home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть вторая. Прим

Открыла глаза и увидела белый потолок с вкраплениями зеркальных звездочек. "Как красиво", — отрешенно подумала я.

— Лия, ты очнулась! — раздался знакомый родной голос.

Бабушка стояла рядом с кроватью и слезы текли по морщинистым щекам.

— Ба, — я тоже расплакалась в ответ, — ты прилетела сюда, на Таласс?

— Мы на Прим, девочка, — ответила бабушка, — мы уже две недели на Прим. Ты в главном военном госпитале. Врачи ввели тебя в искусственную кому еще на звездолете, ты была очень плоха. Истощена эмоционально и физически, и долго не приходила в сознание после успокоительного…

Я еще раз осмотрелась. Палата была роскошная. Огромный голографический экран во всю стену, большие светлые окна, картины, живые цветы… Прелестная, изящная мебель… Если бы не датчики на моей коже и приборы рядом с кроватью, никогда бы не подумала, что я в больнице.

— А… — я открыла рот, но не знала, о чем спрашивать. Столько всего произошло.

— Все потом, милая. Ты очнулась — это самое главное. Ты теперь героиня… (Я скривилась: только не это!) Скоро поедем домой, твои папа и мама ждут в квартире. Они приезжали в больницу, просто ты долго не приходила в себя и…

— Я понимаю, — тронула бабушку за руку. — Мне так много нужно вам рассказать…

— Расскажешь. Все расскажешь дома.

Через неделю мне позволили выписаться из больницы. Но перед этим вызвали в кабинет главврача. Я хорошо себя чувствовала: слабость, конечно, оставалась, но физически я была в полном порядке.

— Госпожа Рэй, — начал разговор мужчина, — перед вашим отъездом мне нужно с вами серьезно поговорить. Дело не терпит отлагательства.

Я нахмурилась:

— Но я же в порядке?

Вчера я прошла последние тесты, меня сканировали, сказали: все показатели в норме. Со мной работали психотерапевт, невролог и еще куча других врачей, но я ужасно хотела домой, в свою родную квартирку, которую мы делили с бабушкой, к ее картинам (пусть и не шедеврам, но знакомым мне с детства), моим детскими игрушкам, старенькому кухонному комбайну с любимыми рецептами…

— Лия… — главврач опять запнулся, — вы в порядке, но…

— Ну говорите уже, — не выдержала я.

— Вы беременны. У вас совершенно обычная беременность. Срок — три недели плюс — минус несколько дней.

Я ошарашенно опустилась в кресло.

— Лия, мне нужно ваше согласие на изъятие плода. Если я правильно понимаю, то, что с вами случилось, не было запланировано? После небольшой операции вы сможете жить дальше как ни в чем не бывало. Просто подпишите согласие…

— Что? — очнулась я. — Какое изъятие?

— Мы здесь, в больнице, сделаем вам аборт. Вы полежите еще недельку и вернетесь домой полностью выздоровевшей.

— Нет, — отрезала резко я, — я не буду делать "изъятие". Всего хорошего.

Я встала и развернулась к двери.

— Госпожа Рэй, у вас еще есть пару месяцев на раздумья — оставлять или не оставлять ребенка, — строго произнес доктор, — потом сделать это будет уже невозможно. Подумайте.

— Я подумаю, доктор, — серьезно кивнула я и вышла из кабинета.

Возле главного выхода из здания больницы набрала на стойке рядом со стоянкой такси запрос — подлетел свободный флаер. Я села и отправилась домой.


* * * | Любовь продается или пираты 25 века | * * *



Loading...