home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 52

Проснувшись утром, Джулия с радостью увидела, что уже около девяти и, значит, она проспала всю ночь. Агнес, домработница и приходящая няня, появилась час спустя и с тревогой заглянула на террасу в поисках хозяйки. Джулия встала, подошла к Агнес и обняла ее.

— Ca va, Agnes?[18]

На лице домработницы появилось явное облегчение.

— Ca va bien, madame Julia. Et vous?[19]

— Мне уже лучше, спасибо. Иди сюда, выпей со мной кофе, — продолжила Джулия по-французски. Здесь она всегда говорила на местном языке, хотя сейчас это казалось ей странным и непривычным.

Агнес неуверенно села, и Джулия налила ей кофе.

— Огромное спасибо, что присмотрели за домом. Везде идеальный порядок.

— Не стоит благодарности, мадам Джулия. Главное, что вы в добром здравии и хорошо выглядите.

— Я постепенно смиряюсь с тем, что случилось. Я поняла, у меня нет выбора. Боль никогда не пройдет, но... — Джулия осеклась.

Агнес любила ее ребенка почти так же сильно, как и она. Эта женщина ухаживала за Габриэлем, и встреча с ней разбередила душу. Джулия судорожно сглотнула и нарочно перевела разговор на практическую тему:

— Есть вещи, которые я не могу сделать сама, и очень хочу, чтобы ты мне помогла.

— Конечно, мадам. Сделаю все, что попросите.

— Я пробуду здесь всего несколько дней, а потом вернусь в Англию. Я собираюсь продать этот дом.

— О, мадам! — испуганно вскричала Агнес. — Но это же ваш дом!

— Да, — кивнула Джулия, — но я должна это сделать, Агнес. Все здесь напоминает мне о прошлом. А если прошлое не вернешь, значит, надо начинать жить заново.

— Понимаю, — печально вздохнула Агнес.

— Я хотела попросить, чтобы вы после моего отъезда очистили гардероб Ксавьера и... — Джулия сглотнула, — спальню Габриэля. Может, вы знаете какую-нибудь благотворительную организацию или семью, которые согласятся взять его игрушки и одежду?

На глазах Агнес выступили слезы.

— Конечно, мадам. Я знаю такую семью. Они с благодарностью возьмут эти вещи.

— Когда дом будет продан, я приеду за своими вещами. Но я хочу выставить его на продажу вместе с мебелью. Думаю, так будет лучше.

Агнес кивнула:

— Есть одна старая французская поговорка, мадам: чтобы удачно войти в будущее, надо смириться с прошлым. Я выполню все ваши просьбы. На мой взгляд, вы... — Агнес не сдержалась и заплакала, — очень смелая.

— Вовсе нет. — Джулия покачала головой. — Будь я смелой, осталась бы здесь и по-прежнему посвящала им всю себя. — Она вздохнула. — Но я приехала сюда попрощаться.

Агнес коснулась руки Джулии:

— Он... они... обрадовались бы, узнав, что вы продолжаете жить и нашли новое счастье.

— Да, — Джулия слабо улыбнулась, — надеюсь, вы правы. Во всяком случае, я должна в это верить.

— Конечно, мадам.

Агнес допила свой кофе и встала.

— Простите, но мне пора браться за работу. Счета лежат на столе в кабинете. Все понимают, что вы оплатите их, когда сможете.

— Конечно, оплачу Сегодня же. А чеки оставлю вам. Пожалуйста, передайте всем спасибо.

— Конечно, мадам. Здесь все вас любили. Всю вашу семью, — добавила она и, резко отвернувшись, ушла в дом.

Джулия провела много времени за своим письменным столом, просматривая почту, которая накопилась за последний год. После несчастья непрерывным потоком пошли открытки с соболезнованиями. Она открывала их, читала трогательные слова сочувствия, и на душе становилось легче: их любили столько людей!

Она сложила открытки в папку, чтобы увезти с собой в Англию, потом выписала чеки тем, кто заботился о доме в ее отсутствие.

Джулия открыла большой официальный конверт, и у нее перехватило дыхание: там оказались свидетельства о смерти мужа и сына — последнее подтверждение их небытия. Расследование и судебное дело были закрыты.

Прихватив лопату, совок и два маленьких саженца кипарисов, Джулия села в машину и через десять минут подъехала к тому роковому повороту, где ее муж и сын встретили свою смерть. Она припарковалась чуть дальше, на асфальтовой площадке, отнесла к месту аварии совок и лопату, потом вернулась за саженцами. Стоя на вершине холма, она видела обуглившиеся ветви деревьев вокруг голого, выжженного огнем пространства. Однако, медленно спускаясь по опасному склону, она заметила, что жизнь здесь начинает возрождаться. Из черной земли проклюнулись дикие орхидеи, которые в этой местности росли преимущественно на холмах. Кое-где выглядывала молодая зелень. Огонь все разрушил, но, в конце концов, он же и удобрил почву. Джулия надеялась, что это торжество природы символизирует и ее собственное возрождение.

Поскольку точное место гибели Ксавьера и Габриэля не было ничем отмечено, Джулия выбрала, по ее представлениям, центральную точку и начала копать. Это была тяжелая работа, да еще на жаре, но она не отступилась и, в конце концов, посадила деревца рядом друг с другом, а потом, сидя перед ними на коленях, представила дорогих ей людей, которых олицетворяли эти молодые кипарисы.

— Прощай, mon petit ange! Прощай, мой Ксавьер! Спите спокойно. Куда бы я ни отправилась, вы всегда будете со мной. Когда-нибудь... мы опять будем вместе. Я люблю вас обоих, очень люблю...

Она встала, послала каждому деревцу воздушный поцелуй и пошла наверх.

Наутро Джулия почувствовала невыразимое облегчение: она переборола себя и сделала то, чего больше всего боялась. Ей предлагали заказать панихиду по Ксавьеру и Габриэлю. Теперь, когда она попрощалась с ними лично, можно подумать и об этом. Наверное, пережитое похоже на катарсис. Во всяком случае, это шаг в правильном направлении для обретения душевного спокойствия, без которого встреча с будущим невозможна.

Затем Джулия совершила следующий важный шаг — посетила местного риелтора и объяснила, что хочет выставить свой дом на продажу. Агент по недвижимости притворился опечаленным, но девушка знала, что он мысленно потирает руки, предвкушая выгодную сделку. Еще бы: ему предстоит сбыть самый востребованный дом в Раматюэле!

— Мадам, мне достаточно снять телефонную трубку, сделать всего один звонок, и ваш дом будет продан. Такие лакомые кусочки редко выставляются на рынке недвижимости. Назовите свою цену, и, уверяю вас, вы ее получите. Но вам надо решить, действительно ли вы этого хотите. Прекрасный дом в прекрасной деревне — удача, которая приходит лишь раз в жизни.

— Абсолютно уверена, — повторила Джулия. — Было бы хорошо, если б там поселилась семья.

— Кажется, у меня есть именно такие покупатели, — заявил риелтор.

— Вот и отлично. — Джулия встала. — Чем раньше, тем лучше. Дому требуются жильцы, а я не могу там остаться. Через пару дней уезжаю. Если кто-то пожелает осмотреть дом, ключи у Агнес Савой.

Агент обошел свой рабочий стол и пожал ей руку.

— Спасибо, мадам, за то, что доверили мне свое чудесное жилище. Позвольте выразить вам соболезнования в связи с вашей трагической потерей.

— Merci, monsieur.

Джулия вышла из риелторской конторы и направилась к залитой солнцем площади. В симпатичных кафе царило оживление, как и положено во время позднего завтрака. Джулия нашла столик под солнцем, заказала кофе латте и стала, медленно прихлебывая, наслаждаться расслабленной атмосферой. Этого будет не хватать — французский образ жизни всегда был ей по душе.

Джулия вдруг поняла, почему так уютно себя здесь чувствует: сказываются гены. Ведь, как выяснилось, ее прабабушка — француженка Адриана. Нащупав эту связь с прошлым, она улыбнулась. Люди — сложные существа, и так приятно открывать грани собственной индивидуальности!

Она заказала себе еще чашку кофе латте. После треволнений последних дней ей не хотелось прерывать этот момент спокойных размышлений.

«Итак, «другая» ее грань, о которой мне так мало известно, берет начало далеко на Востоке, под жарким тропическим солнцем, где состоялась короткая трагическая любовь дедушки и бабушки. Возможно, когда-нибудь я поеду туда и своими глазами увижу красоту, околдовавшую Гарри, но сейчас не время».

Она обратилась мыслями к Киту, и на сердце у нее потеплело. Чуткий и нетребовательный, последние два дня он не звонил, только слал эсэмэски со словами любви.

Джулия достала из сумочки мобильный телефон и перечитала его сообщения.

«Удивительно, как смело Кит признается в любви! А вот я до сих пор не сказала ему о своих чувствах. Наверное, была еще не готова. Зато сейчас, когда, образно выражаясь, книга прошлого закрыта, молчать нет причин».

— Я люблю тебя... — несколько раз повторила Джулия вслух, нежась на солнышке и будто бы пробуя эти слова на вкус. Она нисколько не сомневалась в их искренности.

Дома Джулия сразу прошла в кабинет, чтобы заказать по Интернету билет на самолет в Англию — на завтра. Ей хотелось как можно быстрее вернуться в Уортон-Парк, к Киту. Сказать ему, что она наконец-то полностью в его распоряжении, свободная от прочих обязательств, и, если он хочет, они будут вместе до конца своих дней.

Зазвонил мобильный. Кит! Она нажала кнопку соединения.

— Привет, милая. Как у тебя дела?

— У меня... все в порядке. Спасибо, Кит.

— Хорошо. Так приятно слышать твой голос! Я соскучился, Джулия. Ты там бережешь себя?

— Конечно.

— Еще не знаешь, когда вернешься домой?

Джулия только что заказала авиабилет и точно знала, когда это будет, но решила преподнести ему сюрприз.

— Еще нет. Но я сделала почти все дела, так что, наверное, прилечу быстрей, чем ты думаешь, — произнесла она с усмешкой.

— Замечательно! — В голосе Кита сквозило облегчение. — Ты даже не представляешь, как здесь тихо и спокойно.

— Здесь тоже довольно тихо, — пробормотала Джулия.

— Да, наверное, — серьезно отозвался он. — Я все время думаю о тебе, милая.

— Я о тебе тоже. У тебя все хорошо?

— Да, если не считать того, что я по тебе скучаю. Ну ладно, пока! Сообщи, когда прилетаешь — я зарежу самого упитанного теленка и устрою фейерверк. Я люблю тебя, милая. Звони!

— Ладно, Кит. Пока!

В тот день, полная радостного удивления (судьба подарила ей второй шанс стать счастливой!), Джулия сидела за роялем — на этот раз в ее музыке было больше радости, чем страдания.

Как обычно, она утратила чувство времени и настолько растворилась в музыке, что не заметила, как за окнами стало смеркаться. И не услышала, как отворилась дверь в гостиную. Завершая мелодию последним аккордом, сопровождаемым красивым движением рук, она взглянула на свои наручные часы и увидела, что уже начало восьмого.

«Пора выпить бокал розового вина», — подумала она, складывая партитуру в свой чемоданчик-кейс, чтобы увезти ее домой завтра.

Неожиданно Джулия уловила краем глаза движение за спиной, обернулась... и потрясенно уставилась на человека, стоящего в дверном проеме. Потом инстинктивно закрыла глаза.

«Это привидение, игра воображения... Он не реальный, нет! Когда я открою глаза, он исчезнет...»

Она открыла глаза. Он по-прежнему стоял в дверях.

Потом заговорил:

— Привет, моя Джулия. Я вернулся.


Глава 51 | Цветы любви, цветы надежды | Глава 53



Loading...