home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ф. ЭНГЕЛЬС

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЗАКОН ДЛЯ ИРЛАНДИИ И ЧАРТИСТЫ [208]

В прошлую среду вступил в силу исключительный закон для Ирландии. Лорд-наместник не замедлил воспользоваться деспотическими полномочиями, которыми наделяет его этот новый закон; в графствах Лимерик и Типперэри уже повсеместно введено чрезвычайное законодательство, которому подчинены также многие округа в графствах Клэр, Уотерфорд, Корк, Роскоммон, Литрим, Каван, Лонгфорд и в Графстве короля[209].

Однако еще неизвестно, каковы будут результаты этого гнусного мероприятия. До нас уже дошло мнение на этот счет того класса, в интересах которого была принята эта мера, а именно ирландских землевладельцев. Они во всеуслышание заявляют в своих органах, что результат будет равен нулю. И ради этого в целой стране вводится осадное положение! Ради этого девять десятых ирландских парламентских представителей отреклись от своей родины!

Это — достоверный факт. Отступничество приняло поголовный характер. Даже семья О'Коннелов раскололась во время обсуждения билля: Джон и Морис, сыновья покойного «освободителя»{136}, остались верны своей родине, тогда как их брат, Морган О'Коннел, не только голосовал за билль, но и несколько раз выступал в прениях в его защиту. Всего лишь восемнадцать депутатов голосовали за то, чтобы безоговорочно отклонить билль; только двадцать голосов было подано за поправку г-на Уэкли, чартистского депутата от одного из предместий Лондона, который потребовал, чтобы одновременно с введением исключительного закона были приняты специальные меры к смягчению причин тех преступлений, которые намеревались пресечь. Да и среди подавших эти восемнадцать и двадцать голосов четверо или пятеро депутатов — английские радикалы и двое — ирландцы, избранные депутатами от английских округов; таким образом, из ста представителей, которых посылает в парламент Ирландия, едва нашлось двенадцать человек, оказавших этому биллю серьезное противодействие!

Со времени смерти О'Коннела это была первая значительная дискуссия по ирландскому вопросу. Она должна была выяснить, кому предстояло занять место великого агитатора во главе Ирландии. До открытия парламента г-н Джон О'Коннел молчаливо признавался в Ирландии преемником своего отца. Но вскоре после начала этих прений стало очевидно, что он не способен быть руководителем партии; с другой стороны, у г-на Джона О'Коннела нашелся грозный соперник в лице Фергюса О'Коннора. Вождь демократов, человек, о котором Даниел О'Коннел говорил: «Г-на Фергюса О'Коннора мы с большой охотой уступаем английским чартистам в качестве подарка», — этот человек сразу же стал во главе ирландской партии. Это он предложил безоговорочно отклонить проект исключительного закона; это он сумел сплотить вокруг себя всю оппозицию; это он направлял ее действия против каждой статьи билля, оттягивая до последней возможности голосование; это он резюмировал в своих речах все доводы оппозиции против этого билля; это он, наконец, впервые после 1835 г. снова выдвинул предложение об отмене унии[210], чего не сделал бы ни один из ирландских членов парламента.

Ирландские депутаты весьма неохотно признали О'Коннора своим лидером. В глубине души они простые виги, и демократическая энергия г-на О'Коннора им глубоко ненавистна. О'Коннор не позволит им больше использовать агитацию за отмену унии как средство для того, чтобы опрокинуть торн в интересах вигов, а потом, после того как последние достигнут своей цели, предать забвению само слово «отмена». Тем не менее ирландские депутаты, ратующие за отмену унии, никак не могут обойтись без вождя, подобного О'Коннору, и хотя в Ирландии они и пытаются подорвать его возрождающуюся популярность, в парламенте они вынуждены подчиняться его руководству.

Когда парламентская сессия закончится, О'Коннор, возможно, совершит поездку по Ирландии, чтобы оживить агитацию за отмену унии и основать ирландскую чартистскую партию. Нет никакого сомнения, что если О'Коннор выполнит этот план, он не позже, чем через полгода будет стоять во главе ирландского народа. Когда же он сосредоточит, таким образом, в своих руках руководство демократией трех королевств, он займет такое положение, какое не занимал до него ни один из агитаторов, включая даже О'Коннела.

Предоставляем нашим читателям судить самим о важности этого предстоящего союза между народами обоих островов. Британская демократия, пополнив свои ряды двумя миллионами храбрых и пылких ирландцев, двинется вперед гораздо быстрее, а несчастная Ирландия сделает, наконец, серьезный шаг к своему освобождению.


Написано Ф. Энгельсом 4 января 1848 г.

Напечатано в газете «La Reforme» 8 января 1848 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с французского

На русском языке публикуется впервые


Ф. ЭНГЕЛЬС «УДОВЛЕТВОРЕННОЕ» БОЛЬШИНСТВО. — ПРОЕКТ «РЕФОРМЫ», ВЫДВИНУТЫЙ ГИЗО. — СТРАННЫЕ ВЗГЛЯДЫ г-на ГАРНЬЕ-ПАЖЕСА. — ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ БАНКЕТ В ШАЛОНЕ. — РЕЧЬ г-на ЛЕДРЮ-Р | Собрание сочинений Маркса и Энгельса. Том 4 | Ф. ЭНГЕЛЬС ФЕРГЮС О\КОННОР И ИРЛАНДСКИЙ НАРОД



Loading...