home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


История 8

Трудности перевода и географии

В конце марта заведующая кафедрой, где работала Милентина, получила штатное расписание, касающееся пока только вспомогательного состава. Согласно оного, вся нагрузка на проведение лабораторного практикума падала на плечи одного единственного лаборанта. Впадшие в депрессивное состояние старожилы кафедры вспоминали те добрые дореформенные времена, когда в помощь каждому доценту и профессору полагались и ассистент, и лаборант. Но вместо этого им предстояло перейти кому на пол, а кому и на четверть ставки. И хотя самым активным предложили целых три четверти, у Милентины впервые мелькнула мысль о суициде. Куда ещё податься профессору в возрасте, как не в школу? Но лично для неё первая попытка стать учителем английского (в студенческие годы она считалась лучшим устным переводчиком на факультете) закончилась заражением желтухой, в процессе второй – разнузданные матерщинники из девятого класса довели преподавателя физики до язвы. Вася, конечно, говорил, что не бросит её в случае нужды, но какой спрос с человека, самого нуждающегося в помощи психиатра? К тому же, несмотря на то, что начальство подписало бумаги на его повышение по службе и соответствующее увеличение зарплаты, приказ всё не выходил. Некоторые знающие люди поговаривали о банкротстве фирмы и предстоящих увольнениях.

– Ты знаешь, что Лев Толстой считал самым страшным для человека? – спрашивал её Вася и сам отвечал: – “Болезнь и угрызения совести”. А я с ним не согласен – если у человека есть совесть, значит, не всё так плохо. Для окружающих его людей гораздо страшней другое – отсутствие у него совести. Я имею в виду того, кто унизил меня, ветерана института, автора многих изобретений, и отобрал должность. Думал, что я психану и подам заявление, а я всё стерпел. Надеялся, что справедливость восторжествует, а они опять тянут…

Оставшись одна в преподавательской, Милентина вдруг ощутила, как разрастается в горле нервный комок, невидимые клещи сдавливают виски. Опустив веки, она трижды перекрестилась, шепча сквозь слёзы: “Господи, спаси и сохрани”.

– Ты с ума сошла?! Перед кем молишься? – прозвучал над ухом голос Любы.

Милентина открыла глаза. Она стояла лицом к календарю, над которым сама же прикрепила большую фотографию шакала в лучший период его жизни – летний, когда жёлтая похожая на лисью шерсть блестит на солнце, желудок наполнен сладкими фруктами, а зоркие глазки слипаются, готовясь к отдыху после сытного обеда.

– Из-за сокращения переживаешь? Не думаю, что тебя уволят, – попыталась успокоить подругу Люба. – Но на всякий случай займись-ка на досуге английским. Дашь объявления о частных уроках, подзаработаешь.

– Увы, за эти годы я уже потеряла квалификацию преподавателя английского.

На погружение души в смятение и мрак, очевидно, влияют не только субъективные обстоятельства типа потери работы, близких, банкротства – настроение создаёт и природа. И когда в день, который должен быть окрашен в оптимистические краски ранней весны, с неба тяжёлой громадой свисают тучи, в лицо впиваются колючки не то снега, не то града, а в ушах свищет ветер, потенциальные самоубийцы чаще сводят счёты с жизнью. Некоторые в метро. Милентина видела только красную лужу на гранитном полу и чёрный пакет смерти – их попросили выйти из вагона и дальше воспользоваться верхним транспортом. В тот день Милентина впервые приняла большую дозу транквилизатора, от чего перекосило мозги, стёрлась память, всё валилось из рук. Она машинально перекладывала предметы с места на место, отчего исчезнувший кошелёк вдруг оказался на подоконнике окна в общественном коридоре, потерянная сумка с продуктами – в магазине и тому подобное.

Но на следующее утро после чашки крепкого кофе она снова ощутила прилив энергии. Поле завтрака зашла в книжный, купила два толстых современных русско-английских словаря и приступила к написанию на английском сценария “Цена бандерлогов и Табаки”. Однако, увы, за свои восемьсот рублей она не нашла в них ни одного! из тех слов, перевод которых на английский не знала или забыла. Пришлось обращаться к “переводчику online”. Если бы у неё не было остаточных знаний языка, она вполне бы удовлетворилась абракадаброй, получившейся при дословном переводе фраз, но, к счастью, она ещё смогла разобрать, что из предложенных вариантов приемлемо, а что нет. Ну, как, к примеру, перевести словосочетания: “как минимум” и “как максимум”? Ответ на первый вопрос Милентину удовлетворил – “at least” – по меньшей мере. Зато на второй был предложен вариант дословного перевода “how maximum”. Говорят так в Америке или не говорят – одному богу известно, не считая носителей языка. К ним и пришлось обращаться. Однако найти этого самого носителя, да ещё имеющего не такой плотный график, чтобы он мог заняться наивной великовозрастной дурочкой, решившей в свои сорок с гаком прорываться в мировой кинематограф без денег и связей, оказалось не просто.

Наконец, в одном из языковых центров Милентине предложили оставить свою рукопись на две недели – за это время какой-нибудь носитель, возможно, и выкроет время для редактирования. Ей повезло – поработать над редактированием её послания в Голливуд и прилагаемых отрывков из романа “Четверолапые кладоискатели” взялась учительница из Лондона, молоденькая современная девушка. И как не гордилась Милентина тем фактом, что носитель языка понял основную идею её хита, переработать пришлось почти каждое предложение. К примеру, слово “game” (игра) в переносном смысле в английском языке не употребляется. “То reach the end” (достичь конца) означает не “отбросить копыта”, а, напротив, “добиться успеха”. Вместо “прикусить язык” предлагается более варварское деяние – “отрезать язык”. Англичанка предложила также не упоминать бандерлогов и табаки как персонажей сказки Киплинга “Маугли”-мало кто из англоязычных читателей вспомнит этого автора. Зато все на Западе знают, что кандидат в президенты Путин назвал бандерлогами оппозицию. Выражение “не может оторвать задницу” переводчица решила смягчить – “не пошевелит и пальцем”. Но зато ввела в лексикон своего родного языка предложенный Путиным глагол “шакалить”.

Окрылённая тем, что дело сдвинулось с мёртвой точки, Милентина решила использовать свою языковую практику для подачи очередного объявления на тему: “Куплю шакала”. Из республик Кавказа неохваченной оставалась только Грузия. Однако при поиске контактов с грузинскими охотниками в Яндексе не нашлось никакой информации, за которую можно было бы зацепиться. Зато теперь, вооружённая новым запасом английских слов, она прорвётся в эту закрытую для России страну Georgia посредством “google.com”. Относительно того, почему Грузия на английском носит название Джорджия, в сети ходило много версий. Кое-кто считал, что, демонстрируя свою преданность Соединённым Штатам, грузины переименовали свою страну в честь Джорджа Вашингтона, Джорджа Буша старшего и Джорджа Буша младшего. Но Милентина хорошо помнила, что и в её студенческие годы эта кавказская республика на английском называлась Джорджия в честь небесного покровителя Грузии Святого Георгия.

На сайте “Охота в Джорджии” ярко светило солнце, сочно зеленели субтропические леса, и всё это дополнялось пёстрыми костюмами егерей и грумов, тёплыми красками уютных охотничьих домиков. А цены! О существовании таких низких цен Милентина уже давно забыла – один доллар и двадцать пять центов, полтора доллара… за какие именно услуги переводить она не стала – не терпелось поскорей найти e-mail и отправить письмо о покупке уже не одного, а двух шакалов.

Второй шакал предназначался для Жени – к тому времени девушка не только окончательно созрела как член команды кладоискателей, но заинтересовалась и самой идеей воспитать маленького “Табаки”. Как и Милентине, ей казалось, что опыт установления контакта именно с этим диким зверем будет чрезвычайно интересным. Женя была готова заплатить за шакала $500, так что в письме Милентина указала, как ей казалось, внушительную для бедной Грузии сумму $1000. Обратный адрес она по-прежнему давала от имени Оксаны – у своего забыла код, и лень было возиться с заменой.

В тот же день пришёл ответ за подписью “Michael”: “Oxana, it’s illegal to purchase jackals in Georgia” (Оксана, покупать шакалов в Грузии незаконно). Милентина рассвирепела от такой наглости и сгоряча тут же отправила язвительный ответ на смеси русского и английского:

“Какой разительный контраст между поведением моих студентов из Грузии и Вашим, Михаил, заявлением о невозможности даже такого маленького нарушения закона, как приобретение шакала! Никогда не поверю, что в стране, где минимальная зарплата ещё совсем недавно составляла 11 долларов, никто не оторвёт задницу ради того, чтобы заработать в сто раз больше. Да, я слышала, что в Вашей республике борьба с коррупцией идёт успешно, но лично я предпочитаю утверждать только то, в чём сама могла убедиться. В Грузии не была ни разу с 1990-го. Однако, даже если всё, что говорит о Вашей стране в основном оппозиционная пресса, правда, нарушение, связанное с извлечением из норы маленького шакала – это капля в океане мировой коррупции”.

Ответное письмо на английском было кратким:

“У Вас неверные сведения о средней зарплате – in Georgia, USA она составляет около $4000 в месяц.

Только теперь Милентина поняла, что сайт “Hunting in Georgia” приглашал на охоту в американский штат Джорджия, расположенный на юго-востоке страны в зоне субтропического климата. Назван он был в честь короля Великобритании и Ирландии Георга 1, правившего с 1727 по 1760 год. Знаменит штат Джорджия самым большим в мире аквариумом – домом китовой акулы, самой большой ярмаркой домашней птицы, а также тем, что является малой родиной кока-колы.

Прежде чем выключить компьютер, раздосадованная очередной неудачей Милентина решила попытаться дать объявление в Хайфе. Всё-таки в зоопарке этого израильского города представлена вся фауна страны, и шакал в ней занимает не последнее место. К её удивлению, на объявление прошло без сучка и без задоринки, и вскоре она получила письмо, из которого следовало, что оно опубликовано на Доске бесплатных объявлений… Урала. Разбираться с проделками хакеров Милентина сочла бесполезным и тут же придумала другой вариант прорыва в город на Средиземном море.

Ещё в самом начале перестройки именно в Хайфу устремились из России многие, кто был евреем, или был женат на еврейке, или сумел доказать соответствующее происхождение своих предков. Так и друзья Милентины оказались сначала в знойной Африке, а потом перебрались кто в Канаду, кто в Штаты. ИЗРАИЛЬ НАХОДИТСЯ В АЗИИ!!! Тогда в девяностые сомнения тех, кто остался, в поэтической форме отобразил известный бард Александр Городницкий:

“Меня усердно за собой маня,

Предчувствуя неотвратимость бедствий,

В дорогу собирается родня —

Уже не эмиграция, а бегство.

А я вослед им говорю: “Пока,

Я опасаюсь временных пристанищ

В безмолвии чужого языка,

Который мне родным уже не станет”.

Тем не менее, 20 % населения Хайфы составляют русскоговорящие эмигранты, и среди них немало любителей животных и заводчиков, дающих объявления в интернете на своём исконном языке. Одно из таких объявлений и заинтересовало Милентину – его автор рекламировал своих щенков редкой породы “чехословацкий волчак”. Этот выведенный в середине прошлого века гибрид немецкой овчарки и карпатского волка за десятилетия селекционной работы сохранил экзотический экстерьер дикого зверя, но в нём уже прочно укоренились все качества служебной собаки. О себе автор объявления по имени Геннадий написал, что он впервые, а именно в 1996-ом году, привёз волчака в Израиль, а в 2008-ом опубликовал книгу “Волки и собаки”.

По прочтении данной рекламы у Милентины учащённо забилось сердце – вот она, родственная душа и собрат по перу, пишущий на ту же тему, что и она. Уж он-то наверняка сможет достать щенка шакала в стране, где их пруд пруди. И она не ошиблась. В ответ на её письмо Геннадий сообщил, что у него есть именно то, что нужно Милентине – две чудесные девочки шакала, которых он с удовольствием продаст ей за $2000.

Претендентке на щенка шакала Жене дозвониться не удалось, и Милентина дала согласие только на одну девочку при условии, что её возраст не превышает полутора месяцев. Конечно, при её более чем скромном бюджете она не рассчитывала на то, что за шакала придётся выложить тысячу баксов. Но в неувядающем мире кладоискателей прошла сенсационная новость: в особняке князя Нарышкина в Санкт-Петербурге реставраторы нашли тайную комнату, а в ней 40 мешков фамильного серебра. По закону половина от астрономической стоимости клада должна быть передана тому, кто первым обнаружил сокровищницу. Можно себе представить, какие страсти разгорелись вокруг решения этого вопроса и вообще вокруг дальнейшей судьбы нескольких тысяч предметов из коллекции князя Нарышкина. И хотя это другая история, которая с учётом наших реалий, имеет все шансы лечь в основу детективной драмы, кладоскатели получили мощный импульс для активизации своих поисков. А значит, и шакалу предстоит потрудиться…

В тот же вечер Милентина – Оксана получила подробный ответ на все вопросы:

“Оксана, по правилам вывоза животных за границу, они должны быть вакцинированы, включая прививку от бешенства. После этого берётся анализ крови на антитела. Минимальный возраст вывоза, в этой связи, 4 месяца. Цена $1000 за каждого. Сам вывоз тоже стоит денег – 50 евро за голову, плюс перевес, плюс стоимость клетки, и, конечно, никто не возьмётся “прихватить” зверя за “просто так”. Сам я телепортацией не владею. И личной авиакомпанией тоже. Так что закон для всех один. Желаю удачи. Пишите”.

“Я имею большой опыт в собаководстве, и наилучший контакт у меня всегда был с собаками, которые попадали ко мне в возрасте от 38 до 45 дней. Шакал нужен мне для исследования возможности его обоняния или какого-то иного экстрасенсорного чувства находить драгоценные минералы. Я пишу в соавторстве с профессором Милентиной Колбасюк роман “Четверолапые кладоискатели” и, независимо от того, найдёт ли шакал реальные сокровища, хочу провести дрессировку по всем правилам и установить, насколько правдивы были те экспериментаторы, которые утверждали, что собака после соответствующей подготовки может находить изумруды и другие содержащие бериллий драгоценные камни. Для моего эксперимента шакалёнок должен с раннего возраста считать, что я главарь стаи, а мои кошки, собаки, кролик и попугай – её полноправные члены. Замечено, что волки-подростки, которых передают в другие руки, становятся опасными. Если шакалёнок останется в семье, которую он увидел, едва открылись его глазки, из него может получиться то, что я хочу. Что касается объявленной вами цены, то двухнедельный щенок канадского волка, зверя гораздо более эффектного по сравнению с шакалом, стоит в Москве $330, месячный – $670, а подрощенного можно получить за символическую плату”.

“Желаю творческих успехов. Надеюсь, что у Вас есть возможность обеспечить собственную безопасность в случае успешного использования шакала в кладоискательстве или, напротив, разоблачения лжеучёных, сообщивших о якобы положительном результате. В любом случае вам действительно нужен шакалёнок в возрасте от 10 до 35 дней. Ищите в России”.

– Неужели этот ускользающий зверь никогда не станет объектом моих исследований, партнёром и другом? – со вздохом констатировала Милентина во время кафедрального чаепития по поводу… впрочем, посиделки во время перерыва не всегда возникали по особым случаям. Просто люди нуждались в обычном человеческом общении.

– Я вот что думаю, Милентина, – твой интерес к шакалу возник после того, как ты познакомилась с проводимыми в семидесятых годах исследованиями Института Высшей Нервной Деятельности по использованию собак для обнаружения драгоценных камней – минералов химического элемента бериллия. Это изумруды, александриты, аквамарины и другие. Но лично мне успех опытов по выборке собакой находящихся в витрине изумрудов кажется обманом, – заметила Люба Раевская. – Как физик я очень сомневаюсь, что, ориентируясь только по запаху, собака Джильда направилась к витрине, где лежал под стеклом именно этот драгоценный камень. Я могу понять, как чутьё собаки, превосходящее наше с вами в тысячи раз, может помочь обнаружить утечку газа, месторождение нефти, такой минерал как пирит, состоящий более чем на половину из серы. Но я никогда не слышала, чтобы у драгоценных камней был ещё и аромат. Опыт с Джильдой мог быть просто фокусом – на камне остались отпечатки пальцев её хозяина, вот их она и распознала – за растраченные средства надо было отчитаться. Или… А что если под видом этого эксперимента проводился совсем другой, требующий ещё больших финансовых вложений?

– Что ты имеешь в виду?

– Я знаю что, – ответил за Любу Костя Феоктистов. – Недавно мне попалась в руки книга Дэна Перцеффа “Атака на мозг”. Этот американский журналист проводил собственное расследование в связи с рядом загадочных самоубийств. Успешные люди, не имевшие никаких оснований стремиться в мир иной, изуверски расправлялись с собой, предварительно организовав съёмку кровавого действа на видеокамеру. Прежде чем я продолжу свой рассказ, вспомните начало девяностых. После провала попытки военного переворота последовала череда самоубийств. Бывший разведчик, а в то время министр иностранных дел Пуго ранил жену, после чего выстрелил себе в висок. Если бы Пуго действительно хотел смерти жены, он сделал бы контрольный выстрел. Такой меткий стрелок с железными нервами не мог промахнуться. По-видимому, он хотел, чтобы жена осталась жить, но тогда непонятно, зачем он вообще выстрелил в неё и отдавал ли себе отчёт в своих действиях? И почему она всё-таки скончалась до того, как её можно бью допросить? В день похорон Пуго повесился герой Великой Отечественной войны маршал Ахромеев, сочувствовавший путчистам. И вслед за ним выбрасывается из окна управляющий делами Центрального Комитета коммунистической партии Николай Кручина, а затем и его предшественник Георгий Павлов, которые, по занимаемой должности, знали о судьбе золота партии. На все эти вопросы Дэн Перцефф пытается дать ответ своей книге. Для тебя, Милентина, это хорошая пища для размышлений.

– Но причём тут шакал?

– Шакал представитель семейства собачьих, а всё и началось именно с собаки. В 1919-ом основатель первого в мире Института по изучению мозга выдающийся русский учёный Владимир Михайлович Бехтерев показал на примере своего фокстерьера Пикки, что собака способна воспринимать мысленные команды хозяина. Конечно, не всякий человек может воздействовать на мозг животного, и не всякая собака окажется восприимчивой. Тем не менее, фокстерьер Пикки блестяще справился со всеми заданиями, которые мысленно передавались ему – кобелёк доставал с этажерки востребованную книгу, играл на рояле, проявлял особый интерес к одному из висевших на стене портретов и тому подобное. Так что, Мила, эта Джильда могла подойти к стенду с изумрудом, прыгать именно на него и лаять в результате мысленного внушения, а не потому, что она обладала даром отличать изумруды от других драгоценных камней, не содержащих бериллий.

В комнату зашла преподаватель Вера Леонова и прервала интересную беседу ещё более интересным для Милентины сообщением – её просят обратиться в кассу для получения депонента.

– Очередь большая?

– Максимум два человека.

– Тогда, пожалуйста, не продолжайте разговор без меня. Костя, введи Веру в тему – мне интересно и её мнение.

Милентина быстро спустилась на второй этаж. У окошка кассы действительно стояли только двое. Первая дама пересчитывала объёмную пачку тысячерублёвых купюр, а второй – мужчина получил всего семь тысяч. Но всё рано приятно, когда неожиданно словно с неба перепадают какие-то доходы.

– Мне передали, чтобы я обратилась в кассу, но, я думаю, что это ошибка – я получаю зарплату по банковской карточке.

– Сейчас проверю. У вас есть удостоверение личности или паспорт?

– Да, пожалуйста, – Милентина передала кассиру свой пропуск.

– Так, Милентина Ивановна Колбасюк. Ивановых, Петровых, Медведевых у нас в университете много, но вас ни с кем не спутаешь. Вот, распишитесь, пожалуйста.

Милентина достала ручку и распахнула сумку в надежде ссыпать в неё купюры и побыстрее вернутся к столу. Не глядя поставила подпись и протянула руку в оконный проём. Рука нащупала две монеты достоинством в один и два рубля.

– А где же деньги?

– Это всё.

– Возьмите их на чай, вернее на одну треть чашки. Не понимаю, зачем надо было отрывать меня от дел?

– Извините, но с меня требуют отчёт за каждую копейку.

Когда Милентина вошла в комнату, на её лице отобразился весь многогранный спектр обуревавших её чувств. Эти несчастные три рубля, за которыми она помчалась в кассу, казалось, символизировали всю никчёмность её попыток прорваться на новый виток бытия.

– Вы знаете, сколько я получила? – Милентина разжала кулачок и протянула ладонь с поблескивающими на ней монетами. – Новенькие! – А вчера я узнала, что племянница мужа, закончившая вечерний институт, получает зарплату выше средней в Штатах – больше ста двадцати тысяч. И тогда я подумала, что костьми лягу, но научу шакала искать изумруды. А сегодня и эта надежда лопнула – вы словно раскрыли мне глаза. Теперь сама не понимаю, как я могла поверить в то, что зверь может находить драгоценные камни.

– Ну, не расстраивайся ты так, – Вера ласково обняла подругу за плечи. – Во-первых, можно научить шакала находить под землёй или в тайниках окисленное серебро.

– Да, весьма вероятно, что мы с шакалёнком после многомесячной дрессировки и утомительных поисков найдём шесть или даже двенадцать серебряных ложек. Но разве об этом я мечтала?!

– Обнаруженная строителями-ремонтниками в петербургском доме князя Нарышкина серебряная утварь оценена в полтора миллиона долларов. Ты, Мила, по четвергам работаешь в старинном здании на площади Разгуляй. Все из вас знают, что принадлежал особняк графу Мусину-Пушкину. Но мало кому известно, что граф через свою супругу состоял в родстве со знаменитым чёрным колдуном Петра I Яковом Брюсом. Главная достопримечательность дома – доска, напоминающая крышку гроба. Когда-то на ней были выбиты очертания неправильного креста, названия месяцев года, цифры, астрологические символы и другие знаки. В середине был вставлен стержень. Я рассказываю о мистических солнечных часах, построенных Яковом Брюсом. Они якобы должны были предсказывать хозяину его судьбу. Их первое предсказание была его смерть, совпавшая по времени с окончанием работы мага. Однако наследники дома публично осмеяли Брюса и созданные им часы, и тогда чёрный колдун проклял их. С тех пор в доме произошло немало загадочных событий. Ходит легенда о том, что накануне войн и революций доска-трапеция становилась кроваво-красной. А иногда на ней высвечивались очертания белого креста, якобы показывающего то место, где Брюс спрятал свой клад. Но тем, кто пытался взломать тайник, являлся призрак колдуна, и они не могли закончить начатое дело. Другие легенды свидетельствуют о том, что в стене здания были замурованы жена Брюса и философский камень. Искали строители и тайную комнату, в которой маг, якобы, проводил опыты по поиску эликсира молодости, но не нашли. Да особо и не старались – во времена Советов кладоискательство и поиск философского камня входили в перечень занятий если и не запрещённых, то, во всяком случае, не рекомендуемых для рядовых граждан. Так что для шакала в особняке графа на Разгуляе работа найдётся.

– Я ничего не знала об этой легенде, но всегда ощущала, что в здании присутствует какая-то особая энергетика.

– Кроме того, возможно, шакал и сможет реагировать на изумруды по причине, которую наука пока объяснить не может, – продолжила Вера. – Я имею в виду гипотезу об особой информационной ауре как живых, так и неживых объектов.

– То есть гипотезу о торсионных полях? Большинство считает её лженаучной. Так что не надо меня утешать. Послушаем лучше Костю.

– Так вот, несмотря на то, что Дэн Перцефф провёл гигантскую работу на тему подготовки к ведению психотронной войны, ничего нового для себя в его расследовании я не обнаружил. За исключением лишь нескольких предположений. Старт к началу исследований способов воздействия на человеческий мозг и мозг животных различными видами электромагнитного излучения был дан русскими учёными. И в годы холодной войны эксперимент был поставлен на широкую ногу как в Штатах, так и в СССР. В Институте Высшей Нервной Деятельности опыты проводились, в том числе, и над собаками. Самым сложным было решить задачу, которую, по мнению Дэна Перцеффа, ставили перед собой военные. Воздействие облучения на отдельный мозг и организм в целом было изучено со всех сторон. Можно было, к примеру, включить так называемый “зов смерти” и заставить человека покончить жизнь самоубийством. Но организация массового зомбирования сталкивалась с непреодолимыми трудностями. Недаром директор Института мозга академик Бехтерева призналась перед смертью, что, как и в начале своей научной карьеры, так и теперь, она не знает о мозге ничего или почти ничего. После распада СССР многие крупные учёные уехали на Запад. И, возможно, кто-нибудь из них работает на Пентагон. А, по мнению Дэна Перцеффа, только Штаты способны финансировать крупномасштабные исследования в этом направлении. Кстати, многие из тех, кто давал ему интервью, тоже покончили жизнь самоубийством.

– Не верю я во всю эту чепуху, – вмешался в разговор молодой профессор Дима Павлов. – Почему же тогда жив он, этот самый Дэн Перцефф.

– Вижу, что детективами, в том числе моими, ты не очень то увлекаешься, – криво усмехнулась Милентина. – Пусть Костя расскажет нам подробнее об основной идее, которая красной нитью проходит через всё расследование.

– Это информация о том, что в Штатах проводятся широкомасштабные исследования о воздействии на организм человека на генном уровне и на его мозг как инструмент, побуждающий человека совершать те или иные поступки. То есть речь идёт об оружии пятого поколения – генно-психотронном. В России средств для того, чтобы ответить на этот вызов времени, нет.

– Так, журналиста, проводящего подобные расследования, могут оставить в живых, если через его публикации проводится какая-нибудь полезная информация или, напротив, дезинформация. Ещё в гитлеровской Германии распространялись слухи о том, что вот-вот будет создано и пущено в действие сверхоружие. Идея о том, что Штаты по-прежнему останутся самой мощной в военном отношении державой, полезна их правительству. Однако для военных было бы выгодней, если бы, как и во времена холодной войны, существовало соперничество – это позволяло бы официально получать дополнительные финансовые вливания. Так что, возможно, что информация о том, что наша страна настолько оскудела умами и финансами, что не может проводить подобные исследования, является дезой. Была бы политическая воля, а деньги всегда найдутся. Постойте…

Милентина вдруг умолкала и о чём– то задумалась.

– Вернёмся к шакалу. Вы знаете, что в своих поисках я охватила Европу, Азию, Африку и Америку. Но в настоящее время у меня есть только три перспективных предложения относительно щенка. Первое – от живущей в маленьком городке в горах Дагестана Ирины Крачковской. Это уникальная дама. Она собрала в своём домашнем зверинце несколько диких животных, которых ей и её мужу удалось поймать в лесу. По её словам все они стали абсолютно ручными – и лиса, и подобранный в трёхмесячном возрасте волк – а ведь считается, что небольшой шанс сделать из волка домашнее животное имеется только, если волчонок попал в семью гомосапиенса в возрасте до девятнадцати дней.

– Так, где же этот Табаки от Ирины Крачковской?

– Она просила меня подождать ещё месяц. Второе предложение поступило от проживающего в бывшей столице Казахстана Алма-Ате некого Николая Шакурова, представившегося членом общества охотников и рыболовов «Адал». Он позвонил мне и без всяких расспросов твёрдым голосом пообещал, что в апреле-мае шакал будет. Третьим вселившим в меня надежду субъектом стал биоэнергетик из Израиля Марк Фридман.

– Ну, а какая связь между твоими поисками шакала и этим так называемым психотронным оружием?

– Вы в курсе последних новостей? Я имею в виду авиакатастрофы. Всего 4 дня прошло со дня страшной трагедии с пассажирским лайнером в Сибири, и вот вчера один за другим с расхождением по времени в считанные часы или даже минуты терпят бедствие легкомоторный самолёт и два вертолёта в России, а затем в штате Вирджиния падает на жилой дом истребитель Военно-морских сил США. Замечу, что это произошло за день до проведения всероссийской акции против размещения на территории России военных баз НАТО. Вероятность случайности таких совпадений мала. В Индонезии во время демонстрационного полёта разбивается о скалы самый современный российский лайнер “Сухой супер-джет”, управляемый одним из самых опытных пилотов. Список можно продолжить.

– Выглядит так, словно две противоборствующие силы продемонстрировали свои возможности в сфере применения оружия нового поколения, – заметил Костя.

– Или же мозг всех четверых пилотов разбившихся аппаратов оказался под воздействием модулированных электромагнитных волн, испускаемых генератором, находящимся в руках противников НАТО.

– Ты говори, говори, да не заговаривайся, – перебила Милентину Люба. – За такие речи могут и убить.

– Уже…

– Что уже?

– Вчера вечером у подъезда на меня пытались напасть трое наркоманов. Я отбежала в сторону, и если бы вовремя не появился мой двухметровый сосед с собачкой, я бы лишилась если не жизни, то кошелька.

– Ну, и зачем тебе всё это надо?

– Мне нужен шакал. Хочу сама убедиться в наличии или отсутствии у этого зверя таланта кладоискателя. С самого начала, когда я загорелась этой идеей, мне почему-то казалось, что достанется мне не обыкновенный чекалка (чекалка – одно из названий шакала обыкновенного). И, кажется, я не ошиблась в своём предчувствии. И Ирина Крачковская, и Николай Шакуров в ответ на мой вопрос об их основной профессии не стали скрывать, что после окончания медицинского университета занимались исследованиями по условным рефлексам. Что касается Марка Фридмана, то он представился как специалист по гамма-энергетике – то есть дистанционному гипнозу. Мне кажется не случайным, что на мою просьбу откликнулись именно эти люди. Возможно, маленький шакал станет объектом их исследований и, зная, что я не упущу ни одного интересного момента, они получат в моём лице экспериментатора, которому не надо платить.

– Интересно было бы уточнить, где прежде работали эти люди, – по тону, с каким Люба произнесла эту фразу, можно было понять, что и она начинает верить в то, что, казалось бы, совершенно не связанные между собой события, складываются в единую цепь.

– Если я дозвонюсь до моего знакомого детектива Никиты Герасимова, ответ на этот вопрос мы будем иметь максимум через тридцать минут, – с этими словами Милентина вышла из-за стола и, уединившись в маленькой клетушке за шкафами, достала мобильный…

Как и было обещано, через тридцать три минуты от Никиты поступила исчерпывающая информация. Ирина и Николай до переселения в южные республики жили в Москве и проводили опыты над животными в Институте Высшей Нервной деятельности. Обладатель двойного гражданства Марк Фридман работал ведущим научным сотрудником сначала в Институте мозга, а затем в НИИ Резервных Возможностей человека. Так что до продолжения истории оставалось ждать месяц…

Однако уже на следующий день произошли, казалось бы, незначительные события, которые, однако, продемонстрировали Милентине, что даже дистанционный контакт с людьми, занимающимися самой загадочной структурой человеческого тела – мозгом чреват последствиями. Первой ласточкой стало письмо от охотника из Казахстана Николая Шакурова. В отличие от телефонного разговора, оно было длинным, красочным и, по-видимому, включало в себя элементы нейролингвистического программирования, то есть целью письма было склонить Милентину принять предложение Николая.

“Добрый вечер, уже неделю ищем шакала и нельзя сказать, что результат нулевой. Ездили мы на машине по течению Сыр-Дарьи, обстановка там не очень – в этом году много снега в горах, в результате в пойме реки всемирный потоп. В области даже объявили чрезвычайное положение. Изрядно измученный затопленными дорогами, я отказался от попытки искать нору в камышах и поехал на Каратау (это древние окружённые пустынями горы). Всё-таки горы я больше люблю и знаю лучше, чем всякие плавни и камыши. Они меня тоже понимают и редко оставляют с пустыми руками. На Каратау я пересел на лошадь и отправился на поиск логова зверя с двумя местными охотниками Данияром и Жомартом. Два дня тому назад сидели мы утром на камне и рассматривали в бинокль противоположный склон, покрытый кустарником и пожухлой травой. Погода была просто великолепна – солнышко, небо синее-синее и тепло, градусов двадцать по Цельсию. Долго сидели, вдруг смотрю – вылезает из-под куста крупный зверь и отряхивается как собака. Эх, думаю, волчица из логова вышла проветриться. Жаль, что не шакал. Ну, что бог послал – охота есть охота. Тихонько спустились мы к лошадям и поехали в объезд ущелья. Ребята ружья зарядили. Я тоже охотник, но в волка стрелять рука почему-то не поднимается. А ребята и их родственники скот пасут, поэтому на зверя злые. Привязали мы коней и крадёмся к логову. Вдруг слышу выстрел. Один, второй… Данияр кричит: “Волчара здоровый под кустом спал. Но как только засёк меня, сразу сбежал. Не знаю, попал ли”. Снова пошли мы по склону шарить и, наконец, нашли логово. Начали гадать – а вдруг волчица сейчас там, тогда не поздоровится. Долго ребята спорили друг с другом – кому лезть и, наконец, решили, что это должен сделать я – как самый худой из троих. А мне даже интересно, хотя и страшновато. Снял я фуфайку, взял в руки нож и говорю им: “Как ногами задрыгаю, тяните меня назад”. Нора узкая, с трудом протиснулся в дыру, а лаз немного вниз идёт – метра два, потом крутой такой поворот влево и вверх, а за ним камера круглая, почти метр в диаметре. На всякий случай выставил я вперёд руку с ножом, а другой шарю вокруг – фонарик-то мы в машине забыли. Пусто. Неужели, думаю, нет в логове никого. И тихо как в могиле. Потом справа нащупал ещё отнорок, небольшой такой. Сунул руку, а там тёплый комочек. Есть! Волчонок! Одного вытащил, второго, третьего и четвёртого нащупал. Они молчат как партизаны. Я давай назад ползти. А это ещё трудней. Нож в зубы взял, а волчат в охапку. Особенно на повороте намучался – рубашка на голову задралась, голым пузом по земле елозю. Один волчонок вырвался из рук и опять в свой отнорок убежал. Наконец, чувствую, что джигиты меня за ноги тянут. Вытащили из норы как пробку из бутылки. “Что, не было волчицы?” – спрашивают черти и давай щенков разглядывать. Они только глазки открыли, ушки еще висят, шерстка темная, почти черная, и хвостики как морковка. Два пацана и одна девка. Вот, значит, что теперь с ними будем делать? Волчат возьмёте, или Вы только на шакала нацелились? Пишите СРОЧНО! Они малые, их кормить нужно. Шакала я ещё поищу, но время идёт не в нашу пользу – шакалята подрастут, и их уже не поймаешь. Поэтому 100 %-ой гарантии не даю – на охоте случай не последнюю роль играет. Поэтому решайте, и мне сразу сообщите – оставлять Вам волчонка или нет. Может, всех троих возьмёте? Про волка, конечно, много написано, но зверь настолько интересный, что о нём можно ещё писать и писать. И странная какая-то любовь есть у человека к этому зверю. Сколько раз волка приручали и скрещивали с собаками, но, что бы там не говорили, ничего толкового из этих гибридов не получилось. А страсть осталась. И по-прежнему находятся жаждущие вывести новую породу волкособаки или просто приручить серого, переломить его тягу к свободе. Должно быть, срабатывает древний инстинкт, когда наш далёкий предок впервые протянул руку дружбы волку. Или шакалу? А, может быть, и наоборот – это они пришли к человеку и протянули ему лапу.

Забыл добавить, а это важно, по-моему. Моя Тигра (питбуль) около месяца тому назад родила щенков. Если что, я могу волчат ей подложить. Она самая умная из всех собак, что у меня были. Я против боёв, и её не растравливал. Прекрасная псина. У меня пятеро детей, кот и лайка – она со всеми в хороших отношениях. Волчонок, выращенный бойцовой собакой! Такого, по-моему, ещё не было. Из этого эксперимента у Вас может получиться сценарий для фильма ужасов”.

Милентина закончила чтение письма и вдруг ощутила, что на неё “накатывает” – знакомое ощущение, когда внезапно рождается желание, ярким пламенем вспыхивают чувства, а голова, то есть серое вещество, существует как бы само по себе – мыслить здраво, накидывать уздечку на порыв сердца мозг отказывается. Если думать постоянно обо всех несчастных, сирых, больных, убогих, бездомных – как людей, так и братьев меньших, сердце не выдержит. Но в тот момент Милентина прониклась непреодолимой жалостью к этим трём полуслепым волчатам. Их судьба была предрешена по её вине. Повезло четвёртому, самому шустрому, который сумел вывернуться из объятий охотника и сохранить свою жизнь. Ей казалось, что она не сумеет преодолеть чувство вины и ответит Николаю “да” – спасёт хотя бы одного из троих.

Милентина нажала “написать письмо”, но вдруг глаза начали слипаться, ноги налились свинцовой тяжестью. Она выключила компьютер, с трудом добралась до постели, на которой уже блаженствовала борзая, и отключилась, едва голова коснулась подушки.

Ей снился чёрно-белый сон, – такими были краски мартовского парка, в котором она гуляла с борзой Риоритой. На дрессировочной площадке двое, мужчина и женщина, занимались тренировкой зверя, какого прежде она не встречала ни разу – размером с очень крупного восточника, пушистый, светло-серого волчьего окраса с характерными для хаски подпалинами, но морда длинная, и роскошный хвост опущен низко. Зверь отчаянно сопротивлялся попыткам заставить его подняться по лестнице. Внезапно сверху начал спускаться упитанный боксёр. Остановившись на пятой ступени, он сделал прыжок и сразу напоролся на зубастую пасть. Зверь рвал мясистую грудь, заливая кровью ещё белый снег. На помощь боксёру бросилась хозяйка. Смелая женщина вступила со зверем в неравный поединок – заламывала его задние лапы, просовывала в пасть подобранную палку. Её белая куртка стала алой, и учуявший исходивший от неё запах крови, зверь вдруг оставил собаку и, встав на задние лапы, навалился на женщину. Только теперь мужчина сумел схватить его за ошейник и оттащить в сторону от жертвы, неподвижно сидевшей на снегу. Выйдя из оцепенения, Милентина бросилась к ней, помогла подняться.

– Как можно отпускать без намордника такую страшную собаку?! Да это же волк!

– Его выкормила питбуль, так что он почти собака. Это боксёр вёл себя неадекватно, нормальных псов мой зверь не убивает никогда.

Оставленная за забором Риорита вдруг ворвалась через полуоткрытую дверь и, виляя хвостом, приблизилась к волку.

– Рита! Стой! Ко мне! – крикнула Милентина и проснулась.

Сквозь оконное стекло пробивались столь редкие в эту затянувшуюся зиму солнечные лучи. Ночные страхи постепенно растворялись в бодрящих красках раннего утра. Голова была ясной. Милентина включила компьютер и отправила охотнику краткое письмо, не сказав ни слова об обуревавших её чувствах. Оно состояло из трёх слов: “Оставьте в покое волков!” И тут же получила такой же краткий ответ:

“Понял. Буду искать шакала”.

Следующее письмо пришло из Израиля от Марка Фридмана с предложением найти на его сайте номер телефона и обязательно позвонить. Реклама биоэнергетика была достаточно длинной, и из неё следовало, что благодаря эксклюзивной методике “Гамма-драйв” возможно реальное моделирование желаемой ситуации. Любопытство Милентины по поводу “гамма-драйва” было “вознаграждено” девятью вирусными программами, с четырьмя из которых Касперский не справился – пришлось удалять вручную. Однако обладающая способностью быстро схватывать нужную информацию Милентина поняла, что методика эта связана с гипнотическим воздействием на клиента без непосредственного контакта тет-а-тет, а, например, при разговоре по мобильному. Про себя она знала, что в детстве её несколько раз водили на сеансы к известным гипнотизёрам, выпускали на сцену, но никому не удалось ни усыпить её, ни тем более заставить совершить какие-либо действия. На таких, как она, гипноз действовал, когда он входил в резонанс с самогипнозом – то есть самовнушением, что, к примеру, ей совершенно необходимо приобрести какую-нибудь вещь, заняться похуданием, отправиться в путешествие и т. п. Поэтому Милентина смело позвонила биоэнергетику и пустилась с ним в пространную беседу. Как и прежде, и содержание её, и голос больше соответствовали Оксане, от имени которой она и вела переговоры.

Биоэнергетик сделал её признание – с первых слов он якобы ощутил духовную близость с девушкой и поэтому предлагает ей на блюдечке с голубой каёмочкой счастье тройного выбора: выиграть суперприз в размере 1 000 000 рублей; пережить прекрасный и волнительный роман; жить в собственном прекрасном доме.

– Извините, – перебила его “Оксана”, – в лотерею не играю из принципа, волнительными романами сыта по горло; прекрасный дом в прекрасном месте у моих родителей есть, но моя мама чувствует себя там как в тюрьме. У меня другая проблема – я хочу подарить маминой подруге щенка шакала. Из Израиля ей поступило одно предложение, но щенку уже 4 месяца, а нам нужен совсем маленький.

Долгое молчание биоэнергетика свидетельствовало о том, что он ошеломлён – явно с подобными просьбами к нему ещё никто не обращался. Наконец, он взял себя в руки.

– Я помогу тебе, но только в том случае, если ты сама будешь уверена в том, что хочешь именно это.

– А сколько будет стоить ваша услуга?

– Это зависит от затраченных мной усилий. Но не волнуйся, ты сможешь расплатиться со мной, не затратив ни одного шенкеля.

– Что вы имеете в виду?!

– Совсем не то, о чём подумала ты, – усмехнулся биоэнергетик и, попрощавшись, отключил мобильный.

На следующий день на собачьей площадке с Милентиной разговорился знакомый владелец ротвейлера – крупный мужчина с пронизывающим взглядом глубоко посаженных чёрных глаз. Она и прежде ощущала лёгкое волнение при встрече с ним, как будто от него исходила какие-то невидимые волны, бодрящие как чашка крепкого кофе. Все знали, на какую тему следует начать беседу, чтобы завести Милентину. Она даже не заметила, как ловко черноглазый повернул разговор, предметом которого стал всё тот же злополучный шакал.

– У моего друга есть собака – африканский молчун, она же собака Конго или басенджи. Удивительный пёс – никогда не лает, но издаёт такие звуки, будто хочет по-человечески выразить свои чувства. И, кстати, в этой породе есть кровь шакала.

Милентина вдруг почувствовала, что на её голову надели “волшебный” колпак, который вместо серого вещества будет руководить её действиями. Страстное желание поскорее вернуться домой, включить компьютер и посмотреть на щенков басенджи заставило её раньше времени прервать прогулку. Она ощущала, что черноглазый провожает её долгим взглядом и была благодарна ему за то, что он так просто решил её проблему. В самом деле, зачем ей дикий вонючий шакал, если вместо него можно завести похожую на него, но гораздо более красивую собачку? Она шла по улице словно во сне, встречные прохожие почему-то были удивительно похожи на телезвёзд, известных музыкантов и на друзей из далёкой юности. Ей казалось, что за каждым поворотом её ждёт нечто неординарное, волнующее.

Несмотря на то что на форуме Милентина не нашла никакого подтверждения информации о том, что в жилах африканского молчуна течёт кровь шакала, щенки так понравились ей, что как в горячечном бреду она позвонила сразу двоим заводчикам и сообщила, что выезжает за девочкой. Она уже накинула на себя пальто, когда вдруг к ней вернулась способность здраво мыслить. Да, она подверглась гипнотическому воздействию вскоре после контакта с биоэнергетиком и чуть было не поддалась зомбированию. Какова была цель? Проверить на ней воздействие методики “Гамма-драйв”? Или ей хотят подсунуть собаку, из которой сделают подопытную крысу на предмет изучения мозговых явлений. Перед заводчиками было, конечно, неудобно, так что она сразу отправила им по e-mail письма, в которых объясняла, что очень уж понравились щенки, поддалась порыву, но в действительности купить собаку не может по семейным обстоятельствам.

Следующее утро выдалось ясным и солнечным, и все собачники, как по команде, высыпали в парк и объединились в компании по интересам. Милентина предпочла общество учёной дамы, владелицы английского спрингер-спаниеля, красивой охотничьей собаки печёночно-пегого окраса. О месте работы собачники друг друга не спрашивали никогда, но из разговоров Милентина сделал вывод, что дама имела отношение к биологии и когда-то завела пару волков. В подтверждение она показала фотографию, запечатлевшую двух поджарых серых, сидевших на мягком диване.

– Все говорили мне “Сколько волка не корми, он всё в лес смотрит”, а я хотела доказать, что к моему случаю эти слова отношения не имеют. Но наступила ранняя весна, и волчица первой услышала зов природы. Ушла в лес, а в конце месяца вернулась с округлившимся животом. К тому времени волка у меня уже не было. Однажды я, уходя из дома всего-то на час, закрыла его в комнате, и, оставшись один, зверь разнёс в щепки дверь и сбежал. Больше я его не видела. Беременную волчицу отдала в питомник и в дальнейшем с дикими животными не экспериментировала – зачем заново изобретать велосипед?

– Всё дело в том, что шакал, щенка которого я ищу, приручается гораздо лучше волка или лисицы.

– А вам не жалко лишить его естественной среды обитания?

– Мной руководит страсть к исследованию непознанного. Хочу сама проверить, на что способен нюх этого зверя в розыскной работе. Некоторые учёные, занимающиеся биологическими полями живых организмов, считают, что вокруг минералов также существует нечто. И в этой связи опыты, в которых собака выделяла минерал бериллия – изумруд, возможно, не фокус, а результат её особого дара. Почему-то мне кажется, что среди шакалов в семействе псовых гораздо больше экстрасенсов, чем среди даже таких ищеек, как овчарки и доберманы.

– То есть, попросту говоря, вы вбили себе в голову, что найдёте с помощью шакала клад. Нюх шакала превосходит собачий только в привычном для него окружении. В городе трусливого зверя отвлекут десятки раздражителей, и он будет думать лишь о том, как спасти свою шкуру.

– Чтобы этого не произошло, я буду социализировать его, приучать к городскому шуму, к скоплению людей, машин. Постараюсь наладить его контакт с другими животными.

– А если из этого ничего не получится? Не лучше ли выбрать собаку, обладающую тонким нюхом и способностью к обучению? И если даже вы не научите её находить изумруды, вам не придётся тратить на неё столько энергии, сколько на дикого зверя. Вот, к примеру, мой спрингер всё время что-то ищет. И в то же время очень спокойная и послушная девочка.

Милентина подозвала резвившуюся в обществе палевых лабра-дорчиков Риориту и, попрощавшись с дамой, направилась к дому. Она ощущала знакомое волнение – некоторую скованность, вызванную тем, что в течение достаточно долгого времени на неё оказывали давление с целью заставить отказаться от своего намерения. И она гордилась тем, что на этот раз не поддалась гипнозу. Не поддалась, несмотря на то, что склонить её к покупке щенка всегда было проще простого.

На работе Милентина повесила объявление: “Куплю ненужные предметы из окисленного серебра. Рассмотрю все предлрожения относительно изумрудов, аквамаринов, александритов и других минералов бериллия”.

– Вам привезли шакала?! Наконец-то! – порадовались за неё коллеги.

– Нет, пока нет…

Она решила больше не предпринимать ничего, а просто ждать. И с каждым днём её намерение поселить в своей квартире дикое животное утрачивало свои позиции. Не все люди в их доме сочувственно относились и к традиционным братьям меньшим. А что будет, если этот шакал начнёт рыдать по ночам? Или выть?

Последнее время предметом противостояния жильцов стала поселившаяся в холле трогательная серая с белым кошечка. Скромная, чистоплотная, по-домашнему уютная. Милентина подарила зверьку небольшой диванчик, другие следили за тем, чтобы кошка никогда больше не испытывала чувство голода или жажды. Киска раздобрела, залоснилась прежде тусклая шерсть, заблестели жёлтые глазки. Но были в её жизни и другие люди. Они косились на неё с неприязнью, порой выгоняли в стужу из подъезда и даже пинали. Кошка хорошо запомнила этих жестоких двуногих и всегда пряталась от них. Зато, когда к дому подходили её друзья, она радостно встречала их благодарным мур-муром.

В последней декаде апреля в холл забежал пушистый рыжий кот, скорей всего, не брошенный хозяином, а самостоятельно принявший решение познать жизнь на воле. Но изголодавшись и промокнув под дождём, рыжий решил составить компанию серой – места на диванчике вполне хватало и на двоих. Кот так сладко разоспался на мягкой подушке, что Милентина от души порадовалась за него. Но недолго длилась её радость. На следующий день кто-то из недоброжелателей кошек разложил в почтовые ящики жильцов копии своего обращения к старшей по дому: “Мы, жители этого дома очень обеспокоены антисанитарией в холле, где находятся бродячие кошки, которые гадят, оставляют свои вонючие испражнения. Инфекция разносится по дому. Это очень опасно для здоровья людей, особенно детей. Все знают этих кошатниц, оставляющих остатки пищи в холле. Предлагаем Вам обратиться в Управляющую компанию нашего дома с требованием организовать отлов бродячих животных, а этим дамам, которые “жертвуют” для бездомных свои вонючие диваны и делятся с ними своим обедом, разъяснить правила общежития в многоквартирном доме. Если не поймут и будут продолжать подкармливать приблудных кошек, принять к ним административные меры”.

Всё это был грязный поклёп на животных – люди, кормившие их, не позднее следующего дня убирали остатки пищи. По нужде кошки ходили на улицу и тщательно закапывали в песок свои экскременты. В доме не было консьержки, зато, возвращаясь домой после трудного дня, увидишь в подъезде мурмясиков, скажешь: “Привет, кисы”, и на душе становится легче. Но на кого-то, скорей всего на какого-нибудь наркомана или садиста, призыв к расправе над кошками возымел действие, и этот ублюдок свернул шею доверчивому коту – в отличие от своей спутницы рыжий не успел ещё узнать, что мир состоит не только из добрых людей. Диванчик выбросили на помойку. И теперь киска большую часть времени пряталась в щели под щитовой или робко слонялась возле подъезда, внимательно вглядываясь в лица прохожих.

Надо было что-то предпринять ради спасения кошки, и Милентина распечатала пачку листовок протеста, краткое содержание которых сводилось к следующему: “Уважаемые жильцы! В нашем подъезде, в лифтах, на лестничных клетках гадят наркоманы, за последнее время ими совершено несколько попыток ограбления. Но нашлись люди, которые в качестве главных виновников всех наших бед провозгласили живущих в холле ласковых и чистоплотных кошар и потребовали от старшей по дому принять в отношении них самые крутые меры. В результате негодяи зверски расправились с рыжим котом. Это уголовно наказуемое преступление! Оставьте в покое серую кошку! Очень часто сбывается примета: “Кто кошку обидит, тому семь лет счастья не видать”. “Кошка тварь божья!” – А.С. Пушкин.

И снова возле убежища зверька появились мисочки с водой и сухим кормом. Только вот мягкую подстилку никто не решился подарить киске. Злые люди даже выбросили картонную коробку, в которую жильцы складывали рекламы из почтовых ящиков – в ней киска тоже любила подремать.

Милентина взяла бы кошку, но это могло стать причиной обострения отношений с соседями. До сих пор претензий со стороны жильцов к ней, к счастью не было. Если бы она появлялась во дворе в окружении подобранных бродячих животных, ей бы наверняка не поздоровилось. Но аккуратно одетая и причесанная она выходила из подъезда, держа на поводках красавицу борзую Риориту, удивительно похожую на чёрного мишку чаушку Урсулу, ярко окрашенную мраморную шелти Шанель, и восхищённые прохожие просили разрешения погладить шёлковую шёрстку русской борзой или запустить ладонь в густые дебри медвежьего меха. А уж ежели она выносила на руках двух рыженьких личисек – шпицов Лили и Лизу, восторгам детей не было предела. Но шакала она не сможет представить как волка, придётся выдать его за подобранную дворняжку, и тогда её статус владелицы элитных животных будет подорван.

Неужели придётся отказаться от эксперимента?! А сколько волнительных приключений сулило бы ей это занятие! Приобретение изумрудов, аквамаринов, изделий из серебра 19-го века. Интереснейшая дрессировка шакала – сначала социализация его в стае, затем изучение возможностей его сверхобоняния находить различные предметы, проверка гипотезы об особых, неизвестных науке свойствах изумрудов и других минералов бериллия, на которые по какой-то причине может реагировать чутьё животного. Исследование реакции на серебряные изделия после выработки соответствующего условного рефлекса и, наконец, оригинальный отдых во время каникул – поиск кладов с дрессированным шакалом в обществе Кристины и Олега в знаменитом своей историей Тарусском районе. Милентина думала как раз об этом, когда кто-то позвонил в дверь. По тому, каким неистовым лаем разразились собаки, можно было предположить, что гость явился особый. Через глазок просматривалось что-то большое белое и пушистое. Самоедская лайка Кристины?

– Кристина? Почему не предупредила? – слова заглушил громкий двусторонний лай.

Милентина загнала собак в комнату, открыла дверь, и в прихожую ворвались огромная белоснежная собака и похожий на игрушечного белого медвежонка совершенно очаровательный щенок той самой редкой в России породы “маремма”, с которой и началась вся эта история. Восхищённая щенком, Милентина не сразу подумала о странности появления в её квартире чудесной пары. Но какое-то объяснение должно было быть.

– Райс, ко мне! – послышался мужской голос.

Белая медведица выскочила в коридор, а щенок почему-то не последовал за матерью. Он радостно вилял хвостом и с огромным любопытством разглядывал столпившуюся вокруг него стаю. В дверном проёме возникла мужская фигура с собакой на поводке.

– Извините, что без предупреждения – адрес ваш записал, а про телефон забыл.

– Простите, но я не уверена, что мы с вами когда-либо встречались. Разве что на какой-нибудь выставке.

– Вы меня не узнали. К сожалению, мы познакомились при трагических обстоятельствах – я имею ввиду аварию, в которой серьёзно пострадал ваш щенок мареммо-абруццкой овчарки.

– Так вы тот самый ветеринар “скорой”, который сообщил мне, что травма моей мареммы не совместима с жизнью, потом пообещал попытаться спасти собаку за шестьдесят тысяч и, в конце концов, усыпил бедного щенка, содрав с меня восемь тысяч. Если бы у меня не было тогда сотрясения мозга, я бы призвала вас к ответу за неквалифицированные действия. Собаке надо было сделать сердечный и обезболивающий уколы, вправить ногу и сшить разорванные связки. В нашей муниципальной клинике всё это обошлось бы мне в двенадцать тысяч. Но я поверила вам, и вы угробили щенка!

– Ваша Раиса жива – она перед вами.

– Значит, вы украли её! Зная, что щенок этой породы даже без родословной стоит больше тысячи долларов, заверили меня, что собака при смерти, а сами вылечили её и сделали ей потомство. Сколько щенков она принесла?

– Семь. Я не стану доказывать, что вы не правы – вы всё равно не поверите. Я действительно не надеялся спасти Раису, но она оказалась живучей – порода “маремма” отличается завидным здоровьем. Но сделать из неё элитную собаку стоило мне немалых денег – пришлось съездить в Питер и в Архангельск, чтобы восстановить родословную. Так что щенок, которого я предлагаю вам в дар, имеет все данные, чтобы в будущем стать чемпионом.

– Как зовут его?

– Герда. Это лучшая сука. Да и вообще в этой породе есть что-то необычное, не передаваемое словами. Сами увидите.

Милентина взяла на руки мягкого как пух тёплого щенка, и он лизнул её в нос и посмотрел ей в глаза так проникновенно, что в тот же момент она сделала окончательный выбор. В конце концов, ничто не происходит случайно, и, может быть, именно этот белый как горные вершины щенок принесёт её ту большую удачу, о которой она так долго мечтала бессонными ночами.


История 7 Бесплатное объявление | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 9 Четверолапые кладоискатели