home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Смерть шатуна

Сборы были недолгими. Все, что приобрел потомок Темного Лорда в усадьбе мечника Дедяты Горамника, – так это здоровье, накопленную корсовингом силу, перламутровую волшебную палочку да несколько собранных в деревянный браслет амулетов, созданных и заговоренных Снежаной, но напитанных им самим. Юлиана тоже уносила браслет, но только из медвежьих клыков, и золотое ожерелье. Не столь великий груз, чтобы даже мешок заплечный потребовался.

Из заснеженной тайги гости ушли после обеда, а на французском берегу Атлантики очутились ранним утром.

Машина, хоть и новенькая, благополучно дожидалась хозяйку на платной подземной парковке.

– Сколько же меня не было? – заведя мотор, попыталась вспомнить рябая девица. – Месяц? Интересно, я уже отчислена или еще нет? И какой сегодня день недели?

Заплатив перед шлагбаумом, она выкатилась на улицу, круто повернула вправо и вдавила педаль газа.

– Нужно выскочить из города, пока на дорогах пусто…

Страна еще спала, и транспорта почти не было. Однако сильно гнала Юлиана только в городе, на свободном шоссе поехала уже не торопясь, и в Ла-Фраманс они добрались только к полудню.

Прежде чем заехать во двор, девушка сперва вошла через калитку, открыла электронный замок, обошла дом.

– Пустотой пахнет или мне чудится?

– Это как? – не понял Кро.

– Пылью и паутиной… – Девушка распахнула холодильник, подвигала ящики, достала две плитки шоколада. Одну протянула молодому чародею: – Извини, больше ничего нет. А подкрепиться с дороги не помешало бы… Не хочешь девушку на ужин пригласить?

– Хочу быстрее с делом покончить.

– А если компанию найду? – Смертная многозначительно покрутила в руке трубку телефона. Битали промолчал, размышляя, и Юлиана нажала кнопку вызова: – Привет, подруга! Как живешь, чего делаешь?.. Х-ха, где была?! Прогуливала, естественно!.. Да перестань, чему они меня научат? Посмотри расписание, там есть тема: «Как заполучить второй миллион»? Нет? Пусть тогда зануды этой бумажкой и подотрутся. Да-да, я знаю, ты умная, у тебя перспектива. А я дура тупая, мне всю жизнь придется на пляже в Сан-Ремо валяться. Кстати, ты пообедать не хочешь? Где-е?! Ну, пока-пока, скучаю.

Юлиана отключила телефон, доела шоколад, облизала пальцы и сказала:

– Тогда подожди, машину загоню.

– Что Франсуаза? – встревожился Кро.

– Ее родители к родичам каким-то в Нант повезли. Дня три не будет. Мои соболезнования, красавчик, ты в пролете.

– Жалко. Я по ней скучаю.

– И это правильно! – одобрила Юлиана. – Она девушка хорошая. Умная, красивая… Если что, на вторые похороны ее звать или ты опять из могилы выползешь?

– Амулет перемещений где? – не стал отвечать потомок Темного Лорда.

– Где обычно. – Девушка пересекла гостиную, открыла шкаф, достала медвежью шкуру и уверенным движением раскатала на полу.

– Ты знаешь, что с той стороны?

– Поляна твоего мохнатого дружбана. Ты уж не серчай, но ребята после твоей смерти шкурой пользовались. И по одному, и компанией. Через меня в город бегали. Меня к себе зазывали. Кормят у вас, кстати, клево. Не то что в нашем гадюшнике… Черт, жрать-то как хочется!

– Тогда не стану задерживать. Иди в свой ресторан… – Битали лег, накрылся мохнатым краем – и откинул его уже на изумрудно-зеленой поляне, окаймленной цветущими розами и настурциями.

Убежище Надодуха Сенусерта за минувшие месяцы только похорошело, украсилось новым столом и двумя ивами с кронами в виде поднятого вверх колокола. Дальше, над стеной кустарника, темнели могучие каменные уступы древнего замка маркиза де Гуяка.

Башня Кролик, больше года дававшая кров потомку Темного Лорда и его друзьям, была самой дальней. Там, под остроконечной крышей, скрывался главный тайник ордена Пяти Пророчеств, принадлежащий хранителям. Созданный Советом, но доступный только ему, Битали.

Убежище своего друга потомок Темного Лорда портить не стал. Вышел наружу не спеша, оттягивая момент схватки, прогулялся до сада, там крутанулся на пятках, встав лицом к твердыне, достал перламутровую палочку и медленно поднял ее, указывая на шатер башни.

– Итребейс!

Битали хорошо потренировался с этим заклинанием еще прошлой весной, как на уроках, так и на улице, перенося к себе разные предметы – однако раньше это были мелкие безделушки. Даже человека переместить он и то опасался. Полагал: может не хватить силы. Но сегодня… Но сегодня он явился только-только после корсовинга, с новыми амулетами, крепким и здоровым, и уже достаточно уверенным в себе.

Неужели какая-то там башня способна выстоять перед волей потомка Темного Лорда?!

И башня Кролик не выдержала. Послышался оглушительный треск, в воздух взметнулось облако пыли, на цветники и клумбы посыпалась каменная крошка, деревянный шатер лопнул и рассыпался… Какие бы чары ни защищали замок от нападения, против перламутровой палочки, против собранной в древнем святилище силы и заклинания юного мага они не устояли – сломались, как трухлявая палка под пятой носорога. Вся верхняя площадка башни исчезла и превратилась в груду камней, пересохшего раствора и подгнившей щепы у ног Битали.

Среди всего этого строительного мусора зловеще сверкнула сталь – это броня великого Эдриджуна, узнав хозяина и ощутив его боевой запал, потекла юрким ртутным ручейком, обняла ногу, быстро и ловко забралась наверх, растеклась по плечам, по груди и спине, замерла теплой успокаивающей тяжестью и обратилась в то, чем и являлась изначально: в плотную кольчугу из маленьких толстых колец. Торопливо прыгнул в руку юного мага меч, порхнул в другую щит с двумя драконьими головами, вокруг которых шел девиз Темного Лорда: «Сильным – честь, слабым – справедливость!».

Шлем прыткостью других частей вооружения не обладал. Юному магу пришлось подойти к нему, раскидать камни, поднять полированный шишак с травы и водрузить на голову. Правда, здесь остроконечная стальная шапка тут же приосанилась, задвигалась и выпустила вниз два толстых языка, закрывающих щеки почти до подбородка, но одновременно и удерживающих шлем на месте.

Разумеется, грохот, разрушения и поднявшаяся пыль не оставили равнодушными никого в колледже – и уже через несколько минут на песчаной дорожке появились первые любопытные. Пока это были всего лишь подростки в серой и мешковатой школьной форме. Затем прямо из кустарника возник привратник – крепкий бородач в суконной светло-зеленой одежде, с двустволкой в руках. Глянув на гостя, он взвел курки, опустил ружье стволами к траве перед ступнями Битали, но ничего более не предпринял.

Еще через несколько минут из стены вышли сэр Ричард Уоллес в облегающем трико, со стилетом и рапирой в руках, а вслед за ним – ухоженный, как фарфоровая статуэтка, профессор Омар ибн Аби Рабиа в синем с отливом костюме-тройке из богатого кашемира. Иной ткани чопорный араб за шерстяную не признавал.

Оба учителя остановились на клумбах за дорожкой и развели пошире руки, удерживая высыпающих наружу учеников.

Наконец, со стороны всегда запертых ворот показался профессор Артур Бронте – в мантии и бархатном чепце, опирающийся на посох красного дерева, с острым бронзовым подтоком и навершием из оправленного резной костью крупного изумруда. Он был все таким же – пухлым, розовощеким, похожим на катящийся колобок. Но никакого умиления у юного мага учитель больше не вызывал.

– Мсье Битали Кро? – спокойно удивился директор школы, накидывая на голову капюшон. – Вы живы?

– Почему бы и нет? – пожал плечами потомок Темного Лорда.

– Неужели жажда крови настолько затмила вам разум, мсье, что одолела даже инстинкт самосохранения? – покачал головой Артур Бронте. – Почему вы не спрятались, не убежали, не скрылись, пока я считал вас погибшим? Могли бы жить и жить, оставаясь тихим и незамеченным. Второй раз я вас уже точно не упущу.

Битали смотрел на него и с удивлением понимал, что никакой ярости больше не испытывает. Их схватка произошла давным-давно. С тех пор он пережил слишком много испытаний и узнал слишком много нового… Ненависть ушла, растворилась среди других впечатлений. Да, перед ним стоял человек, который предал его, обманул, убил. Но он же был и его учителем, воспитателем, его проводником к наследию Темного Лорда.

– Что-то вы примолкли, мсье Кро, – усмехнулся директор. – Не вижу прежнего азарта. Хочется переиграть сегодняшний день? Исчезнуть и больше не возвращаться? Думать нужно было раньше. Теперь поздно. Придется умереть.

Учитель, предатель, хранитель… Ни к одной из ипостасей профессора Бронте потомок Темного Лорда не испытывал особой вражды. Однако его разум подсказывал, что директор школы не успокоится, не отстанет. Приложит все силы, чтобы его убить. Чтобы утолить еще одним глотком ненасытную жажду мести.

Артур Бронте был опасен.

Это был шатун.

– Вы вызвали меня на поединок, профессор, – напомнил шестикурсник. – Прошу простить, что ненадолго отлучился. Мне требовалось переодеться. Продолжим?

– Битали-и!!! – Радостный крик узнавших его Надодуха и Аниты заставил юного мага на миг отвернуться, и директор тут же резко опустил посох.

– Имберлик!

В теле Кро возникли странные ощущения – словно кошки скребнули, – амулеты браслета затрещали, по кольчуге пробежали искры. Доспехи выдержали смертельный магический выпад, и уже Битали, отпустив меч, выхватил палочку:

– Вэк!!!

Директор попятился и побледнел. Отбрасывающее заклинание особо опасным не было, но оно продавило защиту профессора. Это означало, что чары главы древнего ордена были заметно слабее, чем у стоящего перед ним мальчишки.

– Хортовуж! – крутанулся Артур Бронте, раскручивая посох, и указал им на потомка Темного Лорда.

И тотчас со всех сторон на Битали ринулись живые существа, попавшие под влияние проклятия: поднялись из травы и с цветов насекомые, вырвались из крон птицы, упали с небес вороны. Мухи, пчелы, стрекозы, шмели и кузнечики, стрижи, ласточки, синицы и вороны.

Собирались они жалить, кусать и клеваться, или просто биться во врага тушками, Битали так и не узнал – быстро прикрылся щитом, и тот, восприняв эмоцию, сделал своего хозяина невидимым. Кро, став прозрачным, отбежал со своего места, предоставив птицам и насекомым биться в пустоту, взмахнул палочкой сам:

– Тхари!

Мантия и капюшон профессора покрылись инеем, но заморозить врага полностью юный маг не смог. Защита Артура Бронте была слабее, но все-таки действовала.

– Тох-тох! – повел посохом опытный колдун, порождая над тропинкой пелену тумана, завихрения которого выдавали перемещения Битали. – Вьюр! Мартилло!

Однако и испепеляющее, и дробящее заклинания ушли мимо, оставив в тумане широкие чистые полосы.

Кро спрятал палочку и выхватил меч, заходя врагу за спину. Он понял, что колдовством директора не взять. Пусть старый чародей и оказался слабее, но у него имелось больше опыта и больше заклятий. Надежнее сойтись в ближнем бою и закончить схватку одним точным ударом.

Но когда потомок Темного Лорда ринулся вперед, директор вдруг крутанулся, тяжелый посох стремительно прошелестел по кругу на уровне пояса – и вместо выпада юному магу пришлось нырять через него и с кувырком откатываться на безопасное расстояние.

– Тох-тох! – опять повел посохом Артур Бронте, пользуясь им как волшебной палочкой.

Туман загустел, превратился в крупную морось, висящую в воздухе. При каждом движении капли налипали на молодого чародея, приставали к его щиту, одежде, оружию. Не прошло и нескольких мгновений, как из невидимки потомок Темного Лорда превратился в радужную скульптуру, сверкающую на солнце разноцветными бликами.

Директор довольно рассмеялся – Битали метнулся вперед, подставил щит под выброшенный вперед подток, вытянулся вперед всем телом, выбрасывая клинок в длинный выпад. Профессор отпрянул, но острие все же чиркнуло его по кончику носа, оставив ярко-красную ссадину.

Ругнувшись, Бронте согнул правую руку и резко выпрямил левую, подтягивая подток и нанося удар изумрудным набалдашником, но Кро вскинул руки вверх, качнулся влево, к середине посоха, где удар слабее, подставил под него затянутый кольчугой и прикрытый мохнатой курткой живот, сам же рубанул из-за головы…

Профессор взвизгнул, приседая и отворачиваясь, меч рубанул по капюшону – и тот громко затрещал, рассыпаясь и обугливаясь. Однако голову мага он спас, и директор, прямо из сидячего положения, широко махнул посохом над самой землей, уже во время удара перехватив свое оружие за кончик.

Битали высоко подпрыгнул, пока не переломало ноги, профессор же, пользуясь его заминкой, вскочил, резко выбросил посох вперед, словно копье – с подтоком вместо наконечника. Кро просто подставил под удар щит, сам чуть качнулся вправо и рубанул мечом, пытаясь достать пальцы преподавателя. Артур Бронте руку отдернул, а тяжелый посох не успел, и Битали тут же метнулся вдоль него, не позволяя поднять, подтянуть. Профессор стремительно попятился, рванул к себе свое оружие и подбросил посох вверх, чтобы перехватить за середину.

Юный маг вскинул щит, толкая его вперед, пытаясь отбить в сторону падающий посох. Профессор поднял голову, всего на миг оторвав взгляд от врага, чтобы примериться к древку, но Битали хватило и мгновения. Он чуть приподнял кончик клинка и упал, вкладывая всю силу в единственный укол, направленный снизу вверх…

Заговоренное лучшим магом вселенной лезвие вошло Артуру Бронте под самый подбородок, с легкостью пронзило голову и на два пальца вышло из затылка.

Тело директора школы обмякло буквально в тот же миг – и он опрокинулся в самую гущу разноцветных гортензий.

По собравшейся толпе прокатился испуганный вздох, который тут же стих, сменившись удрученной тишиной. Ученики и ученицы школы маркиза де Гуяка, похоже, не верили своим глазам. Взгляды, которые они бросали на потомка Темного Лорда, добрыми назвать было нельзя.

Битали отступил, отсалютовал погибшему, спрятал клинок.

Из серой массы школьников вперед выбился Омар ибн Аби Рабиа, присел возле тела, пощупал горло, выпрямился и хлопнул в ладоши.

– В связи со смертью нашего уважаемого профессора Артура Бронте директорские обязанности отныне возлагаются на меня. Случившаяся… неприятность заняла полчаса учебного времени. Посему сегодня я сдвигаю все занятия на тридцать минут. Первая послеобеденная пара начнется через четверть часа. Прошу всех разойтись по аудиториям!

Учащиеся уныло двинулись к замку, а бодрый худощавый араб повернулся к юному магу:

– Насколько я помню, мсье Битали Кро, у колледжа с вашими родителями заключен договор на обучение. Поэтому, раз уж вы живы, то можете приступить к занятиям прямо сейчас. Что скажете?

– Не уверен, профессор, что дальнейшее мое пребывание в школе… м-м-м… достаточно безопасно.

– Не буду торопить вас с решением, мсье, – не стал спорить Омар ибн Рабиа. – Шестой и седьмой курсы сулят много интересного человеку с вашими талантами. Подумайте над этим.

Учитель двинулся вслед за школьниками, и только после этого обитатели башни Кролик с радостными криками кинулись на юного мага, все вместе повиснув у него на шее:

– Битали! Ты жив! Ты цел! Ур-ра!!! Молодец! Ты выбрался! Ты победил!

– Мама-а… – не выдержал тяжести Кро и вместе с друзьями завалился набок.

В общем смехе молодые люди раскатились, встали, и Битали обнялся с ними еще раз, теперь с каждым по отдельности.

– Рад видеть тебя, Дубус! Ты вправду стал выше еще на голову или мне мерещится?

– Есть немного, – довольно ухмыльнулся великан.

– Рад видеть тебя, Анита, – обнял стройную северянку Кро. – Ты просто расцвела, красавица на зависть!

– Ты тоже неплох, – поцеловала его в щеку отличница. – Смерть сделала тебя крепче.

– Рад видеть тебя, Надодух! Ты классно залохматился! Настоящий гризли!

– На себя посмотри, дружище! – похлопал его по спине чатия Сенусерт. – Буду стричься – на тебе первом овечьи ножницы опробую.

– Рад видеть тебя, Лорак! Плечи-то у тебя раздались, раздались. Теперь, верно, не троих один, а четырех бойцов стоишь?

– До тебя мне все равно далеко, повелитель. Эк ты сегодня управился!

– А ты, Цивик, как? – с осторожностью обнял худенького мальчишку Кро. – Баллы без меня не растерял?

– Я зачет по демонологии сдал! – похвастался невезучий паренек. – Самой Элении Клеотоу!

– Это многого стоит… – За расступившимися друзьями Битали заметил стоящего с посохом в руке преподавателя гендерных искусств. – Вас я тоже рад видеть, сэр Ричард Уоллес!

– А я тебя нет, – хмуро ответил бывший наемник. – Ты величайший позор моей жизни! Жалкое, безмозглое существо. Ты почему не использовал «асугарси», когда тебя намочили? Почему не использовал глубокие переносы в ближнем контакте? Почему не бил окантовкой щита, когда противник уводил посох? Я учил тебя фехтованию целый год, а когда случился реальный бой, ты дрался дурным буйволом, полагаясь лишь на тупую силу и ловкость, а не на тонкое мастерство! Если бы ты позволил себе такую схватку на моих занятиях, то не получил бы больше единицы из десяти возможных!

– Но ведь я победил!

– Ты думаешь, это победа, мальчик с янтарными глазами? – сделал пару шагов к юному магу наемник. – Ты ошибаешься. Это только начало. Не ты первый, не ты последний вырываешься из первого круга. Но еще никто и никогда не вырывался из второго. Ты умрешь. Такова уж судьба Темного Лорда – всегда и бесполезно умирать. Ведь победить свободу невозможно! А что до тебя… Так ведь если тебя не предадут, то ты сам всех предашь.

Сэр Уоллес похлопал юного мага по плечу и с небрежным посвистом направился к воротам.

– Что он говорит, Битали? – удивился короткостриженый, почесав в затылке. – Ведь ты Темный Лорд. И ты победил! Теперь ты должен править миром!

– Ага! Великое искусство повелевать вселенной, не привлекая внимания санитаров, – громко хмыкнул Надодух.

– Но ведь… Мы победили? – не понял парень.

– Поверь мне, Лорак, – покачал головой недоморф. – Мне, чатии Сенусерту, происходящему из древнейшего и величайшего рода чатиев. Людям плевать на победы и поражения, людям плевать на знатность или присягу. Люди подчиняются правителю только в двух случаях: когда им это выгодно или когда они хозяина боятся. Нас всего шестеро, Лорак. И пусть Битали окажется по званию самым темным из темнейших лордов, и пусть мы способны победить в схватке любого из магов и правителей – но нас слишком мало, чтобы добиться исполнения на всей планете наших законов и наших указов. А раз так, то люди будут признавать власть того, кто ближе и у кого в руках меч, а вовсе не Темного Лорда, независимо от того, победил Битали или проиграл.

– Битали, ты цел, ты жив?! – По дорожке пронеслась тощая узколицая Генриетта и с разбегу кинулась юному магу на шею, принялась целовать его лицо. – Ты спасся!

Молодой чародей тоже ее обнял, смиренно принимая горячие ласки.

– Надодух, подожди! – тем временем продолжал спорить Лорак. – Но ведь все смертные, все духи, все люди пошли за Эдриджуном не просто так! Они сражались не только за него, они дрались за справедливость, за равенство, за честь, за закон! Они все хотели этого, хотели власти Лорда! Тогда почему они не подчинятся ему сейчас? Ведь Битали обещает то же самое!

– Ты не знаешь людей, дружище, – покачал головой знатный полузверь. – Никто и никогда не будет умирать за закон и справедливость, и мало кто согласится умереть во имя чести. Люди сражаются не для того, чтобы умереть. Они бьются за победу! Выжить и победить, остаться в том новом мире, за который они проливают кровь. Они хотят не умереть, они хотят уцелеть и пожать плоды победы.

– Но ведь мы победим! – сжал огромный кулак Дубус.

– Это длится уже шестьсот лет, – отпустил немного успокоившуюся девушку Битали. – Вот уже шестьсот лет Темный Лорд раз за разом возрождается, чтобы проиграть и погибнуть. Снова родиться – и снова погибнуть. Появиться – и сгинуть. И так три-четыре раза каждые сто лет. Этакое проклятие жизнью. Ты слышал, что сказал сэр Уоллес? Судьба Темного Лорда – умереть. Все знают, что у мальчиков с янтарными глазами нет шансов на успех. А если так – какой дурак согласится меня поддержать? Уж лучше жить свободным, чем умереть во имя справедливости.

– Так что же теперь, сдаваться? – развел руками парень.

– Положим, признать поражение от нас тоже никто не требует, – пожал плечами Кро. – Вон, меня даже обратно в колледж позвали! Словно ничего и не случилось…

– Ты им поверишь? – нахмурился недоморф.

– Конечно, – уверенно кивнул потомок Темного Лорда. – Разве учителя нас хоть раз обманули? Обещали, что убьют, – и убили. Обещали, что…

Договорить он не успел. Пока молодые чародеи болтали, Генриетта отошла к телу директора, опустилась рядом с ним на колени, наклонилась над лицом, почти касаясь лба профессора своим лбом, тяжело и глубоко задышала.

– Вантенуа, что ты делаешь?! – первой заметила неладное Анита, но было уже поздно.

Артур Бронте выгнулся дугой, захрипел, повел вокруг мутным глазом. А когда друзья бросились к нему, быстро сунул руку под мантию, выдернул костяной амулет, вскинул вверх и с хрустом сломал. В тот же миг его словно задернула легкая вуаль, а еще через миг профессор исчез. Дымка еще долго висела над травой, неспешно развеиваясь.

– Что ты сделала, Генриетта?! – бросились к ней друзья, потрясая кулаками.

– Я не знаю… – испуганно откинулась на траву девушка и закрыла лицо руками. – Я иначе не могла.

– Не трогайте ее! – громко крикнул Битали, вставая перед несчастной. – Дубус, Лорак, Надодух! Оставьте…

– Я же говорил, что она предательница! – в ярости пнул траву недоморф. – Всегда говорил! Еще прошлой осенью!

– Она не предательница, – покачала головой Анита Горамник. – Она тотемник.

– Генриетта?! – изумился Цивик. – Разве это возможно?!

– Любое живое существо можно обратить в своего тотема, – мерно ответила северянка. – Если твоя воля достаточно сильна, чтобы вытеснить его из собственного тела, а оно достаточно велико, чтобы принять частицу твоей души и не погибнуть. Вряд ли юная ведьма могла устоять против воли древнего колдуна. Непонятно только, зачем ему это было нужно. Мало, что ли, обычного зверья вокруг бегает?

– Ему была нужна послушная девушка рядом со мной, – пожал плечами Битали. – Отвлекать, приглядывать. Потом передать меня Лилиан и отойти в сторону. Я думал, Генриетта делала это сознательно, находясь на службе ордена Пяти Пророчеств. Однако, похоже, Артур Бронте просто воспользовался ее телом.

– Бедная девочка! – Рыжая отличница присела рядом с подругой и попыталась ее обнять.

– Однако… – потер шею Битали и наткнулся рукой на железо.

Броня Эдриджуна все еще покрывала его тело. Потомок Темного Лорда мысленно расслабился, и кольчуга, повинуясь приказу владельца, стянулась в одну-единственную узкую сверкающую полосу, превратившись в пояс.

– Ты что-то сказал, дружище? – переспросил Надодух.

– Говорю, все наши тайны стали раскрываться невероятно быстро, – продолжил свою мысль Битали. – Теперь мы знаем, откуда директору были известны наши секреты и почему Генриетта Вантенуа бывала такой разной и странной. То храброй, то пугливой. То грубой, то наивной. То дружелюбной, то холодной. Тотемник не способен противостоять своему покровителю. Маг может видеть его глазами, слышать его ушами и в любой миг занять его тело, поступая по своему разумению.

– Подожди, Битали… – подергал себя за ухо Надодух. – Получается, чтобы по-настоящему убить профессора Бронте, мы должны сперва убить Генриетту?

Анита тихонько присвистнула, привлекая его внимание, а потом многозначительно постучала себя пальцем по лбу. Битали же присел возле Вантенуа, взял ее за руку:

– Ты как? Ничего не болит?

– Не понимаю ничего… – присаживаясь, мотнула головой девушка. – Гудит все внутри. И не помню половины. Сидела за столом, потом грохот. Доела, пошла смотреть. Потом ничего не помню, потом тебя увидела… Обняла… И все… Лежу, а вы все на меня накидываетесь.

– Встать можешь?

– Наверное… – Она оперлась на руку, но та сразу подломилась в локте. – Кажется, нет… Что со мной, Битали?

– У тебя один старый чародей высосал почти всю силу. – Потомок Темного Лорда поднялся. – Дубус, ты сможешь отнести ее в женский корпус?

– Запросто! – Крепкий парень с легкостью поднял худышку на руки и зашагал к замку.

– И что ты собираешься делать дальше, Битали? – спросил Надодух.

– Я говорил, что доверяю нашим учителям? – повторился Кро. – Сэр Уоллес пообещал предательство. Мое предательство. И намекнул, что так было не раз. Очень хочется узнать подробности. Вот только у кого? Все члены ордена Пяти Пророчеств связаны клятвой, от них ничего не выведать. Цепной Гроссер тоже всегда только намеками изъяснялся. Прямо пыжился весь, но дальше стонов и пророчеств не заходил. Мадам Снежана при всем ее уме про мою сущность узнала только от меня, ее эта тайна миновала. Тогда у кого? Идеи есть? Анита?

– Можно попросить отца, чтобы расспросил деда… – неуверенно предложила девушка.

– Уже. Увы, твой дедушка знает только то, что я хронический неудачник. Однако обещал сражаться на моей стороне.

– Ты видел моего деда?! – встрепенулась северянка.

– Я с ним говорил.

– Ну и как он? Какой?

– Похоже, ты его скоро сама увидишь. Все к тому движется. Но пока он скрывается и пообщаться особо не получилось… – Битали перевел взгляд на недоморфа, и тот, словно сдаваясь, вскинул мохнатые руки:

– Мои родичи в твое существование вообще не верят!

– И мои, – поторопился добавить Лорак.

– Хранители меча, – тихо произнес Цивик.

Поначалу друзья даже не поняли, о ком он говорит, и мальчишке пришлось напомнить о колдунах из горной долины, что берегли меч Эдриджуна все минувшие века.

– Что они могут знать о здешних делах в своей дикой глуши?! – отмахнулся недоморф.

– Но они хотя бы не враги тебе, – вполне резонно ответил Цивик. – Пусть даже самую малость расскажут, разве это плохо? Они поклоняются Темному Лорду и лгать ему не станут.

– Может, и вправду знают чего… – тут же засомневался Надодух. – Почему бы не проверить? Идем сейчас или вечера подождем? Не помню, какой там сдвиг по времени получается?

– Не стоит, – покачал головой Кро. – Мне в замке оставаться нельзя. Это вотчина профессора Бронте, он меня тут легко выловит и убьет. А вам нужно на занятия. Хоть кто-то из нас должен получить нормальное образование? Если бы в прошлом году Анита и Цивик оказались такими же неучами, как я, нас всех прикончил бы еще Фил Налоби. Профессор Омар Рабиа обещал, что шестой и седьмой курс мне бы очень пригодились. Думаю, не врет. Так что, мадемуазель Горамник и мсье Цивик, очень на вас надеюсь. Вы должны усвоить курс на отлично, а потом выучить меня.

– Ты же не пойдешь туда один, Битали?! – забеспокоился Лорак.

– Так ведь мне там ничего не угрожает, – пожал плечами потомок Темного Лорда. – Нет, ребята, не сомневайтесь! Я во всех вас верю и на вас надеюсь. Но с собой не возьму. Для меня школа уже закрыта, а вам нужно держаться, пока есть возможность. Каждое лишнее заклинание, которое вы успеете выучить, потом может оказаться решающим. Так что зубрите до упора, за себя и за меня. Потом просветите.

– Одичал, что ли, пока тотемником был? – вскинула брови Анита.

– Может, и так, – не стал спорить Битали. – Месяц, почитай, в звериной шкуре провел. Но разве я не прав?

– Вроде бы и прав, – ответила отличница, – а вроде бы нечестно.

– Если меня захотят убить, я всех вас сразу позову, – с усмешкой пообещал Битали. – Но пока будем меняться. Вы рассказываете, чему научитесь в школе, а я повторяю, что узнаю от колдунов. В общем, уроки из-за меня прогуливать не нужно. Попытайтесь заработать нормальные аттестаты, если удастся. А там будет видно.

– Ага, хитрый какой! – фыркнул Надодух Сенусерт, но Анита и Цивик промолчали, явно соглашаясь со словами Битали. Лорак мялся в неуверенности. Впрочем, это тоже можно было считать согласием. Недоморф оглянулся на свою нареченную, нахмурился и махнул рукой: – Ладно! Давай хоть проводим.

Все вместе друзья вошли в замок, пересекли тихий пустой двор, остановились возле камня перемещений.

– Ну, удачи, Битали! – за всех пожелал Надодух.

– И вам удачи, – кивнул Кро, коснулся перламутровой палочкой центра валуна и решительно произнес: – Пагода!


* * * | Клятва Темного Лорда | Горные колдуны



Loading...