home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

В этот день Куликов сильно нервничал и его состояние можно понять, ведь сейчас все решалось: пройдут они незамеченными или же им придется с кем-нибудь схватиться не на жизнь, а насмерть.

"Если что-то плохое должно произойти, оно обязательно произойдет, — думал Вадим, вспоминая Закон Мерфи. — Ведь мы так долго не сталкивались с неприятностями, обходили стороной полицаев, они на нас все никак не могут наткнуться и выследить. Значит это должно произойти в самый ответственный момент…"

Вадим ждал, что на них выйдет какой-нибудь патрульный китайский отряд, что охраняют железные дороги, наверняка такие есть, раздадутся выстрелы и им придется принять свой последний бой. Но все оставалось как прежде и день прошел без происшествий.

Небо стало темнеть и дорога вот-вот должна была появиться. В ее ожидании, желании обнаружить железные пути первым, Вадим шел впереди отряда в качестве одного из разведчиков. Зачем ему это он сам толком себе объяснить не мог.

Вот и дорога. Разведчики остановились в двадцати метрах от насыпи и затаились за деревьями.

"А ведь китайцы в технологическом плане более продвинутые, чем мы и могли оснастить всю дорогу сигнализацией, — вдруг подумал Куликов. — А если учесть что железка стратегически важный объект, то они вполне могли потратиться на несложную и дешевую систему оповещения. Хватит примитивного датчика-прерывателя. Покрыть можно сразу метров сто, а то и больше. Стоит нам пересечь лазерный луч… если уже не пересекли и все, за нами тут же увяжется хвост. Но нет, вряд ли нас еще засекли, сигнализацию наверняка установили на более открытом пространстве, где-нибудь сразу на выходе из лесополосы… Но ведь его не обнаружить… Или у меня уже просто паранойя?"

Но помимо датчиков, которых может и нет вовсе, существовала воздушная разведка. Вадим внимательно осмотрел небеса, насколько это позволяли деревья. Но так действительно мало что было видно и ни коршунов, ни более классических беспилотников он не увидел.

Кровь после небольшого отдыха, во время которого разведчики делали свою работу, перестала гулко стучать в ушах и барабанным перепонкам стали доступны более тихие и далекие звуки. А они определенно имелись, вот только разобрать их, как-то идентифицировать было трудно.

— Что это? — прислушавшись, спросил Вадим у напарника. — Слышишь?

— Слышу… Но вот что – не знаю.

— Понятно. Иди назад и предупреди всех, чтобы остановились и затаились. А я посмотрю, что там такое шумит…

— А оно нам надо?

— Да. Нужно знать с кем мы можем иметь дело, если вдруг дорога на сигнализации.

— Сигнализации?

— Именно. Прервем лазерный луч или нас заметят с воздуха и пиши пропало, за нами тут же увяжется ближайшая группа противника. То есть те кто там копошится… А теперь хватит разговоров, наши приближаются и их надо остановить, пока не нарвались. Пошел.

— Есть.

Солдат ушел в темноту, растворившись среди деревьев, а Вадим осторожно двинулся на восток навстречу странным звукам. Уже метров через двадцать он определил, что это идут ремонтные работы. Кто-то бил кувалдами, что-то обо что-то звякало, раздавались команды…

Так и оказалось. На хорошо освещенном пятачке работала куча народу. Охрана не столько охраняла рабочих, сколько присматривала за самими рабочими, чтобы они чего не учудили.

"Пленные", — понял Вадим.

Увидев все что нужно, он поспешил на воссоединение с основным отрядом.

— Ну что там? — нетерпеливо спросил Бардов по возвращении Куликова. — А то нам боец что-то наплел с три короба, про какую-то сигнализацию, ничего не поняли.

— Дорогу ремонтируют.

— Последствия диверсии?

— Вряд ли. Просто не выдержала чрезмерной нагрузки. По этой линии шли основные грузы, после того как мы… оборвали южную линию. Она и раньше эксплуатировалась нещадно, а после так и вовсе весь поток на нее перешел. Вот полотно и не выдержало. Думаю, они южное направление уже восстановили, а этой дороге решили устроить профилактический день по всей ее длине. Подновляют насыпь и рельсы новые укладывают, взамен изогнувшихся. Это дело надолго, фронт работ там немаленький, а нам ждать никак нельзя. Так что сейчас в темпе отмахиваем пяток километров на запад и переходим дорогу.

— Че так далеко-то?! — изумился Юрий Бардов. — И так уже ноги отваливаются… Одного километра за глаза хватит.

Вадим встретился взглядом с солдатом, с которым ходил в разведку и рассказал о своей теории с сигнализацией.

— Да ну на фиг! — отмахнулся Бардов, от такого предположения. — Это же, сколько датчиков нужно установить! Тьму-тьмущую! Беспилотники же летают и простые, и в виде птиц! Куда еще больше?!

— А почему бы и нет? — пожал плечами Вадим. — Это не так уж дорого, по крайней мере, как мера предупреждения гораздо дешевле, чем сошедшие под откос поезда с войсками и техникой.

— Ну да… с таким аргументом спорить сложно…

— И не думаю что для китайцев установка такой сигнализации большая проблема. Что касается беспилотников, так это не панацея, особенно в сложных погодных условиях.

— Тоже верно, — снова согласился Бардов. — При сильном ветре, мало какой беспилотник на курсе удержишь. Сдует.

— Вот именно. Сломаться опять же может. Так что я считаю, что нам нужно подстраховаться и отойти как можно дальше. Если я прав, то по крайней мере мы успеем уйти достаточно далеко к тому моменту когда за нами пошлют группу преследования и еще не факт, что найдут. А если перейдем в километре, то опомниться не успеем, как часть охраны уже будет наступать нам на пятки.

— Хм-м… Что ж, возможно ты прав, — согласился Юрий. — В конце концов, лучше перебдеть чем недобдеть.

— Вот именно. Пошли…

— Постойте, — взял слово Трофим.

— В чем дело?

— Много там охраны?

— Человек двадцать-тридцать. А что?

— Может нападем?! Перебьем охрану и ремонтников. Эффект неожиданности на нашей стороне… Хоть какой-то урон врагу нанесем.

— Во-первых, ремонтники из наших, пленные… — сказал Вадим и прикусил язык.

"Совсем замотался", — с раскаянием подумал он, с запозданием осознавая, что говорить этого не стоило. Ведь не хотел же.

Но уже поздно, слово не воробей… Вон как все нахмурились и наверняка в каждой голове появилось жгучее желание как-то помочь пленным соотечественникам. Главное что для этого есть возможности и желание. Так что требовалось срочно исправлять ситуацию.

— …И это нереально даже с учетом эффекта неожиданности. Наверняка у противника на ремонтном поезде имеется тяжелое вооружение…

— Забросаем гранатами, наведем шороху, — приводил свои доводы Трофим. — Нам-то только и нужно, что посеять сумятицу в среде противника и дать возможность пленникам сбежать. А как сбегут и мы отойдем.

— А потом на нас настоящую облаву устроят, — возражал Куликов. — Вертолеты, самолеты, группы загонщиков с собаками на хвосте. О своих женщинах и детях хотя бы подумайте…

Вадим мысленно улыбнулся. Что ни говори, это хороший удар припасенный им напоследок. Нокаутирующий. Хоть и "ниже пояса". Гражданские после напоминания об ответственности за свои семьи: жен и детей, сразу же притихли и весь задорный блеск в глазах тут же погас. Остальные также не стали настаивать.

— Э-э… да… верно, — промычал стушевавшийся Трофим.

"То-то же… А то ишь чего удумали! Я никому не дам поставить под угрозу свое возвращение", — с удовлетворением подумал Вадим, а вслух жестким командным голосом, напоминая, кто здесь командир, сказал:

— За мной.


* * * | В тылу врага | * * *



Loading...