home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 49

Уортон-Парк


Я сижу в библиотеке, пытаясь осмыслить только что услышанную трагическую историю любви, обмана и страданий. Похоже, я сама — прямое следствие этой истории.

Гарри Кроуфорд — мой дедушка... В моих жилах течет кровь Кроуфордов... Моя мама — наполовину таиландка, привезенная с другого конца света... Элси и Билл мне не родные… а Кит приходится мне... кем именно, я пока не могу понять.

Да, я потрясена, но при этом странно спокойна. Я всегда любила этот дом и поместье Уортон-Парк, хоть и не понимала, почему мне здесь так уютно. Теперь-mo я знаю, что мои предки жили в этих стенах на протяжении трех веков, и само здание наверняка пропитано их духом.

Уортон-Парк и семья Кроуфордов — моя семья — неразрывно связаны друг с другом. Дом словно протягивает руки, увлекая нас назад, требуя, чтобы мы вернулись. Он властвует над нами, и у нас нет сил ему противиться. Даже маленькая девочка, родившаяся за много тысяч миль отсюда, которая вообще не должна была появиться на свет, подчинилась зову этого дома и провела свою жизнь именно здесь.

Моя мама Жасмин, единственный прямой потомок знатного рода, незаконно рожденный в послевоенном хаосе, не знала правду о своем происхождении и о своем праве наследницы поместья, однако она тайно расцвела на этой земле. А вслед за ней пришло новое поколение Кроуфордов, и теперь ее дочь, по странной прихоти судьбы и по воле случая, вновь оказалась в этих стенах.

Меня осенила внезапная догадка, которая одновременно и пугала, и успокаивала: не Кроуфорды владеют Уортон-Парком, а Уортон-Парк владеет нами.


Джулия ощутила напряжение в теле, опустила глаза и увидела, что ее пальцы крепко сжимают руку Кита. Она вновь посмотрела на серое осунувшееся лицо Элси.

Наконец Кит нарушил молчание:

— Если я правильно понял, мы с Джулией — четвероюродные брат и сестра?

— Да, Кит, все правильно. — Элси кивнула.

— И что же, Гарри так и не узнал, что девочка, живущая неподалеку от его дома, дочь Лидии?

— Нет. Мы с Биллом сдержали обещание, которое дали ее светлости, и никому не сказали ни слова. Гарри больше ни разу не зашел ни в огород, ни в теплицы. Билл сильно огорчался, что дружба, возникшая между ними в Чанги, закончилась. Впрочем, он понимал, что его светлость просто не хочет лишний раз вспоминать про Лидию. Он не видел свою дочь больше двадцати лет. Но, в конце концов, это случилось. В тот день он понял, что умирает, и неожиданно появился на пороге нашего дома. — Элси обернулась к Джулии: — Твоя мама открыла ему дверь, и он, кажется, догадался. Билл всегда говорил, что Жасмин, повзрослев, стала копией Лидии. Я, конечно, не знаю точно, — Элси пожала плечами, — но его светлость вошел в коттедж с таким видом, будто только что столкнулся с привидением. Думаю, он понял, что Жасмин — его дочь.

— Он, наверное, был сильно потрясен, — пробормотал Кит.

— Да, — согласилась Элси. — Беднягу трясло. Я усадила его и дала чашку очень сладкого чая. Его светлость стал говорить мне, что хочет отдать Биллу свой дневник, написанный в Чанги. Но при этом он не сводил глаз с Жасмин. Она только вернулась из теплиц, где рисовала папины орхидеи. Его светлость увидел рисунки на кухонном столе и спросил ее про них.

На глазах Элси выступили слезы. Увидев это, Кит отпустил руку Джулии. Та подошла к пожилой даме и обняла ее за плечи.

— Элси, если тебе слишком тяжело об этом рассказывать...

— Нет, — твердо возразила Элси, — раз уж начала, то должна закончить. Так вот, его светлость сказал Жасмин, что ему очень понравились ее рисунки, и спросил, можно ли взять их. Она разрешила. Он поцеловал ее и попрощался. — Элси опустила голову и громко сглотнула. — Больше я не видела бедного Гарри живым.

— Может, и хорошо, что он до самой смерти ничего не знал, — постарался утешить ее Кит. — Вряд ли Жасмин стало бы легче.

— Может быть. Но я никогда не забуду, с каким лицом он от нас уходил. Его светлости было всего сорок восемь или около того, но выглядел он гораздо старше. Да и то сказать, жизнь его не баловала. Брак с ее светлостью был чистой формальностью. После того как Оливия узнала про Жасмин, а потом потеряла собственного ребенка, она сильно изменилась. Нет, я любила ее, но она превратилась из милой девушки в злобную старуху. С такой женой Гарри не был счастлив, это уж точно. Я уверена, он умер от горя.

— Теперь понятно, каким образом эти четыре рисунка несколько месяцев назад попали на распродажу, — заметил Кит.

Джулия промолчала: у нее в голове царила неразбериха.

— Значит, Жасмин так и не узнала, кто ее настоящие родители? — спросил Кит.

Элси покачала головой:

— Нет. Это только осложнило бы жизнь каждого из нас. О-ох, — пожилая дама зевнула, — простите, но рассказ меня утомил. — Она посмотрела на Джулию: — Ты в порядке, милая? Представляю, какой это шок для тебя. Но, по крайней мере, твои мама и папа были тебе родными. Вот только я, к сожалению, не родная твоя бабушка. Но я всегда любила тебя как родную.

— Я знаю, бабушка, — пробормотала Джулия, очнувшись от задумчивости.

— Я много лет хранила эту страшную тайну, но вы поступайте, как сочтете нужным. Мы с Биллом поступили именно так.

Мысли Кита не были затуманены чувствами, и он мог спокойно оценить последствия услышанного.

— Получается, Алисия, твоя старшая сестра, имеет больше прав на Уортон-Парк, чем я? Конечно, будучи женщиной, она никогда не сможет принять титул, зато у нее есть все основания стать реальной хозяйкой поместья.

— Нет, Алисия не захочет воспользоваться своим правом. — Элси устало покачала головой. — Но это мы обсудим в другой раз. А сейчас мне надо как следует выспаться.

Она попыталась встать, и Кит ей помог.

— Спасибо, Кит, ты настоящий джентльмен, истинный Кроуфорд. — Элси улыбнулась, взяла Кита под руку и пошла вместе с ним к двери, но задержалась перед Джулией, которая по-прежнему неподвижно сидела на диване. — Прости, милая, — ласково сказала она. — Я долго думала, стоит ли рассказывать тебе правду. Но судьба привела тебя обратно в Уортон-Парк, к Киту, и я решила, что должна это сделать. Надеюсь, я поступила правильно.

Джулия тоже встала и обняла бабушку.

— Конечно. И я благодарна тебе за это.

Кит и Джулия стояли рядом и смотрели Элси вслед.

— Как думаешь, мне пойти вместе с ней? — спросила Джулия.

Кит покачал головой:

— Мне кажется, ей надо немного побыть одной. — Он глубоко вздохнул. — Хочешь бренди? Я, пожалуй, выпью рюмочку: после таких новостей не мешает расслабиться.

— Нет. Спасибо.

Джулия опять села на диван. Кит открыл буфет под книжными полками, достал оттуда графин и налил себе бренди.

— Мне хочется задать Элси один вопрос: жива ли твоя настоящая бабушка? Лидии было всего семнадцать, когда она познакомилась с Гарри, а это случилось в сорок пятом году, значит, сейчас ей... восемьдесят, так? Вполне вероятно, она еще не умерла. — Кит подсел к Джулии на диван и обнял ее за плечи. — Видимо, Гарри очень сильно любил Лидию, если собирался все бросить ради нее. И еще, милая: теперь мы знаем, откуда у тебя талант пианистки — ты унаследовала его от своего дедушки Гарри.

Джулия, которая пока не задумывалась над этой связью, уткнулась головой Киту в плечо, радуясь, что между ними нет близкого родства: он ей всего лишь четвероюродный брат.

— Да, наверное, — пробормотала она.

Кит взглянул на потрескавшийся потолок.

— Мораль этой грустной истории такова: долг побеждает любовь. Не хотел бы я оказаться на месте несчастного Гарри! Прекрасно понимаю, в какой тупик завела его жизнь.

— А мне жалко Оливию. Она с самого начала знала, что происходит, но поставила будущее Уортон-Парка выше собственных чувств. Неудивительно, что у нее испортился характер, — вздохнула Джулия. — Она прожила всю свою взрослую жизнь не любимой и обманутой.

— Да. — Кит хлебнул бренди. — Мне очень жаль, что я уделял ей мало внимания, когда приезжал сюда на каникулы. Она казалась мне высохшей злобной старухой.

— Она потеряла собственного ребенка, а потом вынуждена была наблюдать, как в ее поместье растет дочь Гарри, моя мама. Представляю, как ей было тяжело.

— Жизнь — печальная штука, верно? — Кит вздохнул и крепче обнял Джулию. — Вот почему я считаю, что надо жить сегодняшним днем. Ну что, пойдем наверх? Отдохнем после стольких волнений.

Они вышли в холл, Джулия опустилась на ступеньку лестницы, а Кит проделал ежевечернюю процедуру — погасил все лампы и запер все двери, после чего подсел к Джулии.

— Ты в порядке, милая?

—Да.

— Еще вчера ты была простой внучкой садовника, а сегодня вдруг оказалась знатной леди! — ласково поддел ее Кит. — Но поверь, не ты первая и не ты последняя. Я могу назвать тебе полдюжины местных аристократических семей, имеющих свои скелеты в шкафу. Пойдем-ка спать. Завтра трудный день. — Кит помог ей подняться, и они отправились наверх, держась за руки.

В постели Кит крепко обнял Джулию.

— Не понимаю, — произнесла она в темноту, — почему Элси не захотела, чтобы Алисия тоже послушала ее историю? Ведь это в равной степени касается нас обеих.

— Я думаю... — Кит провел ладонью по ее мягким волосам, — Элси раскрыла нам еще не все свои секреты. Спокойной ночи, милая.

Утром Джулия принялась готовить воскресный ленч для всей семьи. В начале десятого в кухне появилась Элси.

Она никак не могла поверить, что так поздно проснулась.

— Наверное, переволновалась вчера вечером, — пробормотала она, усаживаясь за кухонный стол. — Обычно к шести я уже на ногах.

Джулия поставила перед ней чашку с чаем.

— Ничего страшного, один раз можно поспать подольше. Мне приятно за тобой ухаживать.

Элси встревоженно оглядела девушку:

— Как ты себя чувствуешь после моих откровений?

— Шок прошел, и я не потеряла разум, — честно ответила Джулия. — Ведь ты не сказала, что мои родители — вовсе мне не родители. — Джулия обняла Элси за плечи, нагнулась и поцеловала. — А то, что мы с тобой не связаны кровными узами, не меняет моих чувств к тебе.

Элси взялась за руки Джулии.

— Спасибо, милая. Я рада, что ты так достойно восприняла эту историю. За последний год на твою долю выпало немало потрясений, и я боялась, что мои откровения станут последней каплей. Но решила: ты должна знать правду. Возможно, вы с Китом когда-нибудь поженитесь, а ведь между вами есть кровное родство. С моей стороны было бы... — Элси сморщила нос, подбирая подходящее слово, — некрасиво утаить от тебя этот факт.

— Спасибо. Но ты зря беспокоилась. Наши гены разбавились, пройдя через много поколений. Хочешь, я приготовлю тебе яичницу с беконом?

Элси с нежностью взглянула на внучку.

— Ты же знаешь, милая, я никогда не откажусь от вкусного жареного блюда. А твой папа придет сегодня на ленч?

— Я оставила ему голосовое сообщение, но он еще не перезванивал. Наверное, отсыпается после длительного перелета. Он только вчера вечером вернулся из Штатов.

— Джулия, — лицо Элси стало серьезным, — у меня будет одна просьба к тебе и Киту: пожалуйста, пока ничего не говорите Алисии о том, что вчера услышали от меня. Мне надо сначала побеседовать с твоим отцом.

— Как скажешь. А папа знает?

— Нет. И если не возражаешь, я сама ему все расскажу. Объясню своими словами, почему я ничего не говорила Жасмин.

— Конечно, не волнуйся. Я не хочу, чтобы из-за этого у тебя испортилось настроение. В половине первого должны приехать Алисия и Макс с детьми. Они так хотят с тобой повидаться!

— А я с ними, — кивнула Элси, прихлебывая чай. — Теперь я вижу, что зря не хотела сюда возвращаться. Мне казалось, это всколыхнет плохие воспоминания, а получилось наоборот: я вспоминаю только хорошее! — Элси обвела взглядом кухню. — После смерти Гарри этот дом стал похож на морг. Ее светлость сама заправляла делами и постоянно бранилась. Я боялась выходить на работу. Но сейчас здесь новая жизнь, и печальной атмосферы как не бывало. А все потому, что сюда пришли двое молодых влюбленных.

Джулия покраснела и сменила тему:

— Ты не подскажешь, сколько надо тушить эту говядину? — Она показала на кусок мяса, лежащий на столе. Попутно Джулия разбила яйца на сковородку, готовя бабушке завтрак. — Я не слишком опытный кулинар. Но учусь.

— Энтузиазм — это все, что тебе нужно, милая. — Элси встала и подошла к мясу. — Прежде всего, я покажу, как его отбивать.


Глава 48 | Цветы любви, цветы надежды | Глава 50



Loading...