home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Университет. Понедельник. Приём экзамена по физике подходил к концу, когда сквозь щель в неплотно закрытой двери Милентина увидела, что в полутёмном коридоре маячит ещё одна фигура. Вот досада! Придётся дать ему час на подготовку, а потом неизвестно сколько ждать, пока дитё прекратит борьбу и согласится с тем, что ничего не знает. В том, что будет проигран именно такой вариант, Милентина нисколько не сомневалась. И как же не хотелось тратить целых два часа жизни на этот спектакль в миноре. “Передумай, уходи, уходи”, – послала он мысленный приказ страдальцу. Обычно её гипнотический дар срабатывал. Однажды она случайно поставила одному отличнику двойку в ведомость ещё до того, как он начал отвечать. С испорченной ведомостью надо было идти в деканат, признаваться в собственной оплошности. И ещё хуже – при переписывании ведомости могли возникнуть подозрения во взяточничестве. Поэтому, пока студент готовился, Милентина излучала концентрированные импульсы “чтоб ты провалился”. И вдруг отличник встал, подошёл к столу и положил билет. Признался, что ему не здоровится, и он не может сосредоточиться. Правда, со второй попытки Милентина с большой радостью поставила ему заслуженную пятёрку.

Но парень, маячивший в коридоре, на гипноз почему-то не реагировал. Распахнул дверь и, вытянув шею, неровной походкой двинулся к столу.

– Ты-ы? Что ты здесь делаешь? – глаза Милентины округлились – это был Он, и Он также выглядел как человек, столкнувшийся с неожиданностью.

– Я учусь в первой группе. Женя Поплавский. На лекциях не был по уважительной причине, поэтому мы и не узнали друг друга.

– Да, наша первая встреча произошла случайно, – ироническая усмешка коснулась губ Милентины. – Ты так и не сказал мне, зачем спрыгнул на полотно, заставив меня переволноваться.

– Увидел человека на рельсах. Хотел оттащить его на насыпь, но не успел…

– Это хорошо, что ты не прошёл мимо. У нас такое теперь не часто случается. А вот когда я заблудилась в Сан-Франциско, ко мне с предложением помочь обратились пять человек, а один из них – афроамериканец даже проводил… Ну, а к экзамену ты успел подготовиться?

– У меня дома такая обстановка… Отец весь заработок тратит на эту… на мачеху. Бабка постоянно ноет, что не хватает денег. Я иногда подрабатываю на дискотеках ударником в рок-группе…

– Так ты ударник?

– С трёх лет любил и чувствовал ритм рока. Стоило услышать первые звуки, брал ложку и начинал бить по кастрюлям. Бабушка орала на меня, затыкала уши, а я просто не мог не двигаться в такт и не ударять по всему, что звенело и грохотало. Отец считал меня вундеркиндом и отдал в музыкальную школу. Я написал много песен. Это был такой кайф! Казалось, что на голове не волосы, а сотни, тысячи антенн. Они резонировали на разные волны и превращали их в мелодию и ритм. Потом даже не верилось, что это я сам сочинил. Но как выяснилось, ничего гениального, ничего такого, что могло бы надолго стать хитом.

– Ладно, не будем уходить в сторону. Ты пришёл сдавать экзамен по физике, а не по технологии творчества – Милентина открыла журнал. – У тебя, Поплавский, нет допуска, не выполнена ни одна лабораторная.

– Я сделал их, сделал… она просто забыла отметить!

– Кто она?

– Вера Анатольевна.

– Я могу проверить. – Милентина набрала номер телефона коллеги. – К сожалению, Вера не отвечает. Ничего не могу предпринять.

Лицо Жени сделалось белее лежавшей на столе бумаги.

– Пожалуйста, помогите мне. Хотите я встану перед вами на колени?

– Прекрати истерику! – Милентина поднялась и направилась к двери, но он опередил её и, опустившись на колени, обхватил руку, поднёс к губам. Она растерялась – если открыть дверь, все увидят и пойдут сплетни. А он продолжал покрывать её руку истерически страстными поцелуями.

– Встань! Я попробую что-нибудь сделать, – она взглянул на его бледное измученное лицо. – Что это за ранка у тебя на шее?

– Я же говорил вам, что моя бабка вампир. Когда ложусь спать, она склоняется надо мной и зудит, зудит… А как засну, кровь мою пьёт.

У Милентины от этого бреда закружилась голова.

– Ладно, Вера Анатольевна будет через час. Покажись ей и, если она вспомнит, что ты выполнял эти лабы, пусть сделает отметку в журнале.

– А можно мне с вами позаниматься?

– Хорошо. Приезжай в субботу.

– Во вторник в актовом зале наш концерт. Приходите.


* * * | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | * * *