home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ф. ЭНГЕЛЬС

ЧАРТИСТСКАЯ АГИТАЦИЯ

После открытия парламента чартистская агитация приняла огромные размеры. Готовятся петиции, созываются митинги, уполномоченные партии разъезжают по стране во всех направлениях. Помимо большой национальной петиции с требованием Народной хартии — петиции, которая на этот раз должна собрать, как надеются, четыре миллиона подписей, — на усмотрение народа только что представлены две другие петиции о чартистском Земельном обществе. Содержание первой из них, составленной О'Коннором и опубликованной на этой неделе в «Northern Star», можно кратко передать в следующих словах:

«Высокочтимым общинам Великобритании и Ирландии, собранным в парламент.

Милостивые государи!

Мы, нижеподписавшиеся, члены чартистского Земельного общества, по своему положению рабочие, принимая во внимание, что чрезмерная спекуляция продуктами нашего труда, неограниченная конкуренция и непрерывное увеличение механических средств производства закрыли повсюду для нашего труда рынки сбыта;

что по мере роста механических средств производства ручной труд сокращается и рабочие остаются без работы;

что в результате вашего недавнего решения о временном прекращении работ на железных дорогах тысячи рабочих останутся без работы, переполняя рынок труда, и это позволит хозяевам снова понизить столько раз снижавшуюся уже заработную плату;

что, тем не менее, мы хотим лишь получить возможность жить продуктами своего труда;

что мы отвергаем всякого рода налоги в пользу бедных, рассматривая их как оскорбление и как меру, служащую лишь для создания в руках капиталистов резервов, которые они в любую минуту могут выбросить на рынок труда, чтобы понизить заработную плату, используя конкуренцию между самими рабочими;

что если фабричная промышленность не может больше дать работу всей массе пролетариев, которую она породила, сельскохозяйственное производство все еще в состоянии предоставить нам обширное поле для применения нашего труда, поскольку доказано, что при надлежащих затратах труда плодородие почвы в нашей стране может быть увеличено по крайней мере в четыре раза;

что вследствие этого мы образовали общество для приобретения земельных участков, чтобы на этих участках каждый из нас мог просуществовать со своей семьей за счет продуктов своего труда, не обременяя ни своего прихода, ни частной благотворительности и не снижая своим участием в конкуренции заработной платы других рабочих; —

принимая во внимание все это, мы в этой петиции просим вас, милостивые государи, соблаговолить издать закон, освобождающий Земельное общество от уплаты гербовых сборов, а также пошлин на кирпич, строительный лес и другие материалы, и утвердить соответствующий билль, который будет вам предложен».

И этот билль также подготавливается О'Коннором, который в ближайшем будущем внесет его на обсуждение парламента.

Вторая петиция требует возвращения народу необработанных земель, принадлежащих приходам. Эти земли, распродажа которых большими участками крупным собственникам производится вот уже в течение 30 лет, должны быть, согласно требованию петиции, разделены на небольшие участки и сданы в аренду или проданы местным рабочим на льготных условиях. Эта петиция была принята на большом митинге в Лондоне, где в ее защиту, ввиду отсутствия О'Коннора, занятого в парламенте, выступили гг. Гарни и Джонс, редакторы «Northern Star». Она также была совсем недавно принята на большом митинге в Норидже, где г-н Джонс, один из лучших ораторов Англии, снова поддержал ее, выступив с блестящей, неотразимой речью.

И, наконец, национальная петиция была недавно принята многолюдным митингом в Лондоне. Главными ораторами на этом собрании были гг. Кин, Шаппер (немец) и Гарни. Речь последнего особенно выделялась своей демократической силой.

«Вся наша социальная и политическая система», — сказал он, — «есть не что иное, как чудовищное нагромождение лжи и мошенничества, служащих для выгоды бесстыдных тунеядцев и обманщиков.

Взгляните на церковь. Архиепископы и епископы загребают огромное жалованье, оставляя викариям — этим труженикам церкви — лишь несколько фунтов в год. Миллионы вымогаются у народа в виде десятины; эта десятина первоначально предназначалась главным образом для содержания храмов и для поддержки бедных; в настоящее время для этих целей существуют специальные налоги, а всю десятину церковь целиком кладет себе в карман. Не является ли церковь, спрашиваю я вас, организованным мошенничеством? (Аплодисменты.)

Взгляните на нашу палату общин. В ней представлены не народные массы, а аристократия и буржуазия; шесть седьмых взрослого мужского населения нашей страны обрекает она на политическое рабство, отказывая ему в избирательном праве. Не является ли эта палата узаконенным мошенничеством? (Взрыв аплодисментов.)

Взгляните на этих достопочтенных лордов, которые, не обращая никакого внимания на вопль отчаяния целой страны, хладнокровно ожидают на своих ежедневных вечерних заседаниях, когда палата общин пришлет им проект исключительного закона. Найдется ли среди вас кто-нибудь, кто мог бы показать мне, в чем состоит польза от подобного приюта для неизлечимых, кто осмелился бы выступить с защитой этого наследственного мошенничества? (Аплодисменты.)

Само собой разумеется, что уважение к монархии, этому славному доказательству мудрости наших предков, позволяет мне лишь в самых лояльных выражениях отзываться о такой интересной особе, как королева Виктория, которая регулярно каждый год разрешается от бремени тронной речью и августейшим младенцем. (Смех.) Речь мы только что получили, младенца же, если верить газетам, мы получим в марте будущего года. Ее величество милостиво соблаговолила проявить весьма большое участие к страданиям своего народа, она восхищается его терпением и обещает ему нового ребенка. Увы! В этом отношении она никогда не дает обещаний понапрасну! (Взрыв смеха.) Затем, у нас есть принц Альберт, который изобретает новые фасоны шляп, откармливает свиней, является помимо этого выдающимся фельдмаршалом и за все эти услуги получает вознаграждение в размере тридцати тысяч фунтов в год. О, нет, граждане, нет, монархия — это не мошенничество. (Смех и аплодисменты.)»

Противопоставив этой картине официального общества картину народных страданий, оратор в заключение предложил собравшимся принять национальную петицию с требованием Хартии. Петиция была принята единогласно. Как только она обойдет всю страну, г-н Данкомб вручит ее палате общин. Я пришлю вам ее перевод, как только достану текст.


Написано Ф. Энгельсом в конце декабря 1847 г.

Напечатано в газете «La Reforme» 30 декабря 1847 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с французского

На русском языке публикуется впервые


Ф. ЭНГЕЛЬС РЕЧЬ ЛУИ БЛАНА НА БАНКЕТЕ В ДИЖОНЕ | Собрание сочинений Маркса и Энгельса. Том 4 | Ф. ЭНГЕЛЬС «УДОВЛЕТВОРЕННОЕ» БОЛЬШИНСТВО. — ПРОЕКТ «РЕФОРМЫ», ВЫДВИНУТЫЙ ГИЗО. — СТРАННЫЕ ВЗГЛЯДЫ г-на ГАРНЬЕ-ПАЖЕСА. — ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ БАНКЕТ В ШАЛОНЕ. — РЕЧЬ г-на ЛЕДРЮ-Р



Loading...