home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 18

Конфедерация. Земля. Вилла «Вайлдхорс»

на берегу Калифорнийского залива.

Сентябрь 3285 года, настоящее.


Они сидели в уютном кабинете на вилле Роберты и обсуждали предстоящие дела. Однако Гринштейн раз за разом портил все, скатываясь в разговоре в пренебрежительный тон. Поначалу женщину это раздражало, потом злило, а теперь... С детства Роберта не могла терпеть, когда к ней кто-нибудь начинал относиться снисходительно или пренебрежительно. Ее можно было ненавидеть, быть к ней равнодушным, любить... Но не пренебрегать и не снисходить. Этого она никогда не прощала и при возможности старалась уничтожить того человека. И вот теперь Иосиф Гринштейн совершил эту ошибку.

Роберта подняла на собеседника взгляд полный ненависти. Она знала, что не стоит показывать свои истинные чувства, но впервые в жизни не смогла с собой совладать.

Отношения между ней и Гринштейном не заладились с самого начала, и теперь взаимная неприязнь лишь набирала обороты. Однако им по-прежнему приходилось действовать в одной команде. И пока они действовали весьма успешно.

   - Так что, дорогая мисс Хилленгер, - продолжил Иосиф, усмехаясь. Обращение «дорогая» он перенял у Гершви, вот только вкладывал в него совершенно другое понятие - уж слишком много, на его взгляд, брала Берта за свои услуги и слишком дорого обходилась для его нервных клеток. - Против Империи вам не выстоять. Придется отступать, покидая обжитые территории одну за другой.

   - А вам в том какая корысть? Не вы же будете терять свои миры, - спросила женщина. Голос у Роберты, несмотря на ее взгляд, оставался спокойным, можно даже сказать, ласковым. - Ведь вы же не конфедерат.

Иосиф в первый раз не нашелся с ответом. Он понимал, что рано или поздно станет известно, что он не проживает на территории Конфедерации Земных Миров и вообще не принадлежит к Земному Союзу. Однако все же надеялся, что это откроется не так скоро. Впрочем, опровергать или соглашаться со словами женщины ему тоже было не обязательно. И он лишь позволил себе кривоватую ухмылку. А Роберта продолжала:

- Вы стороннее лицо и все же решили побыть дирижером в политическом... хотя что это я! В военном противостоянии между Империей и нами.

Гринштейн вновь ухмыльнулся, справившись с эмоциями.

- Берите выше, дорогая мисс Хилленгер, если уж переводить на принятую вами музыкальную терминологию, то я предпочитаю быть композитором этого произведения. Дирижер лишь исполняет кем-то написанное. Вам это, как никому другому, известно. Не так ли? - Тут он решил тонко намекнуть на роль женщины в устраиваемом ими «спектакле».

Лицо Роберты затвердело, она на миг задержалась с ответом, подыскивая нужное сравнение, но затем выдала. И при этом голос ее наполнился таким презрением, что на этот раз Иосифа проняло всерьез, с каким бы терпением до этого он ни старался к ней относиться.

- Боже, как пошло и низко!.. Всего лишь композитор... Я же предпочитаю быть музой, которая надиктовывает свои пожелания, мистер Гринштейн. И вам это известно не хуже других.

Мужчина с трудом справился с всколыхнувшимся в груди бешенством. После «ухода» некоего генерала Уилкса и перевода суки Берты - с недавних пор он называл ее про себя только так - в военное ведомство на нее уже не находилось управы. Слишком многие нити управления сосредоточились в ее руках. Как оказалось, тот самый пресловутый генерал был сдерживающим фактором в деятельности мисс Хилленгер, а теперь она развернулась во всю ширь и показала себя во всей красе.

Когда пришел транспорт с оборудованием, медики установили его и провели серию опытов по превращению пилотов в подобие «живого компьютера», а точнее в Е-модуль снизким коэффициентом полезной деятельности, в отличие того же полусимбиота. У Е-модуля купированы субъективные и поведенческие реакции, а значит, возможности эмоционального обучения и повышения скорости отклика они были лишены начисто. Однако, увидев, что же получилось на выходе после модификации, оценив возможности Е-модуля в беспилотном управлении кораблем - начиная от драккара и заканчивая автономными эсминцами, Роберта принялась закручивать гайки, диктуя при этом Гринштейну, что следует делать в том или ином случае.

Иосиф взбесился, применив к женщине силу, но ничего особого не добился, разве что кривой улыбки, нескольких синих пятен на ее шее и еще большей ненависти вкупе с повышенным надзором. Дело в том, что во всех действиях мисс Хилленгер полностью поддерживали представитель госдепа по разведке Эммет Яблонски и советник президента по военным вопросам Стив Монтегю. А они способны были снимать множество ненужных вопросов, однако, прежде чем сделать это, смотрели суке в рот - ждали, что она скажет. И этот мультимиллиардер, вложивший часть своего немалого состояния в проведение модернизации, тоже склонялся на сторону Роберты. А ведь без его средств, как оказалось, мало что можно сделать!

И Хилленгер манипулировала этой троицей на свое усмотрение.

Конечно, у Гершви имелось влияние на всех них, но лишь одним своим скептическим отношением к проблеме по наращиванию имперского потенциала он ставил палки в колеса. Иосиф понимал, что всему виной отсутствие у Гершви той чистоты генов, которая была заложена в каждом из «первых семейств». Однако почему тот не мог до конца постичь всю правильность принятого Иосифом решения, откровенно говоря, не понимал. Ладно бы эта сука Берта - изначально низшее создание, но вросшее в социальную структуру таких же низших и имеющее среди них вес, - затрудняла ему работу. К ней он относился хотя бы терпеливо, как к полуразумному синтоту[28]. Так Гершви - потомок высшего, с подмесом в первом поколении, - не мог не понимать, чем это может для них обернуться.

Ведь едва эти низшие из Империи, Конфедерации, Исламского союза, Султаната и прочих анахроничных политических устройств узнают о них, они живо объединятся, чтобы уничтожить. И что главное, в войне на уничтожениеим это удастся. Сработает тот самый пресловутый человеческий ресурс. Потому что, сколько бы они ни закладывали зародышей ворхомов в инкубаторы, скольких бы из низших каст ни превращали в Е-модули, синтотов или мутуалов[29], им все равно не удастся перекрыть объем живой силы, который одномоментно сможет предоставить вся остальная населенная часть галактики.

А Гершви этого не понимал... И это бесило Иосифа больше всего!

Почему этот плебс с нечистой генной картой смел диктовать ему, что и как делать?! Но он смел, и сука Берта тоже. И Гринштейну приходилось затрачивать огромное количество нервов, чтобы заставить этих полуразумных двигаться в нужном направлении.

Роберта же использовала нового ставленника Гершви так, как ей было нужно. Тихой сапой в течение полугода ей удалось сосредоточить в своих руках все нити управления, и теперь она крутила многими генералами в военном ведомстве так, как считала нужным. Женщина не опасалась ни Гершви, ни его ставленника. Они были неплохо сыгранной командой, но все же одиночками, оказавшимися в стане противника. А один в поле не воин.

Роберта четко для себя уяснила, что ни за Иосифом, ни за самим Сохелем никто не придет, вне зависимости от того, какие бы научные силы за ними ни стояли. Надумай она так играться с имперским советником - за тем бы пришли вполне реальные войска, а если с кем-то из своих - конфедератов, - то от его государства прислали бы ноту протеста президенту. И ей бы грозило разбирательство с дальнейшим понижением в должности и урезанием полномочий. А тут!.. У этих неизвестно откуда появившихся парней связей мало, а влияние на нужных людей она перехватила и взяла под свой контроль, сама при этом заняв гораздо более высокую должность. Значит, сейчас Роберта держала их за глотки и диктовала свои условия, невзирая на то что ставленник Гершви посмел распустить руки. Но это она ему еще припомнит, но после, когда надобность в нем отпадет. А теперь следовало вернуться к исходной теме разговора.

   - Однако превращение пилотов в ваш Е-модуль - это еще не все... - начала она, но Гринштейн перебил ее.

   - Вы задаете вопрос или утверждаете?! - Его голос просто сочился ядом.

   - Утверждаю, - не задумываясь, ответила женщина. - Вы показали удивительные технологии, но я знаю, у вас есть еще пара-тройка неизвестных мне разработок.

   - А с чего вы взяли, что я должен вам о них сообщать? - вскинул бровь Гринштейн. Он вновь овладел собой, перейдя на снисходительный тон.

   - Доктор Хендрикс поделился кое-какими наблюдениями, сделал выводы... Давайте не будем продолжать ломать комедию. У нас с вами есть около четырех сотен усовер­шенствованных пилотов, находящихся при смерти. И мы можем поступить с ними как угодно: хоть позволить умереть, хоть... хоть положить в криокамеры до лучших времен. Но ведь это же глупо. - И Роберта внимательно посмотрела на сидящего напротив мужчину. И хотя лицо того ничего не выражало, женщина знала: он ловит каждое ее слово. - Я же предлагаю продолжить вам свои, - тут она запнулась, стараясь подобрать слово понейтральнее, - свои исследования на доступном материале, не опасаясь, что в любой момент в лабораторию кто-нибудь ворвется. Кто-то вроде имперских десантников. А вы, в свою очередь, снабдите ВКС Конфедерации новыми квазиживыми машинами... Или как вам еще вздумается их назвать. Естественно, все это будет не бесплатно. - Но, заметив, что на щедрое финансовое предложение Гринштейн отреагировал весьма равнодушно, а при слове «имперский» у него едва заметно дернулись пальцы, до этого спокойно лежащие на подлокотниках кресла, Роберта решила немного надавить: - Впрочем, мы с вами в одной лодке. Едва имперцы узнают о вас - таком милом затейнике-экспериментаторе... за вашу жизнь я не дам и выеденного яйца. Они найдут вас в любом уголке космоса. Тогда как если мы выйдем победителями в той войне... О-о-о! Не делайте такие большие глаза, мистер Гринштейн, в конце концов, вы же за этим сюда явились, а не ради научного интереса. Так вот, мы просто обязаны выйти победителями из будущей войны. Тогда и для меня, и для вас все сложится самым удачным образом. Я получу то, что хочу, вы реализуете свои разработки, узаконив их при этом... Не мне рассказывать, что именно победители пишут историю и только их при этом не судят! Люди примут усовершенствованных как спасителей от имперских зверей. В СМИ уже начата соответствующая пропаганда и подготовка народных масс к нужной реакции. Дело осталось за малым - применить все разнообразие новых изобретений на практике.

И Иосиф едва не возликовал. Сука Берта сама предлагала ему то, чего он так страстно добивался. Она сама вела к заданной цели, даже не подозревая об этом.

Ну что ж, так тому и быть! Сейчас он еще поломается для виду, попросит времени на раздумье, но в итоге согласится. Пусть даже он предоставит Хендриксу файлы по созданию мутуалов с отложенной программой самоуничтожения и еще какой-нибудь не особо опасной разновидности, полученной в ходе генетических игр у него на родине. Но добьется своего. Потом главным будет вовремя исчезнуть, когда Империя и Конфедерация возьмутся друг за друга всерьез. Но это потом. А пока следует добавить масла в начавший разгораться огонь и немного позаигрывать с последователями Нового Пророка.


Берта же наблюдала за внешне безмятежным Гринштейном, на лице которого, как и положено, нет-нет, но проступало сомнение. Но она ни на грамм не верила разыгрываемому спектаклю. Все-таки ставленник весьма и весьма уступал Гершви в лицедействе. Она уже знала, что мужчина согласен, и даже подозревала, что он в конечном итоге попытается подставить, свалив все на нее. Но у Роберты на этот счет имелось свое мнение. Откуда бы ни был этот зарвавшийся юнец, ей - железной стерве, - поднаторевшей в закулисной игре, он и в подметки не годился. Настоящим соперником мог бы стать Гершви, однако тот в половине своих недавно принятых решений опирался на мнение Гринштейна. И Роберте грех было этим не воспользоваться.


Конфедерация. Созвездие Скорпиона.

Звезда OGLE-2005-BLG-390L.

Пограничная база «Меерсон-Брава».

Сентябрь 3285 года, настоящее.


Два месяца Сашка осторожно ползала по внутренней сети базы, каждую минуту опасаясь, что ее засекут. И все эти два месяца наблюдала и ужасалась. Делилась с Вольфом и Булочкой увиденным, при этом подспудно надеялась, что все образуется само собой. В то, что она умудрилась накопать в документации у командования, а именно у генерал-майора Рассела -тому недавно присвоили очередное звание, - трудно было поверить, практически невозможно! Но тем не менее это происходило. А уже две трети крыла поместили в криокамеры и продолжали неторопливо укладывать дальше по два, а то и три звена каждую неделю.

Нужно было что-то предпринимать, но что?! Что им - Сашке, Вольфгану и Хлое - делать при этом, было непонятно. Инфосеть на базе отрезали, устроив полную автономность и секретность, так что вылезти кроме как во внутреннюю сетку уже было некуда и сообщить о том, что тут происходит, невозможно. А пробовать сопротивляться физически... Только от одной мысли девушку разбирал смех. Если уже она ходила по стеночке, то Вольф уже был не в состоянии подняться с койки. На удивление лучше всех держалась Булочка. Если раньше она отличалась излишней полнотой фигуры и в пилоты попала с трудом, то сейчас могла похвастаться лишь модельной стройностью. Когда-то такая фигура была пределом ее несбыточных мечтаний, а теперь... Теперь Хлоя казалась просто пышкой по сравнению с той же Сашкой, а уж по силе!.. По силе сейчас могла дать фору любому усовершенствованному пилоту, потому что те ничего тяжелее ложки поднять не могли. А многие из них уже не смогли бы подняться сами.

Хендрикс и его свора не торопились, работая неспешно, но планомерно, поддерживая подобие жизни у своих подопытных кроликов лишь инъекциями стимуляторов.

И вот в очередной раз выныривая из сети, Александра облизала пересохшие губы и, прислонившись к стеночке, чтобы унять головокружение, хрипло начала:

- Сегодня Расселу положили на стол окончательно утвержденный план по превращению пилотов в киборгов.

- Кем утверждено, Хендриксом? - уточнил Вольф. Несмотря на немощное состояние, взгляд у парня был ясным, а голова работала просто отлично.

- Курьер привез, на пластлисте. Даже без инфоносителя. Похоже, опасаются утечки информации. А утверждено неким Стивом Монтегю, советником президента по военным вопросам, - поспешила разочаровать его Сашка. - Мне повезло, я с камеры наблюдения влезла, а та как раз расположена за генеральским креслом. Конечно же наблюдение с пультовой отключено, но у меня получилось. Правда, читала по диагонали, как видно было.

Хлоя присвистнула:

- Ну ты сильна, мать! Я пробовала лезть в сеть, но у меня ни фига не вышло. Максимум до своего драккара дотягиваюсь, и то глуховато. А у тебя имплант, видать, как-то по-особому вшит!

- Гляди-ка, мне от этого полегчало! – огрызнулась та. – Что делать будем?

- Ноги делать вам надо, - холодно ответил Вольфган.

- Нам? - переспросила Александра.

- Вам, вам, - поддакнул тот. - Тем, кто еще может ходить.

- А куда? - хмыкнула Хлоя. - Может, подскажешь, а, умник?

- А ты?! - одновременно с девушкой воскликнула Сашка.

- Куда удастся, до первого выхода в инфосеть. - Парень проигнорировал Сашкин выкрик, а на его губах появилась нехорошая улыбка. - Нужно собрать все, что мы накопали, плюс сделать запись этого последнего документа... Наши фотки тоже приложить, чтобы были те, что до эксперимента, и теперешние - после. И слить в сеть. Чтобы попало во все новостные сайты, чтобы крик поднялся, скандал. Так чтоб даже имперцев проняло и те зашевелились! Да и самим имперцам тоже слить! В обязательном порядке. Уж они точно не допустят появления новых киборгов.

- Да почему киборгов-то?! - озадачилась Хлоя. - Киборги хоть человекоподобными были, а тут? Машина. Корабль с человеческим мозгом и эмоциями!

- Что ты, какие эмоции, - хмыкнула Сашка. - Ты шикуешь, крошка! Хендрикс уже знает, как их если не отключить, так приглушить...

- Убегать вам надо... - повторил Вольф

- Нам до ангара не добраться, - покачала головой Александра. - Нас просто туда не пустят.

- А ты у нас на что? - выгнул вопросительно бровь парень. Но девушка лишь помотала головой:

- Я не справлюсь. Сил не хватит. От усталости срублюсь раньше.

- Франс Эмейр поможет, он не хуже тебя по сетке шарит.

- Это из звена Матерого? - уточнила Булочка, вмешиваясь в спор. - А разве их вчера не уложили в морозилку?

- Положили звено Кевина Фримана - Зайца. Его ребята совсем ласты склеивать начали. У них в звене уже три остановки сердца было. Так что их вперед упекли. Боялись потерять.

- А Эмейр ходячий? - уточнила Сашка.

- Нет, лежачий, блин! - взвился парень. - Стал бы я его тебе рекомендовать. Говорят, в юности он взломом защиты увлекался, и его даже чуть не посадили за это дело... Короче, Хлоя, давай, как самая шустрая, дуй собирай народ. Пусть по-тихому подключаются к своим драккарам, потом замкнем сеть и поболтаем приватно.

Девушка кивнула и поспешно выскочила в коридор. Александра же, так и не сдвинувшись с места, не спускала внимательного взгляда с друга. Пауза затягивалась, но наконец она не выдержала и потребовала:

- Колись давай, чего удумал?! Куда мы дернемся с базы? Ну ладно, покинем ангары, ну взлетим, а дальше-то что? Без гипердвигателей нам никуда не улететь... Но и это фиг с ним -можно как-то решить! Потом мы что делать будем, когда инфу в сеть сольем? Сложим лапки на груди и сдохнем в своих летающих консервных банках? Так учти, я на такую завлекалочку народ не подниму, не пойдут за нами просто...

Вольф помолчал, обдумывая, стоит ли предлагать или нет, но потом все же нехотя выдал:

- Помнишь, ты рассказывала про своего сетевого друга из Империи? - Сашка удивленно вздернула бровь. - Ну того, с которым у тебя почти роман по переписке... ты еще смеялась, что впору в писательницы бабских романчиков подаваться, до того жарко все протекает... Вспомнила, наконец?!

- Ты про Илью, что ли?!

- Да мне без разницы, как его зовут, - поморщился парень. - Главное тут не в том. Помнишь, ты заметила, что он все время выходит с разных адресов? И в том числе с военных имперских, причем закрытых и весьма неслабо защищенных?

- Ну было такое... - Девушка все еще не понимала, куда тот клонит.

- Если это свойственно мелкому клерку, то я - снеговик. Подозреваю, он имеет какое-то отношение или к их военным, или к крупной корпорации, опять же связанной с военными, -они у них все там на флот да армию завязаны. Выйдешь в сеть - постучись к нему. Думаю, ему вполне по силам обратиться к своему начальству, чтобы вас вытащили.

- Ты предлагаешь предать?!

- А ты предпочтешь сдохнуть в своей летающей консервной банке?! - передразнил Сашку друг. - Или, может, ты хочешь улечься в криокамеру с последующим превращением в придаток машины?! А?!

- Не злись... - миролюбиво протянула девушка. - Все равно принять такое решение трудно. Что бы ты ни говорил - это предательство своей страны.

- Страна уже предала нас. УЖЕ!!! - Вот теперь Вольф бы орал, если б у него хватало на это сил. А так парень только сипел, напрягая жилы. - Ни тебя, ни меня не спрашивали, хотим ли мы такой участи! Не ставили в известность, какие последствия нас ожидают! Нам рассказали красивую сказку и щедро накормили кашкой, заваренной на патриотизме и абсолютном вранье! А ты все беспокоишься о том, что поступаешь плохо?..

Парень замолчал, пытаясь отдышаться, а уже потом более спокойно продолжил:

- Хорошо, нас назовут предателями, врагами... Но пусть. Пусть! Ты о других подумай: о сотнях, а может, тысячах или десятках тысяч парней и девчонок, которых следом за нами превратят сначала в живых покойников, а потом в думающие и все чувствующие механизированные придатки кораблей. Или ты полагаешь, что политики, хотя бы раз получив удачный эксперимент, остановятся, не продолжат свои опыты над людьми?! Не будь такой наивной, Сашка. Не беспокойся о моральной стороне своего поступка, ты о тех ребятах и девчонках подумай, которых принесут в жертву после нас...

Девушка отвернулась, не в силах смотреть на друга. Он был прав на все сто процентов. Прав, насколько бы это сейчас ни казалось гадким и аморальным. Их крыло только первые ласточки, за ними последуют другие опыты и эксперименты.

- А как же ты? - наконец, не выдержав, задала она свой главный вопрос. - Без тебя я никуда не полечу...

- Кингстоун, мать твою! - не выдержал парень. - Ты что, совсем дурой стала?! Куда ты меня потащишь?! Я обуза!!! Я для всех вас стану обузой!

- Мы это еще посмотрим, - тихо, но твердо произнесла Сашка. - Мы еще посмотрим...


- Не открывается... - выругалась Сашка. - Не пойму, что случилось. Все команды проходят, а они, сволочи, как приклеенные.

Ворота ангара, отделяющие бегущих от космоса, оставались недвижимы. Девушка уже привычно напряглась, голова заныла... Нет, ворота стояли на месте и, казалось, насмехались над ее усилием.

- Не вижу в том ничего удивительного, - устало отозвался Вольфган. Он уже несколько часов держался на грани беспамятства. Но все же его голос был по-прежнему спокойный и ровный. - Если ты посмотришь внимательно, то увидишь - у них закрыты механические запоры. Открываются вручную, к сети не подключены. Так что сдвинуть их ты не сможешь.

- И что делать? - Такой беспомощной Сашка не чувствовала себя никогда.

Им столько удалось сделать! Они, объединившись в общую сеть через драккары, смогли договориться о побеге, скоординировали действия, а потом вместе с Эймером и еще парой ребят, у кого имплант тоже врос по-особому и они теперь почти жили в сети, отрубили всю систему защиты базы, блокировав обычных военных и вспомогательный персонал в помещениях, где те находились. А еще заблокировали все системы наведения и огневые точки, даже радары и сканеры временно ослепили. И чтобы теперь вот так по-глупому остаться перед механической дверью?!

- Да ничего. Прикрой глаза, - между тем продолжил Вольфган. - К остальным это, кстати, тоже относится.

Убедившись, что его приказ выполнен, он осторожно приподнял свою машину над палубой, задал компьютеру параметры и, в свою очередь зажмурившись, мысленно нажал гашетку. В следующий момент его истребитель содрогнулся от чудовищной отдачи, но гравикомпенсаторы справились и не дали машине размазаться по стене ангара. Огненная струя с грохотом перечеркнула помещение, пропоров и ворота, и саму внешнюю стенку. Воздух с ревом устремился наружу, вышвыривая в космос обломки. Рваные дыры выглядели неэстетично, но это было уже не важно - главное, «Миражи» проходили сквозь них без особых проблем.

По всей станции сейчас должны бы были надрываться аварийные сирены, разбегаться по своим постам люди, а операторы контроля пытаться установить, что же произошло. Но это им не удастся - они постаралась на славу, и теперь даже главный компьютер базы выдавал что угодно, но не то, что требовали от него операторы. Какое-то время станция побудет обычным металлоломом - ни орудийных башен не развернуть, ни драккары из ангаров выпустить. Потом разберутся, что к чему, разумеется, но потом - это потом, а сейчас, подобно рыбе из дырявой сети, пятнадцать ударных драккаров рванули сквозь проделанную Вольфганом пробоину наружу, в космос, прочь от этих ставших такими негостеприимными мест.

Но на их пути были еще преграды. Огромный корпус эсминца «Дакота», зависший чуть в стороне, казался безжизненным, и четыре драккара устремились именно к нему. Эта здоровенная и кажущаяся такой неповоротливой туша могла в любой момент выплюнуть шквал огня, способный раздавить любого из сбежавших. Истребитель от такого удара просто испарится, хоть один, хоть все двадцать, и оставлять позади себя столь опасного противника было неразумно. Да и двигатеди у него хороши, ускорение этого корабля было отменным, и он мог в два счета поставить крест на их плане. Но опасным корабль делают люди, а экипаж «Дакоты» пока только начал протирать глаза и заторможенными ото сна мозгами пытался сообразить, что произошло. И уж наверняка им не показались опасными истребители, взлетевшие с базы, которую эсминец охранял.

Это обошлось им дорого. Классика жанра - истребителю без подвешенных к нему торпед тяжелый корабль не уничтожить, ни одному, ни вчетвером. А вот с чувством врезать по двигателям, сорвать отражатели и перекрутить их в листы оплавленного металла - запросто. Оттого что этот вариант атаки был наиболее распространенным, он не стал менее эффективным, особенно сейчас, когда эсминец лежал в дрейфе. По сути, это была гигантская мишень, и усовершенствованные пилоты отработали по нему четко, как на полигоне. Четыре драккара в мгновение ока превратили корму боевого корабля в нечто сюрреалистическое, и, когда опал клубок огня, пилоты еще успели разглядеть, пускай и мельком, результаты своей работы. И результаты эти оказались великолепными.

Кроме эсминца в состав ближнего боевого охранения их базы входили еще три корвета. Службу, как и на «Дакоте», экипажи их несли ни шатко ни валко. Еще бы, ведь за все время существования этой базы к ней никто и ни разу даже не приблизился. Расслабились, однако, и теперь это выходило им боком.

Все прошло по тому же сценарию, что и с эсминцем. Правда, на корветы беглецы смогли выделить лишь по два истребителя, но и корабли тут были не столь велики. И все у них вышло как задумывалось. Ну, почти все - на подвергшихся атаке кораблях поднялся отчаянный переполох, и они открыли огонь во все стороны, не целясь. При этом один из эсминцев ухитрился накрыть «Дакоту» и проделать в борту гигантского корабля две пробоины. Мелочь, конечно, особенно на фоне уже случившихся с ними всеми непри­ятностей, но тоже не сахар. Только вот Морис Скок - позывной Стриж, успешно отстрелявшись и уже отворачивая, попал под случайный выстрел и исчез в мгновенной вспышке. Это была их первая, но, к сожалению, не последняя на сегодня потеря.

Следующей и, пожалуй, самой сложной частью их плана становился захват того загадочного транспортного корабля, что привез сюда из туманности Маленькая Гантель контейнеры с оборудованием. Если воспользоваться мощностью его двигателей, то можно будет прыгнуть о-о-очень далеко от базы, дотянув почти до самой границы с Империей. И пусть всем остальным, кроме Хлои, Сашка не открыла места, куда они хотят сбежать, с Вольфганом ей пришлось согласиться - лучше имперцев никто бы не смог остановить появление новой волны киборгов.

А теперь им мало того что надо было захватить транспортник, так следовало самостоятельно разобраться в его управлении, чтобы «прыгнуть» в нужную сторону.

Пока часть пилотов разбиралась с ближним боевым охранением базы, Александра, Франс Эмейр и Гинко Мэдисон устремились к транспортному кораблю, а для прикрытия им в хвост пристроилась Булочка.

Транспортник висел в космосе, как глубоководная рыба порой замирает в толщах океана. Ни единого габаритного огня, ни одного волнового сигнала, исходящего от работающих приборов не удавалось засечь ИК-камерам и сенсорам, которыми были нашпигованы «Миражи». Но при этом ребятам казалось, что корабль, словно псевдоразумный организм, наблюдает за ними.

По внутренней связи пробежал короткий диалог, и вот первым к стыковочному узлу подлетел Мэдисон. Он состоял в звене Шутника и уже имел опыт подсоединения к транс­порту. Пристыковавшись, парень попробовал дотянуться до системы управления кораблем, но после пары впустую потраченных минут - позвал остальных к себе.

- Защиту надо ломать вместе, - пропыхтел он. Сашка прямо-таки собственной кожей чувствовала, как сейчас с парня градом катит пот. - Тут она до того странная, что...

Больше ничего говорить не надо было: Александра и Франс прицепились почти одновременно. И проникновение в компьютер корабля тоже начали разом, а через секунду к ним присоединился Мэдисон.

Ощущения были странными. Необычными. Совсем не похожими на ощущение, когда подключаешься к инфосети или ломаешь чужой сервак. Казалось, что находящийся в спящем режиме компьютер сначала мягко, а потом все резче и сильнее отталкивал попытки проникновения, сопротивлялся любому их действию. А Сашка при этом себя чувствовала мухой, которая ударяется о вязкое желе корабельного сознания.

   - Это просто жесткач какой-то! - прилетело по внутренней связи от Франса. - Сколько всего на свете хакнул - впервые такое вижу. Такое ощущение, что он живой...

   - Народ, поторопитесь, нам еще время требуется на разгон! А линкор дальнего охранения уже на полпути к базе! - Это в их разговор вмешалась Хлоя, следящая сейчас за тылами.

Но Гинко Мэдисон лишь мысленно отмахнулся... Черт возьми, но именно так сейчас восприняла Сашка его сигналы. Что же такое с ними творилось?! Но потом, все потом. А сейчас надо было ломать защиту, и они дружно начали.

Медленно текли минуты, линкор дальнего охранения с парой крейсеров и пятью звеньями авиагруппы приближался, грозя раздавить беглецов.

Разобравшись с корветами, усовершенствованные пилоты зависли неподалеку от транспортника, а у взломщиков ничего не выходило. Наконец Булочка не выдержала и, на­плевав, что ничего не смыслит в гулянье по сети, прицепилась к стыковочному узлу.

Сашке показалось, что ей кувалдой по голове дали. Ну Хлоя, ну слониха! Да у нее едва мозги не вскипели...

- Кто так делает?! - рявкнула она на девушку. Франс Эмейр просто грязно выругался, пытаясь собрать мысли в кучу, тогда как Мэдисон радостно завопил: «Есть! Быстро все на борт», а потом персонально для Хлои добавил: «Булка, в следующий раз тебя надо будет использовать как оружие для подавления электроники противника! Ты как подключаешься - так мозги через ноздри вытекают. Предупреждай, когда еще раз соберешься так сделать. Во всяком случае, я постараюсь свалить до этого радостного события».

   - Зато я мигом сделала, над чем вы пыхтите вот уже пятнадцать минут! - огрызнулась та, но Сашка быстро прервала назревающую перепалку.

   - Начинаю разгон! - скомандовала она, мягко запуская главный двигатель транспортника. После топорной стыковки Хлои он казался просто обыкновенной машиной с за­программированными мозгами. Оставшиеся десять драккаров быстро пришвартовались к кораблю.


ГЛАВА 17 | Герой чужой войны | * * *



Loading...