home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

И началось. Партизаны под командованием Куликова развили бурную деятельность. Потеряв гражданских, они тем самым потеряли центр притяжения, что сковывал их действия, заставляя куда-то постоянно возвращаться. Теперь отряду никого не требовалось охранять и куда-то вести, они стали свободными как ветер в поле и мотались из стороны в сторону скорым маршем. Отследить их передвижения и как-то обнаружить, чтобы уничтожить стало практически невозможно, ведь они действовали совсем маленьким отрядом.

Что касается деятельности то тут партизанам сильно повезло в первом же налете на Новый Уоян. Ну кто мог предполагать что им так сильно подфартит? В разгромленном полицейском отделении, они помимо всего прочего, что им требовалось для успешной партизанской деятельности, обнаружили целых два ящика с тротилом и простейшими запальными детонаторами. Это ли не удача?!

Подобный подарок судьбы определил тактику первых недель партизанского отряда. Разделившись на четыре группы по десять человек, став еще более незаметными и скорыми в передвижении, они принялись взрывать железнодорожные пути. На северном участке между Улюнханом и Северобайкальском. На западном участке между тем же Улюнханом и Баргузином. На востоке между Багдарином и Романовкой. На юге между Первомаевкой и той же Романовкой, совершая рейд отдельной группой еще южнее к Петропавловску-Забайкальску.

Постоянными диверсиями партизаны на две недели буквально застопорили всякое движение на северном направлении, а южные ветки от перегрузок застопорились сами собой, не выдерживая возросшей нагрузки на железнодорожное полотно.

Когда закончился тротил, пришлось вернуться к первоначальному плану – ночным нападениям на посты полицаев стоящих на выездах-въездах в крупные населенные пункты. Обстрелы небольших колонн полицаев то тут, то там. Эти же нападения позволяли пополнять запасы вооружения и боеприпасов. Оружие складировалось в схронах. В конце концов, они не собирались до конца действовать малой группой, так действительно никаких физических сил не хватит, да и много не свершить. Отряд нужно расширять. И они его расширяли, время от времени совершая дерзкие нападения на концлагеря.

Освобожденным сразу говорилась цель их освобождения и кто не хотел в отряд, могли гулять на все четыре стороны. На этот раз цели у отряда были другие – вести вооруженную борьбу с захватчиками и никто связываться с гражданскими, чтобы снова уводить их куда-то в безопасное место не собирался. Жестоко? Возможно, но это война и у нее другая мораль.

Отряд рос до сотен человек, разбивался на несколько групп, действовавших самостоятельно в самых разных районах Забайкалья. Но без потерь, понятное дело, не обходилось. Китайцы и полицаи выслеживали и уничтожали неопытные отряды. Такова правда жизни на войне и от нее никуда не деться. Но процесс не останавливался и отряд снова рос, продолжая делиться точно амеба, продолжая свою вредоносную деятельность, набираясь опыта и сил.

Все-таки с взрывчаткой необходимой для этой деятельности – развернутой рельсовой войны, на захваченных постах, отделениях полицаев, разбитых конвоях было туго, но им нашли достойную замену – ломы и гаечные ключи.

Вы только представьте, что могут сделать с железнодорожным полотном несколько десятков человек с ломами и гаечными ключами всего за несколько минут. Десятки метров полотна разбирались в один момент. А теперь представьте, что такая вредительская деятельность творилась сразу на нескольких участках дороги, и более того на разных линиях и становится понятен масштаб диверсионной работы, которая по определению не могла не сказаться на регулярности перевозок противником своих войск, техники, боеприпасов, материального обеспечения и продовольствия. А это, в свою очередь негативно сказывалось на линии фронта, задержками снабжения, отправкой дополнительных войск для участия в боевых действиях.

Именно этого и добивались партизаны своими действиями, прекрасно понимая, что сами они лично уничтожить сколько-нибудь серьезное количество войск противника не в состоянии. Но каких потерь могут стоить врагу задержки с поставками ресурсов для ведения войны, на линии фронта, они догадывались.

Ведь если куда-то не подошло достаточное количество войск, техники, топлива или боеприпасов к этой технике, то это ведь стопроцентный срыв какого-нибудь наступления или ослабления обороны на каком-либо участке фронта.

А линия фронта весьма и весьма велика – многие сотни километров в длину и многие десятки километров в глубину, и ресурсов, чтобы ее взломать, а тем более, сдвинуть хотя бы на километр-другой и закрепиться, нужна тьма-тьмущая, и любой сбой, недостаток хотя бы какого-то одного его компонента мешал этому.

По крайней мере партизаны очень хотели верить что это действительно так.


* * * | В тылу врага | * * *



Loading...