home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Едва наручные часы начали вибрировать, Куликов открыл глаза. Чертыхнувшись, Вадим отключил будильник и быстро стал готовиться к заступлению на дежурство. Вместе с ним протирая кулаками глаза, встало четверо его бойцов "наказанных" вместе со своим командиром, хотя все понимали, что кому-то все равно пришлось бы нести эту тяжелую утреннюю смену. Молча собравшись, они также не обронив ни слова разошлись в разные стороны к секретам.

— Стой, кто идет?! — послышался глухой вскрик часового.

— Гоблин…

— Димон, ты?

— Нет блин, злой китаец. Конечно я, кто еще тебя должен сменять?

Авдеев отдал Вадиму прибор ночного видения и похлопав его по плечу, держись мол, отправился в лагерь спать.

Куликов, надев очки, почувствовал, как его пробила дрожь. Нет, не от холода, хотя примораживало еще будь здоров, хоть и весна времен глобального потепления, а от того, что он собирался сейчас сделать, то есть банально дезертировать.

Оглядевшись по сторонам, Вадим убедился что все чисто. Злых китайцев поблизости нет, еще более злого старшего сержанта тоже. Он еще раз невольно произвел нехитрые подсчеты времени. Если все пойдет нормально, то у него с этой минуты как минимум полтора часа, именно столько времени осталось до побудки. Впрочем, часовые стоят еще полчаса, пока лагерь свернется и не приготовится к движению. Значит в лучшем случае у него два часа, пока его не хватятся. Но лучше рассчитывать на минимум – один час. Этого времени тоже должно хватить. За час при хорошем темпе движения он уйдет километров на десять, а то и все пятнадцать. Ищи его потом свищи.

Другое дело, что в любой момент, по своим делам (сходить по маленькому), могут проснуться как лейтенант, так и старший сержант. А они, как это уже случалось не раз, в порыве служебного рвения могут обойти секреты, чтобы проверить, не спят ли бойцы на постах. И тем кто спят зарядить свечой в одно место, чтобы не спалось.

— Будем надеяться, что они уже просыпались, и делали не только физиологические дела, но и служебные, и ради меня любимого никто себе специально сон портить не станет, хотя зная старшего сержанта, можно предположить и такой вариант… — сказал себе Вадим и еще раз осмотревшись, стал осторожно выбираться из секрета.

Больше он уже ждать не мог, потому, как лучшего случая не представится, просто потому очень скоро их всех убьют при очередной попытке диверсии.

Куликов пробрался через минную сеть, он знал где находятся все растяжки. Часовым показывают их, так как боец должен знать свою территорию и где что может произойти в случае чего.

— Ауфидерзеен, камрады, счастливо оставаться, — усмехнулся Вадим, в последний раз оглянувшись в сторону лагеря, разве что ручкой не помахал и побежал прочь.

Бежал с максимальной скоростью, какую только мог развить на пересеченной местности в темноту пользуясь ночником, что не столько помогало, сколько мешало, потому как нарушало привычную фокусировку взгляда, но и без него совсем никак. Теперь он просто не мог поскользнуться на каком-нибудь неверном камешке и подвернуть ногу, о чем он в свое время так долго мечтал.

Вадим решил двигаться через южное направление, чтобы запутать следы на тот случай если его будут искать свои, чтобы покарать по закону военного времени. Ведь все решат, что он рванул прямиком на север, к Дырестую. Ведь это единственное достаточно близкое селение, которое, в то же время достаточно отстранено от железной дороги и одновременно находится на хорошо развитой автомобильной трассе.

Через некоторое время ему стало не по себе. Совершенно иррациональный страх. Вадим Куликов являлся до мозга и костей городским жителем и темный лес, где он остался один, стал давить на него. Начали мерещиться какие-то тени, прибор ночного видения этому весьма способствовал. Это немного пугало, раньше с ним ничего подобного не происходило. Но раньше он всегда был с другими людьми, а в куче не страшно.

"Интересно, а медведи уже вылезли из своих берлог или еще нет? — подумал он, когда зрение вновь сыграло с ним шутку, и он вновь увидел какую-то неясную тень. — И впадали ли они вообще в спячку?"

С медведем встречаться не хотелось. Из отрывочных данных что он обладал почерпнув их из телевизора, выходило что с каждым годом все больше шатунов не смогших заснуть из-за высоких температур так и гуляют по лесам всю зиму, нападая на охотников и даже забираясь в деревни убивая собак и скот.

Конечно, опасаться медведя как такового смысла нет, он нашпигует косолапого семечками из АК калибром 5,45, но, тем самым выдаст свое местоположение, а этого как раз допустить нельзя.

— Надо передохнуть…

Вадим снял прибор ночного видения и потер глаза. Они сильно устали, тут же появились разноцветные круги. Все-таки долго ночником пользоваться не рекомендовалось.

— Ничего, скоро начнется рассвет, станет полегче…

Вадим отдышался, попил немного воды и снова стал надевать ночник.

"Не может быть! Медведь!" – мысленно воскликнул он, стоило только включить прибор, и тут же присел.

Что-то в этом медведе было неправильно. Но вот что именно?

"Да он же на двух ногах идет!" – с удивлением осознал Вадим.

А когда он увидел вслед за первым медведем второго, стало ясно что никакие это не медведи, а самые что ни на есть обыкновенные люди с тяжелыми рюкзаками за спиной, укрытые хламидами маскхалатов и оттого казавшиеся массивными, как раз как отощавшие после зимы мишки.

— Авангард… Но кто? Другая группа наших? Или… китайцы?

Понять это в абсолютной темноте не представлялось возможным. Оставалось только тихонько сидеть, чтобы не раскрыться и наблюдать за троицей.

Только несколько мгновений спустя он понял, что раз есть авангард, значит у основного ядра отряда вполне возможно есть и фланговое охранение. Это заставило его испуганно вжаться в землю и тщательнейшими образом осмотреться по сторонам.

Вслед за авангардом тем временем появился основной отряд состоявший из двадцати человек. Он в абсолютной тишине, но довольно уверенно двигался в сторону… лагеря.

"Ч-черт…" – мысленно сплюнул Куликов.

Он уже давно догадался что это китайцы. По их оснащению и избыточному для диверсионного отряда десантников количеству.

Вадим разрывался между двумя желаниями: продолжить начатое и идти дальше своим путем, плюнув на все с высокой колокольни, или как-то предупредить ничего не подозревающих… товарищей по оружию.

"Блин… второй раз уже…" – обреченно вздохнул Куликов.

Не по-пацански это бросать своих. А значит их нужно предупредить…

"Ну почему мне так не везет?!! — вскричал он в мыслях. — Все время мне что-то или кто-то мешает! Это несправедливо!"

Наконец прошли арьергардные. Куликов последовал за китайцами.

Сначала он хотел по хорошей дуге бегом добежать до лагеря и поднять людей, но потом понял, что не получится. Во-первых, встанет вопрос, а откуда он собственно говоря узнал что к ним движется противник?

Во сне увидел?

Придется рассказывать, что он решил дезертировать. Ему это надо?

Во-вторых существовала слишком большая опасность нарваться или просто быть засеченным одной из фланговых групп охранения. Вот ему и оставалось тащиться следом за противником выжидая подходящий момент.

На востоке начало светать, совсем чуть-чуть, собственно говоря лишь намек на рассвет. Прошел уже час с того момента как Вадим решился на побег. Лагерь лежал впереди в десяти минутах неспешного хода. Китайцы двигались осторожно.

Арьергард догнал основную группу и воссоединился с ней. Подошли фланговые. После воссоединения всего отряда неизвестные остановились и сняли с себя рюкзаки. Теперь на сто процентов, без какой либо вероятности ошибки стало ясно что это китайцы. Они готовились к бою, загружаясь боеприпасами из наспинных ранцев.

Руки чесались выстрелить в сгрудившегося врага и в то же время превратились в какие-то резиновые изделия. Он понимал, что первая же очередь станет для него последней. Это не тот бой против пяти китайцев там в ущелье Казахстана, тут их несколько десятков. Они еще слишком далеко и не сможет продержаться так долго до подхода подмоги.

Не прошло и минуты как противник выстроился полукругом и стал получать вводные от командира подразделения, распределяющего между мелкими группами их позиции и задачи.

Еще минута и китайцы стали быстро разбредаться по местности группами по пять-шесть человек, явно для того чтобы окружить лагерь со всех сторон и перекрестным огнем не дать ни единого шанса десантникам на спасение.

Все исчезли из поля зрения. Рюкзаки остались без присмотра. Каждый боец на счету, так что не до охранения. Кое-как набравшись смелости, Вадим спустился к ним и только хотел посмотреть что там, как тут же отдернул руку. А ну как какая хитрая ловушка стоит и стоит коснуться рюкзака – все тут же рванет?

— Нет, так они себя выдадут. Ведь содержимым могло поинтересоваться какое-нибудь животное, тот же медведь-шатун.

И глубоко вздохнув, Вадим открыл один из рюкзаков. Ничего не произошло. Торопливо порывшись в боеприпасах и продовольствии противника, Куликов взял несколько гранат. Были еще какие-то трубки похожие на осветительные, сигнальные или просто дымовые шашки, но надписи на китайском и понять, что это в действительности невозможно, курс изучения китайских иероглифов тут ему ничем не помог.

Куликов подложил под несколько рюкзаков гранаты, чтобы китайцы по возвращении получили добавку к основному блюду.

Один рюкзак Вадим оттащил подальше, чтобы при взрыве не детонировало все и его самого не задело осколками, потому как он чувствовал, что не успевает как-то вмешаться и решил таким образом подать сигнал своим. В этот момент от рюкзака что-то отделилось и разложилось точно строительная сегментная линейка, какие-то трубки с ремешками. Как раз две для ног и пара для рук.

Что это такое, выяснять действительно уже не было времени, китайцы вот-вот выйдут на лагерь, а потому бросил одну гранату в отдел для боеприпасов и побежал прочь сломя голову.

За спиной гулко рвануло, и эхо разнесло взрыв среди гор.


* * * | В тылу врага | * * *



Loading...