home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


История 1

Волжский “Титаник”

Последние годы Милентиной овладело стремление к совершенству в её хобби – написании настоящих триллеров. Денег это благородное чувство ей пока не приносило, но любое движение вперёд всегда повышает жизненный тонус, и, во-вторых, увеличивает шанс на удачу. Отдавая себе отчёт в том, что до настоящего мастерства ей ещё идти и идти, Милентина периодически покупала на распродаже “Всё по 20” как произведения классиков, так и современных авторов. “Проглатывала” книгу за одну поездку в метро. Развив в себе способность к быстрочтению, Милентина интересовалась не столько содержанием, сколько удачными сравнениями, волнительными описаниями порывов души, картинами природы. Рассказы Льва Николаевича Толстого – те самые, которые она проходила ещё в школе, разочаровали своей несовременной тяжеловестностью. Но неожиданно для себя самой она пришла в восторг от поэтических текстов в книге Елены Степановой “Магия природных сил”: “Дитя Солнца он (огонь) порождает жизнь, но тут же, опустившись в недра Земли, превращается в ненасытного демона Смерти и безжалостно эту жизнь разрушает… Я стою одна среди высушенной Солнцем равнины, уходящей в бесконечность за далёкий край горизонта. В этом мире есть только я и Солнце… И я смотрю, как остывающий диск светила медленно, но неуклонно приближается к роковой черте. Щемящая тоска сжимает сердце – расставание неизбежно… Ночь встаёт у меня за спиной холодным мраком. Одинокая долгая ночь, отделяющая меня от желанного солнечного луча на рассвете”.

Однако сейчас, когда Милентина смотрела сквозь забрызганное стекло иллюминатора своей каюты на двухметровые серые волны взбудораженного сильным ветром Жигулёвского моря, ей вспоминались другие тексты, посвящённые стихии воды: “Я сливаюсь с озером тихо и незаметно, подобно ручейку, впадающему в него… Вода растворяет тело, освобождая меня и соединяя с собой… Я проникаю везде. Разливаюсь по поверхности Земли морями и океанами, теку реками, рождаюсь росами и поднимаюсь туманами. Я плыву над Землёй облаками, чтобы пролиться дождём…”

В каюте становилось душно. Милентина решила выйти на палубу и наполнить лёгкие стихией ветра, повелителя рождающих дождь туч. Поднимаясь по лестнице, в какое-то мгновение испытала неприятное ощущение потери равновесия. Надо не забыть принять на ночь таблетку от морской болезни. Подойдя к перилам, Милентина взглянула туда, где должен был быть берег. До него всего три с половиной километра, но волны и туман заслонили горизонт. Лишь на миг они расступились, и она увидела зелёные холмы Приволжской возвышенности. Неожиданно ноги начали терять опору… Она не знала, что при движении задним ходом теплоход упёрся в подводное препятствие и что это вызвало пробоины в районе топливного танка. Сквозь отверстия вода начала поступать в топливную цистерну, а затем в машинное отделение. Теперь судно шло с креном и увеличением осадки. Достаточно было резкого маневра влево и шквалистого ветра, чтобы оно стремительно легло на правый борт. Капитан понял, что произошло лишь в последнюю минуту перед трагедией и повёл судно на мель – это был единственный шанс спастись… Огромная волна, накатившаяся на палубу, смыла всех, кто вышел подышать свежим воздухом…

Инстинкт заставил её задержать дыхание. Она была на дне впадины, и глаза её упирались в холодный серый вал, который в любую минуту мог накрыть её с головой, проникнуть в лёгкие, оборвать тонкую ниточку под названием жизнь. Но вода не хотела её смерти и вынесла её на гребень волны, откуда сквозь туман она увидела камыши. Она не могла хладнокровно оценить расстояние, но ей показалась, что это остров и что находится он гораздо ближе, нежели берег. Она никогда не плавала на расстояния более двухсот метров, и даже страх смерти вряд ли помог бы ей преодолеть в условиях штормовой погоды три с половиной километра. Но остров казался совсем близко, и она плыла, стараясь не расходовать понапрасну силы. И когда оказывалась на гребне, снова видела камыши, намокший от дождя, но всё равно жёлтый песок. Видела на чуть меньшем расстоянии, и это вселяло надежду. Казалось, ещё немного, ещё чуть-чуть, и её нога ступит на берег.

Внезапно где-то совсем рядом раздался приближающийся гул мотора – прямо на неё, подскакивая на волнах, летел катер. Невероятным усилием воли, она сделала рывок вперёд и погрузилась в пучину. Воздух в лёгкие набрать не успела, а над головой только серая тяжесть мутной воды. Отталкиваясь ногами, устремилась вверх, недоумевая, как же могла уйти так глубоко. А потом она перестала ощущать время, перестала думать о жизни и смерти, но все равно плыла и плыла, пока не наступило забытьё. Неожиданно острая боль пронзила щёку. Она ощутила на губах вкус крови. Отчаянно барахтаясь, сделала несколько взмахов и упёрлась грудью в песок. Проползти последние несколько метров на пути к спасению оказалось труднее всего. Она перевернулась на спину, чтобы не задохнуться, и увидела между расступившимися тучами синюю небесную реку, а потом и краешек светила. И тогда она начала погружаться в сон, который должен был восстановить её силы и помочь найти выход. Но какой выход? Она вдруг с ужасом осознала, что не помнит ничего, что было с ней до того, как она оказалась в бушующей водной стихии.

Первое, что увидела она, когда открыла глаза, была темнота. Сверху что-то белело в слабом свете луны. Это не было небо. Она провела рукой по лицу и обнаружила, что на правый глаз наложена повязка. Привыкнув к темноте, левый глаз проинформировал её, что она находится в маленькой комнате с белым потолком, светлыми обоями и двумя окнами. Дверь была плотно прикрыта. Она подошла к окну и увидела ночное звёздное небо. Диск полной луны висел между верхушками старых лип и освещал большое травяное поле. Сон улетучился, и осталось одно желание – дождаться утра, когда она увидит своих спасителей. Но что она скажет им? Откуда она? Как её имя? При каких обстоятельствах она оказалась в этом бушующее море? Она открыла окно и, забравшись на подоконник, прыгнула на мягкую траву. Неожиданно пахнуло дымом сигареты. Она обернулась. На крыльце белого одноэтажного дома курил высокий мужчина. На нём была серая куртка из плащевой ткани и вправленные в сапоги такие же брюки.

– Куда вы?! – окликнул он Милентину. – Я провожу вас в комнату. Вам нужен покой.

– Так это вам я обязана жизнью?

– Громко сказано. Мы с женой нашли вас.

– На острове?

– Нет, здесь на берегу. Вы были в бреду, ничего не могли вспомнить.

– А что с моим глазом?

– Не волнуйтесь. Ничего серьёзного – напоролись на корягу. Я обработал рану.

– Вы врач?

– Ветеринар. Зовут меня Кирилл Геннадьевич Баринов. Можно просто Кирилл. А вас?

– К сожалению, ничего не могу вспомнить. Ничего, кроме волн. Ещё мне казалось, что я вижу остров. Он был совсем близко.

– Вы проплыли более трёх километров с места затопления волжского “Титаника”. Кто-то остался в каютах, других засосала воронка. Но вам повезло – можете считать, что заново родились. Дня через три сниму повязку, сделаю фотографию, и вашу личность быстро установят.

– Сколько времени я была в отключке?

– Вы спали почти двое суток. За это время я раздобыл список без вести пропавших. Вы не против, если я зачитаю его? Возможно, услышав своё имя, вы вспомните.

“Милентина Ивановна Колбасюк” значилась в списке под номером 30. Но, услышав своё имя, она не почувствовала ничего, ни один мускул не дрогнул на её лице, и Кирилл продолжил озвучивать другие фамилии и имена.

– Пойдёмте на кухню. Я напою вас молоком с мёдом, вы хорошенько выспитесь, и… утро вечера мудренее. Что-нибудь придумаем.

Окна её комнаты выходили на восток, и она проснулась с первыми лучами солнца. Но разбудил её не солнечный свет. За окном раздался весёлый лай, и эти звуки показались ей удивительно знакомыми. По зелёному полю разбрелись удивительно красивые и элегантные, поражающие благородством своего экстерьера русские псовые борзые. Не желая будить хозяев, Милентина опять воспользовалась окном и вплотную подошла к своре. В этот момент что-то привлекло внимание борзых, и они, воплощая немыслимую скорость бега, начали стремительную скачку, перелетая, как птицы, через бугры и ямы. Но лаяли не борзые. За ними с вершины небольшого холма наблюдала огромная белая собака, по-видимому, сторожевая.

– Да, захватывающее зрелище. Сколько ни смотрю, всё не налюбуюсь, – к Милентине подошёл Кирилл, держа под руку невысокую полную женщину.

– Познакомьтесь, это моя супруга Ольга. Тоже борзятница. Ну-ка, Оля, давай нашу коронную.

Пространство земное полётом пронзая,

Стрелой ли, стремительной птицей

То русское чудо – собака борзая

По полю бескрайнему мчится, – эти стихи знает каждый, кто любит эту породу, а я люблю её безумно. Эта собака венец всея Руси, с ней выезжали на охоту царственные особы, начиная со времён Ивана Грозного, её изображали на своих полотнах известные живописцы, о ней писали А.С. Пушкин и Л.Н. Толстой. Когда воздух наполнится ароматом осени, нас с Кириллом неудержимо тянет в поле вместе с нашими собаками. Они преследуют зайца, а наши сердца стучат в унисон…

– Да, в городе такую собаку держать проблематично.

– Это заблуждение. Во-первых, борзая по весу относится скорее к средним собакам, ест намного меньше овчарки, в квартире ведёт себя очень деликатно и ненавязчиво. Да и места занимает, как ни странно, не так много – сложится в гармошку и наблюдает. Возбуждается только при виде зверя. В людном месте с поводка спускать её не рекомендуется. Но если дать ей возможность хотя бы раз в день побегать в парке или на стадионе, этого вполне хватает. Но, увы, многие не знают всех достоинств русской псовой и не рискуют заводить.

– А вон та белая собака на холме…

– Это наш охранник Марсель.

– Что за порода?

– Тоже большая редкость в России – мареммо-абруццкая овчарка.

– Маремма… – лицо Милентины стало белым как полотно.

– Что с вами?

– Я вспомнила! Всё вспомнила!


Всё началось после того, как её подруга Кристина продала свою квартиру и приобрела добротный трёхэтажный коттедж вместе с тридцатью сотками земли в 140 километрах к югу от Москвы. Места глухие, рай для охотников – немногочисленные жители деревни Сашкино обеспечивали свои семьи на всю зиму олениной, мясом дикого кабана и зайчатиной.

Правда, при этом мужу Кристины Олегу пришлось отказаться от работы в Москве и целиком положиться на доход со своего бизнеса – торговли пригнанными из Приморского края праворулевыми японскими автомобилями. Некоторые профи полагали, что предназначенные для внутреннего рынка модели более надёжны, а цена на порядок ниже, так что на небольшой доход от продаж супруги могли рассчитывать, несмотря на большую конкуренцию. Однако вскоре оказалось, что из-за пробок мотаться в столицу для встречи с каждым покупателем весьма проблематично. Нужно было собрать деньги для приобретения в столице хотя бы небольшой квартиры.

В этой ситуации помог живший в коттедже напротив сосед Виктор Степанович. Это был 77-летний перенесший два инфаркта живчик, работавший, по его словам, когда-то большим начальником в Мосэнерго. Оба коттеджа были построены под его руководством и походили друг на друга как две капли воды. Несмотря на возраст, старик был заядлым охотником – в утеплённой псарне жили несколько гончих и борзых. Для последних было распахано и засеяно специальное поле, куплена беговая дорожка и механический заяц. Иногда, стоя у окна, Кристина с замиранием духа наблюдала за состязанием быстроногих псов. А на будущее ей была обещана охота на волков…

Виктор Степанович одолжил Кристине на неограниченный срок пару лимонов, и на эти деньги ей удалось купить однокомнатную квартирку в построенном, но пока ещё не сданном доме в одном из Балашихинских микрорайонов эконом-класса с громким названием “Sokramento”. Для Милентины Олег зарезервировал участок в Сашкино, и она мечтала о том, что к лету закончит там строительство дачи и проведёт отпуск не хуже, чем за границей – в двадцати пяти километрах от Сашкино у места впадения в Оку реки Тарусы располагался знаменитый городок русских писателей. И была там Долина грёз, названная так великой поэтессой Мариной Цветаевой. В долине той к ней чудесным образом приходило вдохновение, и Марина считала, что место это необычное, и исходившая от него энергетика связана с чем-то непознанным. Так считали и современные уфологии, проявившие к Долине грёз повышенный интерес. Так что летние приключения Милентине были обеспечены.

Но неожиданно эти мечты омрачило неприятное известие. Сквозь рыдания Кристины Милентина с трудом поняла, что её роскошную самоедскую собаку Бонифация атаковали иксотовые клещи, и результатом стало смертельно опасное заболевание пироплазмоз. Боню, к счастью, спас местный ветеринар, взявший за свои услуги всего 800 рублей. Это был добрый, созданный для любви ко всему миру пёс. Но для живущей в большом доме женщины была необходима и сторожевая собака. Кристина обратилась к Милентине с просьбой выбрать щенка, зная, что для подруги данное занятие относится к числу самых приятных.

Собаки редких пород стоили дорого, но уверенности в их соответствии высоким стандартам у Милентины не было. Как-то она провела опрос владельцев питомников – интересовалась, нельзя ли купить родословную для собаки. Никакой конкретной собаки она не имела ввиду, просто хотела посмотреть на реакцию. Половина заводчиков мялись, разрываясь между желанием заработать деньги и возможным ущербом для репутации своего питомника, другие соглашались после показа собаки, третьи говорили “Да”, не интересуясь качеством её питомца.

После долгого анализа выбор её пал на мареммо-абруццкую овчарку собаку или проще – маремму. В старой английской книге Мидентина вычитала, что, к удивлению владельцев этой породы, огромные белоснежные псы могут жить и в будке, и в квартире и, в отличие от большинства других пород, довольствуются умеренными прогулками. К тому же прекрасно уживаются с другими домашними животными, не являются однолюбами и не проявляют неожиданной и ненужной агрессивности. В то же время, по результатам проведённого рейтинга собак сторожевых пород, мареммо-абруц-цкие овчарки признаны лучшими в мире охранниками.

Раз загоревшись, Милентина погрузилась в объявления в интернете. Увы, порода популярна главным образом в Соединённых Штатах и Японии, а в России на данный момент продаётся один щенок, да и то не в Москве, а в историческом городе на Волге Угличе. Ну, что же, в Угличе она была только один раз в далёком детстве. Так что в одной поездке можно будет получить сразу два удовольствия. Правда, об экскурсии на теплоходе речь не шла – Вася требовал, чтобы во время любой продолжительной отлучки жены к собакам был бы приставлен специальный человек, но такого Милентина пока не нашла, а вести с собой всю свору было нереально. Однако в отсутствии пробок до Углича можно доехать на машине часов за пять, так что на следующий день, как только Вася уехал на работу, Милентина села за руль своего нового джипа и на всех парах помчалась в город, известный не только своей архитектурой, но и историческими загадками.

И вот перед ней открылся вид на старинный кремль, расположенный на высоком правом берегу Волги. До начала 17-го века город окружали кольца монастырей, служивших одновременно и крепостями для обороны участков посада. Но к 1611-му году при набегах поляков и литовцев деревянный город был разрушен и сожжён дотла. И только благодаря вмешательству Екатерины Великой, был разработан план строительства каменных соборов, монастырей, торговых рядов и домов. Так возник сохранивший свой облик и в наши дни архитектурный ансамбль города на Волге – города, в котором был убит младший сын Ивана Грозного Дмитрий. Об обстоятельствах его смерти до сих пор нет единственной версии. Убит? Погиб? Подменён? Но факт тот, что в результате смерти этого страдающего припадками эпилепсии мальчика, на арену военно-политической борьбы вышел ставленник Польши Лжедмитрий, объявивший себя чудесно спасшимся царевичем.

Хозяин мареммы жил в покосившейся от времени избе, окруженной ухоженными садовыми деревьями, грядками и теплицами. Посаженая на цепь белоснежная собака лежала возле будки и зорким взглядам отслеживала каждое движение чужой. Она была очень красива, но выглядела не совсем так, как хотелось бы Милентине – была несколько худощава. А Милентине больше нравились “американцы”, мощные и широкогрудые как ньюфы и похожие на медведя.

Увидев промелькнувшее на её лице разочарование, хозяин, представившийся Сергеем, тут же предъявил фотографии отца щенков – огромного ширококостного пса с пышным хвостом, угольно чёрным носом и ясным взглядом тёмных глаз. Он стоял на задних лапах, положив передние на плечи хрупкой женщины и уткнувшись носом в её лоб.

Но вот и загончик, в котором проживает щенок. Бедная малышка сидела на короткой цепи, привязанной к самодельному ошейнику. Милентина легко подняла на руки щенка и невольно залюбовалась ослепительной белизной его шёрстки и милой мордашкой.

Это не был метис. Однако недостатки экстерьера сразу бросались в глаза: отвечающего за цвет мочки носа и окантовки глаз меланина на данного малыша явно не хватило: казалось, что обводя глаза щенка, Природа вдруг обнаружила, что чёрная краска закончилась, и половина века осталась розовой. Но главным недостатком была лёгкость щенка, вес которого во взрослом состоянии не должен быть меньше 36 килограммов. Причина выяснилась сразу после того, как “заботливый” заводчик вручил Милентине написанные от руки “Правила выращивания щенка данной породы”. Согласно этой “инструкции”, кормить трёхмесячного щенка надо аж целых два раза сваренной на воде кашей с добавлением овощей. Ни о мясе, ни о подкормках и витаминах для суставов не упоминалось. Конечно, брать так плохо выращенного щенка было рискованно, но Милентина уж подержала его на руках, прониклась жалостью. Ничего, она откормит собачку и та наверстает упущенное.

Щенка назвали Раисой – так захотел Олег. У любого нормального человека крупная, похожая на белого кавказца овчарка поселилась бы в вольере. Но в таком случае между хозяином и его питомцем не возникает такой неразрывной связи, когда ради своей любви собака готова пожертвовать жизнью, когда между ними постоянно происходит биоэнергетический взаимно целительный обмен. Палас, правда, пришлось убрать после того, как пару раз Раиса не смогла удержаться от производства довольно большой лужи. Щенок есть щенок… Когда маремма видела или чувствовала, что хозяйка вот-вот проснётся, она клала свою объёмную, но по детски наивную мордочку на край постели и смотрела на Милентину влюблёнными глазами. А мордочка у неё была такая миленькая, что хотелось расцеловать.

С мелкими питомцами Раиса быстро подружилась. Стоит только ей распластаться на полу, крохотный шпиц Лиза тут же садится верхом на загривок и потом ещё долго занимает эту позицию всадницы.

Молодые шпицы постоянно раскидывали по комнате тапочки хозяйки, и каждое утро начиналось с громкого крика: “Где мои тапки?” В течение первой недели Раиса внимательно следила за происходящим – за тем, как, встав на четвереньки, Милентина заглядывает под кресло и диван, обшаривает клетку, обзывая при этом своих питомцев нехорошими словами. А на восьмой день трёхмесячная маремма решила добровольно взять на себя обязанность самой производить розыск и приносить тапки к кровати. Тогда Милентина и не подозревала, что кратковременные визиты Раисы к постели хозяйки с просьбой получить свою порцию ласки приведут к трагедии.

Поглощённая заботой о щенке, Милентина невольно ослабила внимание к чаушке Урсуле – и мяса давала ей поменьше, чем Раисе, и на прогулки выходила реже, всё чаще выпуская собаку просто побегать во дворе. Как-то выпало из памяти, что с большой собакой до полутора лет предпочтительней гулять на поводке, и не надо давать ей бурно резвиться в обществе других собак – от неудачных прыжков могут возникнуть проблемы с ногами. А Урсула носилась как угорелая. В итоге растянула связки и начала хромать на правую ногу. Милентина незамедлительно приступила к лечению и предложила ей хондропротектор, лекарство невкусное, но собака с благодарностью глотала и его, и другие таблетки. А также охотно подставляла ногу для обработки гелем для лошадей.

В интернете Милентина также нашла информацию об опытах, проводимых в Штатах женщиной-ветеринаром с целью улучшения опорно-двигательного аппарата. Прежде считалось, что собаки не нуждаются в дополнительном введении в организм витамина С, но оказалось, что большие дозы аскорбинки творят чудеса: у щенков крупных пород, получавших до 2 граммов витамина с 4-месячного возраста, не возникало никаких проблем со связками, а во время стрессовых ситуаций, связанных с изменением места жительства, витаминизированные собаки вели себя более адекватно и лучше адаптировались к новым условиям. Если бы Милентина узнала об этом ещё до появления в доме Раисы, возможно, и не произошла бы трагическая и отчасти мистическая история из серии загадочной связи между людьми и зверьми.

Один знакомый старенький ветеринар из тех, кто пошёл в эту профессию ради истинной любви к животным, как-то рассказал ей о том, что за свою долгую практику накопил материал на толстую книгу о том, как болезни людей передаются их домашним животным и как они умирают вместо своих хозяев. Семья его близкого родственника взяла на полное иждивение одинокую семидесятипятилетнюю тётю, страдающую болезнью Паркинсона и различными фобиями – старая женщина боялась громких звуков, телевизора, лифта и окружающего мира вообще, почти ничего не ела. Когда в дом приходили посторонние, бабушка запиралась в ванной. В семье жила очень жизнерадостная шестилетняя немецкая овчарка, отдрессировная и по общему курсу, и по защитно-караульной службе. Но через какое-то время после появления в доме психически больной женщины от игривости и смелости собаки не осталось и следа. Овчарка упорно отказывалась выходить на улицу, впадала в панику от телефонных звонков и громких голосов из телевизора, испуганно поджимала хвост и просилась на лоджию, когда кто-нибудь приходил в гости. Со временем эти симптомы всё усиливались. Собака отказывалась от еды, долго и протяжно выла, когда хозяева уходили на работу, а потом у овчарки появились явные признаки болезни Паркинсона: она противно трясла нижней челюстью и головой. Вскоре у собаки отнялись лапы, и её пришлось усыпить. А самочувствие старушки заметно улучшилось: появился аппетит, она больше не запиралась в ванной и даже начала смотреть телевизор.


Ночью у Милентины разболелась нога – опухшее колено рассылало болевые импульсы по всему телу. С трудом встав с постели, она захромала на кухню и, достав из аптечки пакет с лекарствами, вывалила его содержимое на стол. Долго при свете ночника перебирала упаковки, прежде чем убедилась в своём упущении – в аптечке не осталось никаких обезболивающих средств. А утром произошла трагическая случайность с Раисой. Милентина с Васей пили кофе, когда из спальни донёсся громкий вопль собаки и истерический хоровой лай. Вбежав в комнату, Милентина, к своему ужасу, обнаружила, что вся свора сгрудилась вокруг лежащей на полу возле её кровати щенка и истерически облаивает поверженного конкурента. Задняя лапа Раисы была неестественной вывернута, и при малейшем прикосновении собака завывала от страшной боли. Милентина бросилась к телефону и набрала первый из найденных в интернете номеров скорой ветеринарной службы. Потом обзвонила все клиники, но врачи говорили, чтобы она дождалась заключения ветеринара из “скорой”, а потом уже обращалась к ним, если её не устроит квалификация консультанта.

“Скорая” приехала через четыре часа, когда собака уже впала в кому от болевого шока. Страдания её можно было облегчить только усыплением, но спасать, по мнению ветеринара, было бесполезно – из-за плохого содержания в доме заводчика у щенка были слишком слабые связки, порвавшиеся при неудачном приземлении с кровати на скользкий пол. Правда, если бы он приехал раньше, можно было бы попытаться сделать операцию, вставить штифт. Но у многих собак этот метод приводит к сильной аллергии, к тому же за удаление штифта придётся заплатить, как и за операцию, 30–60 тысяч рублей, а без штифта вывих почти наверняка произойдёт снова. Так что, несмотря на информацию в интернете о том, что маремма прекрасно себя чувствует, получая и подножий корм, опорно-двигательный аппарат растущего щенка требовал мяса и витаминов для суставов. Трёх недель откармливания оказалось недостаточно. И как она могла поверить этому коновалу, запросившему 8 тысяч за усыпление?! Если бы её саму в тот момент не мучила такая сильная боль, что легче было бы умереть, она сразу распознала бы в этом ветеринаре проходимца – разве можно так сразу выносить приговор?! Просто оплата за уколы и наложение шины составляла в три раза меньше, чем он попросил за усыпление. Но тогда он очень убедительно заверил её, что реанимация невозможна.


Как ни странно, после того, как не стало Раисы, боль вдруг прошла, но Милентина осознала, что потеря велика – что не говори, но тот, кто держал собак разных пород, знает, что красивый щенок крупной собаки воспринимается как нечто большее, чем отпрыск братьев меньших. И запоминается он на всю жизнь. Теперь она часами просиживала за компьютером, читая в интернете информацию о маремме. Периодически появлялись объявления о продаже щенков, но, когда она звонила заводчику, почему-то оказывалось, что все малыши, кроме одного, зарезервированы, и, значит, ей опять достанется плохонький замухрышка. Милентина провела маркетинг породистых щенков мареммо-абруццкой овчарки от Бреста до Урала, от Архангельска до Сочи и от Урала до Приморского края. Если где-то и попадался щенок супер-шоу класса и белый как снег, то и цена зашкаливала.

Милентина собралась было выходить из интернета, как вдруг на каком-то сайте, к своему большому удивлению, обнаружила сразу три объявления о дарении, а точнее продаже за символическую сумму мареммо-абруццкой овчарки. Первая из предлагаемых собак была роскошная медвежьего типа абсолютно белая сука, проживавшая в Санкт-Петербурге. Отдавали её по причине полного банкротства владельцев, вынужденных размышлять на тему собственного существования. Но хозяйка оказалась дотошной и когда выяснила, что в доме Милентины нет детей младшего школьного возраста, опекать которых привыкла собака, отказалась от дальнейших переговоров.

Вторая сука – найдёныш. Собаке повезло – изголодавшуюся грязную в колтунах великаншу приютили хозяева коттеджа стоимостью в 30 миллионов рублей, построенного посреди дубравы и берёзовой рощи в посёлке Боровиково де люкс. Собаку привели в порядок, стерилизовали по причине особого интереса со стороны проживавших в доме чёрных терьеров и решили оставить себе в качестве ещё одного охранника. Но исстрадавшаяся псина не желала облаивать людей и хотела от них только одного – любви и ласки. На её беду, хозяева особняка оказались людьми прагматичными и, несмотря на своё богатство, считали неразумным кормить не желающего работать пса.

Собаку было, конечно, жалко, и Милентина без промедления отправилась в посёлок де люкс. Но, увы, пёса так мало походила и на маремму вообще, и на Раису, в частности, и к тому же прониклась такой благодарностью и любовью к подобравшей её женщине, что Милентина уговорила хозяйку не травмировать собаку передачей новым хозяевам.

Осталось не изученным последнее, третье объявление. При более подробном ознакомлении Милентина поняла, что да, это её собака. Ослепительной белизны огромный и пушистый полуторагодовалый кобель был очень хорош. “Отдавала” его за 20 тысяч рублей владелица питомника больших пиренейских собак и мареммо-абруц-цких овчарок в городе Волжском Волгоградской области Отдавала по причине, что кобель не стал чемпионом из-за сырой морды, слишком крупной головы и прочих несущественных для любителя недостатков. Предложение было вдвойне заманчивым по той причине, что заводчица через три недели собиралась на машине в Москву, так что можно было не гнать в жару 800 км по загруженному шоссе, а сесть на теплоход и прокатиться на теплоходе по Великой русской реке, а обратно – на машине вместе с заводчицей и мареммой….


Год спустя.

Самой крупной собакой в домашнем зверинце Милентины стала подаренная её спасителем русская псовая борзая Риорита. Белорыжая с тёмной маской на длинной морде, элегантная и аристократичная, воплощение скорости. Нет среди любителей этой породы человека, которого это чудо не вдохновило бы на поэтическое творчество.

“Ату! Ату! Угонка, разворот, бросок!

Ломая хрупкий лёд пространства,

Осколки времени швырнув за поворот,

Крылатой тенью настигает и берёт”.

(Полина Деул)

Инстинкт преследовать всё, что движется, догнать и поймать у борзых врождённый, скорость изумительного по красоте бега достигает 60 километров в час. Но, несмотря на это, Милентина вырастила Риориту без особого труда – помог совет американских ветеринаров о скармливании больших доз витамина “С”. Непоправимых бед при смене молочных зубов Рита не сотворила, за исключением одного случая, когда кошка Шэрон поймала залетевшего на лоджию воробья. Можно себе представить, во что превратилась квартира, когда рослая, сантиметров 80 в высоту и около двух метров в длину псина пыталась вырвать птицу из пасти маленькой и лёгкой как пёрышко кошки. Первой рухнула вешалка, распластались по полу шубы, рассыпались коробки с летними шляпами, с плиты одна за другой слетали кастрюли… Утихомирить присоединившуюся к ней стаю Милентина могла только одним способом, произнеся магическое слово “палка”. Эта длинная-длинная палка всегда лежала на диване в состоянии боевой готовности. Конечно, Милентина не била своих питомцев. Однако они знали, что палка – грозное оружие в руках разгневанной хозяйки, и мгновенно усмиряли свои страсти. Но в это утро палки на месте не было. Не закатилась она ни под диван, ни под стол, а больше и спрятать её было негде. Значит, предварительно её животинки каким-то образом избавились от оружия мести, и это позволило им продолжить игру в охоту за мёртвой птицей аж до одиннадцати утра.

В городе, конечно, условия для русской борзой не подходящие. Если до девятимесячного возраста щенок благополучно резвился на ограниченном пространстве газонов, даже не помышляя выскочить на проезжую часть, то по мере роста жажда охоты всё сильнее давала о себе знать. При виде любого движущегося объекта размером с зайца, лису или даже волка Рита совершенно “борзела” и, если вовремя не схватить её за ошейник, сломя голову, неслась к намеченной цели. А однажды с разгона врезалась в щенка кане-корсо. Удар был такой силы, что обе собаки покатились кубарем, при этом не обошлось без травмирования мишени. Знакомые собачники в один голос советовали не выбивать из прирождённого охотника инстинкт настигать добычу и отдать Риту в руки профессионалу – любящая людей, ласковая ко всем, знакомым и незнакомым, борзая, как уверяли Милентину, легко перенесёт смену хозяина, тем более, если ей предоставят достойные такой породы условия.

Милентина знала, что даже подрощенную собаку можно отдать другому хозяину, если он придётся ей по душе. Однако, как выяснилось, Рита предпочитала жить в тесноте городской квартиры, но не расставаться с Милентиной и полюбившейся ей стаей четверолапых друзей. Радостно приветствуя гостей, благодаря их за похвалу её красоте, она мгновенно меняла к ним своё отношение, едва звучали слова: “Ну, пойдёшь к нам жить?” Не нужны были ей от других ни лакомые кусочки, ни обильные ласки. От страха, что её могут разлучить со ставшим ей родным домом, Рита дрожала, вставала на задние лапы, обхватывая передними Милентину за шею и вопросительно заглядывала в глаза. А если встреча происходила на улице и её пытались взять за поводок, она вырывалась как пойманный в сети дикий зверь.

Ничего не оставалось делать, как отучать Риту от непреодолимого желания выискивать в самых неподходящих местах движущийся объект и начинать погоню. Выдрессировать непослушную и легко впадающую в азарт собаку дело не легкое. Руководить и управлять стаей может только человек, обладающий большой внутренней энергией и способный к настоящему гневу. А Милентина, хотя и имела опыт в дрессировке, была человеком, не умеющим испытывать сильную злобу. Звери понимают, что хозяин мягкотелый и если и подчиняются, то только из любви к нему. А ежели захочется пошалить, то позволят себе распоясаться по полной программе. Чтобы заставить их выполнять команды, Милентине иногда приходилось искусственно приводить себя в состояние разъярённого начальника. Она размахивала палкой, бранилась как последняя пьянь, и это помогало.

Что касается прогулок, Милентина приспособилась выпускать Риту на покрытую гравием окружённую высоким забором овальную площадку, на которой в зимнее время заливали каток. Бегать по такому покрытию очень полезно для суставов, однако желания развить полную скорость у собак не возникает – всё-таки соприкосновение с мелкими осколками асфальта или острыми камнями может быть болезненным. Полюбоваться в полной мере полётом русской борзой, когда кажется, что собака почти не касается земли, удавалось только в поместье Кристины. Однажды сосед Виктор Степанович созвал гостей посмотреть на бега его борзых за механическим зайцем и даже организовал небольшой тотализатор.

– Охота с борзыми – занятие редкое и очень дорогое, а вот бега в Англии, Штатах и других странах пользуются большой популярностью. По субботам только на одном из лондонских стадионов сборы составляют порядка 14 тысяч фунтов стерлингов.

После такой речи градус азарта игроков поднялся по шкале вверх, и, сделав ставки, все с нескрываемым интересом направились в поле. Оно начиналось прямо за домом Кристины и простиралось до лесного массива на линии горизонта. Борзых, и среди них Риориту, придержали в шестидесяти метрах от места запуска зайца. Ату! И по команде четыре собаки полетели стрелой за движущейся мишенью. Рита с её выдающимися врождёнными способностями с лёгкостью опередила бы соперников, но внезапно что-то отвлекло её внимание и, сойдя с дорожки, она стремглав понеслась в сторону леса.

– Настоящего русака кто-то вспугнул, – предположил Виктор Степанович. – Притаился, наверное, в куртинках кустарника.

Но как ни всматривалась Милентина в горизонт, никакого ушастого так и не приметила. Правда, из леса вышел мужчина с собакой среднего размера, похожей на оленегонную лайку. В городе при встрече с любым сородичем Рита сходила с ума – начинала вырываться и скакать как необъезженный конь, выражая тем самым желание познакомиться и посостязаться в беге. Но агрессии не проявляла. Поэтому Милентина была крайне удивлена, когда увидела, с какой яростью вцепилась борзая в небольшое по сравнению с ней животное. Что касается, хозяина лайки, то он бросился на её защиту с храбростью героя, готового прикрыть своим телом амбразуру. Но, поняв, что борзая ему не по зубам, достал охотничье ружьё и прицелился…

– Стой! – как безумная завопила Милентина.

В сопровождении мужчин она со скоростью гончей бежала к месту схватки. Подскочив к Рите, схватила борзую за хвост и попыталась оттащить от её жертвы, но это не помогло. Хозяин лайки дал предупредительный выстрел. На секунду Рита разжала окровавленную челюсть, и подоспевшие мужчины оттащили в сторону раненного пса. Его грудь вздымалась редко, и каждый вздох сопровождался бульканьем крови.

– Кто-нибудь, помогите, – не в силах сдержать рыдание, хозяин пса обхватил его голову.

– Не жилец, – посетовал Олег, – но если сможете донести его на руках до моей машины, отвезу к ветеринару.

– Я понимаю ваше горе, – вздохнула Милентина, – и готова оплатить лечение, а в случае летального исхода – стоимость собаки.

– Вы миллионерша?

– Скорее, наоборот.

– Тогда, чтобы компенсировать моральный ущерб, нанесённый мне гибелью этой собаки, вам квартиру придётся продать.

– Что за чушь ты несёшь?! Цена твоей собаке максимум пять тысяч ре, – вступился за Милентину Олег. – И не хорони своего зверя раньше времени – ветеринар здесь опытный, а на операцию скинемся.

Ветеринарная станция размещалась в одноэтажной деревянной избе без удобств, но врач, к счастью, оказался на месте и, несмотря на субботу, был трезв.

– Олег, не оставляй меня наедине с ним, – шепнула Милентина, кивнув в сторону хозяина лайки, – не известно, какой будет исход.

– Собаку вашу я спасу, – пообещал ветеринар. – Но это обойдётся вам в ящик водки – у жены завтра юбилей.

Вздох облегчения вырвался из груди Милентины.

– Видите, какие здесь люди отзывчивые, а вы говорите “квартиру продать”… Не понимаю, что вы имели в виду.

– А то, что эта собака бесценна.

– Для любого хорошего хозяина его собака как ребёнок.

– Я не это имею в виду. Мой Джек – гибрид шакала и оленегонной лайки, обладающий уникальным нюхом – взрывчатку чует за версту, любой заданный предмет, даже скрытый двухметровым слоем земли, обнаружит без напряга. Вывел эту породу биолог Клим Сулимов. Брака в эксперименте было много – некоторые псы проявляли со временем трусость шакала, другие вообще не подчинялись дрессировке. Среди всех испытуемых только единицы обладали выдающимися способности и адекватной реакцией. Среди них Джек…


Предисловие | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 2 Кто найдёт логово шакала?