home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

— Капитан, зайдите ко мне… — прозвучал голос генерала по интеркому.

— Слушаюсь, товарищ генерал, одну минуту.

Капитан Уси Нанкин, подхватив папку с документами, поспешил к начальству. Если вызывает лично генерал Бао, а не просит явиться его секретарь-лейтенант, то дело действительно срочное и серьезное.

К началу лета капитан Уси Нанкин, как отменно знающий русский язык и потому зачисленный в особое подразделение Армии по работе с местным населением, успел объехать все сколько-нибудь значимые поселения в составе пропагандистских групп с проведением соответствующих агитационных мероприятий в зоне административной ответственности, на которые разбили уже оккупированные территории и везде добивался успеха.

Уси Нанкин невольно вспомнил одно из таких выступлений. Оратор тогда сильно приболел, простудился, и капитану пришлось выступать на трибуне лично.

— Друзья… Братья и сестры, здравствуйте. Вам нечего страшиться нас, потому что мы с вами братские народы, чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть друг на друга… а братья должны друг другу помогать. Не так ли? И мы поможем вам. Поможем сделать вашу жизнь гораздо богаче, красивее, ярче и счастливее.

Первая неуверенность прошла, люди слушали его и капитан заговорил увереннее, благо что речь он помнил почти наизусть, а то что не помнил легко заменял своими словами, из-за чего, как по крайней мере ему казалось, речь получилась более искренняя и убедительная.

— Да-да, именно так! Счастливее! Оглянитесь вокруг и посмотрите как вы живете сегодня. Разве могут вселить счастье в душу эти серые бараки рассыпающихся от дряхлости домов, ужасные дороги, а точнее их полное отсутствие, проблемы с отоплением и водоснабжением из-за полного износа коммуникаций. У вас нет работы, процветает алкоголизм и наркомания… Больницы оснащены давным-давно устаревшей медицинской аппаратурой, из-за чего у вас повышенная смертность от болезней, которые можно вылечить.

А теперь спросите себя, почему же вы так плохо живете, живя в таком богатом крае?! Да и живете ли вы? Может правильнее сказать: существуете? Я отвечу вам, потому что ничего из этого вам не принадлежит, а точнее, не принадлежало. Всем этим владела кучка людей, олигархов близких к Москве, к Кремлю. Все, что зарабатывали эти люди здесь, они клали себе в карман, отдавая с этого лишь жалкую долю в качестве налогов, но и эти налоги растворялись в общем котле и до вас не доходили. А все остальное, а это многие десятки миллиардов долларов, они тратили лишь на свои нужны, покупая шикарные яхты, по размерам ничем не уступающие линкорам, огромные самолеты, строя себе особняки, превосходящие самые роскошные царские дворцы, приобретая острова в океанах… А вы, те кто действительно заработал и произвел все эти богатства не получили ничего. Разве это справедливо?!

Но теперь все будет иначе. Я вижу недоверие в ваших глазах… Напрасно. Есть отличный пример того, как может быстро улучшиться благосостояние людей и до неузнаваемости измениться любое поселение, превратившись из сборища халуп в прекрасные ультрасовременные города.

Все сейчас знают наш город Харбин, как великолепный мегаполис, но старшее поколение еще, быть может, помнит, что каких-то семьдесят лет назад это был небольшой зачуханный городок, наподобие вашего, такой же нищий и облезлый. За двадцать лет, благодаря новой экономической политике китайского правительства, он превратился в то, что мы знаем – экономический центр региона. И так произошло с десятками городов и тысячами деревень. Они расцвели, подобно лотосам… Так будет и с вашими городами и деревнями, когда мы станем единым государством.

Но для того, чтобы так случилось, нужна и ваша помощь. Помогите не нам – себе. Все, кто хочет процветания своей земле, не хочет чтобы она выгорела в огне ядерных взрывов русских атомных бомб, приходите к нам и записывайтесь в органы самоуправления и отряды полиции. Помните, каждый кузнец собственного счастья.

Будьте уверены, война не продлится долго и закончится бесспорной победой могучей и непобедимой китайской армии, несмотря на применение русскими ядерных бомб, и, как хочу заметить, на ваших землях. Землях малых народов, наших и ваших братьев по крови.

И, как вы сами должны понимать, применение столь мощного и запрещенного всеми конвенциями оружия, есть жест крайнего отчаяния. Русские сами понимают, что проиграли и им уже плевать на то, что огромные участки земли подвергаются радиоактивному заражению, на которых невозможно будет жить. Они будут бомбить и дальше, ведь это уже не их земля, и никогда не была ихней, она ваша.

Когда Уси Нанкин закончил речь, он улыбнулся. Ему понравилось ораторствовать, люди слушали его и, что важно, он чувствовал, многие из них ему поверили и придут, запишутся в отряды и станут помогать. И это неудивительно, ведь он почти не лгал, девяносто процентов, а то и больше, из того, что он сказал – чистая правда и люди знают это.

Так и оказалось, уже к вечеру у здания местной администрации стали собираться желающие внести посильную помощь в воссоединение братских народов в единое государство. Как снова казалось капитану, в этот раз их пришло больше обычного.

Местное население буквально штурмовало административные здания своих поселков и городков, чтобы записаться в отряды и органы местного самоуправления и тем самым доказать свою лояльность новым властям.

Конечно, он осознавал, что многие из них отнеслись к его речи скептически и пришли лишь потому, что нет другого выбора, прежняя власть уже не вернется, ведь победить китайскую армию невозможно, а значит нужно подстраховаться и начать сотрудничество. Но это уже не важно. Все, кто пришел, по каким бы мотивам он это ни сделал, будут "повязаны", психологически обработаны и никуда не денутся.

Ему пришлось выступить еще пару раз, пока не выздоровел штатный оратор. После этого капитан занимался контролем различных мероприятий и бумажной работой.

Секретарь-лейтенант, увидев капитана кивнул, показывая, что можно проходить сразу, но Уси все же постучал в дверь.

— Разрешите войти, товарищ генерал?

— Проходите, капитан. Садитесь…

— Благодарю вас.

Уси Нанкин сел напротив генерала и принялся ждать.

— Вы уже слышали о взрыве под Бабушкино?

— Так точно, товарищ генерал, — кивнул Уси.

Об этой катастрофе слышали все. Из-за чего на станциях происходит запредельное накопление войск, ведь обходных линий на данном участке нет и нужно ждать, пока пленные не проложат линию железной дороги.

— Те, кто это сделал, высадились в нашей зоне ответственности, где-то в районе мыса Облом… Я приказал поймать диверсантов местными силами, но аборигены облажались. Я просил дать мне наших парней, чтобы поймать этих русских, но командование считает, что они уже не опасны, бомба у них была только одна, но, тем не менее, требует, чтобы мы их поймали своими силами в кратчайшие сроки с минимальными затратами. Сам понимаешь, все спецподразделения нужны в другом месте…

Уси понятливо кивнул. Все спецподразделения забрасываются дальше на запад, чтобы помешать русским заминировать все сколько-нибудь пригодные для переброски войск своим ходом пути в прифронтовых районах.

— После некоторого размышления, я поручил организацию поимки этих диверсантов тебе. Ты знаешь этих русских как никто другой в моем штабе, тебе и карты в руки. Второй катастрофы сродни той, что потерпели в Казахстане, допустить нельзя.

— Благодарю за доверие, товарищ генерал, — с улыбкой и легким поклоном поблагодарил Нанкин, хотя от этой чести он предпочел бы отказаться.

Ну как поймать несколько человек в этих бескрайних горах? Ведь это же надо организовывать настоящую сеть поисковых групп из местных сил, что не очень-то эффективно. Да и стоит ли овчинка выделки?

— Найди их, живыми или мертвыми. В случае успеха ты получишь достойную награду.

— Еще раз благодарю. Можете не сомневаться, что я приложу все свои силы и знания для выполнения задания.

— Очень на это надеюсь. А то мне очень не хочется терять еще одного толкового офицера, отправив его в строевые части.

"Так вот куда и из-за чего пропал Тайян", — понял Уси Нанкин.

Не то чтобы капитан Тайян был его другом, но повторить его судьбу не хотелось.

— Я вас не подведу, товарищ генерал.

Генерал Бао кивнул.

— До вечера подготовьте план оперативных действий и покажите мне.

— Слушаюсь.

— Свободны, капитан.

Капитан Нанкин встал, отдал честь и покинул кабинет начальника, мысленно ругаясь на чем свет стоит. Теперь его судьба зависит от того, как быстро он поймает и поймает ли вообще этих диверсантов, уничтоживших крупную группировку войск под Бабушкино.

Нанкин заперся в своем кабинете вместе с лейтенантом Хонгом, склонившись вместе с ним над подробной картой.

— Давай думать, как поймать этих диверсантов в кратчайшие сроки. Вот здесь они высадились, вот тут перебили полицаев. Куда они движутся, каким маршрутом…

— На север, конечно. Юг весь наш.

— Верно. В поселения они вряд ли сунутся, помощи им там ждать не приходится, по крайней мере, это для них слишком рискованно…

— Да, они пойдут по самым трудным участкам, — согласился Хонг. — Вот по этим скалам, по самым густым лесам.

— Согласен. Их и нужно перекрывать нашими сетями.

— Сил-то хватит?

— Генерал, сдается мне, даст карт-бланш. Я могу затребовать все необходимое, в разумных пределах конечно, но эти пределы сдается мне будут весьма обширны.

Лейтенант понятливо хмыкнул.

— В конце концов, от того как быстро мы их поймаем, зависит и его судьба тоже. Ну, если и не судьба в целом, то скорость дальнейшего карьерного роста точно. Вряд ли он захочет пожертвовать им, зажав пару сотен человек из местных и некоторое количество техники.

— Тогда мы действительно можем рассчитывать на многое.

— Вот и давай подумаем, как это все грамотно распределить на местности, так, чтобы из этой сети наши диверсанты не выскочили. А они уже показали, что могут проскользнуть даже в самую узкую щель, при этом хорошо дав в морду.

Через несколько часов план был готов и Нанкин отнес его генералу на рассмотрение и подпись.

Генерал Бао, действительно подмахнул план, почти не вникая в его суть, тем самым действительно давая капитану Нанкину карт-бланш на самые смелые и масштабные действия, сказав напоследок, что поймать диверсантов дело чести.

Уже на следующий день сеть начала разворачиваться в прибайкальских горах. Вертолеты без передышки перевозили десятки небольших отрядов по десять-пятнадцать человек, забрасывая их в леса и горы на пути предполагаемого движения диверсантов.

Теперь оставалось только ждать. Рано или поздно, диверсанты должны либо столкнуться с поисковыми отрядами, либо поисковые отряды возьмут их след и тогда русских возьмут в плотное кольцо, из которого уже не вырваться.


* * * | В тылу врага | * * *



Loading...