home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Воплощение зла

– Смотри, кто-то елку везет! – пальцем показала Юлиана, когда они с Битали проходили с южной стороны парка, за оградой которого тянулась улица Аббей. – К Рождеству люди готовятся. А в замке никто про него и не вспоминает. Праздника не будет? Рождество не признаете?

– Было бы странно, если бы признавали, – усмехнулся юный маг, крепко, как было велено Снежаной, держа смертную за руку. – Религия, которая нас отрицает и призывает верить только в Христа? Мы колдуны, Юлиана. Народ, христианством проклинаемый.

– А как же святочные каникулы? – забежав чуть вперед и развернувшись, спросила его рябая. – Всех твоих друзей именно на них из колледжа отпустили, я все слышала! Чего-то ты привираешь, аристократик…

– Ты кое-что забыла, смертная, – вскинул палец юный маг. – Святки – это время, когда всем разрешается колдовать.

– Правда? – усомнилась девушка.

– Нет, вранье, – мотнул головой Битали. – Я неправильно выразился. Выдавать себя смертным нам нельзя. Но во время Святок хранители смотрят на это сквозь пальцы. Ведь вы, смертные, верите в то, что в Святки случаются чудеса. Поэтому волшебство не вызывает подозрений. Вы все относите к рождественской сказке, а мы остаемся вне подозрений.

– А вам это зачем?

– Весело, – ухмыльнулся Кро. – К тому же ты даже не представляешь, как иногда хочется чего-нибудь вытворить в вашем мире! Чем сильнее запрещают, тем сильнее хочется. Вот как раз в Святки такая отдушина и дозволяется.

– Расскажи!

– В общем, вспоминать толком и нечего, – пожал плечами Битали. – По большому счету мне только в Шотландии с однокурсниками развлечься удалось. Там принято такие игры со смертными устраивать. Находишь какую-нибудь сиротку из бедной семьи и начинаешь обваливать на нее всякие беды. Дом снегом закапываешь, крышу давишь, стены худишь. Если на улице, то ветром задуваешь, морозом студишь, путаешь по дороге, места вокруг меняешь на незнакомые. В общем, все беды мира ей на голову. Если она в течение часа все испытания выдерживает – значит, выиграла. Все напасти отменяются, и на нее валятся подарки. От конфет и одежды, гусей рождественских и всяких шапок с варежками и вплоть до ремонта дома – такое мы тоже делали. Нам ведь балки и стенки утолщить не трудно, или крышу там растянуть, или дров в сараюшку накидать. Глаза у них после этого всегда вот такие…

Битали большим и указательным пальцами показал круг размером с яблоко.

– Круто! – восхитилась девушка. – А еще?

– Исполнение желаний на пендель.

– Это как?

– Ну, подбрасываешь ребенку какую-нибудь вещицу. Носок, например, или рукавицу. А когда малыш ее рассмотрит, сунешь в нее конфету или шоколадку и потрясешь. Он заглядывает, находит и ничего не понимает. Потом догадывается и начинает что-то у такой рукавицы просить. И каждый колдун по очереди это желание исполняет. Кто не смог исполнить, тому пендель.

– А если попросить не догадается?

– Значит, другого малыша выбираем.

– Дай вспомнить… – задумчиво закатила глаза страшилка. – Не, я конфет в шапках и ботинках никогда не находила. Значит, шанса попросить золотую брошь не упустила. Уже не так обидно.

– В колледже маркиза де Гуяка я про такие игры не слыхал. Возможно, во Франции это не принято.

– Вот вечно у меня одни обломы! – недовольно сплюнула Юлиана. – Даже родилась не там, где надо! Сейчас бы жила с такой рукавицей и в ус не дула. Питалась бы одними конфетами.

– Обычно ребенка только на вечер хватает, – утешил ее потомок Темного Лорда. – Он очень быстро начинает желать что-то такое, что в рукавицу не поместится. В этот момент рукавица делает: «Пуф-ф!» – и все. На ком случилось, тот и выиграл. Всем остальным по пенделю.

– Странные у вас призы в играх.

– Ну, маленькими были, – пожал плечами Кро.

– А давай сыграем? – внезапно загорелись глаза рябой девицы.

– Ты не умеешь колдовать.

– Зато у меня есть банковская карта!

– Она конфеты в носки класть не умеет.

– А мы по первому варианту! Сперва испытание, потом награду! – Юлиана отпустила юного мага, подбежала к ограде, оперлась на нее руками. – Как думаешь, в этом городишке сироты есть?

– Здесь нет снега.

– Да ладно тебе! Что я, гадостей для сиротки придумать не смогу? – жизнерадостно улыбнулась девица и вдруг кинулась на Кро, сбив его с ног, и тут же откатилась по жухлой листве в сторону.

– Ты чего? – не понял Битали, приподнявшись на локтях.

Тут по его глазам кратко скользнул ярко-красный огонек, идущий из чердачного окна напротив. Потомок Темного Лорда невольно откинул голову – земля рядом сочно чмокнула, вверх подпрыгнул фонтанчик грязи.

– Тысяча ифритов! – Теперь он все понял, тоже откатился, вскинул палочку, направляя на опасное окно: – Мартилло!

Чердак вздрогнул, рассыпая щепу и куски черепицы, стекла вылетели наружу.

– Бежим! – Кро вскочил, протянул девушке руку, но тут же по земле побежала новая строчка земляных фонтанчиков, и почти сразу – еще две, одна из которых ударила ему под ноги, а вторая защелкала по стволам деревьев. Потомок Темного Лорда мысленно взмолился о щите, и амулет откликнулся, выпустил броню и оружие. Битали повернулся, прикрывая свой бок, и пули гулко, но бесполезно щелкнули по щиту. Кро опять протянул руку девушке: – Давай ко мне!

Она с ужасом в глазах взвизгнула и ткнула пальцем в другую сторону.

Почуяв неладное, Кро резко отскочил – и тут же в то место, на котором он только что стоял, почти одновременно вонзились три копья.

– Первородные духи! – Скрипнув зубами, юный маг вызвал невидимость, резко отбежал, оглядываясь.

Парк был тих и пуст. Со стороны улицы тоже все казалось спокойным.

Битали прислушался, принюхался, затаил дыхание, надеясь уловить подсказку.

И тут у кого-то из нападавших не выдержали нервы – один из ближайших домов издал треск, по парку побежали фонтанчики. Враг стрелял наугад, надеясь, что какая-нибудь из пуль все-таки заденет потомка Темного Лорда, а вот Кро окно с выходящим дымком сразу заметил, вскинул палочку:

– Мартилло!

– Он здесь!

Крик доносился из парка, и юный маг стремительно крутанулся, хлестнул развеивающим мороки заклятием:

– Обессион!

Ему показалось, что вокруг началось натуральное столпотворение. Тут и там находились воины в латах и налегке, с копьями и мечами, а еще прямо на него неслись два злобных вепря, явно вышедшие на цель по нюху.

– Итребейс, итребейс! – Возиться было некогда, и Битали просто подхватил их заклинанием и метнул через голову и через ограду в стену злополучного дома со стрелками. Перебежал в сторону.

Двое копейщиков один за другим метнули дротики на голос, но промахнулись.

– Имберлик! – Юный маг тонко и аккуратно, как его учил профессор Рабиа, коснулся своей силой сердца одного из воинов, и тот рухнул как подкошенный. Потом убил второго.

Остальные, не видя врага, в тревоге попятились.

Тут воин в кольчуге и в шлеме, сделанном в виде кошачьей головы, громко и кратко прочитал какой-то заговор, с силой ударил древком в землю. В стороны побежала волна, подбрасывая пыль, и на высоту до полуметра повисло что-то похожее на глиняную жижу. В ней четко отпечатались обе ноги стоящего у забора Битали. Воин выпрямился и торжествующе вытянул меч в его сторону.

Латники радостно взревели, дружно метнули оставшиеся копья и ринулись в атаку. От копий Битали просто закрылся, надеясь на крепость щита и доспеха. Что-то чиркнуло по ноге, ударило по шлему, дважды дрогнул щит – Кро тут же открылся, вскинул палочку, вкладывая всю силу в отбрасывающее заклинание.

– Вэк!!!

Из трех десятков латников устояли на ногах только пятеро, остальных раскидало по всему парку, словно кегли. Против потомка Темного Лорда обереги большинства латников оказались слишком слабыми, рассыпались. Но выстоявшие… К ним следовало отнестись всерьез.

К счастью, сейчас эти бойцы остались стоять поодиночке и еще не сообразили сомкнуться.

Битали сорвался с места, на ходу выдернув одно из копий, метнул… Промахнулся – но отвлек внимание; направил заклинание «имберлик» в другого латника – опять же не ради удара, а вынуждая врага переключить мысли от рукопашной схватки на магическую, сам же поменял палочку на меч, налетел на бойца в кошачьем шлеме.

Тот занял стойку правильную, меч на уровне груди, стилет закрывает лицо. В эти клинки потомок Темного Лорда и врезался с разгона щитом, оттолкнув врага на пару шагов, тут же рубанул вниз открывшееся колено и развернулся к другому латнику, повел клинком по глиняной взвеси, делая вид, что опять ударит в ноги, – а сам занес невидимый щит и с размаху саданул окантовкой в правое плечо врага.

Получив перелом руки, сторонник Хартии завыл, а Битали уже бежал дальше, по широкой дуге подкрадываясь к уцелевшей троице. Те быстро попятились, смыкаясь в единый, ощетинившийся шестью клинками строй. Перед этим препятствием потомок Темного Лорда замедлил шаг и опять поменял оружие, вытянув вперед палочку:

– Имберлик! Имберлик!

Амулеты могут быть сильны, но запас их силы не бесконечен – и после третьего удара средний воин свалился. Двое поняли, чем им грозит промедление, с воинственным криком кинулись вперед – и теперь уже для Битали настал черед спешно отступать. Краем глаза юный маг видел, что раскиданные по парку латники поднимаются на ноги, приходят в себя и спешат на помощь товарищам. Стоит ему задержаться на месте, увязнуть в схватке – окружат и забьют. Из кольца не вырвешься, спину прикрывать некому.

– Вон он! – Воин с подрезанной ногой, приподнявшись, указал в сторону Битали волшебной палочкой, что-то нашептал, взмахнул, и грязевая взвесь вокруг потомка Темного Лорда вздыбилась бугром до уровня пояса. – Обходите его! Не упустите! Не дайте удрать!

Юлиана подняла одно из брошенных копий, сжала ближним хватом – в точности, как ее учил в заметенной снегами усадьбе Битали. Оно и понятно: рябое страшилище никогда не стало бы Огненной Девой, если бы не готовность выгрызать у судьбы свой кусок, не жалея сил и не страшась смерти. Но… Юный маг отметил, что на девушку никто не нападает, и даже не смотрит в ее сторону. Сторонники Хартии охотятся только на него. Поэтому Кро отбросил мысль защищать Юлиану. Наоборот, он пошел в другую сторону, глубже в парк, уводя врагов подальше от воинственной девчонки.

– А кто вам сказал, что я собираюсь удирать, несчастные?! – рассмеялся Битали и коротко «стрельнул» кончиком меча. – Вэк!

Один из воинов кувырком улетел в древесные кроны.

Для легкого воздействия палочка потомку Темного Лорда не требовалась. Но его слабосильным врагам хватало и такого снисходительного пинка.

– Вэк! – Другой латник отлетел и впечатался в ограду.

– Вэк! – Третьего сдуло в сторону замка, и он загрохотал чем-то в загородке под крыльцом. – Вэк!

– Все сразу!!! – закричал раненый. – Вперед!

Это был их единственный шанс – налететь толпой. Битали успел бы сразить трех или четырех – но не всех. Остальные подняли бы его на клинки.

– За нашу свободу!!! – дружным кличем взбодрили себя латники, ринулись вперед.

Битали усмехнулся и вдруг резко нырнул вниз, быстро откатился в сторону, используя выдающую его мутную взвесь вместо покрывала. Чуть не рассчитал – двое из бегущих в атаку воинов споткнулись об него, рухнули наземь. Кро тут же вскочил, быстрым выпадом вогнал меч в бок ближнему набегающему врагу, с разворота рубанул по голове встающего и тут же снова нырнул в пелену, быстро перемещаясь в обратном направлении.

– Лови его, лови!

– Лови! – Он выпрямился прямо перед крикливым латником, вскинул меч.

Воин поспешно поднял свой, готовясь парировать, и Битали резко ударил его под мышку окантовкой, шагнул дальше, к правому бойцу, закрываясь от левого щитом, принял длинный выпад на свой клинок, поднимая и переправляя выше плеча. Тут же толкнул меч вперед, вгоняя его кончик бедолаге под подбородок, и – опять нырнул в глиняную пелену, быстро откатываясь, замирая и снова перекатываясь, но уже в другом направлении. Опять выпрямился.

– Тебе конец!!! – радостно завопил пожилой воин в шишаке с открытым лицом, скрестил перед собой две сабли и… замер, покрывшись инеем.

– Тхари! Тхари! – В расстегнутом, длинном красном пальто и алых сапогах на высоких каблуках, Снежана гневно разбрасывала заклинания, взмахивая палочкой, словно хлыстом.

– Великая Снежная королева!!! – восторженно завопила Юлиана. – Сдавайтесь, жалкие черепахи! Или всем вам конец! Сдавайтесь!

– Считаю до трех! – остановилась северянка, вскинув палочку. – Раз! Два!

Раненый воин в кошачьем шлеме громко ругнулся и откинулся на спину. Остальные латники переглянулись и тоже стали бросать мечи на землю.

– Я бы справился, ваше величество! – повернулся к дикарке Битали, внезапно оказавшийся как бы ни при чем.

– Ничуть не сомневаюсь, мой лорд, – величаво кивнула Снежана. – Но зачем нам лишняя кровь?

– Мы проиграли, но придут другие! – внезапно выкрикнул один из латников совсем детским, ломким голосом. – Тебе не победить силы добра, порождение тьмы! Силы света рассеют тебя и твою армию, как солнце разгоняет ночной мрак!

Битали и северянка с интересом повернулись к нему.

– Это еще что за отчаянный храбрец?

– Не трогайте его! – взмолился воин в кошачьем шлеме, приподнявшись из коричневой грязевой взвеси.

– Мы и не собираемся, – оглянулась на него Снежана. – Он же пленник! Просто очень хочется узнать, за что отважное дитя столь пылко желает отдать свою жизнь?

От замка на помощь потомку Темного Лорда и северянке уже бежали местные маги, и потому победители могли немного расслабиться.

– Мы воюем за добро! За свет! Чтобы на Земле больше не было зла! – Латник снял шлем, и под ним открылось смуглое скуластое лицо. Голубые глаза горели отвагой, на верхней губе пробивался слабый пушок. Пожалуй, боец был не старше Битали и, скорее всего, ввязался во взрослую битву во время каникул. Так сказать – немного отдохнуть.

– А можно чуточку подробнее? – ласково обратилась к нему северянка, вскинув палочку к губам. – Я очень любопытна…

– Темный Лорд – это порождение зла! – ответил мальчишка. – Он поднял против людей смертных и духов! Он начал Большую Войну! Он перебил тысячи колдунов! Он должен умереть!

– Про Темного Лорда я все знаю, – согласно кивнула северянка, указывая палочкой на Битали. – Он начал войну за честь и справедливость, хотел сделать всех разумных существ равными. Ради этого был готов погибнуть. Мне интересно, за что собираешься умереть ты? Ведь ты поднял меч, вступил в бой. Значит, готов умереть. Во имя чего?

– Во имя свободы!!! – гордо вскинул подбородок пленник.

– Вот-вот! – обрадовалась Снежана. – Свобода! Что это такое: «свобода»?

– Это когда каждый делает все, что хочет, – уже не так уверенно ответил паренек.

– То есть ты готов умереть за то, чтобы все желающие свободно тебя пинали, оскорбляли, гоняли за пивом и забирали твои вещи? – удивился Битали.

– Почему меня? – возмутился латник.

– Потому, что ты не самый лучший боец. Уж извини, – подмигнул ему Кро. – И маг не самый лучший. Всегда найдутся те, кто окажется хоть чуточку сильнее, а потому станет вытирать о тебя ноги и заставит себе прислуживать.

– Оставьте его! – потребовал раненый. – Ты, Темный Лорд, желаешь захватить власть над всем миром! Стать диктатором, единоличным тираном! Но мы, свободные люди, этого не допустим! Никогда и ни за что! Мы скорее умрем!

– Как твое имя, храбрый воин? – обернулся к нему Битали. – Ты граф? Барон? Магистр ордена?

– Зачем ты спрашиваешь, порождение тьмы?

– Посмотри по сторонам, воин, – развел руками потомок Темного Лорда. – Здесь лежит большинство твоих бойцов, если не все. Твой удел остался беззащитным, и теперь любой желающий может войти в него, изнасиловать твою жену, продать детей, отобрать все, что ты копил и строил. Как ты понимаешь, тиран бы ничего похожего никогда не позволил. Тирания, она ведь такая… Без воли диктатора никто и никого не посмеет ни убить, ни похитить, ни обобрать. Даже врагов правителя. Но ты храбрый воин, и в знак уважения я готов освободить твой удел от своей тирании. Могу прямо сейчас объявить, что твоя земля остается зоной свободы и каждый желающий может творить там все, что пожелает. Так как твое имя, храбрец?

– Будь ты проклят! – зло сплюнул мужчина в кошачьем шлеме и упал обратно в пелену.

– Что здесь случилось? – наконец подбежал, запыхавшись, Жан Печер, одетый в стеганую куртку, стеганые штаны и лакированные туфли, повел из стороны в сторону костяной волшебной палочкой.

– Они ваши, мсье, – развел руками Битали.

– Ага! – шмыгнув носом, оживился француз.

– Ты станешь диктатором и будешь грабить всех, кого захочешь! – выкрикнул мальчишка. – И никто не посмеет тебя остановить!

– Какой же ты наивный, дурашка! – рассмеялась Снежана. – Подумай сам: зачем Лорду кого-то грабить, если весь мир и так принадлежит ему?!

– Леви, леви! – Маги стали поднимать пленников в воздух, уносить их к замку.

– Постойте! – Северянка подошла к раненому в кошачьем шлеме. – Скажи мне, воин, как вам удалось проникнуть в парк? Ответь, и я уговорю Лорда не выполнять его угрозу.

– Между замком и дорогой нет ни одного амулета, – после короткого колебания ответил тот. – Сперва мы полагали, что это ловушка… Но рискнули и почти добились успеха. Великаны глупы. Когда Темный Лорд и Огненная Дева вышли гулять, мы отвлекли дикарей к воротам ложной атакой, а здесь устроили главную засаду.

– Хорошо, – кивнула северянка. – За семью и удел можешь не волноваться, жди выкупа спокойно.

Местные колдуны унесли пленника, а Снежана повернулась к молодым людям, возмущенно нахмурилась:

– Избор, получается, тоже вас бросил?

Битали и Юлиана переглянулись. Северянка увидела их изумленно вскинутые брови и спохватилась:

– Ах да… Ну, неважно. Дедяте я сейчас бороду-то повыщипываю…

Женщина заскользила прочь.

– Я все слышала! – ударила копьем о землю Юлиана. – Ты порождение тьмы!

– И что теперь? – пожал плечами потомок Темного Лорда.

– А я с самого начала догадалась! Всегда так считала! – торжествующе объявила рябая.

– Это когда же? – попытался вспомнить Битали.

– Ну… когда говорила, что циркачам верить нельзя… – нашлась девушка.

– И что теперь?

– Да вот, вспомнить пытаюсь… – Смертная почесала кончик носа. – Я тебе душу уже продавала или еще нет?

– Ты мне? – подошел к ней Кро, пальцем за подбородок поднял ее лицо выше. – Это ты из меня чуть душу не вынула, когда меня шантажировала, Франсуазе на мозг капала, а ее маме деньги за фокусы обещала!

– Да, я такая! – без тени раскаяния ухмыльнулась девица и взяла его под руку: – Пойдем послушаем, как Снежная королева мечнику станет мозг выносить. Зрелище наверняка будет сногсшибательным!

Юлиана ошиблась, семейной сцены не случилось. Мечник Дедята вернулся с тридцатью пленниками и на вопрос супруги:

– Ты знаешь, что в парке на Битали и Юлиану свободные напали? – невозмутимо ответил:

– Вы же справились? И мы справились.

– У вас-то что произошло? – Разговор шел в большой зале замка, и северянка, небрежно сбросив с плеч пальто, бухнулась в стоящее во главе стола кресло.

Пальто поплыло невысоко над полом, постепенно растворяясь. Снежана, похоже, успела воспитать здешних нижних духов достаточно, чтобы те в нужный момент всегда появлялись в нужном месте.

– Я сняла комнату возле озера, сударыня, – поклонилась одна из худеньких рыжих женщин, приехавших с севера вместе с варварами, – рассыпала вдоль берега защитные обереги и познакомилась с соседями. Все они оказались местными, я оставила всем заговоренные подарки.

– Да, – одобрительно кивнула Снежана.

– Самое неудачное место! – прокомментировал могучий бородач, присаживаясь на подлокотник рядом с женой.

– Да, – согласилась худенькая ведьма. – Посему я зело удивилась, когда амулеты стали лопаться один за другим. Но рассеянный взгляд показал мне три десятка людей, идущих под самой водой, не ступая на хоженые тропинки. Я сразу послала синицу мечнику Дедяте, себя же решила не выдавать…

– Ты была одна, я понимаю, – кивнула Снежана.

– Короче, Цветава молодец! – рубанул воздух рукой Дедята. – Я как птицу увидел, сразу воинов всех кликнул да ведьм, что в замке имелись, и к воротам подступил! Вовремя предупрежденные, ворога мы издалече заметили, вплотную подпустили да разом на секиры и приняли. Семнадцать оборотней, пять колдуний, восемь воинов… Об участи своей бедолаги догадались сразу и оружие-то побросали. Чай, нас чуть не вдвое больше оказалось!

– Победителей не судят, – развела руками северянка. – В их честь возносят здравицы.

Снежана хлопнула в ладоши, и на столе возникло шевеление: домовые готовили угощение.

– А ты как повеселилась? – поинтересовался мечник.

– Что-то с полсотни пленников, – отмахнулась женщина. – Я не считала.

Дедята нахмурился. Похоже, между супругами имелось что-то вроде негласного соревнования. Мечник понял, что внезапно оказался не триумфатором, а аутсайдером.

– Кто ставил обереги к югу от замка, между стеной и оградой над дорогой? – спросила Снежана.

– Я, сударыня, – откликнулась девушка в коричневом вязаном платье с высоким воротом и в сапогах. Разумеется, рыжая. Среди дикарок другие встречались редко.

– Бергира? – удивилась Снежана. – Ты всегда была одной из лучших!

– Да, сударыня, – поклонилась девушка.

Снежана промолчала.

Сообразив, что что-то пошло не так, Бергира поджала губы, быстро направилась к лестнице.

Тем временем низшие духи принесли бочонок с квасом, и все присутствующие наполнили кружки.

– Давайте выпьем за то, какой я молодец! – поднял кружку Дедята. – Я смог добиться любви лучшей женщины вселенной и заполучил ее себе в жены!

Люди засмеялись, подняли кубки:

– За Снежану! За прекрасную и мудрую! Слава!

Из всех не пили, пожалуй, только Анита и Надодух – они целовались.

Юлиана больно саданула Битали локтем в ребра и шепотом спросила:

– Так правда бывает или они прикидываются? Любовь после свадьбы? У них детям уже лет по двести!

– Ты про Аниту?

– Сам дурак! – Смертная пихнула его еще раз и подняла кружку: – Да здравствует великая Снежная королева! Избору плюс пять к рейтингу.

В зал вернулась Бергира, отчаянно кусая губы. Вид у нее был будто у побитой собаки.

– Ты не знаешь? – сразу все поняла Снежана.

– Что там еще? – насторожился Дедята, опуская ладонь на боевой амулет.

– Слушайте меня все! – хлопнула в ладони Снежана. – Думаю, вы помните, как недавно прямо сюда, в эту залу, каким-то образом попал амулет перемещений. Мимо всех оберегов, караулов, мимо наших заговоров и глаз. Найти лазутчика, сделавшего это, нам не удалось. Сегодня оказалось, что кто-то снял защитные обереги с южной стороны замка. И этого опять никто не заметил. Это значит, что среди нас затесался сторонник Хартии! Обереги приняли его за своего и не подали сигнала.

В зале повисла мертвая тишина.

– За каждого, кто находится в этом доме, я готова поручиться, как за самое себя! – повысила голос женщина. – Но все же кто-то пронес амулет и снял обереги! Посему прошу каждого из вас, друзья мои, хорошенько подумать и дать мне ответ: не видел ли кто чего-нибудь странного, подозрительного, просто непонятного? Хоть что-нибудь, что может дать нам подсказку!

Маги и ведьмы молчали, и потому голос смертной прозвучал особенно звонко:

– Самое странное, что есть в этом замке, так это тощий, черный и облезлый кот!

Снежана щелкнула пальцами, вопросительно посмотрела на девушку в вязаном платье.

– Призрак – это часть замка, – торопливо ответила Бергира. – Обереги могли на него никак не отреагировать. Они ведь заговорены защищать замок. А призрак его часть…

– Он не призрак! – вмешался Жан Печер. – Это просто кот. Хотя, конечно, и обращенный из человека… И бессмертный…

– Но он часть замка, – покачала головой северянка. – И он был преданным сторонником Хартии. Найти эту тварь немедленно!

– Караульным на посты! – решительно дополнил ее мечник. – Тревожной смене на улицу! Остальным искать!

Битали покосился на Юлиану, та передернула плечами:

– Ладно, пошли. После того как над ухом пролетают два копья, гонять шарики на планшете уже не азартно.

– Только два? – переспросил Кро.

– Два или десять – какая разница? – Девица допила квас и грохнула кружкой по столу: – Я сразу после первого считать перестала. Откуда начнем?

– С подвала… – после короткого колебания решил Битали.

– А на сектора замок делить не станете? – большим пальцем указала на других ведьм Юлиана.

Кро отрицательно покачал головой:

– Все люди разные, у каждого свой талант и свои недостатки. Там, где один ничего не найдет, второй или третий может заметить что-то неожиданное.

– Все люди разные? – удивилась рябая девица. – Теперь верю, ты совершенно точно никогда не ходил в нормальную школу! Понятно, отчего ты стал исчадием зла.

– Отчего? – не понял Кро.

– Долго рассказывать. Веди меня в подвал, порождение тьмы! Я вся в твоей власти! – Смертная вскинула подбородок и прикусила губу.

Молодые люди быстро спустились к самому стержневому камню, благо дорогу знали, остановились в пещере. Пока Битали прислушивался и приглядывался, смертная вытянулась на дальнем от дверей ложе, закрыла глаза, вытянула руки, тихонько застонала:

– У-у-у-у… Нет, ничего не получается. Скажи, а обычная женщина может стать настоящей ведьмой?

– Ты же стала.

– Это ты сейчас прикалываешься или я чего-то не знаю? – открыла глаза Юлиана.

– Ходишь через огонь, сидишь под водой, падаешь в пропасть, – напомнил потомок Темного Лорда. – Тебе мало?

– Это не совсем то, чего я хотела, – ответила девушка. – Я бы хотела, как ты: палочкой взмахнуть – и все у моих ног!

– И чтобы тебя тоже половина планеты проклинала, а другая половина пыталась убить? – уточнил юный маг.

– Профессиональный риск? – вспомнила смертная. – Да, мир устроен несправедливо. Если хочешь жить в покое и безопасности, то лучше стать жалкой, никчемной, полуголой и больной уродиной. А стоит приподняться хотя бы на сотню евро, как тут же обязательно найдется крысеныш, который захочет дать тебе по голове и забрать бумажку себе.

– Тут точно никого нет! – решил Битали. – Пошли дальше.

Они перебрались в подклеть выше, остановились у настила, на котором лежали на спине, сложив руки на груди, воины в латных доспехах.

– Это морг? – шепотом спросила Юлиана.

– Скорее тюрьма, – так же тихо ответил Кро. – Жан Печер усыпил пленников и теперь ждет выкупа. В клетках держать неудобно. Кормить нужно, поить и все такое. Да и жестоко. Вот ты хотела бы месяц в подвальной клетке просидеть?

– Сплюнь! – отмахнулась девушка. – Вот только кота мы тут не разглядим, даже если он здесь есть.

– А ты слушай. Если он здесь, выдаст себя дыханием или шорохом.

Юлиана послушно замерла, вытерпела с полминуты, не меняя позы, потом выдохнула:

– Нету! Я ничего не услышала. А ты?

– И я ничего. Пошли дальше.

– Пошли, – согласилась смертная. – Скажи, Битали, а кто из вас главный, ты или Снежная королева? Почему она все время командует? Ведь Темным Лордом называют тебя!

– Как тебе объяснить? – почесал в затылке Кро. – Скажем, так: если король летит на самолете, то кто главный – он или пилот?

– Наверное, король… – точно так же почесала в затылке девушка. – Но если он сунется рулить, грохнутся оба. Ладно, проехали. Поняла. Каждый должен делать то, что у него получается лучше, чем у других. А дело короля – вовремя не соваться, куда не надо. Надо будет запомнить. Я ведь все-таки принцесса.

Они поднялись еще на подклеть выше, прислушались.

– Знаешь, что я тебе скажу, Битали! – внезапно рыкнула смертная. – Ты, может, и Темный Лорд, но мы тут фигней маемся. Даже нормальный живой кот в маленькой комнате может так спрятаться, что хрен найдешь! А мы заколдованного кошачьего призрака в замке найти надеемся! Пошли к Снежане. Его не искать, а вызывать нужно, раз уж он такая магическая тварь!

Битали согласно махнул рукой:

– Пошли.

Северянка приняла план смертной сразу, даже с какой-то готовностью, словно сама размышляла над тем же.

– Ты права, веснушка. Если не можем вытащить негодяя как драного кота, будем тянуть за шиворот, как духа. Вот только обряды такие положено проводить сразу перед полуночью, во время перерождения дня минувшего в день будущий. В момент неустойчивости миров. Ну, ты понимаешь.

Юлиана согласно кивнула. Хотя Битали, несмотря на образование, не особо разобрался, что именно имела в виду таежная ведьма.

Тем не менее перед сумерками, в то время, как многие маги еще продолжали поиски, в большой зале, прямо поверх уникального паркета из двенадцати пород ценного дерева, северные ведьмы начертили мелом два вписанных один в другой круга диаметром в рост человека, между окружностями вписали несколько неведомых потомку Темного Лорда рун: треугольники, двойные треугольники, перечерченные дважды или трижды палочки, человечки и всякие другие значки. А в центре лежала хорошо знакомая пентаграмма. Знак холода, тьмы и вечности, со знаками «пи» между остриями.

К ночи одна из колдуний принесла клетку из стянутых проволокой тонких деревянных реечек. Выглядела она подозрительно хлипко – однако Битали надеялся, что свита Снежаны знает свое дело.

Перед самой полуночью Бергира вошла с клеткой в круг, села там. Остальные женщины зажгли свечи, десятка два, поставили их на руны между окружностями, встали снаружи, взявшись за руки, забормотали свои тайные нашептывания – вроде бы и секретные, но преподаваемые во всех магических школах. Круги, как понял Битали, предназначались для того, чтобы вызванный дух не смог выскочить наружу, пентаграмма олицетворяла для него дом, а девушка в вязаном платье… Девушка должна была просто и без околичностей схватить кота за шкирку и сунуть в клетку.

Во всем этом потомку Темного Лорда не нравилось только одно – то, что черная тварь уже доказала свою ядовитость. Посему он держал наготове волшебную палочку и внимательно следил за происходящим.

Ведьмы бормотали, огни свечей плясали и коптили, в кругу то возникали, то рассеивались какие-то дымки и вихри, но… Но примерно через полчаса Снежана махнула рукой:

– Заканчивайте! Он нас опять перехитрил. Теперь жди очередной гадости. Призрак наверняка захочет отомстить. Всем спокойной ночи!

Юлиана нервно хохотнула и взяла Битали под локоть:

– Чур, от меня не отходить ни на шаг! Слушай, а почему принцессам доспехов не выдают? Я в кино видела, они такие красивые, с позолотой и чеканкой.

– Кольчуга серебряная подойдет?

– Да!

– Если выживешь, подарю.

– Ах ты, Квазимодо… – попыталась ущипнуть его рябая. – К Избору меня веди! Видеть тебя не хочу!

Впрочем, кот нигде не показался ни ночью, ни утром, ни днем, а ближе к вечеру его поиски бросили даже самые настойчивые из чародеев и чародеек.

Битали и Юлиана спускались по лестнице, слыша, как в зале Бергира отчитывается перед Снежаной:

– За день три раза окрест замка ходила, все обереги на месте. В городе поклады тоже…

В этот миг молодой чародей поскользнулся на каком-то камушке, нога его выскочила вперед, и последние три ступеньки пролета он проехал на собственном седалище.

– Вот, первородные духи! – коротко ругнулся юный маг, поднимаясь.

А камушек запрыгал, лопнул, делясь на два, потом еще раз, еще, еще, быстро увеличиваясь в объеме.

– Големный камень!!! – закричала от стола северянка.

– Проклятие! – Битали схватился за пояс, вызывая оружие.

Броня затекла на тело, щит и меч прыгнули в руки, голову закрыл шлем – и к той секунде, когда каменный монстр, состоящий из маленьких камушков, вымахал ростом с двух Дедят, – уже был готов к схватке.

Монстр размахнулся и пришлепнул потомка Темного Лорда кулаком. Кулак, понятно, тоже был из камней и весил, наверное, тонну, если не две. Битали храбро закрылся щитом, щит выдержал – но удар передался в плечо. Да так, что оно онемело. Юный маг понял, что еще два-три таких попадания – и его кости превратятся в мелкую крошку. А если кулак угодит в голову – хватит и одного.

– Х-ха! – опять шумно выдохнул монстр, снова замахиваясь. В этот раз Битали подпрыгнул, перемахивая кулак, а приземлившись – рубанул голема по ноге.

Всемогущий клинок Эдриджуна легко прорезал камень, разделяя конечность на уровне колена. Монстр завалился набок, рассыпался… Но уже через миг камни скатились обратно в кучу, она поднялась, выпрямилась, и голем опять взмахнул кулаком:

– Х-ха!

Битали успел отскочить, в воздух полетели щепки. Паркет возле лестницы перестал существовать.

– Рунный камень!!! – закричала ему, сложив ладони рупором, Бергира.

Это был классный совет! Битали и сам знал, что жизнь и силу голему придает заклинание, нанесенное на тот самый, изначальный, маленький камушек. Если уничтожить заклинание – просто испортив руну – монстр погибнет. Но только как найти этот камушек в огромной туше убивающего тебя монстра?!

– Вэк! – откатившись от очередного удара, взмахнул мечом Битали.

Камни взмыли вверх, ударились в потолок, рухнули обратно и скатились в единое целое:

– Х-ха!

Битали насилу успел нырнуть голему между ног и, развернувшись, вогнал меч в его широкую спину, хотя и знал, чем это кончится.

Монстр рассыпался и тут же собрался снова:

– Х-ха!

– Тхари, тхари! – вскинули палочки северянки.

– Х-ха! – опять взмахнул кулаками покрывшийся инеем монстр.

– А-а-а! – налетели с разных сторон варвары, рубя голема секирами.

– Х-ха! – даже не отвлеклось на этих врагов каменное чудище, метясь кулачищами только в потомка Темного Лорда.

– Мартилло!

Монстр послушно разлетелся в мелкие крошки – и тут же собрался снова.

– Х-ха!

– Веснушка, сюда! – закричала Снежана.

– Х-ха!

Потомок Темного Лорда уже не наносил бесполезных уколов, а только уворачивался, очень надеясь заметить заветный камень еще до того, как выдохнется.

– Девочки, в круг! Битали, сюда!

Юный маг быстро стрельнул глазом в сторону северянки и увидел, что женщины, взявшись за руки, встали в круг над вчерашними рунами. Это был шанс!

Он кувыркнулся вперед, рыбкой пролетел над кулаком, прокатился между ног голема, вскочил за спиной чудища, отбежал к женщинам.

– А-а-а… – тяжелыми шагами стал нагонять его монстр.

Битали остановился в трех шагах от круга, помахал мечом:

– Ку-ку!

– Х-ха!

В последний миг потомок Темного Лорда отскочил, забегая за кольца вокруг пентаграммы, встал там:

– Ку-ку!

Ведьмы разомкнули руки, пропуская монстра. Голем, рыча, вошел в круг, остановился прямо в центре, размахнулся…

Северянки замкнули руки, и Снежана закричала:

– Веснушка, дай огня!!!

Смертная, стоящая вместе со всеми, закрыла глаза и напряглась… И кулаки голема так и не опустились, ударившись в невидимую стену, пошедшую красными пятнами.

Битали с облегчением перевел дух – первый шаг к решению сделан. Теперь… Теперь нужно найти рунный камень…

– Всем тихо! – попросил он, опустил веки, сделал пару глубоких вдохов и выдохов, вытянул вперед руку…

Весь этот мир – лишь потоки силы. Силы плотной и слабой, силы недвижимой и живой, силы разрушающей и созидающей.

Сила! То, чем он насыщается в этом мире, чем повелевает, что направляет и останавливает. То, что он видит…

И потомок Темного Лорда увидел его – этот могучий вихрь, увлекающий в себя темные точечки камней, облекающий их в форму, дающий им могущество. Петли, смерчи, струи силы, берущие свое начало лишь из одной яркой точки, бегающей то вверх, то вниз, качающейся, кружащей…

Битали Кро медленно поднял меч, на миг замер, выбирая нужный миг и направление удара.

Взмах!

Маленький камушек вырвался из вихря, свистнул в воздухе, ударился в стену и распался на две половинки, скатившиеся на пол. В тот же миг голем рухнул оземь… Но исчез, не успев даже коснуться пола.

Северянки с трудом разорвали руки, отошли к столу.

– Значит, в этот раз он притащил рунный камень. – Снежана закашлялась. – Этот проклятый кот изведет нас прежде, чем сюда доберутся хранители! С ним нужно что-то делать.

Юлиана встала рядом с юным магом, вытянула руку. Та мелко тряслась.

– Кажется, я знаю, почему ты выбрал именно Франсуазу, – прошептала смертная. – С твоей жизнью по возвращении домой хочется видеть мягкого и нежного, тряпочного котенка, а не еще одну бешеную амазонку.

– Опять пересматриваешь рейтинг? – спросил ее Битали.

– Нет. Просто хочу свернуться в клубок и чтобы по головке гладили.

– Что ты говоришь, веснушка? – Снежана, похоже, различила только последние слова.

– Надо его как-то выманить, ваше величество! – предложила смертная. – Не знаю… На колбаску, на мышку, на креветку, на копченую рыбу! Должно же быть что-то, что ему нравится?!

– Нравится этой твари? – не поверила северянка. – По-моему, он умеет только ненавидеть!

– Хорошо, что же он ненавидит больше всего?

– Жан! – Женщина окликнула француза, в немом ужасе созерцающего истерзанный пол. – Жан, что ваш кот ненавидит больше всего?

– Всех нас… – безразлично ответил хозяин замка.

– А где чаще всего появляется?

– В Красной спальне. В ней из-за проклятого кота никто и не живет.

– Точно! – вспомнила Юлиана. – Два раза у нас показался. Цивика погрыз, на меня кинулся. Но больше его нигде не видели. Ведь так?

Ей никто не ответил. Скорее всего, это означало согласие. Никто из остальных присутствующих четверолапого призрака не замечал.

– По легенде, Красная комната была спальней графа Шато, – наконец отозвался Жан Печер. – Поэтому он злится, если кто-то пытается ее занять.

– Во-от оно как! – повеселела смертная, оставила Битали, по широкой дуге подошла к северянке и в самое ухо прошептала: – Моя королева, наш котик любит свою спаленку. Так любит, что злится на каждого постояльца и пытается его извести. – Юлиана отступила, обошла Снежану и продолжила в другое ухо: – Представляете, как он взбесится, если его спальню не просто займут посторонние, но еще и хорошенько ее изгадят? Он не просто туда покажется – он примчится пулей, если только не взорвется по пути от ярости.

– Как ты предлагаешь это сделать? – сразу оценила идею северная ведьма.

– Лучший способ изгадить любое помещение – это чипсы, пиво и футбол.

– Сыграть в футбол в Красной комнате? Она же маленькая!

– Поставить телевизор, пустить по нему трансляцию матча и разрешить мужикам смотреть, оставив их одних, – поделилась рецептом Юлиана. – Через два часа там будет такой срач, что даже у тараканов уши в трубочку свернутся. Когда мужики одни, пиво и чипсы у них возникают из ниоткуда. Наверное, концентрируются из воздуха.

Снежана посмотрела на мужа, пригладила свои рыжие кудри и шепотом спросила:

– Где мне взять мужиков, которые смотрят футбол, пьют пиво и едят чипсы?

Смертная подумала и сказала:

– Избору плюс двадцать к карме.

– Ты о чем? – не поняла северянка.

– Можно подумать до утра, ваше величество?

– Да, конечно, – кивнула женщина. – И все же, веснушка, называй меня сударыней. Шутки шутками, но в нашем деле неправильное слово может испортить все планы.

– Хорошо, сударыня, – согласилась Юлиана, прошла вдоль стола и села рядом с Анитой Горамник, благо место было еще не занято. – Привет, подруга! Давай выручай. Рассказывай, какие у вас в тайге у мужиков развлечения в компании бывают?

– Много разных, – пожала плечами рыжая отличница. – Рыбалка, охота, метание топоров, поединки на подушках. Ну, зимой еще на скорость бегают и это…

– Снежные крепости и «царь горы», – кивнула смертная. – Да, это я помню. А нормально, по-цивилизованному отдохнуть? Ну, чтобы диван, телевизор и ноги на столе?

– Обычно после каждого праздника у нас общая пирушка, – задумчиво произнесла Анита. – Но не всегда в усадьбе.

– Это не то, – покачала головой Юлиана. – Нужно именно, чтобы в доме, внутри все происходило. И чтобы грязи побольше оставалось.

– Капустники, – с ходу ответила Горамник.

– Это что?

– По осени, после сбора урожая, мы все вместе, кто молодой и неженатый, собираемся – капусту собранную чистим и для закваски рубим. Парни таскают, заливают, уносят, девушки режут. Компания большая. Песни поем, истории рассказываем. Розыгрыши придумываем. В общем, весело. Посему низшие духи во всех этих заготовках участия не принимают. Сами все делаем. Но грязи – да, остается изрядно. Обрезки, порченые листья, мусор, кочерыжки. Как ни стараемся мусор складывать, весь пол всегда по щиколотку сором усыпан.

– Это уже теплее, – двумя руками поворошила бобрик на голове рябая. – Но с капустой у нас напряг, не прокатит. Нужно додумать… Ладно, утро вечера мудренее.

Ночь наедине с мыслями преобразила идею смертной до неузнаваемости, и когда поутру Снежана призвала Юлиану к ответу, девушка быстро и уверенно изложила:

– Я тут посмотрела телепрограмму и нашла прямую трансляцию из Парижа. Там сейчас проходит неделя моды. Уверена, всем нашим гостьям это будет крайне интересно! Предлагаю устроить небольшой уютный девичник. Только не здесь, у всех на глазах, а у меня, в Красной комнате! – громко, чуть не на весь замок, провозгласила Юлиана. – Нужно отнести туда большую плазму, диван, широкий журнальный столик для закусок. Поставить пару широких мусорных ящиков, чтобы с каждой пустой бутылкой и пакетом не бегать. Убрать ковер – он слишком маркий, – расстелить линолеум. Это будет практично и современно. Да и вообще, выкинуть половину мебели. Она вся старая и кривая, ни одной прямой линии. Расчистим комнату от барахла – появится место для посиделок. Соберемся вечером с девочками, выпьем пивка или вина, кому что больше нравится. Закусим фисташками да курагой. Для цвета лица очень полезно. Посмотрим дефиле, обсудим костюмчики, повеселимся компанией. Хорошо проведем вечер. Как вам такая идея?

Северянка удивленно склонила набок голову, подошла ближе, тихо спросила:

– Ты же говорила про мужиков, веснушка?

– А вдруг им понравится, моя королева? – так же тихо ответила Юлиана. – Предлагаю пожертвовать собой.

Снежана рассмеялась и хлопнула в ладоши:

– Ты умница, моя принцесса. Исполняй свои желания, все в твоей власти! Я попрошу мужа выделить тебе несколько крепких молодых людей, чтобы помогли носить мебель. Красная комната твоя, делай что хочешь.

– Благодарю, сударыня, – поклонилась смертная. – И не забывайте, вы тоже приглашены.

– Отдохну с удовольствием.

– Тогда я пойду наверх, буду ждать грузчиков.

– Да, они сейчас поднимутся, – отпустила ее северянка.

Юлиана, весело присвистывая, направилась к лестнице. Едва девушка шагнула под арку, как там мелькнула тень, и Битали торопливо вскинул палочку:

– Леви!

Тощий черный кот, скребя в воздухе лапами с выставленными когтями и злобно шипя, завис в нескольких сантиметрах от головы смертной.

– Что, даже до спальни не дотерпел? – рассмеялась северянка и взяла с подоконника клетку.

– Даже обидно, – вздохнула Юлиана. – Я надеялась, что девичник все-таки получится.

– Конечно, получится, – подошла Снежана. – Ведь ты дала приглашение, а я его приняла. Теперь отступать поздно. Просто давай перенесем веселье на более удобное время.

Таежная ведьма поднесла клетку к коту – та выгнула прутья и словно втянула в себя возмущенно орущую жертву.

– Отлично! – Северянка перехватила узилище за колечко сверху. – Пойду отнесу этот подарок мсье Печеру. Похоже, одну проблему мы решили. Теперь можно сосредоточиться на хранителях.


* * * | Клятва Темного Лорда | * * *



Loading...