home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 18

КОННОР КОБАЛЬТ

Вечеринка по случаю выхода в эфир первого эпизода шоу проходит относительно хорошо, пока я не становлюсь свидетелем того, как Саманта Кэллоуэй внимает всей чуши, исходящей изо рта Скотта. Он хвалит ее волосы три чертовых раза, и мама Роуз близка к тому, чтобы растаять у ног продюсера. По крайней мере ее отец на моей стороне.

Он присылает мне сообщение: Мне он не нравится. - Грег

В точку и с хорошими намерениями. Никакой чепухи. В стиле Грега Кэллоуэй. Его жена далека от доброжелательной, умной и непредвзятой леди. У нее типичный элитарный менталитет сноба, от которого моя мать мысленно закатила бы глаза.

Хотя обычно именно родители Роуз вызывают у меня нервное напряжение. Потому что хоть меня и показали всего дважды за весь эпизод шоу, отредактировав так, что я выглядел абсолютно незаинтересованным в собственной девушке, именно мнение ее родителей имеет для меня значение - не общественности, не незнакомцев - меня интересуют, только те люди, которых я хочу впечатлить. Потому что в один гребаный день я планирую жениться на этой девушке, и я хочу, чтобы они осознали, что я лучший мужчина для Роуз. И что никто другой не смеет к ней приближаться.

Тревога Роуз усыплена пятью бокалами шампанского, она расслабилась у меня на груди, пока я удерживаю ее за талию. С момента, когда были показаны кадры, главным образом высвечивающие наличие в шоу "любовного треугольника" прошло около 15 минут, Лили наконец-то удается справиться со своими эмоциями и выпутаться из свитера Ло, повернув к нам свое заплаканное розовое лицо. У меня есть предчувствие, что Ло придется нести ее на руках с этого места до самого дома. Наиболее вероятно, он подхватит ее под попку, а она обернет вокруг него ноги и руки.

Вот-вот начнутся последние пять минут эфира. Я было думаю, они закончили уже с видео о Лили и Ло, но буквально через секунду на большом экране появляется лицо Скотта ван Райта, с подписью под ним - Сердцеед. Бывший парень Роуз - и я осознаю, что они собираются продолжать использовать этот надуманный любовный треугольник.

Ну, Скотт. Что ты приготовил для меня?


- Я думаю о ней все время, - говорит он с неестественной, ностальгической улыбкой. - Она - огненная буря, которую я никогда не захочу погасить. Я - тот, кто воспламеняет ее, кто возмущает ее с новой ошеломляющей силой. Она - моя идеальная спичка.


Я опускаю лицо. И нехотя позволяю всем увидеть мой шок. Я не могу скрывать его прямо сейчас.

Потому что последние строки его слов - мои. Я сказал их на интервью.

А он украл их у меня.

- Я ненавижу его, - говорит Роуз себе под нос, прищуривая глаза. Она не видит мою реакцию, так как стоит ко мне спиной, и я удерживаю ее в таком положении.

- Что не так? - спрашиваю я.

- Он занимается плагиатом с тебя.

Я облегченно выдыхаю.

- Comment peux-tu le dire? - Откуда ты знаешь?

- Кто возмущает ее с новой ошеломляющей силой? - повторяет она. - Только ты мог такое сказать... и может быть еще я.

Я целую ее в щеку и сильнее прижимаю к себе. Она откидывается на меня. Скотт не может встать между нами.


- Я все еще в нее влюблен, - говорит Скотт. - И я не могу ничего поделать со своими чувствами, они просто здесь. Я люблю Роуз так, как она заслуживает, чтобы ее любили. Я просто... - он качает головой так, словно полон беспокойства. - Я просто не вижу, что Коннор - это реально лучший для нее вариант. Он слишком поглощен собой, чтобы заботиться об этой девушке так, как мог бы это сделать я. И я надеюсь, что в скором времени она осознает, что нам с ней суждено быть вместе.


- Убийства все еще не законны в Пенсильвании, верно? - спрашивает Роуз.

- И в Соединенных Штатах, и во всем мире, - говорю я ей.

- Проклятье.

А затем на экране появляюсь я.


Снова в кабинете, сидя на рабочем кресле:

- Что ты думаешь о Скотте? - спрашивает Саванна.

У меня на лице незыблемое самодовольное выражение.

- Я считаю его схожим с маленьким мальчиком подростком, пытающимся взломать замок на моем доме с помощью обычного лома, - я смотрю прямо на Скотта, стоящего вне поля зрения камеры, за спиной снимающей меня Саванны. И добавляю. - Он никто иной, как просто мелкий воришка, пытающийся взять мое. Это достаточно честный ответ для вас?

- А что насчет Роуз?

- А что Роуз?


В этот момент я на самом деле сказал те слова, что украл у меня Скотт. Я назвал ее идеальной спичкой, но это было полностью вырезано из финальной версии шоу.


- Ты ее любишь? - спрашивает Саванна.


Из-за такой нарезки видео, я выгляжу более бесчувственным, чем есть на самом деле. Более бесчеловечным и жестоким, чем хотел бы быть.


Довольно долго я смотрю в сторону, обдумывая свой ответ, тщательно подбирая слова. Сказать правду. Или солгать.

- Любовь неуместна для некоторых людей.


Большинство людей эта фраза останавливает от дальнейших расспросов. Они не стремятся все еще сильнее усложнить.


Но Саванна говорит:

- Это относится и к тебе?

Я держу пару пальцев на подбородке и улыбаюсь, но на экране эта улыбка выглядит пустой и бездушной.

- Да, - говорю я. - Любовь в моей жизни не имеет значения.


Шоу заканчивается, и экран темнеет. В полнометражном же интервью, я добавил:

- Но Роуз - эпицентр моего мира, независимо от того, позволяю ли я себе любить ее.

Все это было обрезано.

Все в зале аплодируют и начинают обсуждать между собой шоу, Ло и Рик поворачиваются ко мне с сердитыми лицами. Роуз хватает еще один бокал шампанского с подноса и снова откидывается мне на грудь, ее абсолютно не затронули мои слова в отличие от ребят.

- Итак, это был настоящий Коннор Кобальт? - спрашивает Ло, он обнимает Лили и смотрит на меня, насупив брови. Она же смотрит на свою сестру с большим беспокойством во взгляде. Они на стороне Роуз. Как и должны быть.

- Я ответил честно, - говорю я. - И это не впервые, когда я так сделал.

- Так ты никогда никого не любил? - спрашивает Ло. - Ни другую девушку, ни свою мать, отца или друга?

Он хочет знать, считаю ли я его чем-то большим, чем просто знакомый по типу Патрика Ньюбелла. Использую ли я Лорена Хейла в целях сотрудничества с компанией его отца, мультимиллиардной франшизной компанией, специализирующейся на детских продуктах? По началу, да. Сейчас, нет.

Ло мой настоящий друг. Может быть первый за все время.

Но люблю ли я его так, как друзья любят друг друга? Не думаю, что я устроен таким образом.

- Нет, - говорю я. - Я никогда никого не любил, Ло. Прости.

Роуз указывает на Ло, ее бокал с шампанским зажат между пальцами.

- Отстань от него, Ло. Меня все устраивает.

- Почему, - спрашивает Ло, - потому что вы оба холодные роботы-андроиды?

Роуз награждает его взглядом, который был бы более суров, если бы она не пила сегодня столько. Мне нужно отвезти ее спать, пока она не свалилась без сознания.

- Он такой, какой есть. Если бы ты смог понять хотя бы половину убеждений Коннора Кобальта, твоя голова пошла бы кругом.

- Роуз, - говорю я, беспокоясь о том, что она собирается разрушить наши отношения с Лореном. Несмотря на то, что он не знает меня так хорошо, как она, я никогда ему не лгал. Я просто не показываю ему всего себя. И это неплохо. Некоторые люди по натуре довольно скрытны. Я такой.

Она пытается защитить меня, делая шаг к Ло и сумев при этом остаться в вертикальном положении. Я придерживаю ее за талию, чтобы стабилизировать ее движения.

- Нет, Коннор не делает ничего неправильного.

- Он не любит тебя, Роуз, - насмехается Ло. - При том, что вы вместе уже больше года.

- Ло, - предупреждает Лили.

- Нет, - говорит Ло, - ей это нужно на хрен услышать - он осуждающе указывает на меня. - Какой, мать вашу, парень станет проводить с девушкой столько времени, при этом не получая ничего взамен? Если он тебя не любит, то значит просто ждет, чтобы трахнуть.

Он задевает наиболее уязвимую область наших с Роуз отношений.

- Она не нуждается в твоей защите, - говорю я Ло, пытаясь сохранить свой голос уравновешенным, но Роуз начинает дрожать в моих руках. - Она знает, какой я.

- Так тебя все устраивает? - спрашивает ее Ло. - Он собирается трахнуть тебя, а потом свалить на хрен. А тебя это не смущает, Роуз? Ты ждала чертовы двадцать три года, чтобы расстаться со своей невинностью, и собираешься отдать ее этому парню, который даже не может, блядь, признаться, что любит тебя.

- Я не могу признаться в чем-то, чего не чувствую, - говорю я ему. Он открывает рот, но я перебиваю его. - Ты бы хотел, чтобы я усадил тебя и наполнил твою голову цифрами, фактами и соотношениями? Ты не можешь переварить, что я хочу сказать, потому что не понимаешь этого, и я знаю, что причиняю тебе боль. Но я не могу ничего изменить в этой ситуации. Я - продукт матери, которая отделилась от меня кирпичной стеной, и поверь мне, когда я говорю, что ты не хочешь знать больше, чем я позволяю тебе знать о себе. Чтобы быть моим другом, этого должно быть достаточно, Ло.

Он обдумывает это, а затем говорит:

- А что насчет тебя, Роуз, тебе этого достаточно?

Лили протягивает руку и касается ее плеча.

Роуз сухо кивает и сжимает руку Лили своей.

- Мне нужно в уборную. Встретимся в машине.

Лили поддерживает свою сестру за талию, пока они направляются через расступающуюся толпу.

Я наблюдаю за ней, чтобы убедиться, что она благополучно дойдет до уборной, а затем снова поворачиваюсь к Ло. Взгляд, который он бросает на меня - этот взгляд вызывает удушение, более чем на несколько секунд.

Он смотрит так, словно сорвал с меня облачение супергероя и сбросил на землю, в смертный мир.

- Просто хочу, чтобы ты знал, - говорит Ло, - я утратил по отношению к тебе сегодня всякое уважение. И тебе не удастся так просто его снова заработать.

Рик ничего не говорит. У него просто тревожное и мрачное выражение лица.

- Конечно, - говорю я. - Я понимаю.

Ло сжимает губы, его челюсть напряжена, когда он кивает Рику. А затем они направляются к машине, без меня.

Я стою неподвижно, пытаясь привести в порядок свои, пришедшие в состояние хаоса, чувства.

Какой человек нуждается в психологе, чтобы тот сказал ему, что он чувствует?

Может я не так умен, как сам считаю, или же я просто человек?



ГЛАВА 17 РОУЗ КЭЛЛОУЭЙ | Коснуться небес (ЛП) | ГЛАВА19 РОУЗ КЭЛЛОУЭЙ



Loading...