жить, притом, что спишь всего 2 часа в сутки. Так что или я помогу тебе, или ты закончишь свой отчет позже и попытаешься отстрочить дедлайны (крайний срок – прим. пер.) по сдаче.

Последний вариант - вообще не вариант, и хотя Роуз способна мне помочь с отчетом, ей сон нужен еще больше, чем мне. Нет смысла нам обоим страдать, пока я пытаюсь получить степень МВА.

- Иди в кровать.

- Ты упрям.

- Я непреклонен, - опровергаю я. Я самодовольно улыбаюсь, и от этого ее грудь поднимается в раздражении.

Она с силой толкает меня, и я покачиваюсь, но скорее от усталости, чем от силы ее удара. Но в этот момент Роуз застает меня врасплох - она бросается к столу и собирает все мои бумаги. А затем начитает быстро читать.

- Роуз, - предупреждаю я. - Ты мне не помогаешь.

Я пытаюсь забрать у нее документы, но Роуз поднимает их над головой так, словно это может сработать. Благодаря своему росту, я с легкостью вырываю из ее рук пару листов.

- Я могу вычислить эти цифры, - говорит она, глядя на экран компьютера.

- Я и не сомневался в том, что ты можешь. Вопрос в том, что ты не станешь.

Она пытается дотянуться до моего ноутбука, но я ни за что ей этого не позволю, устал я или нет, я без особых усилий блокирую ее посягательства с помощью своего тела, и с силой отталкиваю ее к стене.

Роуз зевает, а затем сжимает свои губы.

- Ты постоянно говоришь мне, что нужно научиться время от времени принимать помощь. Ты такой...

- Хорошенько подумай, прежде чем закончить это предложение, дорогая.

В ее глазах вспыхивает вызов.

- Лицемер.

Вот оно. Я обхватываю ее вокруг талии, и в ответ она бьет меня кулаками в грудь.

- Отпусти меня, Ричард!

Я несу Роуз к кухонной раковине, сжимая рукой ее задницу, в то время как она молотит меня. Когда она кусает меня за предплечье, я начинаю смеяться.

- Хочешь играть грубо? - я опускаю ее ноги на пол, и прежде чем она успевает сориентироваться, с силой толкаю ее тело к кухонному острову.

Запуская руку в ее волосы, я сильно дергаю. Она ахает и быстро моргает.

- Позволь мне помочь тебе.

- Нет.

Ее ноздри расширяются. И она снова ударяет кулаками мне в грудь, заставляя сделать шаг назад.

- Я сделаю половину твоего отчета, - она готова броситься к кухонному столу, но я опять ее хватаю. Прижимаясь губами к ее уху, я притягиваю попку Роуз к своему члену.

- Нет, - говорю я уверенно, - единственное, что ты сейчас сделаешь, так это пойдешь спать.

Мое горячее дыхание касается ее кожи, и я еще ниже опускаю свою голову. Ее аромат похож на запах белых роз и плюща - запах, вызывающий у меня головокружительное опьяняющее спокойствие. Я люблю каждый вдох этого аромата. Сначала мои губы скользят по коже ее шеи, а затем я глубоко всасываю ее плоть себе в рот.

Она издает стон удовольствия и снова разворачивается в моих руках, бросая взгляд на ноутбук.

- Нет, - говорю я ей.

- Да.

Когда мы не согласны друг с другом, то обычно не разговариваем в течение пары дней, пока кто-то из нас не признает свою неправоту. Не хочу, чтобы подобное произошло сегодня, не тогда, когда рядом ошивается Скотт, пытаясь вторгнуться на мою территорию. Я наблюдаю за тем, как Роуз ерзает от злости, а ее халатик поднимается чуть выше середины бедра. Адреналин курсирует по моим венам, когда ее горящие глаза исследуют мое тело.

Я потираю свои чувствительные губы и принимаю сознательное решение. Я снова толкаю ее к кухонному островку, и она издает резкий вскрик. Поначалу Роуз пытается бороться со мной, но я прижимаю ее сильнее, вдавливая свой пах ей в живот так, что ее позвоночник изгибается напротив столешницы.

Сжимая ее подбородок, я одариваю Роуз взглядом, говорящим, что она была охренеть какой плохой девочкой; этот взгляд она получает от меня крайне редко. Все ее тело дрожит. Я чувствую эту дрожь своей грудью, ногами, руками, пахом. Ее губы приоткрываются, и протяжный стон удивления вырывается на свободу. От этого звука мой член твердеет, и я тоже стону. Мне так сильно хочется быть глубоко внутри Роуз. Я хочу ласкать ее между ног, пока ее веки не начнут трепетать, а конечности не расслабятся в полнейшем изнеможении.

Она тяжело дышит, впрочем, как и я, и мой взгляд скользит по ее губам, румяным щекам и прищуренным глазам.

- Я помогу тебе, - говорит она хриплым голосом.

- Нет, - говорю я прежде, чем прикусить ее губу. Она снова стонет, и я проскальзываю языком в ее рот, насильно целуя. Роуз отвечает на это неимоверной страстью, она сжимает мои волосы с таким отчаяньем, которого я давно от нее не видел.

Усаживая ее на столешницу, я притягиваю к себе ее ноги. Я быстро оборачиваю их вокруг своей талии, не давая ей времени на сомнения. Мои руки перемещаются под халатик, поглаживая наготу ее бедер. Продолжая ее целовать, я опускаю ее плечи на холодную поверхность островка. Мои губы отрываются от ее лишь для того, чтобы пройтись вдоль линии ворота ее халатика, от шеи к груди. Одной рукой я медленно развязываю ее пояс, но в этот момент ее взгляд натыкается на камеры, закрепленные на потолке.

Роуз резко вскакивает и упирается обеими руками в мою грудь.

- Подожди... - ее взгляд снова мечется к камерам. Я не хочу, чтобы Скотт увидел Роуз голой так же сильно, как и она, но с другой стороны, это самый простой способ отплатить ей за мои мучения.

В нашем сценарии я отнюдь не победитель. Мой член ненавидит меня, он умирает, так хочет оказаться между ее ножек, даже не знаю, сколько мы с ним еще сможем продержаться.

- Позволь мне помочь.

- Либо я трахну тебя прямо сейчас. Либо ты пойдешь в постель.

Она осознает, что альтернативы попросту нет. На самом деле я не лишил бы ее девственности посреди кухни с направленными на нас камерами. Может быть я и заносчив, но в этом вопросе точно знаю, каким будет наш первый раз. И он явно не таков.

- Ладно, - соглашается она. - На этот раз я пойду в постель, но если ситуация повторится, то я помогу. Или же ты будешь просыпаться с синяками.

- Это просто угрозы, - я целую ее в щеку, задерживаясь губами у ее кожи.

Держа меня за руки, она тяжело сглатывает. Я немного отстраняюсь, удерживая руку у нее на колене, пока Роуз неподвижно сидит на столешнице островка. Неожиданная мысль посещает мою голову. Это вопрос, который я хотел задать ей ранее.

- Какое место я занимаю в твоей жизни?

Она хмурится и растеряно качает головой.

- Хочешь, чтобы я сказала, какое место ты занимаешь?

Я киваю. Я хочу знать, как далеко нахожусь от первой позиции. Готов упорно работать, чтобы достигнуть этого первого места, но мне нужно знать, кто стоит на моем пути к ее сердцу, и смогу ли я когда-нибудь превзойти их.

- У меня есть сестры, - говорит она.

Ее сестры опережают меня. Все трое. Я так и думал.

- У меня почти что были братья, - говорю я ей, честно.

Ее лицо хмурится.

- Что?

- Близнецы. Сейчас им бы было по 14 лет.

Я пробегаю по ее колену пальцами.

- Как ты можешь говорить об этом так? - спрашивает она.

- Как так?

- Бесстрастно.

- Не я носил их в себе девять месяцев.

Она шлепает меня по предплечью.

- Перестань быть таким засранцем. Это серьезно.

- Я знаю. И поэтому рассказал тебе об этом. Не уверен, сделало бы меня наличие братьев другим человеком.

Я часто думаю об этом событии, и о том, могло ли оно изменить мою жизнь, но все слишком сложно, чтобы понять точный ответ на этот вопрос. Они были бы младше меня на 10 лет. Сейчас бы они учились в интернате и были десантированы от моей жизни в Пенсильванском Университете. Защищал бы я их так же рьяно, как Роуз своих сестер? Не знаю. Мне так и не представился шанс это узнать.

- У моей матери были осложнения во время родов. Они оба не выжили, не знаю, как она с этим справилась. Казалось, что она... в порядке. Возможно, она такая холодная, какой и кажется всем окружающим, а может, мама просто спрятала ото всех свое горе. Я не знаю.

- Через два года после этого твои родители развелись?

Я киваю.

- Но думаю, их брак трещал по швам, еще когда она была беременная. Я редко видел их вместе.

- Думаешь...? - она замолкает, не в силах закончить свой вопрос.

- Она изменяла ему? Что эти дети были не от него? - я пожимаю плечами. - Возможно. Но все это уже не актуально. Это все... в прошлом.

Она медленно выдыхает.

- Это сложно принять, Ричард.

- Никто не знает, кроме Фредерика. Я не думал, что это важно.

- Это важно, - говорит она.

Все еще не понимаю почему, но подсознательно я верил, что это важно, иначе бы не стал делиться этим с Роуз.

- Так ты любишь своих сестер больше всего?

Она проводит руками по своим блестящим каштановым волосам.

- Не могу представить, что полюблю кого-то сильнее, чем их.

- Ты же осознаешь, что Лили любит Лорена сильнее, чем кого-либо на планете Земля? Если бы им пришлось выбирать между кислородом и друг другом, уверен, они бы выбрали задохнуться, но вместе.

На секунду она задумывается об этом, ее брови приподнимаются, и я практически слышу, как вертятся колесики у нее в голове.

- Я не прошу тебя любить меня, - говорю я ей. - Думаю, мы оба достаточно умны, чтобы выбрать кислород.

Не поминаю, какие выгоды может принести мне любовь.

Ее взгляд опускается, а губы кривятся. После минутного молчания, она говорит:

- Я бы умерла, если бы это означало, что мои сестры выживут. Ты считаешь, что это глупо, но иногда любовь стоит каждого сделанного тобой безумного выбора, - она спрыгивает со столешницы. - О, и ты мой номер три.

- Я превзошел Поппи? - я сильно стараюсь не улыбнуться.

- Я вижу ее реже, чем тебя.

В ответ я обнимаю Роуз за талию.

- Не разрушь это, - выдыхаю я, нежно целуя ее в шею. Моя рука опускается по ее хрупкой спине, и я оставляю последний поцелуй у нее на лбу; почему-то он чувствуется более подлинным, чем все предыдущие. - Ты околдовала мои тело и душу.

Она смотрит на меня.

- А ты разрушил все с помощью цитаты из Гордости и предубеждения.

Я усмехаюсь.

- Что? Я думал, мы специально постоянно используем клише.

- Попробуй в следующий раз процитировать книгу, а не фильм.

Выгибая бровь, я театрально декламирую:

- Ты пронзаешь мне душу. Я нахожусь между мукой и надеждой, - я качаю головой. - У меня нет того самого кольца для всего этого, дорогая.

Смех срывается с ее уст.

- Возвращайся к работе. Увидимся утром. О, подожди, - она имитирует удивление, - уже утро. Увидимся, когда наши пути снова пересекутся.

Я провожаю ее взглядом до лестницы, ее прекрасная круглая попка подпрыгивает под тканью шелкового халатика.

- Откуда ты знаешь, что они вообще пересекутся? - спрашиваю я, прежде чем вернуться к своему компьютеру. Она гипнотизирует меня своим взглядом, замораживая на месте.

Глядя поверх плеча так, что ее шелковистые волосы обрамляют красивое лицо, Роуз говорит:

- Потому что они всегда пересекаются.




ГЛАВА 12 РОУЗ КЭЛЛОУЭЙ | Коснуться небес (ЛП) | ГЛАВА 14 РОУЗ КЭЛЛОУЭЙ



Loading...