home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть третья. Лира

Однажды утром, сразу после завтрака, я, не глядя, открыла дверь и обнаружила на пороге своей квартиры Файнса. "Нашел все-таки", — подумала и даже немного обрадовалась: сейчас все решится и не нужно будет больше прятаться и врать. Мне уже самой надоела эта игра в кошки — мышки.

— Быстро собирайся, — резко кинул Файнс и, не глядя на меня, прошел в гостиную. — Десять минут на сборы.

— Но… — я в недоумении уставилась на него, проводив глазами до дивана, на котором он удобно и нагло расположился. — Что ты себе позволяешь?!

Кира, услышав голоса, с радостным воплем выбежала в одной пижаме из спальни.

— Дэн! Ты плиехал!

Радостно подскочила к мужчине и тут же была подхвачена на руки и усажена на колени. Я, все еще ничего не понимая, застыла у входной двери.

— У тебя осталось девять минут, — ровно сказал Файнс, по — прежнему смотря куда угодно, только не на меня, — если не поторопишься — полетишь в халате.

— Я не сдвинусь с места, пока ты мне все не объяснишь, — прошипела зло в ответ и кивнула дочери: — Кира, марш одеваться!

Дочка неохотно сползла с мужских колен и, надувшись, потопала в спальню.

— К планете приближаются обломки взорванного учеными астероида. Те решили освободить для разгона трассу возле Прим и убрали спутник, но что-то с направлением взрыва пошло не так и через пару часов с неба начнут падать маленькие и большие глыбы…

Я слушала и недоверчиво качала головой.

— Не верю, — отрезала, — ученые обязательно что-нибудь придумают.

— Они и придумали, — ответил Дэн. — Самые крупные куски распылили, а мелкие, до 5 метров в диаметре, не смогли. Так что нас ожидает метеоритный дождь и совсем скоро…

— Переждем на ферме, — фыркнула я, вполне допуская, что в городе нам делать нечего.

— На ранчо нет ничего, что бы мало — мальски сошло за подземное убежище. Я не буду подвергать ни тебя, ни себя, ни — особенно — Киру даже призрачной опасности. Так что мы улетаем на моем корабле. Неизвестно, как все пойдет… Лучше перестраховаться.

— Куда полетим? — возмутилась я. — Я никуда не полечу!

— Как хочешь, — хмыкнул Файнс. — Кира, иди ко мне.

Встал, подхватил на руки радостно завизжавшую Киру и решительно пошел на выход.

— Мы улетим и без тебя. Кстати, твоя бабушка уже ждет в флаере.

Даже задохнулась от такой наглости.

— Стойте! Остановитесь! Кира, а ну сейчас же вернись! — заорала и выбежала за ними в коридор. Я неслась в полураспахнутом халате и злобно рычала им вслед.

— Кирюш, — Файнс говорил так, чтобы я расслышала, — хочешь увидеть мой корабль? Он такой красивый, там столько всего интересного…

И моя девочка — предательница ответила:

— Хоцу!

Я едва поспевала за широкими шагами мужчины и тщетно пыталась уцепиться за локоть или за плечо, но проще было остановить звездолет. Файнс ни на секунду не замедлился. И я скрежетала зубами, ругалась и злилась, но послушно бежала за похитителем своей дочери.

Так мы добрались до флаера и залезли в него. Я кивнула бабушке, которая спокойно и достаточно уравновешенно воспринимала происходящее: она даже не удивилась при виде нас.

— А зверье? — встрепенулась через секунду. — Нужно что-то решить с лошадьми…

— Я утром проследил, чтобы кормушки работали, и открыл ворота: животные сами знают, куда идти и что делать в момент опасности, — ответил Файнс, ни на секунду не отвлекаясь от управления флаером, Кира по — прежнему сидела у него на коленях.

— А Алан и Ричард в курсе? — продолжала беспокоиться я.

— Я позвонил всем, они тоже улетают. Скоро правительство сделает объявление, покажут трансляцию падений. Мы просто их немного опередили.

Я нервно запахнула халат и, надувшись, села на заднее сиденье рядом с бабушкой. Меня как будто подхватил бурный поток и стремительно нес куда-то в неизвестность, а я ничего не могла с этим поделать. Рычаги управления моей жизнью, жизнью Киры и бабушки решительно забрали у меня из рук. Я чувствовала себя беспомощной и слабой. И пока еще не определилась, нравится мне такое самоуправство или нет…

Мы подлетели к площадке для частных звездолетов через десять минут. Корабль Файнса, как я и предполагала, был самым претенциозным. Но мне не дали насладиться его видом, так как в небе уже появились первые вспышки.

— Смотли, ма, — закричала Кира, — феевек!

И тут мне стало действительно страшно. Я вдруг почувствовала такой панический ужас, такую беспомощность — когда ты ни над чем не властен и ничего не можешь изменить… Только бежать быстрее.

— Скорее, пойдемте, — я уцепилась за руку бабушки и быстро направилась за Файнсом, несшим дочь.

Мы взлетали с противоположной стороны планеты, чтобы не встретить на своем пути куски астероида. После старта увидели еще несколько катеров, тоже покидающих Прим.

На корабле все было автоматизировано настолько, что им мог управлять один человек. Катер был не очень большим, но роскошным. Даже по сравнению с шикарным кораблем Ричарда, на котором мы с ним когда-то летали, разница была заметной. В разы более дорогая и современная техника, оборудование, отделка, мебель, несколько элегантно обставленных комнат… Нам с Кирой и бабушкой сразу выделили по отдельной просторной каюте, и я наконец смогла расслабиться. Только вот переодеться было не во что.

Бабушка сразу же направилась к себе и попросила не беспокоить: она будет отдыхать. Кира, вцепившись в мужчину, щебетала что-то об управлении звездолетом, о навигации, просила показать пульт, рычаги и кнопочки… Они удалились в рубку управления и закрыли за собой дверь. Мне стало обидно. Кира настолько прониклась симпатией к этому Файнсу, что я даже немного ревновала. На обиженную меня никто не обращал внимания.

Я зашла в каюту, походила по просторной комнате, позаглядывала в шкафы, нашла одежный автомат (к сожалению, он делал только стандартные комбинезоны серебристого цвета, больше похожие на рабочую одежду, но это все-таки лучше, чем тонкий халат). Оделась и прилегла на койку. Я пребывала в полной растерянности. С одной стороны, все решилось само собой, я плыву по течению и куда вынесет — неизвестно. С другой — я по — прежнему не знаю, что делать со своими противоречивыми чувствами к этому мужчине. А в виду того, что он ни разу даже не посмотрел на меня за все время, пока мы летели на флаере, то совершенно непонятно — нравлюсь я ему или нет. Впервые я оказалась в такой затруднительной ситуации. Оказывается, очень неприятно осознавать, что твое чувство, возможно, не взаимно. "Бедный Ричард", — пожалела своего бывшего мужа. Как ему, наверное, было плохо от моей холодности и равнодушия…

"Ну, Файнс меня как минимум хочет, — размышляла я сонно, — а это уже плюс". За такими мыслями я и не заметила, как задремала. Тихий мерный гул двигателей звездолета, удобная постель, чувство защищенности и покоя обняли меня теплым пуховым одеялом и я отключилась.


* * * | Любовь продается или пираты 25 века | * * *



Loading...