home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Долго отдыхать вернувшимся с задания солдатам и партизанам не дали. Китайцы рвались к городу и на линии фронта требовались все новые и новые солдаты, чтобы их остановить. Всех вернувшихся включили в состав Двадцать первой бригады ВДВ, также изрядно поредевшей еще во время боя на линии Бородино и продолжавшей нести потери на передовой под Красноярском.

Их, можно сказать, еще пощадили, поставив под Дивногорском, охранять подступы к ГЭС. Здесь высились крутые обрывистые горы и большие массы войск противника пройти не могли просто физически, а значит никаких, сколько-нибудь масштабных боев не предвиделось, как те, что разгорались каждый день к северу от Красноярска, где горы значительно теряли в высоте и крутизне.

Но и это стопятидесятикилометровое "горлышко" надежно держали, успев создать на участке многоэшелонированную линию обороны, хоть и потери защитников там были значительные. А китайцы рвались на запад, не считаясь со своими потерями. Набили их там порядочно, ведь в каждой атаке на высоту они теряли по нескольку сотен человек. А если посчитать, сколько они теряли при штурмах по всей длине фронта, то цифры становились совсем уж впечатляющими.

Им дали нового лейтенанта, старшинам, а их всех повысили до старшин, дали по отделению резервистов и служба стала возвращаться в привычную окопную колею.

— Непривычно даже как-то, — пробурчал Белый, когда они пользуясь привилегированным положением старших по званию и просто героев привычно собрались в бетонированном доте поиграть в карты – единственное доступное развлечение, с помощью которого они просто убивали время.

— Чего именно? — не понял Бардов, знаком прося еще одну карту.

— Да вот так вот сидеть и ждать… у моря погоды. Раньше-то носились как угорелые. День на одном месте просидеть, уже счастье. А тут уже вторую неделю на заднице отсиживаетм.

— Да мы и раньше бывало на неделю застывали…

— Все равно не то. Знали ведь, что в любой момент сдернуть могли и новый марш-бросок до новой цели с проведением диверсии. А тут стационарно… и муторно как-то. Раньше ведь от любой опасности убегали, а тут сознательно ее на месте ждем. И чует моя жопа, дождемся…

Куликов вдруг осознал, что к нему вернулись старые мысли о том чтобы свалить из армии куда подальше. Он даже удивился осознанию того, как долго они его уже не посещали… Но эта тишина и неподвижность, что так раздражали Алексея Белого и других действовали угнетающе и на него тоже. Видимо бездействие стало для них своеобразным синонимом смерти.

Вадим вообще-то надеялся, что их как героев, поберегут, а то и вовсе отправят куда-нибудь вглубь страны, желательно за Урал, на переформирование или еще чего, а им даже отпуска не дали.

Ведь отпуск-то могли дать?! Хоть небольшой. Чтобы просто прийти в себя, после того что с ними произошло. Или командование посчитало что время, проведенное в карантине вполне достаточно для отдыха?

Но все же, почему? Чтобы лишнее не болтали? Очень даже может быть. Не говоря уже о том, что Вадим приложил бы все силы, чтобы этот отпуск стал бессрочным. Но вот незадача, не сложилось. А с передовой не сдернешь…

Хотя с другой стороны, чего еще желать? Место спокойное, все основные бои на севере. Глупо ждать прорыва противника в данном направлении. Может командование эти посиделки приравняло к отпуску? Да и спокойное ли место это?

— Лех, как тут вообще, тихо? — спросил Куликов. — У тебя пара из бывалых в отделении. Что говорят? Или не спрашивал?

— Спрашивал. Тихо. Ставлю еще три, — бросил Алексей три цилиндра сигареток.

— Пас… — бросил карты Авдеев.

Остальные добавили по три сигаретки.

— Мои говорят, китайцы за пару недель до нашего прибытия пытались провести разведку боем, — продолжил Белый, — но им живо утерли нос. Вскрываемся?

— Давай…

Товарищи разложили карты.

— Блин… — разочарованно выдохнул Бардов с двадцатью очками. — Так и знал что у тебя двадцать одно…

Вадим кивнул и забрал все сигаретки себе.

— Еще?

— Давай, — согласились хором сослуживцы.

Куликов стал тасовать карты, спрашивая:

— И что, жаркий бой был?

— Да не особо. Человек тридцать положили, они и отступили…

— Прощупывают значит…

— Чего задумался-то, Демон? Карты сдавай… — хлопнул его по плечу Бардов.

Вадим опомнился, оказывается он словно застыл и поспешно стал раздавать карты.

— Че-то ты не в себе, — продолжал Юрий. — Что не так? Что тебя взволновало?

— Да я и сам не знаю… просто что-то неправильное почудилось.

— В чем.

— Хотел бы я знать, — вздохнул Вадим.

— Все нормально. Китайцы все направления прощупывают, не только наше подверглось атаке. Вон у соседей под Овсянкой тоже почти тыща прорывалась. Через заповедник этот Столбы, тоже…

— Тоже тысяча?

— Около того, — кивнул Бардов.

— А через нас? — спросил Вадим обратившись к Белому.

— Не знаю… я подробно не спрашивал…

— Порядка роты, может даже две, тут больше не пройти, — сказал Авдеев.

— Ясно. Нашим визави только дали прикурить и они сразу отошли… А как у наших соседей с накалом боя было?

— В смысле?

— Ну, тоже как здесь, стоило только им врезать. как они побежали, или же столкновение было более ожесточенным?

— Не знаю… Ты это вообще к чему клонишь, Демон?

Куликов только пожал плечами. Он и сам не знал ответа на этот вопрос. Просто было неприятное ощущение и на этом все. Он не считал себя провидцем, но тут что-то такое почувствовал.

— Да и зачем им сюда вообще ломиться. Тут же действительно много не пройдет для создания реального ударного кулака. А те, что пройдут, станут легкой мишенью из-за большой скученности.

— Кто знает, что на уме у этих китайцев? И малые подразделения способны на большие дела, вспомни хотя бы нас…

— Думаешь, тоже бомбу могут подкинуть?

Куликов снова пожал плечами, как бы между прочим, буркнув:

— ГЭС все-таки.

— Это да, — согласился Белый. — Если они рванут плотину, когда это будет нужно им, то нашу оборону всю сметет… как в сортире.

— Ладно, не будем об этом, — закруглил разговор Бардов. — Кто-нибудь слышал о Коржакове?

Коржаков действительно куда-то пропал.

Вадим невольно вспомнил, как он раньше мечтал чтобы Коржаков куда-нибудь исчез и больше не появлялся, не мешая жить своими наставлениями и придирками. И вот он исчез. Но сейчас Вадим предпочел бы чтобы он был с ними. Спокойнее.

— Я слышал, что его в спецотряд взяли, — сказал Белый. — А вот что, без понятия. Секретно.

— Ну дык ясен пень, секретно, — хохотнул Бардов. — Наверное, за линией фронта диверсанит…

— Или в Забайкалье вернулся с той же целью, — предположил Авдеев и остальные согласно кивнули.

Ну не могло командование оставить без внимания данное направление. Слишком уж много неприятностей доставляли диверсии в Забайкалье китайцам. Как тут удержаться от соблазна повторить успех диверсионной войны, если не при помощи партизан, так при деятельности спецподразделений.

— Нас тогда почему под это дело не зарядили? — удивился Бардов. — У нас же опыта, как ни крути все больше будет, чем у вновь создаваемых групп.

— Кто тебе сказал что больше? — усмехнулся Авдеев. — Мы десантники-недоучки, которых забросили только потому, что на тот момент у командования под рукой ничего более достойного не оказалось. Но, по сути, мы были и остаемся любителями, действовавшими по наитию. А там теперь наверняка спецназ работает, специально обученный… краповые береты, спецназ ВВ и десанты такие, что мы им со всем своим полученным практическим опытом в подметки не годимся.

— Ну да, может и так… Хотя, почему они раньше их не заслали?

— А кто тебе сказал, что не засылали? — в свою очередь хмыкнул Белый. — Я лично более чем уверен, что засылали и действовали они независимо от нас, но под нашим прикрытием.

— То есть китайцы думали, что это мы шелудим, а на самом деле…

— Вот именно.

— Все-таки я удивляюсь, что мы так долго продержались, без особого-то опыта, даже с учетом Коржакова, — покачал головой Бардов.

— А это как раз легко объясняется, — сказал Белый. — Действия профессионалов можно предсказать, а мир полон любителей. Вот китайцы и не могли нас – любителей вычислить.

— Тогда по твоей логике у спецов нет никаких шансов, — невесело хмыкнул Юрий.

— Типун тебе…

— Говорят, история развивается по спирали… и какие-то события повторяются практически один к одному. Слышали такую бурду? — неожиданно открыл странную тему Авдеев, сдавая карты для новой партии.

— Ну да, слышал, — согласно кивнул Белый, пасуя. — Только ты это к чему завел?

— К тому, что все это полная фигня.

— То есть? — спросил уже Бардов, делая очередную ставку.

— К тому, что сто лет назад в сорок третьем году во время Второй Мировой наши войска уже, помнится, перешли в наступление…

— Да… с этим у нас плохо, — согласился Бардов. — Нам не то, что наступление, нам бы на месте удержаться…

— То-то и оно… стоим на месте… А стоя на месте в обороне, войну не выиграть.

Затянулся разговор о шансах, но поскольку никто не видел никаких шансов на победу в войне с таким численно и технически превосходящим врагом, настроение у всех окончательно испортилось.

Старшины сыграли еще партию, Вадим дальше играл без настроения и может из-за этого проиграл, после чего стали расходиться по своим отделениям. Время уже позднее, а работы по укреплению позиций еще много, потому как нет предела совершенству, ну и людей надо все время чем-то занимать чтобы не бездельничали и не думали, тем более не болтали между собой о всяких глупостях пораженческого толка, как они сами сейчас например.


* * * | В тылу врага | * * *



Loading...