home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Медвежья шкура

– Это было изумительно… – попивая маленькими глоточками обжигающий сбитень, кивнула Снежана, просматривая на огромной настенной панели репортажи разных каналов о выступлении Огненной Девы. – Отвернуться, закрыть глаза. И опять: увидел камеру, крутанулся. Ладонь на глаза. Прячет, прячет глазки таинственный друг знаменитой колдуньи. А почему? – Она пролистнула пультом несколько кадров и остановилась на снятом сбоку Битали, полуобернувшемся к Юлиане. – Потому что глаза у него – чистый янтарь! Это именно то, что нужно. Люди все поймут, смертные ни о чем не догадаются. Ну, прикрывается знаменитость от надоедливой камеры, и ладно. Многие так поступают.

Северянка сделала еще пару глотков из маленькой фарфоровой чашечки и поставила ее на стол.

– Мальчик с янтарными глазами в эпоху, когда смертные почти сравнялись с людьми в своем могуществе. Это ли не исполнение Пятого Пророчества? Уверена, прямо сейчас тысячи и тысячи семей просматривают эти записи и думают над тем, чью сторону принять, когда трубы призовут весь наш огромный мир на новую Большую Войну.

– Скорее, они думают о том, куда удрать, чтобы не призвали! – выразила свое мнение Юлиана, уже оттертая визажистами от несмываемого макияжа, освобожденная от килограмма сережек и в очередной раз остриженная практически «в ноль». Она взяла чистую чашечку, подошла к самовару, налила пряного варева, сделала несколько глотков.

Дикие варвары не употребляли вина. В жаркую погоду они пили квас, в холодную – сбитень. И хотя своих обычаев никому не навязывали – почти все находившиеся в замке французы постепенно стали следовать их странным повадкам. Бутылки с вином стояли на столах нетронутыми, бокалы – чистыми, а вот чашки и самовары домовым приходилось обновлять постоянно.

– Кто-то думает, куда удрать, – согласно кивнула Снежана. – Кто-то гадает, как половчее уничтожить врага. Кто-то желает помочь другу. Сейчас важно, чтобы каждый принял решение и был готов его исполнить. Если выбор обрушится внезапно, многие могут наделать ошибок. А нам не нужны случайные попутчики. Нам нужны союзники, на которых можно уверенно опереться. Трусишки пусть прячутся, не жалко. Трусишки встанут на сторону победителя, веснушка, и не доставят никаких хлопот.

– Стоп! – внезапно замерла Юлиана, осмысливая услышанное. – Война? Какая война? Я чего-то не знаю, великая Снежная королева? Вы сказали, мировая война?

– Разве ты забыла, моя храбрая принцесса? – легко пожала плечами северянка. – Профессиональный риск. Правителей всегда хотят убить, свергнуть, отобрать трон. За право повелевать, за право судить и устанавливать законы приходится проливать кровь. Лучше чужую. Но иногда – и свою.

– Но мировая война?

– Как ты могла заметить, Огненная Дева, наш мир намного меньше вашего, – развела руками женщина. – Нашу мировую войну планета смертных может даже не заметить.

– Принцесса, о которой никто не слышал, трон, о котором никто не знает, царство, которое никто не замечает, и великая власть, о которой не ведомо ни единому человеку, – задумчиво прихлебнула сбитень смертная. – Мне одной мерещится нечто слегка подозрительное во всей этой истории? Нечто чу-уть-чуть смахивающее на альтернативное мышление?

– Ты еще не проверяла свой банковский счет, милая малышка? – ласково спросила северянка.

– Я все поняла, никогда больше не повторится, вопрос снят, – пулеметной очередью оттарабанила рябая. – Была не права, сознаю свою ошибку. Всегда к вашим услугам, сударыня.

Снежана рассмеялась:

– Ничего, веснушка. Ты родилась в другом мире, тебе сложно разобраться в наших обычаях. Поэтому я поведала тебе только самое главное. Без обмана.

– Я помню, сударыня, – кивнула смертная. – Я сыр в мышеловке. Если меня не съедят, случится что-то интересное. Такое клевое, что все боятся рассказать. Хотелось бы узнать… С вашего позволения, сударыня, я пойду посмотрю отзывы под роликами. Обожаю читать, как все мною восхищаются!

Снежана проводила девицу взглядом, укоризненно покачала головой:

– Битали-Битали… Как ты мог в нее не влюбиться? Отважна, сообразительна, независима, красива… Иногда ловлю себя на том, что сама ею восхищаюсь!

– Чего в ней красивого, мадам? – удивился Кро. – Рожа, словно лопатами разрыта. Наглая, алчная, хамоватая. Да, храбрая. Ну так и бандитам лесным в отваге тоже не откажешь. Признаю, судьба переплела наши с ней пути так, что не развяжешься. Придется терпеть и защищать. Но влюбиться?!

– Это же веснушки! – не поняла северянка. – Дар солнца и небес! Это же красиво! Это забавно, притягательно, мило. Не удивлюсь, если она еще и рыжая!

– А вы ей скажите, мадам. Она в тот же день покрасится, лишь бы Снежной королеве угодить.

– Преданная! – одобрительно вскинула палец северянка.

– Подлиза, – парировал Кро.

И в этот миг рвануло! Вспышка, грохот – зазвенели, рассыпаясь, стекла, улетела по сторонам посуда, лопнули панели телевизоров, воздух наполнился пылью и осколками, а со стола, с того места, где всего минуту назад стоял поднос с посудой, с воинственными криками стали спрыгивать одетые в доспехи воины и… принялись крутиться, пытаясь сориентироваться в незнакомом месте.

Снежану отбросило к закрытому окну. Женщина стояла на четвереньках и, явно оглушенная, мотала головой. Битали взрыв буквально размазал по стене, и он чувствовал себя не лучше – однако на ногах удержался.

– Вот он! – вскинул меч, указывая на юного мага, один из латников. – Убить Темного Лорда!

Пришельцы кинулись вперед, вскидывая оружие.

Битали опустил руки на пояс, зажал пальцы, вызывая оружие, и серебристая броня быстро поползла по телу, в руку лег меч, плечо обвисло от тяжести щита.

– Мартилло! Мартилло!

Ближайшие воины издали громкие вскрики, из прорезей шлемов, из-под воротов брызнула кровь.

Всего мгновение – но Битали успел прийти в себя и третий меч встретил на свой клинок, отвел в сторону, обратным движением подрубил противнику ногу и, выгадав мгновение, глянул в сторону северянки.

Она все еще не поднялась, покачивалась над самым полом и палочкой воспользовалась из этого положения. И теперь к Снежане неслись, горя яростью, двое пришельцев.

– Проклятие! – Битали опустился на колено, пропуская над головой очередной клинок, а свой меч вонзая в пол, выхватил палочку, прикрылся щитом от удара, метнул заклинание: – Вэк!!!

Нависших над женщиной воинов буквально сдуло в окно, прямо вместе с рамой, и Битали резко вскинул щит вверх, окантовкой под локоть очередному врагу, позволил чужому клинку безвольно скользнуть по спине, выдернул свой меч из пола, рубанул латника по ногам, резко выпрямился, прикрылся щитом, ударил из-под него, попав во что-то твердое, сделал шаг в сторону, чтобы не споткнуться о шевелящиеся тела.

Против него стояли пятеро. Не самый лучший расклад – но главное, больше уже никого не добавлялось. А против пяти сэр Ричард Уоллес ставил его на занятиях довольно часто.

– Кто вы такие? – спросил Кро, пользуясь заминкой.

– Ты воплощение Зла! Ты возрожденный Лорд! – крикнул один из латников. – Бей его!

Все разом они кинулись в атаку – Битали качнулся вправо и вперед. Самые дальние бойцы попытались довернуть в его сторону, навалились на среднего, строй ненадолго смешался. Миг – но в схватке он равен вечности. Потомок Темного Лорда вскинул щит, отгораживаясь им от четвертого врага, а сам напал на крайнего, демонстрируя выпад в бедро и тут же превращая его в полуперенос. Латник попытался парировать укол, но тем лишь открылся, и меч Эдриджуна, обогнув его клинок, вонзился в прорезь шлема.

– Четверо… – отскочив, начал отсчет юный маг.

Но тут с лестницы наконец-то ввалились варвары, и в воздухе сверкнули огромные двуручные секиры, рубя врагов прямо вместе со щитами и доспехами. Трое чужаков полегли сразу, четвертый от скользящего удара улетел к разбитому телевизору, потеряв оружие.

– Снежана, ты как? – Дедята отшвырнул стол, подбежал к жене, упал рядом на колени.

– Ерунда, милый, даже не поцарапалась. – Изящная рука скользнула по бороде. – Помоги встать, у меня что-то не получается.

– Ты ранена? – Варвар поднял ее на руки.

– Нет, мой мечник, – тряхнула женщина ногой. – Смотри, это просто каблук. Я сломала шпильку.

– Хвала небесам! – Дикарь посадил жену на подоконник.

– Как же я по всему этому соскучилась, – неожиданно улыбнулась всегда суровая женщина. – Прямо как в детство вернулись. Да, милый? – Северянка привлекла мужа и крепко поцеловала.

– Что это было?! – Два варвара подняли копошащегося среди осколков латника.

– Похоже, кто-то пронес в дом предмет перемещений, – предположил Битали, указывая мечом на стол. – Думаю, домовым в посуду подсунули.

– Чужак на кухне! – Двое магов из числа французов побежали вниз по лестнице.

– Что случилось? – после них в арке прохода на лестницу появилась Юлиана.

– Уже ничего. Ты все пропустила, – ответил ей Битали.

– Оп-паньки! Однако вы умеете повеселиться. – Смертная пошла по разгромленному залу.

– Что с ним делать, мечник? – встряхнув, поставили пленника на ноги варвары. – Зарезать или испросить, чего нужно?

– Кто вы такие? – повернулся к латнику Дедята. – Чего хотели?

– Темному Лорду не жить! – зло выдохнул пленник. – Мы не позволим Злу вернуться на планету! Пусть я умру, но придут другие! Свет одолеет тьму!

– М-м? – вопросительно хмыкнул ближний варвар, извлек нож и приставил к шее пришельца.

Дедята посмотрел на Битали. Юный маг вздохнул:

– Дайте ему щит и меч.

– Щит и меч? – теперь на него смотрели все, причем с немалым изумлением.

– Честь и справедливость, – буднично напомнил Кро. – Разве справедливо резать воина, словно барана? Он пришел сразиться со всемирным злом, ну так и свет с ним, пусть дерется.

Мечник Дедята хмыкнул и кивнул.

Варвары отпустили пленника, разошлись по стенам.

Латник, не веря в свое счастье, еще немного постоял. Потом метнулся, подобрал чей-то щит и меч, развернулся к Битали:

– Я убью тебя, возродившийся Темный Лорд! Во имя мира и покоя всех живущих!

Кро мотнул головой и пошел на него.

– Н-на! – Воин света сделал длинный выпад, метясь в лицо, но Битали приподнял щит, прикрываясь, а сам, чуть согнувшись, быстро кольнул противника в выставленную вперед ступню. Латник вскрикнул, отдернул ногу – и впереди оказалась другая, по ней Кро быстро ударил окантовкой, тут же качнулся вперед, налегая на щит плечом. Враг, окончательно потеряв равновесие, взмахнул руками, отступил на несколько шагов, к самой арке, открывающей вход на лестницу, снова принял боевую стойку. Битали вскинул меч – воин, закрываясь, поднял щит, и юный маг тут же ударил вниз окантовкой щита. Опять – по выставленной ступне. Латник вскрикнул, отпрыгнул и… с оглушительным железным звоном покатился вниз по ступенькам.

Зрители захохотали и захлопали.

– Это не хранители, – покачал головой потомок Темного Лорда, отпуская меч и позволяя броне и оружию утечь обратно в пояс, заменяющий ему ныне боевой амулет. – Неумелы, бестолковы, с никудышными амулетами. Каким-то наивным олухам захотелось добыть славу победителей Темного Лорда.

– Таких будет много, – сказала Снежана, методично выщипывая осколки из своего костюма. – Весь мир теперь знает, что ты существуешь и где прячешься. Папарацци вчера вас с принцессой до самых ворот сопровождали, а сейчас всю улицу Аббей с фотоаппаратами обсиживают.

– Проклятые смертные, – уже привычно вздохнул юный маг.

– Но их полтора десятка, этих воинов, мечник! – Варвары привычно обращались за приказами только к Дедяте, хотя повелителем мира вроде бы предполагался Битали. – Что с ними делать? Сжечь или просто дождаться тотемников?

– Я бы хотел напомнить, – поднял руку Жан Печер, – что есть такое цивилизованное изобретение, как выкуп. Это и гуманно, и рентабельно. Мне, обратите внимание, немалый ремонт предстоит. Рамы из мореного дуба ныне никакой магией не добудешь. Стекло тоже было венецианским, двести пятьдесят лет от роду!

– Они ваши, мсье! – с облегчением согласился Битали.

– Благодарю! – оживился француз, доставая волшебную палочку.

– Отныне всем дозорным повелеваю носить броню! – внезапно рыкнул мечник Дедята. – Нападение сие было первым, однако же точно не последним! На этажах и в переходах обереги повесить, амулеты сторожевые разбросать сегодня же! На подступах их недостаточно… Вочару и Тунге отныне Юлиану охранять денно и нощно! На нее будет идти настоящая охота!

Варвары и подтянувшиеся маги посмотрели на смертную, однако ее подобное известие не очень смутило. Она вспомнила про другое.

– Сударыня, мы уговаривались, что своего телохранителя я выберу сама, – подошла девушка к Снежане.

– Да, принцесса, так и есть, – не стала спорить северянка. – Объявляй королевскую волю, все воины в твоем распоряжении.

– Я выбираю, я выбираю… – пошла по залу смертная. – Я выбираю Избора! – Она встала рядом с сыном Дедяты и Снежаны, взяла его за руку. – Извини, Битали, но ты выглядишь слишком хрупким.

Довольные таким сравнением варвары громко расхохотались. Потомок Темного Лорда тоже усмехнулся. После минувшей стычки шутка рябой девахи обидной не казалась.

Впрочем, вечером Битали и Юлиане все равно пришлось удаляться в Красную спальню вдвоем. Могучий Избор, сжимая в руках уже обнаженную двуручную секиру, занял место снаружи, закрывая собою дверь.

– Ух ты, откуда? – замер юный маг, увидев на полу медвежью шкуру.

– Подарок от Цивика, – ответила смертная, проходя к туалетному столику. – Но с ним вечно все наперекосяк получается. Да ты и сам знаешь. В общем, вылетело из головы, когда его кошка погрызла. Вспомнила только сейчас.

– Это та самая? – на всякий случай спросил Кро.

– А ты завернись, – предложила девушка. – Зря, что ли, он старался?

Битали заколебался – все же репутация у умного паренька была не самой лучшей. Мог чего-нибудь и напутать. Однако решил рискнуть. Лег на пол, завернулся – и выбрался в тесном и пыльном шкафу.

– Вот зараза! – толкнул он створки. – Не могла хотя бы в гостиной расстелить, дуреха рябая?

– Кто здесь?! – услышал юный маг до боли родной голос и выскочил на кухонную половину: – Франсуаза?! Откуда ты здесь?

– Юлиана днем позвонила, – указала большим пальцем себе за спину девушка. – Просила за домом посмотреть. Переночевать, походить, светом пощелкать, музыку включить. Ну, чтобы видно было, что дом обитаемый. Боится, клошары залезут. А ты как?

– Ты не поверишь, – Кро приблизился и взял ее за руки, – но мне она сказала абсолютно то же самое.


* * * | Клятва Темного Лорда | * * *



Loading...