home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


К. МАРКС

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ИНОСТРАНЦЕВ В БРЮССЕЛЕ [253]

В воскресенье 27 февраля состоялось первое после получения известия о провозглашении Французской республики публичное собрание брюссельской Демократической ассоциации. Было заранее известно, что на него явится большое число рабочих, полных решимости активно поддержать все меры, которые Ассоциация сочтет необходимым принять.

Правительство со своей стороны распространило слух, будто король Леопольд готов отречься от престола, как только этого пожелает народ. Это была ловушка, подстроенная бельгийским демократам, чтобы побудить их не предпринимать никаких решительных действий против столь доброго короля, который только и жаждет возможности сложить с себя бремя королевской власти, лишь бы только ему предоставили, с соблюдением всех приличий, солидную пенсию.

В то же самое время королевское правительство держало наготове список лиц, которых оно считало нужным арестовать в этот же вечер как нарушителей общественного порядка. По согласованию с начальником охранного отделения г-ном Оди, в этом списке в качестве главных зачинщиков сфабрикованного мятежа должны были фигурировать иностранцы, для того чтобы отвлечь внимание от ареста ряда бельгийцев, известных как решительные республиканцы, а также возбудить чувство национальной подозрительности. Этим же объясняется, почему несколько позднее его превосходительство г-н Рожье, который является бельгийцем не больше, чем его королевское величество Леопольд французом, опубликовал указ, предписывающий всем властям строго следить за французами — соотечественниками Рожье и за немцами — соотечественниками Леопольда. Этот указ так отредактирован, что по форме напоминает законы о подозрительных.

Этот столь тщательно выношенный план был приведен в исполнение тем более подлым и грубым способом, что лица, арестованные вечером 27 февраля, воздерживались от всего, что могло считаться подстрекательством.

Можно было бы подумать, что этих людей арестовали специально, чтобы вдоволь помучить их, поиздеваться над ними в свое удовольствие.

Тотчас же после ареста их подвергли кулачной расправе, их били ногами, избивали саблями. Им плевали в лицо, этим республиканцам. Над ними надругались в присутствии филантропа Оди, который был в упоении от того, что сумел дать почувствовать иностранцам свое всемогущество.

Так как против них не нашлось никаких улик, оставалось только отпустить их на свободу. Но, нет! Их продержали в тюрьме в течение шести дней. Затем из арестованных отобрали иностранцев и посадили их в тюремные кареты, чтобы отвезти прямо к железной дороге. Там их опять-таки посадили в вагоны для заключенных, каждого в отдельную камеру, и отправили таким образом в Кьеврен, откуда бельгийские жандармы погнали их к французской границе.

Когда они, очутившись на свободной земле, пришли, наконец, немного в себя, то ничего не обнаружили в своих карманах, кроме предписаний о высылке, которые были датированы числом, приходившимся на канун ареста. Один из высланных, г-н Аллар, — француз.

В то же самое время правительство бельгийского королька заявило в палате депутатов, что королевство Бельгия, включая обе Фландрии, является наилучшей из мыслимых республик, что оно обладает образцовой полицией, управляемой таким человеком, как г-н Оди, который в одном лице совмещает старого республиканца, фурьериста и новоявленного приверженца Леопольда. Палата проливала слезы радости, а католические и либеральные газеты восхищались домашними добродетелями короля Леопольда и общественными добродетелями его домашнего слуги Рожье.

Бельгийский народ настроен республикански. Леопольд имеет приверженцев только среди крупной буржуазии, земельной аристократии, иезуитов, чиновников и тех экс-французов, которые после своего изгнания из Франции оказались во главе бельгийской администрации и бельгийской прессы.

Меттерних в восторге от того, что у самой границы Франции так кстати оказался представитель Кобургов, прирожденный враг французской революции. Он забывает, однако, что нынешних Кобургов принимают в расчет только в брачных делах.

Написано К. Марксом около 10 марта 1848 г.

Напечатано в газете «La Reforme» 12 марта 1848 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с французского

На русском языке публикуется впервые


К. МАРКС ПИСЬМО РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ «REFORME» | Собрание сочинений Маркса и Энгельса. Том 4 | Ф. ЭНГЕЛЬС ПОЛОЖЕНИЕ В БЕЛЬГИИ [254]



Loading...