home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 12

Рассеянное скопление М50 в созвездии Единорог.

Звезда VG-832 Monc. Тортуга.

Год 3285-й по земному летоисчислению.


Дон Кастелобату мог быть доволен. Давно уже дела на Тортуге не шли столь хорошо, прибыль за последнее десятилетие превысила совокупный показатель за три предыдущих. И, хотя основная причина заключалась в удачно сложившихся обстоятельствах и неплохой конъюнктуре рынка, все же не последнюю роль тут сыграли грамотные действия самого дона Кастелобату. Никто не рискнул бы умалять его заслуг – и потому, что дон Кастелобату в самом деле был неплохим менеджером, и потому, что те, кого дон счел недостаточно почтительным, могли запросто прогуляться в космос без скафандра. Нет, разумеется, дон Кастелобату был хорошим католиком, вот только его кротость была далека от голубиной.

Будучи председателем Совета Четырех уже пятый срок подряд, на фоне нынешнего бума и стремительного роста благосостояния всех заинтересованных лиц, дон Кастелобату уже стал подумывать над тем, чтобы начать объединение кланов. Под своим главенством, разумеется. Надо сказать, такие попытки предпринимались и ранее, в разное время и разными людьми. Кончались они, правда, всегда одинаково, при этом различались лишь меры убеждения – выстрел в голову, бомба во флаере, шальной снаряд в бронированный транспорт… Вариантов было много, благо среди членов мафиозных кланов, хозяйничающих на Тортуге, хватало и светлых голов, и умельцев на все руки. Вариантов много – результат один… Нельзя сказать, что дон Кастелобату не боялся, бесстрашие – удел дураков, а умные боятся и потому стараются предусмотреть возможные случайности. Да и момент был очень уж удачным – клан Кастелобату был сейчас на пике своей мощи, а остальные медленно, но верно теряли позиции. Плюс, благодаря его умелой политике, Тортуга фактически была защищена от враждебных действий со стороны ближайших соседей – интересы слишком многих задела бы такая акция, причем как внутри страны-агрессора, так и в ее финансовых кругах. Дон Кастелобату, когда хотел, умел глубоко запускать свои цепкие пальчики. Ему по-прежнему шли стабильные поставки литийсодержащей руды от верных «семье» людей. Привозились крепкие темнокожие рабы малазийцы из звездного скопления М46. Более точные координаты их государства он даже не знал, незачем было. Главное, чтобы рабы поставлялись вовремя и по первому требованию, а прочее его не волновало. В последнее время начался приток отличных турельных комплексов, напрямую со складов длительного хранения ВКС Скандинаво-Германской республики. Оружие у немцев всегда было если не отменным, то надежным точно. И даже родные сицилийцы подкинули несколько партий новейших девайсов – чудо-скафандров, позволяющих пилотам летать необычайно маневренно, а уж попадать в цели!.. Тут вообще результаты были выше всяких похвал!

Правда, в последнее время немного портила настроение возросшая активность Империи на границах, соседствующих с ними государств, но это напрямую его не касалось. До сего времени.

Мысли сами собой перетекли на недавние события. Эти чертовы имперцы сорвали один из весьма перспективных проектов, в которые дон Кастелобату, вложил неплохие деньги. Из соображений секретности экспериментальные лаборатории были расположены не здесь, на Тортуге, а в стороне, в мертвой системе, у узкоглазых. И все шло, как надо, еще немного, и можно было бы запускать опытное производство, как вдруг связь пропала. Он, разумеется, отреагировал так, как следовало по договору с заказчиком – как только прошел контрольный срок, в систему послали корабль-разведчик с доверенными людьми на борту. И что они там обнаружили?! Система буквально кишила имперцами. Не меньше трех крейсеров, дюжина эсминцев, научные корабли… И, вдобавок, целых три фрегата локационной разведки. Хорошо еще, что разведчик был хорошо оборудован, имел мощную систему маскировки и успел сделать ноги до того, как на него обратили внимание.

А потом дон Кастелобату получил сообщение от одного из своих агентов, его по цепочке передали с какой-то окраинной планеты Конфедерации, где некий мелкий контрабандист Розеро, залетевший сюда заправить корабль, вышел на связь с клиентом и сообщил, что задерживается. Ерунда, бывает, если бы не причина задержки – именно она и привлекла внимание агента-аналитика, к которому подобные сообщения ежедневно стекались сотнями. Это позволяло отслеживать ситуацию на рынках и, соответственно, более оперативно реагировать на изменения. Так вот, если верить контрабандисту, получалось, что он был в системе именно в тот момент, когда там появились имперцы, причем заявился туда сразу ни больше, ни меньше линкор. Вот и гадай теперь, то ли он случайно туда залетел, то ли имперцы что-то пронюхали. Сведения о произошедшем, а так же сообщение от контрабандиста дон Кастелобату, как уговорились, передал заказчику. Тот в свою очередь просил больше не беспокоиться, он разберется со всем сам и… и больше не выходить с ним на связь. Когда надо будет, люди заказчика появятся.

Мотнув головой, Кастелобату отогнал от себя мрачные мысли. Ерунда. Даже если проект накроется, ничего страшного в этом нет – деньги вложены не настолько большие, чтобы хвататься за голову, и напрямую с Тортугой и с ним лично никто ничего связать не сумеет. В таких проектах дон Кастелобату участвовал не первый раз, и несколько даже сам начинал, и если один из трех-четырех приносил ожидаемую прибыль, это было уже хорошо. Даже одного удачного начинания обычно хватало чтобы окупить затраты на все остальные. Главное идти в ногу со временем и не скупиться на инновации. Именно такая политика, в отличие от закостеневших в традициях конкурентов, и делала Кастелобату первым среди равных.

Вздохнув, то ли устало, то ли довольно, некоронованный король мафии с удовольствием начал рассматривать причалы, на которые из его резиденции открывалась великолепная панорама. Больше двухсот кораблей, были пришвартованны к ним, и еще не меньше десятка дрейфовали в космосе, дожидаясь своей очереди. Дон Кастелобату еще помнил времена, когда столько кораблей приходило сюда за год. И те, которые были тогда, не шли ни в какое сравнение с нынешними. В те времена сюда швартовались мелкие пиратские кораблики с ничтожной добычей. Сейчас они, разумеется, тоже были, но большая часть прибывших – это все же представители вполне респектабельных фирм. Бизнес набирал обороты и становился все более привлекательным для них, а это, в свою очередь, открывало перед кланами новые возможности. Более того, сюда начали стягиваться туристы, в основном, любители острых ощущений. Сейчас здесь были пришвартованы сразу три частных яхты, принадлежащие таким вот любителям экзотики. Пока немного, но, как говорят в Империи, лиха беда начало. Словом, можно было гордиться собой.

Пискнул сигнал – секретарь, чтоб его… Дон Кастелобату тут же щелкнул клавишей, разрешая войти – он всегда отвечал быстро, и так же быстро принимал решения, привычка, оставшаяся еще с тех времен, когда он был еще не доном, а всего-навсего рядовым стрелком в «семье» – реджиме. Обычным парнем с периферийной планеты, которого вознесли наверх хорошая реакция, недюжинный ум и умение быстро и правильно принимать решения. Кое-каким привычкам он с тех пор так и не изменил – и ничуть об этом не жалел.

Бесшумной тенью в кабинет скользнул его личный секретарь – неприметный человечек с субтильной фигурой и лицом канцелярской крысы. На этот образ работали чуть потертый на локтях недорогой пиджак и очки на носу, и мало кто знал, что еще не так давно, каких-нибудь двадцать лет назад, этот хлюпик служил в разведке Конфедерации, был одним из лучших агентов… Увы, судьба играет офицером, и теперь он служит здесь, только вот ни форму, ни хватку не теряет, и до сих пор мало кто может сравниться с ним, что в стрельбе, что в рукопашной схватке.

Положив на стол боссу тонкую папку с пласт-листами, издержку прошлого, традицию, за которую все еще цепляется человечество, секретарь исчез так же бесшумно, как и появился. Дон Кастелобату открыл ее, быстро пролистал… Да, почти ничего нет – канцелярия работает идеально. Уж что-что, а наладить нормальное делопроизводство он сумел, и людей подобрал грамотно, в них он разбирался. И на местах тоже поставил не дуболомов с пистолетами, умеющих только мастерски стрелять и избивать провинившихся, а молодых, но грамотных управленцев, с дипломами престижных колледжей в кармане и льдом в глазах. Такие, чтобы продвинуться, будут идти по головам – но и дело при этом сделают. Главное, чтобы рядом был кто-то, кто сумеет их, случись нужда, осадить, может быть, даже выстрелом промеж глаз. Поэтому все те немногочисленные документы, которые лежали перед ним сейчас, говорили, что все в порядке и волноваться нечего.

Последней лежала текущая сводка. Дон Кастелобату внимательно просмотрел ее – все как обычно. Из системы вышли три корабля, вошли четыре. Три идентифицированы, четвертый пока нет, но он еще далеко, на пределе дальности систем обнаружения. Судя по массе и габаритам, транспортный корабль с набитыми трюмами. Ну, замечательно – еще кто-то решил заняться торговлей, а клиенты никогда не бывают лишними. Благосклонно кивнув собственным мыслям, дон Кастелобату собственноручно сварил кофе и, сев в кресло с чашечкой в руке, зажмурился от удовольствия. Он так и сидел в тот момент, когда с внешних стыковочных узлов «Ретвизана» стартовали первые «Скаты».


Там же. Рассеянное скопление М50 в созвездии Единорог.

Звезда VG-832 Monc. Станция слежения.

Год 3285-й по земному летоисчислению.


– Это что такое?

Дожевывающий бутерброд лейтенант обернулся к оператору:

– Что у тебя, Джозеф?..

– Взгляни сюда, Роджи. Я такого еще не видел.

Лейтенант вздохнул. Смотреть ему не хотелось, даже бутерброд доедать не хотелось. А хотелось ему ширнуться, вот только нельзя. И не до конца смены нельзя, а вообще нельзя – дисциплина в последнее время стала железная. Не успеешь оглянуться, как с должности полетишь, а потом и вовсе на органы отправят. Поэтому лейтенант отложил недоеденный бутерброд и со вздохом склонился над экраном.

– Ну, что у тебя?

– Вот…

Техник щелкнул клавишей, прогоняя запись увиденного в ускоренном темпе. Лейтенант без интереса посмотрел, как объект, вероятнее всего, транспортный корабль, неспешно тормозит, а потом от него вдруг, как солнечные лучи, рвутся в стороны десятки мелких объектов.

– Что за хрень? – пробормотал он, не глядя, щелкая по клавиатуре. Все же он был профессионалом, пусть и с подмоченной репутацией, заставившей когда-то покинуть регулярный флот. – Может, это датчики барахлят… Черт!

– Что? – сунулся под руку Джозеф.

– Общую связь! Живей, живей! Это имперцы, это их «Скаты», я такую засветку ни с чем не спутаю!

Но включить связь Джозеф не успел. Короткая вспышка – и имперский линкор с немыслимого расстояния одним выстрелом разнес станцию контроля пространства в мелкую, добела раскаленную пыль. Эти два человека, составляющие ее гарнизон, стали первыми, но отнюдь не последними жертвами начинающегося сражения.


Там же. Рассеянное скопление М50 в созвездии Единорог.

Звезда VG-832 Monc.

Год 3285-й по земному летоисчислению.


Имперцы привыкли разговаривать с позиции силы, и Демин не собирался отступать от этой хорошей традиции. Подойдя на дистанцию, с которой сканеры пиратов должны были пробить его защиту и получить возможность идентифицировать корабль, он начал действовать. Вообще-то, может быть, и рано, в своих расчетах он опирался на данные по современной аппаратуре Конфедерации, а у пиратов вполне могли оказаться куда более слабые системы обнаружения, но лучше было не рисковать. Именно поэтому, пройдя установленную для себя черту, он отдал команду – и «Скаты» и «Мурены» рванулись с внешней подвески. Пилоты, сидевшие последние двадцать минут в кабинах своих машин, дружно запустили двигатели и понеслись вперед с максимальным ускорением – им надо было успеть занять позиции до того, как начнется большая свалка. В следующий момент сработали пиропатроны, и мощные титановые фермы, отброшенные в стороны, закувыркались в космосе. Почти сразу открылись массивные ворота ангаров, и крыло линкора в полном составе покинуло корабль. Люки закрылись. Все, теперь пришла очередь пушек.

Линкор чуть заметно вздрогнул – двигатели, выходя в боевой режим, выплюнули в космос пучки голубовато-огненной плазмы. Гигантский корабль начал стремительно ускоряться, и минуту спустя его орудия главного калибра уже вели обстрел Тортуги, неожиданно для всех частый и точный. На дистанции, с которой артиллерия противника еле-еле доставала бы до цели, орудия «Ретвизана» могли вести прицельный огонь, чем Демин сейчас и пользовался. И не чувствовал никаких угрызений совести, что может убивать врага, не получая ни снаряда в ответ.

Первый удар имперцы нанесли по станциям контроля пространства. Это была азбука любого боя – ослепить врага, не дать ему вести прицельный огонь и вообще понимать, что творится вокруг. Тем более что станции контроля пространства располагались на периферии охраняемой зоны и были слабо прикрыты. Сейчас эти станции безжалостно расстреливались, и хрупкие колпаки радарных установок и операторских комплексов лопались под ударами имперского оружия, как гнилые орехи. Силовые поля, предназначенные для защиты от метеоров и космического мусора, оказались абсолютно бессильны, когда по ним прошелся огневой вал, и через несколько секунд Тортуга ослепла.

Однако те, кто заправлял в этом оплоте организованной преступности, не были трусами. Трусы не летают на крохотных старых кораблях, не берут на абордаж звездолеты в сотни раз больше их собственных, не исследуют иные системы… Тортуга была местом, где можно было ожидать чего угодно, от резни между экипажами, до налета регулярного флота, и она могла за себя постоять. Тем более, когда перед ними был один-единственный, пускай и очень сильный противник.

Пиратские кланы имели здесь настоящий флот. Пять крейсеров разного возраста и построенные в разных странах, тем не менее, находились в идеальном состоянии, регулярно модернизировались и все еще были вполне адекватными представителями своего класса. Кроме них имелось еще почти три десятка кораблей от корвета до эсминца, и около двухсот драккаров. Плюс корабли пиратов, находящиеся в этот момент на Тортуге. Разумеется, ждать от них той же эффективности, что от основных сил, выучкой и профессионализмом не уступающих регулярному флоту, было смешно, но это тоже была сила, с которой стоило считаться. Кроме того, вокруг Тортуги на дрейфующих параллельно ей астероидах располагалось около десятка фортов, на вооружении каждого из которых было одно-два орудия большого калибра, снятые в свое время со списанных линейных кораблей. Эти орудия, старые, но все еще очень мощные, способны были превратить в фарш практически любого противника. Словом, вооруженные силы Тротуги были способны отразить атаку, а при небольшой удаче и уничтожить, к примеру, одиночный линкор Конфедерации в открытом бою, или отбиться от штурма силами полнокровной эскадры, сидя в обороне. Плюс гарнизон, составляющий почти три тысячи человек… В общем, это был орешек, о который весьма просто обломать зубы.

Не имея точных сведений о том, какие силы ему будут противостоять, Демин вполне логично рассудил, что корабли на базе прохлаждаться не будут, не для того их держат, а расположатсяв разных точках системы, контролируя наиболее опасные с точки зрения появления кого-нибудь нежелательного места. Однако и все одновременно они там не будет, кто-то же должен ремонтироваться, загружать продовольствие и давать отдых экипажам. Раз так, какая-то часть кораблей должна находиться на базе, а остальные в космосе, причем довольно далеко от нее. Раз так, был шанс уничтожить противника по частям. Командор оказался абсолютно прав, сейчас на базе оставались лишь два крейсера из пяти и не более половины легких сил. Правда, точных цифр Демин не знал, но все равно гнал свой линкор вперед, чтобы успеть расправиться с ними до того, как подойдут остальные. А еще он надеялся на ум ученых и оружейников, создавших самый мощный в Империи линкор, недавно уже вышедший в одиночку против целого флота.

Однако лихой кавалерийский наскок продолжался ровно до того момента, как Тортуга оказалась в зоне поражения орудий «Ретвизана». О том, что пиратская республика просто обязана иметь какое-то подобие стационарной обороны, командор догадывался, и вовсе не собирался подставляться под огонь, поэтому дистанция, на которую необходимо было выйти, была рассчитана заранее. Сразу после этого линкор сбросил ход и, уравновесив скорость с вражеской базой, открыл огонь, стремясь, в первую очередь, поразить корабли у причалов, не дать им уйти. Если бы это ему удалось, задачу можно было бы считать выполненной – когда никто не в состоянии бежать, Демин мог бы поступать, как душе угодно. Расстреливать их, захватывать, неспешно, шкурку за шкуркой снимая слои, никак пока себя не проявившей вражеской обороны, или же просто подождать, когда явится подкрепление.

Нельзя сказать, что пиратов очень радовали подобные перспективы, но и сделать они ничего не могли. От причала так просто отвалить не получится, это достаточно долгая операция, и, если не соблюдать требуемые процедуры, можно не только повредить корабль или причал, но и просто с кем-нибудь столкнуться. Учитывая же, что причальные шлюзы были переполнены, отойти от них без буксиров оказывалось практически невозможно.

Да и потом, куда бежать? Несколько кораблей, для которых не нашлось причалов, и потому они дрейфовали по соседству, попробовали, ага. Самый большой из них, транспорт-контейнеровоз, удостоился благосклонного внимания «Ретвизана», который отсалютовал ему всем бортом. Столь быстрого превращения огромного корабля в космический мусор, да еще в сопровождении высокотемпературных спецэффектов, не видел еще никто. Остальные, будучи целями менее аппетитными, линкор не заинтересовали, и он вернулся к прежнему занятию – расстрелу пришвартованных кораблей, благо форты огня не открывали. Линкор был за пределами досягаемости их орудий, поэтому комендоры лишь скрипели зубами от ярости, но сделать ничего не могли, благоразумно помалкивая и стараясь остаться незамеченными. Пример одной-единственной батареи, рискнувшей открыть огонь и превратившейся вместе с астероидом, на котором она была установлена, в облако раскаленной плазмы, хорошо вправил мозги всем остальным и начисто отбил им желание стрелять. Это было оправдано, не обнаружив огневых точек, линкор мог приблизиться к ним на расстояние залпа, и вот тогда… Впрочем, «тогда» все не наступало, «Ретвизан» продолжал работать с безопасной дистанции.

А вот драккары отрывались вовсю. Мелочь, которая не удостоилась внимания со стороны линкора, они расстреливали бодро и азартно, целясь, в основном, по двигателям, но при этом не особенно церемонясь и с обитаемыми отсеками. Лишь один из кораблей, перестроенный и капитально модернизированный корвет, пользуясь мощностью своих двигателей и приличным вооружением, попытался было вступить с ними в бой. Увы, два «Ската» ловко зажали его в клещи и демонстративно расстреляли. Пилоты корвета вопили в рубке своего корабля, пытаясь вырваться из под обстрела, но имперцы им не позволили. Не торопясь зайдя в мертвые зоны, и повиснув там, словно бульдоги, они неспешно вспороли корвет от носа до кормы, и, когда прекратили огонь, ничего живого на его борту уже не оставалось.

Еще один корабль – шикарная яхта – почти прорвался сквозь завесу истребителей. Почти – это потому, что в последний момент вынырнувший откуда-то «Колибри» прошил его двигатели короткой, скупой очередью. Предупреждение, сказанное столь доходчивым языком, было воспринято остальными адекватно, и больше эксцессов с попытками бежать из системы не наблюдалось. Разумеется, кто-то наверняка оказался не только вне зоны атаки, но и вне зоны действия радаров, и успел покинуть систему, но в целом истребители возложенную на них задачу «не пущщать» выполнили.

А вот в сердце пиратской республики все было еще далеко не так однозначно. Хотя уже стало ясно, что имперский корабль не ограничится налетом, а намерен разносить здесь все долго и вдумчиво, человек, командующий флотом кланов, не торопился с ответными действиями. Все же он был профессионалом и хорошо понимал – имеющимися в наличии силами имперский линкор не остановить, поэтому, несмотря на вопли напуганных до полусмерти донов, он медлил, терпел обстрел, благо страдали пока только пришвартованные у главного причала корабли гостей Тортуги, и ждал.

Выжидательная тактика принесла свои плоды – боевые корабли обороняющихся сохранились в полном составе и неповрежденные, и в сражение они вступили в тот момент, когда вторая часть их эскадры, патрулирующая до того в системе, напрягая двигатели, вышла на дистанцию атаки. Это было, надо сказать, эпическое зрелище, когда десятки боевых кораблей – пять из них были классом не менее крейсера, и сотни драккаров одновременно атаковали имперский линкор.

Удар они наносили грамотно, заставляя «Ретвизан» уклоняться так, чтобы он неминуемо оказался бы вблизи все еще не обнаруживших себя фортов и выходил прямо под огонь их батарей. Куда хотят их загнать, Демин понял моментально и, сложив два и два, тут же внес коррективы в свои действия.

С «Мурен», что невидимыми тенями перемещались вдоль границы сражения, постоянно шли данные телеметрии. Их усовершенствованные до предела радары, дальние сканеры и камеры со всевозможными диапазонами, передавали сведения на главный тактический компьютер. А тот в свою очередь по совокупным признакам вычленял боеспособные форты от безжизненных муляжей, которыми изобиловало пространство вокруг Тортуги. Дракарам разведки помогали «Скаты», сведения с приборов которых, тоже направлялись на корабль.

Поэтому, положившись на прочность брони и силового поля, Демин решил немного поиграть с пиратами, обозначив нужный им маневр и подойдя на предельно возможную дистанцию для их орудий. И у некоторых пиратов, сдали нервы – батареи нескольких фортов ударили залпом. Однако значительная их часть пропала втуне, недотянув до противника, а та, что дотянула, в большинстве своем бессильно растеклась по силовому полю. Но парочка тонельных орудий все же умудрилась достать «Ретвизан», тряхнув его хорошенько и оставив на его высокопрочной броне пару отметин. В общем единственное, чего добились пираты, было рассекречивание большей части их собственных фортов. В ответ главный калибр отработал по ним как в тире, превратив в комья расплавленной породы.

А вот дальше Демин предпочел не маневрировать, потому что астероидов, подходящих под размещение фортов, вокруг Тортуги было еще предостаточно, а данных по ним не было – даже мощные радары «Мурен» до них не доставали. И в том, что пираты запросто могли укрыть там какую-нибудь серьезную гадость, он не сомневался. И поэтому переключил свое внимание на подходящие корабли противника, ввязываясь в полноценную драку.

Прежде всего, командор решил устранить с поля боевых действий тех, кто мог причинить ощутимые повреждения кораблю – пять пиратских крейсеров. Два из них были расстреляны дальнобойными орудиями линкора сразу после того, как легли на курс атаки. А еще один, получив несколько попаданий, начал отклоняться от курса, не подавая признаков жизни и оставляя за собой след, напоминающий хвост кометы. Из распоротого по всей длине борта неспешно вытекали в космос воздух и водяной пар, мгновенно кристаллизуясь и слабо мерцая под неверными лучами местного светила. Последние два крейсера, не желая испытывать судьбу, развернулись и бежали. Их не преследовали – просто нечем было.

Как ни странно, но теперь намного большую опасность представляли легкие силы пиратов. Впрочем, странно это было лишь на первый взгляд, на деле же это было вполне логично. Пока главный калибр линкора отбивал атаку вражеских крейсеров, легкие корабли, поддержанные массой драккаров, прорвались сквозь плотный огонь вспомогательной и зенитной артиллерии. Потери их были огромными, не менее трети атакующих сгорели в своих практически небронированных гробах, но, в отличие от своих коллег с крейсеров, они были отчаянно смелыми людьми, и смогли навязать гиганту то, что было для него опаснее всего – ближний бой. Сейчас грозная мощь и дальнобойность орудий главного калибра переставала являться козырем имперцев, и у защитников Тортуги появился шанс, чтобы временно отбиться, получив хоть какую-то передышку, и, перегруппировавшись, пойти в новую атаку. А там, глядишь, подоспеет на помощь кто-нибудь из союзников или полутеневые торговые корпорации, которые по вине имперцев теряют сейчас свой бизнес, пригонят наемников и временно выдавят их из системы. Потом главным будет успеть эвакуироваться, но это потом. А сейчас стояли совершенно другие задачи.

Разумеется, артиллерия какого-нибудь зачуханного корвета не шла ни в какое сравнение даже со вспомогательным вооружением линкора, и была неспособна проломить его силовое поле, однако многие корабли, включая часть драккаров, несли вполне приличное торпедное вооружение. Под их ударами силовое поле линкора засветилось, перегруженное от попаданий, в нем начали появляться разрывы. Небольшие и на короткое время, но даже в такой ситуации, учитывая бушующий вокруг океан энергии, некоторые вражеские пилоты ухитрялись сквозь них поражать линкор. На его корпусе появились первые отметины, пока неопасные, удары вражеских орудий в лучшем случае пробивали только верхний слой брони, но это было неприятным симптомом. И, хотя пираты продолжали нести большие потери, однако отступать они не собирались.

Но пилоты имперских драккаров тоже были не промах. Превосходя пиратов в вооружении, а главное в мастерстве они с трудом, но переломили ход боя. И теперь жгли своих противников одного за другим, безжалостно добивая тех, кто пытался катапультироваться. Били их жестоко и пленных не брали – в бою они потеряли уже больше десятка драккаров, и сейчас мстили за товарищей. Пожалуй, наибольшей ожесточенности бой достиг именно в эти минуты, хотя результат уже стал проясняться.


Сидя в своем кресле, Демин внимательно наблюдал за побоищем. Пока все шло… скажем так, терпимо. Хотелось бы, чтоб получше, но жаловаться было грешно. Он, пожалуй, был единственным человеком на линкоре, который видел картину боя целиком, управляя огромным кораблем, как дирижер оркестром. И как дирижер, всем телом чувствующий фальшивящую струну какой-нибудь скрипки, он первым обнаружил сбой в процессе. Какое-то маленькое, незаметное, но притом цепляющее глаз несоответствие. Пару секунд спустя он уже вызывал командира резервного звена «Колибри», не участвовавшего в бою. Эти легкие истребители держались пока в стороне от места боя в качестве последнего резерва, и сейчас пришло их время.

– Дамир Исханович, – палец Демина щелкнул по сенсору экрана, – ты вот эту парочку видишь?

– Разумеется, – немолодой каплей, один из лучших асов в Империи, намертво зажатый противоперегрузочным креслом, отвечал, как обычно, с чуть заметной иронией в голосе. – Лихо дерутся.

– И я о том же. Тебе не кажется, что даже слишком лихо для таких развалюх? В общем, этих взять живыми, остальных – валите к чертовой матери.

Разжевывать не пришлось. Буквально через секунду четыре драккара, форсируя двигатели, черными молниями прошили исчерканное переплетениями огненных трасс и воплями гибнущих людей пространство и, завалив по пути троицу не успевших убраться с дороги пиратов, навалились на заинтересовавшую Демина пару. Все четверо пилотов были мастерами своего дела, имеющими налет, который в любом другом флоте посчитали бы огромным, и число побед, которое могло показаться достойным, чтобы почивать на пенсии. Однако сейчас обвешанным честно заслуженными звездами погон и орденов имперским асам пришлось столкнуться с противником более сильным, чем они ожидали.

Идущий головным «Колибри» взорвался через секунду. Как пират на своем допотопном корыте успел развернуться и встретить его огнем в упор из всего бортового вооружения, для имперских пилотов осталось загадкой. Однако это лишь охладило их пыл, но не испугало. В конце концов, у них был приказ захватить пилотов и их корабли, но не было ни слова сказано о том, что и то, и другое должно остаться целым. На стороне «Колибри» был технологический перевес в три поколения, и пилоты, швырнув свои машины в стороны, избежали угрозы, после чего затеяли привычную карусель со стремительными атаками и разворотами. Правда, еще через несколько секунд один из имперских пилотов обнаружил у себя на хвосте пирата, и как тот ухитрился там оказаться, было совершенно не ясно. Дамир Исханович Гарипов, а это был именно он, мгновенно покрылся холодным потом, но головы не потерял и, призвав на помощь весь свой опыт и мастерство, принялся отчаянно выписывать петли, изо всех сил пытаясь стряхнуть нахала. Пират, малый настырный, покидать удобное место не спешил, и теперь оба драккара вертелись, распугивая всех, кто попадался им на пути.

Однако ведомый лихого пирата оказался подготовлен куда слабее. Оставшись в одиночку против двоих, он продержался меньше минуты – ни запредельная реакция, ни великолепное чувство машины не смогло компенсировать огрехов в пилотировании, и два имперских драккара разнесли его в клочья. Изувеченная машина с вдребезги разбитой пилотской кабиной, брызнувшей в стороны похожими на прозрачный лед осколками бронестекла, еще не закончила разваливаться, а драккары уже спешили на помощь товарищу. Одного вражеского пилота они расстреляли, но другой нужен был им живой, они помнили об этом, однако бой есть бой, и тут уж как получится. Во всяком случае, первые залпы имперцы дали, когда еще невозможно было предсказать, разобьют они только драккар или прихлопнут заодно и пилота.

Пират дрался отчаянно, однако в одиночку против троих экспертов не потянул. Спустя несколько минут его изувеченный драккар, зацепив силовыми захватами, уже оттащили в сторону от основного боя, чтобы потом, когда все уляжется, оттранспортировать к «Ретвизану». Там его уже будет ждать, пританцовывая от нетерпения, научная группа линкора.


На этот момент бой уже практически закончился, и пираты были в нем проигравшей стороной. Основная масса пиратских кораблей или приказала долго жить или получила такие потери, что им пришлось убраться к краю системы, чтобы в астероидном скоплении наспех подлатать свои шаланды. Однако части все же удалось отойти, сохранив свои корабли в относительной целостности. И Демин понимал, что до подхода флота ему придется принять как минимум еще одно сражение, так что к нему следовало подготовиться в первую очередь.

Неспособные отойти с места боя пиратские корабли добили огнем драккаров и зениток. А непострадавшие в бою «Мурены» подошли ближе и под прикрытием главного калибра теперь сканировали расположенные перед ними оставшиеся целыми форты. Демин решил использовать их против пиратов в следующем бою. Оставалось только их захватить.

На их зачистку направили бойцов из планетарного гарнизона. Под прикрытием двух «Скатов» и двух «Колибри» по взводу их высадили в десантных ботах на астероид, на котором по разведданным располагался пиратский форт, и те в течение получаса занимали его. В фортах много народу не было – максимум с десяток человек, среди которых пара-тройка бойцов, а прочие техники-артиллеристы. И гарнизонные военные щелкали их как орехи.

Правда, некоторые укреп-форты пришлось все же взрывать, в основном автоматические, где стояли новые турельные комплексы скандинаво-немецкого производства. Они предусматривали лишь двойное перекодирование – то есть введение опознавания «свой-чужой» закладывалось в них всего дважды, и первое делалось уже на производстве, второе – произвели сами пираты. Кодировщики говорили, что можно преодолеть этот запрет, но возни будет на несколько суток. А времени-то как раз и не было. Поэтому Демин и отдал распоряжение на их уничтожение, а заодно сделал себе пометку, что неплохо бы разобраться, где пираты умудрились их достать, причем новехонькие, с некоторых еще смазку не оттерли.

Поддерживаемый огнем со «Скатов» и разведданными с «Мурен» «Ретвизан» неспешно продвигался к Тортуге, пока дистанция не позволила уверенно вести прицельный огонь главным калибром. Вот теперь Демин решил не скупиться, и орудия разносили на запчасти все, что казалось хоть чуть-чуть подозрительным на планетоиде. Командор не был трусом, но людей и корабль берег, решив, что перерасход боеприпасов предпочтительнее пробоины в борту или, того хуже, сбитого бота с десантом. А когда все более или менее подозрительные участки были уничтожены линкор, подрабатывая манеровыми двигателями, неспешно двинулся в сторону причалов. Подойдя на расстояние, оптимальное для выброса десанта, командор приказал еще раз пройтись щедрым огнем из зениток по пирсам, и только тогда дал отмашку на высадку. В результате боты дошли без помех, и закованные в панцири боевых скафандров, похожие на гигантских бронированных раков десантники мгновенно растеклись по причальному комплексу, действуя без лишних зверств, но и не миндальничая.

Не растерявшись, пираты попытались выставить заслон с тяжелым вооружением. Очевидно, они рассчитывали сбить наступательный порыв, а потом уничтожить десант до того, как к нему успеет подойти подкрепление. Однако десантники, вместо того, чтобы вступать в бой, рассредоточились по укрытиям, а по пиратам, словно бы списывая маневр с классических учебников по тактике, прошлись залповым огнем «Скаты». А уже после начался полноценный штурм. Теперь ничто не могло помешать имперцам спокойно высаживать людей и технику. Однако и в этот раз Демин решил сделать то, что до него никто делать просто не пытался. Вместо того, чтобы гонять туда-сюда боты, он просто пришвартовал линкор к корпусу подходящего транспорта, проломил ему борт, установив временные шлюзы, после чего солдаты шли своим ходом, относительно комфортно и быстро.

Дальше все было не очень зрелищно, зато эффективно. Имперцы не раз проводили учения по штурму зданий, укреплений, а также баз на астероидах, и в плане фортификационных изысков Тортуга откровения для них не представляла. Тем более, здесь не было ограничивающих факторов вроде удерживаемых неприятелем заложников, а значит, можно было валить любого, кто пытался оказать сопротивление, не заботясь о сохранности окружающих. Пираты встретили атакующих плотным огнем, но в первых рядах имперцев шло больше сотни боевых роботов с тяжелым вооружением. Хорошо бронированные машины просто смели пиратов огнем станковых лучеметов, после чего единый рисунок обороны распался, и сражение разделилось на мелкие стычки, где в своей тяжелой броне имперские десантники имели подавляющий перевес.

Одновременно две небольшие группы десанта (на более серьезные действия у имперцев просто не хватало людей) атаковали координационный центр Тортуги и ее главный энергоблок. Сопротивление там было, скорее, номинальным – все силы пиратов уже были в бою, а те, кто остался здесь, не слишком хотели класть свои головы, и сопротивление быстро потухло. Ну а когда энергоблок и установленный в координационном центре электронный мозг Тортуги были захвачены, огромная пиратская база почти оказалась под контролем имперцев, после чего ее без особых проблем разделили на изолированные сектора, а их уцелевшие боевые системы обесточили. И тогда началась третья фаза боя – зачистка…


* * * | Герой чужой войны | ГЛАВА 13



Loading...