home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

— Располагайтесь, — царственным жестом махнул рукой Трофимыч, указав на бревнышки, разложенные полукругом возле затушенного кострища, что использовали в качестве скамеек для вечерних посиделок.

Словно тени из ниоткуда стали появляться перепуганные женщины и пацан со спортивным луком и самодельными стрелами к нему.

— Опусти эту дуру, — сразу же насторожился Бардов. — Не хватало еще стрелу словить…

Пацан поспешно опустил средневековое оружие пусть и заводского изготовления.

Отряд шел к стоянке недолго, каких-то два часа и забрел в очень густую и плохо проходимую чащу, где и прятались беглецы. В качестве жилья они использовали палатки замаскированные ветками кустарника.

— Ну, чего встали? — прикрикнул на женщин Трофимыч. — Видите, раненые есть! Помогите им, перебинтуйте…

— А наши где? — спросила одна из женщин, дородная, кило на сто, а тои больше.

— Охотятся. Где им еще быть?

"Да уж, такую в лесу прокормить, охотиться нужно круглые сутки", — невольно подумал Вадим.

Женщины тут же засуетились и принялись помогать раненым бойцам, послав пацана за водой к ручью.

Вскоре затрещал бездымный костер, тут же поставили вариться уху, то есть просто рыбу без какой бы то ни было приправы, разве что за оную можно считать дикий лук. Но и такое разнообразие в рационе воспринялось солдатами на ура.

Вернулись охотники с пустыми руками. Но как сразу стало ясно, они особо и не охотились, ведь в их нудной, тяжелой наполненной однообразными и тяжелыми буднями жизни произошло такое яркое событие и они не хотели ничего из него пропустить. Все хотели получить, что называется из первых рук. Любопытные, в общем.

— Думаю, вам придется уходить вместе с нами, — сказал лейтенант, после того как все друг с другом перезнакомились и освоились.

Это предложение похоже понравилось далеко не всем. Жизнь вроде налажена, пусть тяжелая, но зато стабильная. И вот кто-то говорит, что все надо ломать и куда-то идти.

— Почему? — спросила жена Трофимыча Екатерина Светлановна. — Зачем?

— Затем что за нами, скорее всего, снарядят поисковую группу. Возможно уже снарядили и даже уже летит сюда. Нас-то может и не найдут, мы уже наловчились от них бегать, убежим и сейчас, а вот на вас вполне могут выйти. Может кто-то из вас хочет в плен к китайцам?

Естественно, что никто подобного желания не выказал.

— Но куда мы пойдем?!

— Подальше отсюда. Тем более как долго вы тут собирались куковать, даже если бы мы не появились и невольно не навлекли на вас беду? До зимы может протянули бы, а дальше?

Никто ничего не ответил. Похоже, так далеко никто из них не заглядывал, живя сегодняшним днем, решая проблемы по мере их возникновения.

— То-то и оно… Так что нужно идти.

— Мы пойдем, — кивнул Трофимыч. — Сегодня же соберемся и завтра утром выступим. К этому времени они нас не найдут?

— Думаю, что нет. В любом случае раньше завтрашнего утра выдвинуться не получится, — сказал лейтенант.

— Значит решено.

Мужики и бабы с пацаном буквально сразу же после трапезы стали собираться, а солдаты для скорости всячески им помогать.

— Тихо… — остановил всякое движение в лагере Куликов.

— Что такое? — спросил лейтенант.

— Слышите?..

Ветер шумел в кронах деревьев, но в моменты затишья до ушей долетал до боли знакомый Вадиму звук. Где-то вдалеке стрекотали вертолеты.

— М-мать… — сплюнул Бардов также разобравший далекие ничего хорошего не сулящие звуки. — Похоже, у нас нет времени до утра рассиживаться. Придется срываться в ночь.

— Серьезно за вас взялись… — поморщившись, вздохнул Трофимыч.

— Есть за что, — согласился Тарков.

— Ладно, если просто цепью пойдут, а если с собаками? — произнес Юрий Бардов.

— Я так думаю, что предполагать надо самое худшее, — кивнул Вадим. — Им надо поймать нас как можно быстрее. Направление нашего движения неизвестно, так что как пить дай, они собак прихватили, чтобы не плутать.

— Верно. Берите только самое необходимое, — потребовал от гражданских лейтенант. — Все остальное – бросьте. К наступлению темноты, мы должны быть уже далеко отсюда.

Шорох в лагере заметно усилился. Женщины стали плакать, мужики злобно на них огрызаться, чтобы не ревели. Солдаты помогали людям избавляться от всего ненужного в переходе и дальнейшей жизни, даже если владельцы все это таковым не считали, облегчая рюкзаки по максимуму.

Через тридцать минут объединенная группа солдат и гражданских, оставив на месте на удивление много хлама, уходила на северо-восток, поднимаясь все выше в лесистые горы.

Почти сразу стало ясно, что уйти от врага не удастся. Гражданские на удивление шли очень медленно и шумно, все время спотыкались, то и дело падали, в большей степени это конечно относилось к женщинам. Особенно к одной – полнотелой жене Иваныча. Даже удивительно, что за время, проведенное в лесу, она не похудела, сохранив свои безразмерные формы.

"Или все же похудела, но это не очень-то заметно, — подумал Куликов. — Тогда вопрос, сколько она весила до того как попала в лес на подножный корм?"

Женщина обливалась п'oтом и уже на втором километре стала задыхаться.

— М-мать… — в который раз раздраженно сплюнул Бардов увидев, что женщина вконец выдохлась и остановилась, опершись о дерево.

— Я больше не могу… — сказала она, обливаясь слезами, размазывая их по всему лицу и громко всхлипывая.

Только это зрелище отчего-то нисколько не прибавляло к ней жалости и сочувствия, даже наоборот, еще больше настраивало против причины задержки. Ожесточало.

"Но может это только со мной? — подумал Куликов и оглянулся на других солдат. — Но нет, похоже, что не только со мной…"

— Жрать надо меньше, — глухо ругнулся один из солдат.

— Это ж как надо было забросить собственное тело, чтобы превратиться в такое?.. — соглашался другой.

Юрий глухо матерился, на чем свет стоит, и Вадим мысленно подписывался под каждым его словом.

Невольно приходили мысли, в том роде что то, что они связались с гражданскими – большая ошибка лейтенанта. И их не спасут и сами в руки китайцев попадутся. А уж что они с ними сделают за взрыв ядерной бомбы и уничтожение чертовой уймы китайских войск с техникой, не приснится даже в самом страшном сне.

"Ну не бросать же их теперь? — подумал Куликов. — Хотя если уж на то пошло, именно так я бы и поступил. Точнее, я бы с ними вообще не стал связываться… О чем только Тарков думал, патриот долбанный?!"

— Идемте, вы сможете, — взял ее под руку лейтенант. — Нам нужно идти.

— Идем, дорогая…

Женщина, сипло дыша, вновь тяжело зашагала по тропе, поддерживаемая под руки лейтенантом и своим мужем.

Бардов разразился совсем уж грязным матом, желая толстухе таких неприятностей, что уши в трубочку сворачивались.

— В плену у китайцев она нанесла бы им больше урона, чем нашествие саранчи и самая жестокая засуха вместе взятые, — единственное, что сказал Юрий без мата.

Несмотря на то что гражданские можно сказать одной семьей прожили друг с другом довольно много времени и притерлись, но страх оказаться в плену у китайцев взвинтил людей до предела так что буквально на пустом месте произошла неслабая словесная перепалка. И дело дошло бы до драки, а то и вовсе до пальбы, у всех ведь оружие, если бы не вмешательство лейтенанта и солдат, разнявшего конфликтующих и разведших супружеские пары в разные концы лагеря.

И вот она эта причина страха и медленного движения, стонет, продолжая лить слезы, доставая всех до зубовного скрежета.

— Ну в чем я виновата?! — кричала она сквозь рыдания, сотрясаясь всем немалым телом. — Да, я вот такая! Ну убейте меня! Бросьте!

— И бросим!

— А ну прекратить! — снова вмешался Тарков. — Никто никого не бросит.


Глава 9 | В тылу врага | * * *



Loading...