home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14.


Кар пришлось оставить. Район, где находилось здание миссии, был признан историческим центром. Только подземный транспорт и собственные ноги.

С инструктажем Марк справился за тридцать минут. Четко, коротко и спокойно. Это было вначале, его окончание оказалось весьма неожиданным.

– Три богини: Судьбы, Предназначения, Выбора. Жрецы последней что-то вроде СБ, занимаются в основном своими, планеты и колонии не покидают.

Я приподняла бровь, уточняя, откуда такая категоричность.

Валанд не смутился, но поправился.

– Пока что сведений, которые бы опровергали этот факт, у нас нет.

Удовлетворенно кивнула, давая понять, что готова слушать дальше. Сбить его сосредоточенность мне не удалось.

– Исхантель скорее всего жрец храма Предназначения, но без ритуальных символов утверждать не берусь.

– Это плохо или хорошо?

– Вопрос так не стоит, – жестко отрезал Марк и отошел к окну. Мы с ним находились в холле нижнего яруса. – Уровень владения ментальными техниками у тех и других мало отличается друг от друга. Единственная разница – адепты богини Судьбы используют для контакта с внешним миром сотворенную личность. Иногда даже и не одну. Это замедляет реакцию на изменение ситуации, но для неподготовленного противника, – он окинул меня оценивающим взглядом и чуть дернул головой, подготовленным противником в его глазах я не была, – это не имеет никакого значения.

Его характеристика меня не оскорбила, но заставила рассеянно произнести:

– От Исхантеля исходило ощущение монолитности, цельности…

Марк довольно улыбнулся, а я сообразила, что только что сдала себя с потрохами. О моих талантах стихийного эмпата он еще не знал. Но… догадывался.

Я слегка ошиблась, радовался он другому. Моей откровенности не пропустил, но заострять внимание на этом не стал.

– Тогда у нас есть очень неплохой шанс. И именно с тобой.

Признание выглядело неожиданным. Чтобы Валанд, который еще недавно пытался вывести меня из игры весьма жесткими методами, да радовался моей будущей встрече со жрецом?!

Я чего-то не понимала.

– Демонстрировать спокойствие бесполезно. Нужна полная отстраненность, пустота, отсутствие эмоций, чувств, желаний. Страх, брезгливость, отчаяние… Любой намек на брешь, неудовлетворенность самой собой, внутренние трения между гранями собственного «я», и ты в его руках. Чем активнее ты пытаешься защищаться, тем более лакомой добычей становишься для него. Они – ментальные садисты, чем ярче сопротивление, тем большее удовлетворение получают. Физическая боль жертвы им не нужна, рабская подчиненность – тоже. Они не уничтожают личность полностью, оставляя от нее ровно столько, чтобы при определенных условиях та могла восстановиться. И тогда все начинается сначала.

– Может, его просто убить? – Моей решимости он не сломал, но опасения вызвать сумел.

О том, что подобных инструктажей в моей жизни еще не было, я только и успела что подумать.

Марк подходил ко мне медленно, лениво. Смотрел равнодушно, но в нескольких морщинках, собравшихся в уголках глаз, в полуулыбке, застывшей на губах, была такая чувственность, что я невольно отступила, ощутив, как накатывает на меня волна желания.

Не что-то призрачное, только пробуждающее тело, зовущее лишь прикоснуться, почувствовать живое тепло… Нет, это был огненный вал, грозящий сбить с ног и утопить, подмять под себя.

Стиснув зубы, мотнула головой.

Ментальными техниками здесь не пахло, та самая эмпатия, о которой я так не вовремя заикнулась. Марк транслировал то, что испытывал сейчас сам. Значительно усилив и зная, что воспоминания о нашей ночи еще слишком свежи.

Растерянность была короткой, но ее хватило, чтобы Валанд успел вколоть мне что-то в плечо.

Сволочь!

– Что это?! – Огонь слегка стих, но не отступил, продолжая тлеть внизу живота.

– Защита от жреца. – Заметив, что мое непонимание грозит ему скандалом, пояснил, как если бы читал лекцию: – Есть две возможности противостоять воздействию: защищать кого-то очень тебе дорогого или… испытывать сильнейшее сексуальное возбуждение. В нем ты не жертва, ты ищешь добычу, которая смогла бы тебя удовлетворить. Это уже не эмоции, а инстинкты.

Ситуация, мягко говоря, была комичной. С одной стороны, мне хотелось двинуть ему в рожу, с другой…

– А если я не смогу сдержаться? – мурлыкнув, поинтересовалась я.

Марк улыбнулся. Грустно.

– Тогда это будет первый случай изнасилования самаринянского жреца. И, – он сделал короткую паузу, но меня она насторожила, – если у тебя есть скрытая тяга к женщинам…

Закончить я ему не дала, прошипела, пытаясь реально оценить, насколько же у меня хватит сил бороться с собой:

– Ты мне за это еще заплатишь!

Тот на миг отвел взгляд, но ответил спокойно:

– Я ввел тебе ингибитор – он замедлит действие препарата, пик придется как раз на пять – пять десять. Антидот в нем же, сработает на максимальной концентрации.

Он ушел, догадываясь, что, если задержится хоть на секунду, не будет никакой встречи с Исхантелем у меня и операции по спасению девушки – у него.

А я начала собираться, стараясь не терять сосредоточенности. Слишком четко в такие моменты представляла себе, что могла бы сделать с Валандом, попади он мне в руки.

Когда села в кар, стало немного легче. То ли привычные действия сбили накал, то ли нечаянное воспоминание о Ровере. О своеволии я ему не доложилась, так что предположения о возможных последствиях подобного шага слегка отрезвили.

Мысли связаться, пока была возможность, даже не возникло. Не в том состоянии, когда любой мужчина рассматривался только как возможный партнер в постельных игрищах. Разговаривать с шефом и видеть перед глазами, как мои руки ласкают его тело…

Кинула машину на уровень ниже – отвлекаться от управления здесь было сложнее.

Поставив кар на стоянку, была почти нормальной. Вот и думай, что нужно для счастья…

Счастье оказалось недолгим.

Невысокие здания, много деревьев, детские голоса, доносившиеся из огороженных кустарником дворов… В любое другое время увиденное могло вызвать тоску по дому, сейчас же мой взгляд голодно рыскал по немногочисленным прохожим. Мужчины, женщины…

В последних искала изюминку. Четкий профиль, брови вразлет, густые ресницы, разрез глаз, который отличал и Жаклин, и Сои.

С первыми было значительно сложнее. Сильные руки, крепкие ладони, упругий живот, узкие бедра, ноги… Отводить глаза не получалось, с каждым шагом желание разгоралось все сильнее, заставляя смотреть, оценивать…

Войдя в здание миссии, битву с собой уже практически проиграла. Было все равно, с кем, лишь бы рядом чужое тело, лишь бы сжимающее все внутри напряжение взорвалось и рассыпалось удовлетворением.

– Ты вовремя, – улыбнулась Жаклин.

Ждала она меня в холле первого этажа. Одна. Охраны, даже если та и была, я не заметила.

– Я стараюсь не опаздывать, – хрипло выдохнула я, скользя взглядом по ее фигуре. Юбка чуть выше колен не скрывала стройных ног, элегантный пиджак по фигуре подчеркивал высоту груди и тонкость талии.

Ну, Марк!

– Тебе нехорошо? – встревоженно произнесла Жаклин, подходя ближе. Хотелось бы знать, как я выглядела со стороны. – Воды?

– Не стоит, – обнаружив в себе аварийный запас самообладания, уже спокойнее отозвалась я. – Видно, сказывается акклиматизация. Сейчас пройдет.

Обеспокоенность из ее взгляда так и не ушла. Это было хорошо или плохо?

– Присядь, – уже тверже произнесла она и, взяв мою ладонь в свою, подвела к креслу. Я захлебнулась собственным вздохом, ощутив, как заалели щеки и жарко потянуло внизу. – Я позову господина Исхантеля.

Сказать я уже ничего не могла, только кивнуть. Внутри родился смешок: я еще никогда не чувствовала себя сексуально озабоченной. Интересный опыт, если бы… не хотелось растерзать того, кто это со мной сделал. Прямо в постели… Или придушить. Там же.

Раздвоение личности было налицо…

Когда Жаклин вернулась, уже не одна, я судорожно облизывала ставшие слишком чувствительными губы.

– Господин Исхантель, позвольте вам представить журналистку с Земли Элизабет Мирайя.

Моля уже его богов, чтобы не дали мне сорваться раньше времени, протянула руку.

– Очень рада знакомству, господин Исхантель.

Подавать свою он не торопился, пристально смотрел на меня. Я отвечала тем же. Глаза, губы, грудь…

Я еще вчера заметила, что он хорош собой. В нем была та же аристократичность, что и в Ровере. Холодная, взвешенная, заставляющая любоваться им скорее как произведением искусства, чем живым существом.

«Ну, ты и вляпалась!» Голос моей второй половинки был насмешливо-ехидным. И… волнующе хриплым.

Как я ее понимала.

Сейчас на фоне горевшего во мне огня отстраненность самаринянина смотрелась еще ярче, сверкая гранями. Изысканная простота жестов, едва заметная, но столь очевидная надменность взгляда, наклон головы, упругое тело, которое я «видела» сквозь одежду…

Глядя на него, хотелось сломать, порвать в клочья эту бесстрастность, растоптать, растопить, заставить стонать вместе с собой и умолять продолжать сладостную пытку…

– Жаклин сказала, что вы хотели осмотреть здание миссии?

Глубокий, насыщенный полутонами голос.

Внутри дрогнуло, по позвоночнику прошлась волна. Одурманивая, разбивая бастионы разума, который пытался напомнить, что все это не более чем игра.

Я ему не верила! Мысленно повторяя: «Мое! Не отдам!» – и буквально чувствуя, как впиваюсь ногтями в его спину, когда он прижмет меня к пылающим огнем простыням.

Рык удалось заглушить, с плотоядным взглядом оказалось хуже. Как там говорил Марк… добыча?!

– И если вы не откажете мне в этом удовольствии… – скорее прошептала, чем произнесла я, – моя благодарность не будет знать границ…

Желание было острым, как ураганный ветер в ледяной пустыне, и столь же болезненным. Оголенные нервы; движения, угадываемые кожей; чувства, которые читались столь же просто, как если бы он описывал их сам.

Я знала, что он собирался сделать со мной, проживала спрессованные в мгновения минуты, в которых он приручал меня к себе, позволял ощущать немыслимое счастье только от присутствия рядом с ним, наслаждался моим смятением, когда я, понимая, что со мной происходит, продолжала искать с ним встречи…

Тварь!

А та, другая Элизабет урчала, выгибаясь, как кошка: «Но какая привлекательная тварь!»

Мои стремления были проще, но Валанд был прав, именно их жрец и опасался. Единственная цель – не остановить, не заставить изменить курс.

– Почему бы и нет, – тем не менее отозвался он, жестом указав на тот коридор, из которого совсем недавно вышел. – Будьте нашей гостьей.

Анфилада комнат. Картины, статуэтки, роспись на потолке, мозаичные окна…

Сканер – правый угол, еще два в холле. Перед лестницей датчики.

Моя рука касалась перил с такой нежностью, как могла бы гладить его плечо…

Кажется, подобное состояние называется трансом. Быть в себе и не пропускать ни единой мелочи вокруг… Побочный эффект?

Слушать его – удовольствие. Скрытая, едва сдерживаемая сила, которая прорывалась в угрожающем «р» или выстилалась в шипящих.

Свой план – заполучить меня немедленно – он скорректировал, но теперь это я манила его к себе, заставляя выплетать кружево принуждения.

Бесполезно! Я сходила с ума, проклинала саму себя, но все, чем сейчас была, – желанием.

Трудно судить о времени, когда перед глазами пелена, а тело судорожно требует разрядки, но за очередным поворотом, заметив, что Жаклин осталась где-то позади, я резко остановилась.

Это был предел. Мой предел.

– Поцелуй меня!

Он замер, но не обернулся. Пришлось подойти вплотную, чувствуя, как заполошно бьется его сердце.

Миг откровения. Он уже был моим…

– Поцелуй меня, – повторила я, буквально ощущая прикосновение его губ…

Сигнал комма заставил вздрогнуть и… протрезветь.

Команду на соединение дала раньше, чем поняла, что делаю:

– Лиззи, – голос Иштвана был наполнен паникой и отчаянием, – дочь Шамира покончила с собой! Жду тебя у резиденции.

Отключившись, отступила на шаг. Находиться рядом с ним теперь, когда от возбуждения не осталось и следа, было гадко.

– Извините, господин Исхантель, но я вынуждена вас покинуть.

Жрец меня не остановил. Смерть девочки стала для него ударом.



*  *  * 

К резиденции кар пропустили, оказалось – распоряжение губернатора. Бросив машину на подоспевшего служащего, поспешила к Иштвану. Тот метался неподалеку от стоянки, похоже, дожидаясь меня.

– Лиззи… – Выглядел он не просто растерянным – обескураженным. – Как же это?! Почему?!

Пришлось тихо рыкнуть:

– Соберись!

Он был сильным, но к такой смерти оказался не готов. Да и можно ли быть готовым, когда умирает совсем ребенок… Надеюсь, когда все будет позади, он простит нас за этот обман.

– Извини, – тут же подобрался он, смутившись. – Я подумал, что… грязь…

Ему было нелегко говорить, но я поняла. Он волновался за репутацию друга, беспокоясь и о том, что скажут о девочке после ее смерти.

– Я напишу. Все напишу, как надо. За память о ней не переживай.

Взяв мою руку в свои ладони, благодарно сжал, на миг прижал к своей щеке.

– Пойду к Шамиру, ты уж здесь сама…

Дождавшись, когда он скроется за поворотом аллеи, направилась к Шаевскому, стоявшему в тени раскидистого кустарника. Я его заметила лишь потому, что он этого хотел.

– Ну и как?

Вместо того чтобы ответить, тот загадочно улыбнулся:

– Валанд так забавно зверел, когда ты раздевала взглядом прохожих. Жаль, в миссии стояли мощные глушители, мы остались без сладенького.

Хотелось сказать что-нибудь… соответствующее – о наших с Марком отношениях, похоже, уже знали, – вместо этого только глубоко вздохнула и разочарованно качнула головой.

– Вы прервали меня на самом интересном.

– Ты его соблазнила? – тут же предвкушающе сглотнул Виктор. Не успела я ни подтвердить, ни опровергнуть, как он выдал восторженно: – Ну, ты даешь!

– Вот так и рождаются легенды, – усмехнулась я и добавила уже другим тоном: – Так как все прошло?

Объяснять Шаевскому, что шутки закончились, мне не пришлось.

– Как и планировали. – Он стоял ко мне вполоборота, словно мы обменивались последними фразами, собираясь разойтись в разные стороны. Вряд ли за нами наблюдали, но Виктор предпочел сканерам собственное чутье. – Достаточно свидетелей, готовых подтвердить, что видели девушку на крыше. Душераздирающий крик, много крови, предсмертная записка. Служба порядка, конечно, возмущалась, что тело убрали до их приезда, но им предоставили записи, сканы. Да и к Шамиру опасаются пока подходить. О смерти Райзера они узнали только сегодня, когда губернатор попросил каперанга Солога провести расследование и по делу его дочери. Никто не сомневается, что Шамир в бешенстве, хоть и пытается держать себя в руках.

– А Таисия?

– Дома, под присмотром медиков. – Задорно подмигнул. – Наших медиков.

Намек, но достаточный для мелькнувшего удовлетворения. У жены губернатора были все шансы вернуться к обычной жизни.

Но сейчас меня больше интересовало другое. Мысль крутилась в голове весь день, такой настойчивости я привыкла доверять.

– А что с вашими секретами? – Намекая на то, что вроде как находилось в ангарах крейсера, поинтересовалась я.

Шаевский как раз собирался что-то произнести, как едва не подавился воздухом. Во взгляде мелькнуло сначала изумление, затем… обида.

– Мы вроде как остались не у дел.

Не зря у меня свербило. Информация особого значения не имела, если только для полного понимания ситуации. Масштаб без нее был не тот.

– Шторм один не сумел бы провернуть весь план, твой Воронов явно был в курсе, – правильно расценив подоплеку его ответа, фыркнула я.

Их сыграли втемную, как и меня. Если на крейсере что и находилось, то точно не на этом. Уж настолько рисковать Слава бы точно не стал.

– Да уже понял, – нахмурился Виктор. – Вроде и все правильно, но…

– …всё равно противно, – закончила я за него. – Расслабься, это только начало.

Тот усмехнулся уже веселее.

– Куда уж?!

Я только подмигнула. Все, что происходило до этого, выглядело на фоне открывающихся перспектив детской шалостью. Это он понимал не хуже меня.

– Ромшеза-то выпустил?

Шаевский перемене темы обрадовался. Зол, не зол был на свое начальство, но осадок точно остался.

Мелькнувшая у меня как-то мысль прибрать его к рукам начала обретать очертания. Надо будет намекнуть Роверу на деспотизм Шторма и переманить Виктора в службу. Профи такого уровня нам точно не помешает. Да и мой шеф едва ли не единственный во вселенной, под крылом у кого Слава не будет нервировать своего бывшего офицера.

О том, что будет выглядеть как маленькая месть, я тоже подумала. Куда ж без этого?!

– Так они с Левицким тебя и вели. Думаешь, Валанд отпустил бы без прикрытия?

Виктор очень вовремя упомянул про Станислава.

– Левицкого смотрел?

Тот скривился.

– Ты оказалась права, он не держит удар. Но сам я с этим не разберусь. Договорились, что им займется Марк.

Заикаться, что стоило поторопиться, я не стала. Главное – девушка, все остальное пока терпело.

– Ты все-таки присмотри за ним, – пробормотала я, уже возвращаясь на аллею. Ко мне (Шаевского он не должен был заметить) направлялся тот самый помощник губернатора, с которым я уже встречалась в полдень.

– Госпожа Мирайя, – его голос дрогнул, глаза прорезали красные прожилки, – просили передать. – Он протянул небольшой пластиковый пакет с запаянным краем. – Если вам еще что-то необходимо…

– Мне нужен кабинет, – тут же отозвалась я, догадываясь, что именно находится внутри, – и выход в сеть с полным доступом.

– Господин Эйран предупредил, что он вам может потребоваться. Следуйте за мной.

Он пытался сохранить бесстрастность, но… у него не получалось.

Это было лучшим доказательством того, что мы поступили правильно.

Кабинет находился на втором этаже, окна выходили на ту сторону, где «закончила» свою жизнь дочь Шамира. Шума слышно не было, но когда подошла к столу, машинально посмотрела вниз. Народу было много. Служба порядка, местная охрана, вояки с базы во главе с каперангом. Губернатор стоял в стороне от суеты и смотрел куда-то вдаль. Один.

Шамир знал, что его дочь жива, но… скорбел. Он вполне мог ее потерять.

Валанда я не заметила – да и не стоило ему светиться, а вот Левицкий был там.

Словно ощутив мой взгляд, поднял голову, но я успела сделать шаг, исчезнув из его поля зрения. Я не давала ему повода считать меня своей, но… осадок в душе был, как если бы обманула.

Отбросив все, что не имело отношения к стоящей передо мной задаче, пристроилась в кресле, активировала планшет.

Пока ждала рождения первой строчки, просмотрела новостные ленты.

Информация о самоубийстве Сои Эйран была, но давалась очень коротко, без каких-либо комментариев. Думаю, Ромшез постарался, пресекая распространение слухов. Первая скрипка в этом представлении принадлежала мне, даже Иштвану не удалось бы сделать то, что я задумала.

Он был своим, я… той самой Элизабет Мирайя, которая не часто баловала читателей своими репортажами, но уж если делала это, то надолго оставалась в памяти.

Пальцы набрали сами: «Ей было лишь семнадцать…»

Я вполне могла… могу оказаться на ее месте. Я отдавала себе отчет, насколько опасным было то, чем я занималась. С первого дня, как стала маршалом.

«…Это было не ее решение, отчаяние столкнуло ее вниз…»

Бить точно в цель. Эмоции и чувства. Страх за собственных детей, любимых, просто страх… что ты можешь оказаться следующей. Не самоубийство – убийство. Извращенное в своем хладнокровии, в понимании того, что жертве некуда бежать, не к кому обратиться за помощью. Просто потому, что жертва даже не догадывается, что уже попала в лапы к хищнику.

«Первое чувство. Робкое, нежное. Способное расцвести чудом всепоглощающей любви или стать пеплом от сгоревшей души…»

Поймут не все, кто-то будет пытаться свалить вину на нее и родителей. Мол, слабая, оказалась не готова к взрослой жизни.

Но слова уже будут произнесены. Слова, которые за мной повторят десятки, сотни, тысячи… Валенси знает, что делать. Эту волну не остановить, в отличие от другой, которую будут сдерживать Вано и Ромшез.

Сои с голографии смотрела на меня восторженно. Нежная улыбка на губах, распахнутые навстречу будущему глаза, полное движения тело… Замерла на миг, чтобы вновь устремиться вперед. Именно так она и воспринимала жизнь, пока та не столкнула ее с самаринянином.

Воспоминание об Исхантеле заставило передернуться.

Тварь! Холодная, бездушная тварь! Если бы все проблемы решались одним выстрелом…

Я подошла слишком близко к нему, чтобы понять – у нее не было шансов. У тех, кто уже покинул Союз, попав в сети его влияния, – тоже.

Я старалась быть объективной. У него была своя правда, да и обелить можно многое, не говоря уж о намерении возродить свою расу, потрепанную войной.

Победители и побежденные… Вопрос, кто из них мы, для меня оставался открытым.

«Юное, не ведающее грязных мыслей дитя и тот, кто называл себя учителем. Взрослый мужчина, знающий свою силу, полностью отдающий себе отчет в том, что даже намек на симпатию с его стороны способен пробудить росток любви…»

Мысль, что шеф меня убьет сам, чтобы зря не мучилась, вызвала истеричный смешок. То, что я делала, называлось несколько иначе, чем обходить острые углы его приказов.

Вояки в таких ситуациях говорили: «Вызываю огонь на себя».

Сомнениями я не терзалась. Будь так, не оказалась бы в здании миссии, отвлекая внимание жреца.

Но тогда у меня еще была возможность отступить, укрыться за спинами Валанда, Шаевского, Ровера, сейчас я лишала себя ее окончательно.

«…Они открыты миру, беззащитны перед ним. В этом их сила и слабость, которой так легко воспользоваться. Взрослые дети… Кто позволил ему приблизиться к ним? Со способностью ментата, манипулирующего чужим сознанием уже одним присутствием рядом! Что это было? Случайность? Жадность? Тонкий расчет?»

«…Кто, увидев ее имя, обведенное траурной рамкой, признается самому себе, что ее смерть – его вина?!»

«…Почему эта девочка должна отвечать за наши с вами ошибки?! И она ли одна?! Или о тех, кто был до нее, мы просто не знаем?! И будет ли кто-то после…»

«…Не так я собиралась начать свой цикл репортажей с Зерхана. За меня решил случай, но теперь уже не он поведет меня вперед. Ответственность перед памятью о ней. О Сои Эйран, которая могла бы жить».

Прости, девочка, но иного способа спасти тебя у нас не было…

Бегло перечитав, подключилась к каналу «Новостей». Ввела код, перешла на свою страничку, тут же отметив, как защелкал счетчик присутствующих на ней. Запахло свежей кровью, акулы были тут как тут.

Прежде чем сбросить заметку, отправила ее Вали, она должна быть первой.

Ответ пришел спустя несколько минут – представляю, сколь многие из журналистской братии поминали меня все это время недобрым словом.

Моя подруга оказалась в теме, резюме было коротким: «Не вернешься живой – выкопаю из могилы и придушу сама».

Она была права. Чем-то все это напоминало самоубийство.



*  *  * 

Ровер решил действовать по принципу: ожидание наказания страшнее самого наказания. Когда я связалась с ним, коротко отстучал: «Вечером» и отключился. Совсем.

Понятно, что у него хватало и своих забот, но в воспитательном моменте я была абсолютно уверена. Или это я чувствовала свою вину?

В любом случае заниматься рефлексиями мне было просто некогда. Когда покидала резиденцию губернатора (взгляд появившегося Валанда не обещал ничего хорошего), каперанг Солог передал коды доступа к хранилищу, куда для меня были выложены копии документов, касающиеся сосланных с Шариша.

Заметка о Сои Эйран была первым сделанным мною намеком на чьи-то крупные неприятности, но далеко не последним. Шторм будет бороться с Исхантелем своими методами, я…

В моих силах было сделать так, чтобы за каждым шагом жреца наблюдали тысячи глаз.

Переданные из архива сведения оказались не просто систематизированы, но собраны как раз в те аналитические группы, на основе которых я и собиралась рассматривать историю ассимиляции каторжан в местное население и искать точки напряженности, сумевшие стать ключевыми для плана самаринян.

Занятие это было увлекательное. А уж сколько возникало ассоциаций, связанных с прошлым Земли и тех планет, которым пришлось пройти путь Зерхана! На многих из них не обошлось в свое время и без вооруженных конфликтов. Стоило признать, внешний фактор редко когда играл существенную роль. Если только в том, что бросили на произвол судьбы…

Здесь был не тот случай. К кровопролитию их целенаправленно подталкивали.

Я уже пришла к определенным выводам и даже наметила места, где при необходимости могла обнаружить Горевски, когда заявился Ровер. Система идентификации пропустила его, словно это не я, а он тут жил.

Сделав вид, что ничуть не удивлена подобному появлению, заботливо спросила:

– Ужин заказывать?

Сама даже не дернулась, продолжая набрасывать план следующего репортажа. Способностью делать несколько дел сразу обладали все маршалы, других просто не держали.

– Ужин? – Изумление длилось мгновение, тут же сменившись холодной яростью. Но Ровер не был бы Ровером, если бы не сдержался. – Что накопала?

Сбитый вовремя настрой – лучший способ избавиться от проблем с начальством. Это не значило, что шеф забыл о нравоучениях, но на некоторое время можно было расслабиться.

Вместо ответа активировала один из внешних экранов, вывела на него источники и итог. Весьма неутешительный итог.

А ведь я скорее всего еще многого не знала. Сюда бы сведения местной службы порядка…

Странник, словно прочитав мои мысли, бросил, не глядя, слот.

Не поймать его я не могла, случись такое – достойно стать последней каплей в чаше его терпения, а я этого всячески избегала.

Загнала в планшет, открыла доступ своим кодом. Для меня готовил….

Благодарить не стала, расшаркиваться в реверансах будем, когда закончим с делом. Да и интересно показалось, с чего это Странник такой дерганый. Если бы не обострившаяся эмпатия, вряд ли заметила. Мы были знакомы больше десяти лет, но это не помогало за бесстрастной маской разглядеть эмоции, если он не желал ими делиться.

Статистика, опять систематизированная. Данные о преступности. Года, районы, тяжесть. Диаграммы, выводы, прогнозы…

Мне хватило получаса, чтобы свести воедино обе картинки и вывести на карте Зерхана более трех десятков мест, где два блока накладывались друг на друга.

Практически откровения!

Вздохнув, еще раз посмотрела на получившийся план. Теперь было совершенно понятно, что именно отправился искать на планете Горевски, покинув резиденцию губернатора.

Контрабанда оружием. Мы практически знали ответы на вопросы «кто?» и «где?», оставался – «какими силами?».

Догадалась я и о том, почему Ровер начал не со взбучки. Судя по резким провалам в графиках зафиксированных нами районов и всплеску в других, ожидаемые нами события могли произойти со дня на день.

Опять захотелось вспомнить о Шторме, но пришлось бы восторгаться той идеальной работой, которую он провел. Себя не засветил, сделал все чужими руками, но подвел к тому результату, который был ему необходим.

Для подобных расчетов требуется великолепно знать возможности тех, с кем будешь играть…

Он – знал.

– Местным передавать данные нельзя, – произнесла я, пытаясь понять, о чем думал сейчас Ровер. Знала, что бесполезно, но попыток уже который год не прекращала. – Крысы там точно есть…

Шеф был со мной согласен:

– Отправь каперангу Сологу. На нем военная часть операции. – Он чуть помедлил, бросив усталый взгляд на кушетку. – Если она все-таки случится.

Показывать, что заметила, не стала. До какой степени раздражения он должен был дойти, чтобы начал позволять мне увидеть в себе обычные человеческие слабости?!

– Случится, – нахмурилась я, ловя за хвост промелькнувшую мысль. Та сбежала, первую реакцию на свое заявление я тоже пропустила. – Интуицию к делу не привяжешь, но я убеждена, что у нас не больше двух-трех дней. Ждали только крейсер и передачу информации. Ну и, – я все-таки ее поймала, сама поразившись, насколько непредсказуемой та оказалась, – дочь губернатора.

– И чем же так важна дочь губернатора…

Ровер не закончил, тут же подобравшись – нащупывал то, что уже стало открытием для меня.

Я не стала дожидаться, когда он сообразит сам. Пусть и не оправдать собственные выходки, так хотя бы заставить забыть о них еще на некоторое время.

– Она не его дочь.

Шеф посмотрел на меня, словно я сморозила откровенную глупость, потом развернул в воздухе управляющий контур своего комма, дал запрос.

Все правильно, неподтвержденная догадка будет сбивать цепочку рассуждений, вновь и вновь заставляя возвращаться к себе. Ничто нас так не влечет, как неразгаданная тайна. Ее размеры никакого значения не имеют.

Пока ждали ответ, молчали. Я пыталась понять, что именно могло натолкнуть меня на эту идею, а Ровер… о чем думал Ровер, было известно только самому Роверу. Слишком спокоен для сложившейся ситуации.

Когда пискнуло пришедшее сообщение, попыталась расслабиться. Не получилось. Очень многое могло перевернуться с ног на голову, окажись я права.

Оказалась. Он еще не начал говорить, а я уже знала, что услышу.

– Из землян у Эйрана только мать. – Он качнул головой, закончил, будто разговаривая с самим собой. – А глазки у девочки, как у чистокровной или первого смеска. – В брошенном на меня взгляде была капля самодовольства. Имел полное право, наставник как-никак. – Интересно, кто у нас папа?

Я не подвела и на этот раз.

– А это у Валанда надо спрашивать, – хмыкнула я. Успела продолжить до того, как его бровь задумчиво приподнялась. – Схемы ментального принуждения. Если честно, – я чуть понизила голос, добавляя своему признанию некоторую интимность, – я в них плаваю.

– Думаешь, она может быть дочерью Исхантеля? – тут же подхватил Ровер.

До этого вопроса я так не думала. Я даже не задумывалась об этом. Но теперь…

Я стояла у Исхантеля за спиной, когда раздался вызов…

Закрыв глаза, попыталась не вспомнить – прочувствовать то, что происходило в тот момент.

Вот я протягиваю к нему руки, почти касаюсь, через тонкую полоску воздуха, ощущая, как громыхает его сердце. Еще миг, и он обернется ко мне, бросит к стене. Властно, вступая в схватку с живущим во мне изголодавшемся хищником.

Вот замирает, услышав хриплый от горечи голос Иштвара…

Я пытаюсь справиться с собой – отрезвление отдает отвращением к самой себе, к нему…

Жрец не мог его не «поймать», я была открыта и беззащитна в эту секунду, но даже не шелохнулся. Я для него не имела никакого значения. Только она…

– Нужна ее генная карта.

О своей уверенности я говорить не стала, он и так понял, почему я не дала твердого ответа.

Шеф качнул головой, заметил категорично:

– Ее надо убирать с базы. На крейсер, куда угодно, но только как можно дальше от планеты.

Я была с Ровером полностью согласна. Пройдет первый шок, и самаринянин поймет, что мы его обыграли. Своих детей они чувствуют на больших расстояниях.

Сделать ни он, ни я ничего не успели, вспыхнуло табло информера.

Только этого мне сейчас не хватало!

Странник криво усмехнулся, показал взглядом наверх. Мол, я буду там.

Лучше бы ему там не быть!

Погасив экран планшета и дождавшись, когда Ровер исчезнет за декоративной стенкой на втором уровне, дала команду на открытие двери.

Валанд не вошел в номер, скорее, ворвался. Взорвался прямо с порога:

– Зачем ты это сделала?!

Одной взбучки мне удалось избежать, но вторая решила не проходить мимо. Оставалось только усмехнуться над собственной невезучестью.

– Это ты сейчас о чем? – уточнила я задумчиво. Даже наморщила лоб, демонстрируя, насколько трудно мне оказалось его понять.

Выдох был долгим, а обращенный ко мне взгляд испепеляющим.

До Ровера ему было далеко, но талант чувствовался.

Ровер… До меня только сейчас дошла пикантность происходящего.

– Ты вообще в курсе, что все новостные ленты цитируют тебя?

Я пожала плечами.

– Тебя возмутило, что я не посоветовалась? Или славы захотелось?

Вместо ответа Марк шагнул ко мне, рывком прижал к себе. Обнял крепко, до хриплого стона. Несколько первых фраз, которые он буквально прорычал, я предпочла не услышать. Улучшать свой словарный запас у меня нужды не было, хотя несколько оборотов и звучали практически эксклюзивно.

Последняя была столь же экспрессивна, но воспринималась значительно мягче:

– Какая же ты дура!

Я была готова с ним согласиться, но не в данном случае. Это я переигрывала их по очкам.

Поерзав в кольце его рук, слегка увеличила жизненное пространство.

Фыркнула, когда Марк грустно улыбнулся, давая понять, что ураган пронесся мимо.

Заметив, как он начал «оттаивать», поинтересовалась, рассчитывая, что в таком состоянии он сначала ответит и только потом задумается, а зачем мне это надо было:

– Ты мне лучше скажи, привязанность, которую Сои испытывает к жрецу, может быть связана с его близкородственным влиянием на нее?

Валанд на миг закрыл глаза, словно о чем-то вспоминая, и… кивнул.

Свой вопрос он даже если бы и хотел, задать не успел. Услышав шорох, откинул меня за спину, вскинул парализатор, нацелившись на медленно спускающегося по лестнице Ровера.

Узнав, опустил оружие.

– Господин Лазовски? – В голосе не было и намека на смущение. Скорее вызов. – Сегодня поистине день сюрпризов.

– У меня, – шеф перевел взгляд с Марка на меня и обратно, – надо признать, тоже. Я был уверен, что о своей сотруднице мне известно все. Оказывается, ошибался.

Не знаю, чем могло бы закончиться сие представление, если бы не пискнул комм Валанда.

Мгновение тишины, ругательство и новость, от которой захотелось кого-нибудь убить.

– Пропал Левицкий. Ромшез пытается обнаружить его идентификатор.




Глава 13. | Недетские игры (СИ) | Глава 15.



Loading...