home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


















* * *

Переезд через границу с Абхазией на реке Псоу стал мероприятием весьма утомительным – в летнее время здесь всегда большая очередь, но пассажирам автотранспорта не найти прохладного и комфортабельного местечка для отдыха в тени и утоления жажды. А выйти из салона с кондиционером всё равно придётся – за исключением водителя, проход через зону таможенного и пограничного контроля, как на российской, так и на абхазской стороне туристы осуществляют на своих двоих. И хотя протяжённость этой зоны невелика, она представляет собой узкий лабиринт, в котором люди долгое время пребывают в стиснутом состоянии под палящими лучами июльского солнца. За эти часы проклянёшь тот момент, когда в голову пришла идея так провести свой отпуск.

Кристина и остальные быстро прошли таможенный досмотр, а у Милентины возникли неожиданные проблемы. Без всяких объяснений пограничник потребовал её подождать у пропускного пункта. Легко сказать – подождать. Присесть негде, над головой палящее солнце, со всех сторон теснят толпы усталых людей. От разбавленного дешёвыми духами запаха человеческого пота Милентину начало мутить. В голову лезли тревожные мысли – а вдруг Геннадий Петрович ошибся, и этот Джеймс Кларк или кто-то там ещё полагает, что секретные документы находятся у неё. К счастью, Кристина пустила в ход всё своё обаяние, и истинная причина задержки была доведена до сведения измученной ожиданием женщины. Незадолго до отъезда Милентина, поддавшись на рекламу, приобрела за 8 тысяч новейшее средство лечения шейного остеохондроза – надувной воротник. И относительно истинного назначения этого прибора у таможенников возникли сомнения.

Но вот пограничные мучения позади, и впереди – неповторимые красоты Абхазии. До главного курорта Гагра, приветствующего приезжающих на отдых призывом “Дайте Кавказу мир и не ищите земного рая на Евфрате” всего 20 километров. Город протянулся вдоль узкой полоски, отделяющей горы от морского побережья. Пышная субтропическая пальмовая растительность, сухой климат, развитость инфраструктуры для разнообразного отдыха, а, главное, близость к российской границе сделали его отели и частный сектор наиболее востребованными среди российских туристов. Благодаря им в Гаграх удалось довольно быстро ликвидировать разрушительные последствия грузино-абхазской войны, и только отдельные руины были оставлены нетронутыми как памятник жертвам трагедии 1992–1993. У въезда в город между автотрассой и морем – одно из самых древних оборонительных сооружений – построенная во втором веке нашей эры крепость “Аббата”. А тот город Гагра, который на протяжении почти всего двадцатого столетия был любимым местом отдыха россиян, был основан в 1903 году принцем Ольденбургским.

На выезде из города настроение заметно улучшилось – вот он земной рай: покрытые свежей зеленью горы, самое синее море, безоблачное небо. Но что это? Посреди горной лощины – огромная свалка, оккупированная не крысами, а коровами и лошадьми, уставшими от поглощения сочной травы и жаждущими нарыть здесь что-нибудь более существенное для своего желудка. Для Милентининых нервов видеть голодных животных – сущее испытание. А тут ещё Олег сообщил, что придётся подзаправиться на ближайшей АЗС.

– Другого места, кроме как с видом на помойку ты не мог найти! – вспылила Кристина.

Олег на полной скорости гнал машину по горному шоссе. Милентиной вдруг овладело чувство нереальности происходящего – никто не ехал впереди, никто не следовал за ними. А вокруг горы, упирающиеся вершинами в синее безоблачное небо. Уставшие глаза отдыхают при взгляде на бескрайний зелёный ковер долин, серебряные струйки горных рек. На повороте Олег сбросил обороты – по центру трассы довольно медленно двигался раритетный автомобиль – первый советский лимузин ЗИС-101. Внезапно из кустарника на каменный валун выскочил человек в маске, одетый в красный спортивный костюм “СССР”. Секунду-другую мужчина постоял на камне на полусогнутых конечностях. С повисшей безжизненной плетью непропорционально длинной левой руки стекала кровь. Вдруг он принял решение и, спрыгнув на дорогу в нескольких метрах от лимузина, начал отчаянно жестикулировать. Но водитель и не думал тормозить. Напротив, ЗИС рывком стартовал вперёд, раздался сильный удар и, перелетев через кузов, человек в маске рухнул на асфальт. Лимузин остановился, из него вышли двое в чёрных кожаных плащах, таких, какие носили сотрудники НКВД в тридцатые годы. Подойдя к неподвижно лежащему мужчине, один из них сдёрнул маску, скрывавшую обросшее волосяным покровом лицо странного сущест^^^

Джип Олега (ПРОДАЛИ ЕЩЕ В МОСКВЕ!!!) в этот момент стоял на обочине в трёх метрах от места происшествия. И водитель, и пассажиры видели всё. Милентиной овладело чувство опасности.

– Олег! Гони! – крикнула она

– Почему?

– Не знаю, не спрашивай. Делай, как я говорю.

Олег нажал на педаль и, набирая скорость, объехал лимузин. Человек в чёрном плаще сделал знак “остановиться”, но джип на всех парах мчался вперёд.

– Профессор Илья Иванов умер в тридцать первом от кровоизлияния в мозг, – задумчиво произнесла Милентина. – Или не умер?


А в это время в километре от места происшествия по превращённой в съёмочную площадку поляне нервно курсировал режиссёр. Время от времени он предпринимал попытки связаться с кем-то по мобильному и, чертыхаясь, снова и снова помещал трубку на отдых в передний карман штанов, игнорируя опасность для детородного органа. Съёмочная группа во главе с оператором толпилась на обочине шоссе.

Не придавший значения данной панораме Олег промчался мимо, хотя кто-то из участников съёмок и попытался жестом остановить машину.

– Почему ты не притормозил? – удивилась Кристина.

– Хватит с нас приключений на свою задницу.

– Хорошо, что теперь мы знаем, что тот лимузин 30-х годов и кинг-конг не настоящие, – заметила Люба. – А то, признаюсь, я уже начала волноваться на счёт того, не вляпались ли мы в какой-нибудь криминал.

– А я, как вы, вероятно, догадываетесь, почти поверила, что передо мной гибрид человека и обезьяны, – улыбнулась Милентина.

– Но я не видела, чтобы кто-нибудь снимал этот эпизод, – вставила Оксана.

– Мы просто не обратили внимание, забудем, – решительно произнёс Олег. – Ещё немного терпения, и мы на месте.


Пансионат «Мюссера» произвёл на всех странное впечатление. Расположен он был крайне удачно – высокое белое здание выдавалось из зелёной горы как гигантский парус готового пуститься в плавание большого корабля. Но на площадке пляжного лифта располагалось невообразимое для курорта заведение – ресторан национальной кухни. Невообразимое не в смысле назначения, а в смысле дизайна. Ресторан защищала от морских ветров огромная ширма из ткани, из которой в прежние времена шили мешки для картошки. С этим Милентина смирилась бы, но вот лифт! Оказалось, что в данной местности периодически отключается электричество. Так что на десятый этаж решили на всякий случай подниматься по лестнице. Зато номер люкс выглядел на все сто. А вид из окна! В одно мгновенье все отрицательные впечатления растаяли как дым. И через полчаса счастливые отдыхающие уже наслаждались на пляже запахом моря и ласковыми лучами вечернего солнца.

– Кстати, – не напрасно я купила пляжный зонт, – Милентина указала на свалку поломанных зонтов, служивших отдыхающим ещё советской эпохи.

Их уединение было нарушено появлением двух дам. Одна из них, ярко и броско одетая блондинка с сочными малиновыми губами и густо накрашенными ресницами меньше всего походила на активистку религиозной секты. Тем не менее, её слова свидетельствовали о том, что она разносит по миру божью правду от имени Свидетелей Иеговы.

Блондинка щедро одарила вновь прибывших брошюрой “Жизнь в новом мире”, на обложке которой были изображены картины того рая, о котором так мечтала Милентина. Белые купола горных вершин, голубые озёра, счастливые здоровые люди, занятые уборкой урожая, дети, отдыхающие в обнимку с царём зверей. В этом мире, вероятно, даже хищники стали вегетарианцами – иначе как объяснить, что любовь объединяет всех – человека и льва, волка и антилопу.

– Ваше сердце жаждет мира, счастья и благополучия. Но многие считают это мечтой, фантазией. Однако новый чудесный, радостный мир действительно будет. Так хотел Бог. Вы верите в то, что земля будет преображена в подобный саду чудесный рай?

– Рада бы, но, увы, обладаю дурной привычкой ежедневно слушать радиостанцию “Экономист”, а она с утра до вечера вещает о том, что мировая экономика всё глубже погружается в пучину кризиса. И главная причина в том, что основные законы рынка, законы экономики как будто перестают работать. В общем полный абуз.

– Арбуз?

– Абуз – дисбаланс. А в матерном лексиконе есть ещё более точное определение, и райской жизни, кроме вас, никто нам не обещает. Разве что уехать на необитаемый остров и создать там рай самим.

– Неплохая мысль. А вы знаете, что сейчас много необитаемых островов выставлено на продажу?

– Пока всерьёз не думала об этом.

– А вы посмотрите в интернете. Может быть, вам удастся изменить своюжизны_

Наступило время ужина. Молодая пара поспешила в ресторан, чтобы занять место на веранде с видом на море. А старшее поколение предпочло сделать ещё один заплыв, а потом зайти в номер и, как полагается, привести себя в порядок и переодеться.

Кабина лифта вмещала одновременно человек десять. Многие обсуждали какую-то криминальную новость. Милентина прислушалась.

– Ты в курсе, что на трассе в 10-и километрах от Гагры произошло убийство? – поинтересовалась у своего спутника молодая женщина.

– Да, но говорят, что это несчастный случай – погибли артисты, игравшие офицеров НКВД.

– Если бы это был несчастный случай, в наш пансионат не приехал бы следователь.

– А что он здесь забыл?

– Ищет свидетелей. Наверное, хочет выяснить, не был ли кто-нибудь из отдыхающих в то время на трассе.

Едва лифт остановился на одном из этажей, Олег буквально вытолкал женщин из кабины.

– До вас дошло, что скоро доберутся и до нас? – нетрудно выяснить, что мы прибыли в пансионат всего несколько часов тому назад. Так вот, я вам советую… Мила, особенно это относится к тебе, не пускаться во всевозможные фантазии и ничего не рассказывать. Да, мы обогнали какой-то раритетный лимузин, но ничего странного не заметили.

В сумочке Милентины запел мобильный.

– Алло! Вася?! Всё хорошо, море чудесное. Идём на ужин… Что-о?! Как это случилось? Но, может быть, это ты просто забыл запереть дверь! Нет, я знаю, что ты не человек рассеянный. Что-нибудь пропало? Ничего?! Ну, слава богу! Ах, ножны от кинжала? Их, наверное, сбросила кошка. Поищи под кроватью и будь повнимательней. Целую…

– Что там ещё стряслось? – недовольно буркнул Олег.

– Во-первых, этот Джеймс Кларк снова интересовался моим местонахождением, а, во-вторых, кто-то произвёл обыск в моей квартире. Этот кто-то постарался все вещи вернуть на место, но моего Васю не проведёшь – он примечает каждую мелочь. Попробуй, возьми у него диск – обязательно узнает – положила обратно как-то не так. И, как ни странно, злоумышленник не взял ничего, кроме ножен от кинжала. Если, конечно, они просто не завалились куда-нибудь под кровать. Но самое главное, что этот человек не запер дверь – иногда у нас заедает замок. Мы – то с Васей приспособились, но тот, кто проник в квартиру, по-видимому, очень спешил.

– Единственное, что радует, так это то, что раз нас ищут в Москве, значит, никто не догадывается о том, что мы уже в Абхазии, – заметила Люба. – И они не подозревают, что интересующие их документы уже переданы, куда следует. В общем, по моему мнению, бояться нам нечего. Даже если нас выследят, мы можем рассказать всё, как есть.

– И подставить Геннадия Петровича?

– Мы не будем называть его имя, – вмешался Дима.

– А если нас будут пытать? – испуганно пискнула Оксана.

– Ладно, притормози, – оборвала её Люба. – Про пытки Мила может насочинять в своём детективе, а сейчас прошу не портить мне перед обедом аппетит.

Шведский стол оказался довольно разнообразным. Особенно удались повару супы и выпечка. Даже Милентина не удержалась от искушения и продегустировала почти все пирожки и булочки. После сытного обеда всех разморило, но идти в номер не хотелось – ещё не прошёл первый порыв восторга от встречи с морем. Так что единогласно решили отдыхать на пляже.


Милентина с Любой уютно расположилась в тени зонта, в то время как Олег с Кристиной добровольно “поджаривались” на солнцепёке.

Старшие дамы говорили о работе.

– Ты знаешь, Мила, что в России не две, а четыре беды: дураки, дороги, пьяницы и взяточники. Но как происходит борьба с последними?

– По известному принципу “Хотели как лучше, а получилось, как всегда”.

– И то верно. Преподаватели вузов объявлены взяточниками, но даже статистика показывает, что у большинства руки чистые. Так вот эти честные и невиновные вынуждены жить на зарплату в 200–300 долларов. Но разве сможет нищий относиться к своей работе творчески и с самоотдачей? Нет, он думает только о том, как выкроить время, чтобы заработать где-нибудь в другом месте. И результат всех реформ в сфере образования сведётся к нулю, так как какие бы схемы борьбы с коррупцией не придумывали, качество преподавания будет только ухудшаться.

– Возможно, это и была их цель – капиталистам нужны не образованные интеллигентики, а дармовая рабочая сила.

Сидевший прямо на песке Дима читал вслух предназначенные для Оксаны анекдоты из сборника.

– Ты знаешь, что такое флирт?

– Смутно.

– Это когда девушка не знает, что она хочет от парня, но упорно этого добивается.

– Ты имеешь в виду того мужчину, который уставился на меня в ресторане. По-моему, он из дальнего зарубежья. Грек или итальянец…

– Подумаешь, иностранец! – У них сейчас кризис и безработица похлеще нашего.

– Ты ревнуешь?

– Если бы ты не дала ему повод, он бы не… он бы… Дима осёкся, заметив, что Оксана не слушает его, а смотрит куда-то мимо. Он повернул голову, следуя её взгляду. На покрывале рядом с Милиной ладонью примостилась очень крупная мышь. Она не занималась поиском крошек, она просто дремала в тени.

– Тётя Мила! Возле вашей руки заснула мышь! – шепотом сообщила Оксана.

– Мышь?! – дико заорала Милентина.

Испуганный зверёк какими-то странными прыжками пересёк прибрежную полосу и скрылся в расщелине.

– Ну, зачем ты прогнала её? – возмутился Олег. – Она явно прониклась к тебе симпатией.

– Да, похоже на то, что тебя любят не только твои собаки и кошары, – поддержала мужа Кристина. – Но вообще-то поведение мыши довольно странное, как и она сама – на крысу не похожа, но размер…

– Возможно, что это потомок мышекрыса профессора Иванова, – улыбнулась Милентина.

– Ладно, вы развлекайтесь, а я пойду в номер, – заявил Дима.

– Оксана, вы поссорились? Этого ещё нам не хватает! – возмутилась Кристина.

– Да нет, не поссорились. Просто Дима очень ревнивый. И каждый день повторяет: “Как хорошо, что ты у меня есть!” Уже достал!

– Ты зубы не заговаривай, не успела приехать на курорт и уже даёшь будущему мужу повод для ревности.

– Во-первых, замуж за него я не собираюсь, а во-вторых, этот красавчик пялился не на меня, а на тебя, мама.

– Да-да, я тоже обратила на это внимание, – улыбнулась Люба, – так что волноваться надо не Диме, а Олегу.

– Все вы, бабы, одинаковые: стоит мужику на вас только взглянуть, и вы думаете, что он запал на вас как Ромео на Джульетту. А он, может быть, просто подумал о том, что не плохо было бы затащить эту тёлку в койку.

– Фу, Олег! Как ты можешь так цинично говорить обо мне, – возмутилась Кристина.

– Если тебе не нравится такой вариант, могу предложить другой – этот незнакомец интересуется не тобой, а документами и прикидывает, кого из нас легче будет уломать.

– Да ну тебя, – Кристина замолчала, так как заметила, что к ним приближается тот самый мужчина, о котором только что шла речь.

– Здравствуйте, разрешите представиться… – он не успел закончить фразу.

– Так вы не иностранец? – вырвалось у Кристины.

– Я местный. Меня зовут Иродион Куценба.

Услышав это имя, Милентина побледнела.

– Простите, но у нас нет… у нас нет…

– Не понимаю, о чём вы?

– Всё вы прекрасно понимаете! – у Милентины от страха задёргалось веко.

– Видите ли, Милентина Ивановна – писательница, – выручила подругу Кристина. – К сожалению, она уже раздала все экземпляры своих книг с автографами.

– Жаль, очень жаль. И о чём вы пишите?

– Обо всём, и, в частности, о животных.

– Милентина Ивановна буквально помешана на обезьянах, – Кристина кокетливо поправила волосы. – Это её очередное увлечение.

– В таком случае разрешите представиться. Местный детектив по розыску пропавших животных. Это моё хобби, а в рабочее время я старший уполномоченный УГРО капитан Иродион Куценба. Вы можете ответить на несколько вопросов?

– А что случилось?

– Вопросы здесь задаю я. Насколько мне известно, вы прибыли в Мюссеру на своём транспорте сегодня утром. Скажите, не заметил ли кто-нибудь из вас что-нибудь необычное по дороге?

– Заметили! – сразу же откликнулась Кристина. – Съёмочную площадку, режиссёра, артистов.

– А вам, Олег, ничего не показалось странным как водителю ещё до встречи со съёмочной группой.

– Показалось. На шоссе не было машин, кроме большого раритетного лимузина. Затрудняюсь сказать, что за модель.

– Ну, и…

– Я обогнал его, увеличил скорость. У съёмочной площадки не притормозил, так как мы очень устали в дороге и спешили в отель. Больше никакой информации сообщить не могу.

– Если вспомните что-нибудь ещё, позвоните, – Куценба протянул Олегу визитку и быстрым шагом направился к отелю.

– Кажется, отдых закончился, не начавшись, – вздохнула Милентина. – И эту кашу заварила я.

– Тогда поезжай на экскурсию, например, в Новый Афон, – предложила Люба. – Запись на экскурсии будет в холле перед ужином.

– Я, естественно, выберу прежде всего поездку в обезьяний питомник. А вы?

– Возьмёшь Кристину, а мы с Олегом понаблюдаем за тем, что происходит в отеле. Что касается молодых, пусть развлекаются, как им нравится.


Оксана вошла в комнату и, встав за спиной уткнувшегося в монитор ноутбука Димы, поцеловала его в мочку уха. Парень продолжал поиск, не реагируя на её ласку.

– Дима, ты что?

– Скажи, ты изменяла?

– С чего ты взял? ЭТО ОЧЕНЬ СТАРЫЙ АНЕКДОТ!!!

– Не отнекивайся? Изменяла?

– Ну, это было давно и всего лишь один раз.

– Достаточно и одного. Ты честно скажи.

– С Витькой из одиннадцатого Б.

– Я не об этом! Код доступа изменяла?

– Да, забыла тебе сказать… Ну, а насчёт Витьки ты не сердишься? Это случайно получилось…

– Если ещё раз случится такая случайность, я его убью!


В холле отеля туроператор производил запись на экскурсии. Большинство отдыхающих выражало желание посетить легенду Кавказа живописное высокогорное озеро Рица. Впервые Милентина увидела это окружённое горами чистейшее озеро в десятилетнем возрасте и, хотя про красивейшие оазисы природы, как и великие памятники архитектуры нельзя сказать: “Я это уже видел, и мне не интересно”, она всё же отдала предпочтение обезьяньему питомнику в Сухуми.

– Видите ли, если вам приходилось там бывать в лучшие времена, вы будете крайне разочарован, – с грустью сообщил туроператор, – до войны с Грузией в питомнике было 10 тысяч обезьян, а сейчас всего 300.

– А куда же они исчезли?

– Нечем было кормить, обезьян выпустили на волю и… их использовали в качестве мишеней пьяные солдаты.

– Какой ужас!

– Вам лучше посетить Новый Афон. Доводилось спускаться в пещеру?

– К сожалению, нет.

– Тогда вы просто обязаны побывать там.

– Обязьяна? Почему? – спросила не терпящая никакого насилия Милентина.

– Вы будете потрясены красотами Галереи Каменных Цветов, озера Анатолия, послушаете музыку в самой высокой пещере “Москва”. И к тому же внесёте свой вклад в бюджет нашей маленькой республики – доход от экскурсий в Новоафонскую пещеру составляет его половину.

Милентина купила четыре путёвки на ближайшую среду для себя, Кристины и молодой пары. Неоднократно посещавшая прежде Новый Афон Люба предпочла отдых на пляже в обществе бордосского дога Верна, а Олег взял на себя роль “смотрящего” за тем, что происходит в отеле. Следователь Куценба больше их не беспокоил, и вообще он, кажется, уехал куда-то по своим делам. Новых подозрительных личностей ни Олег, ни Люба также не приметили.

В среду, проводив четвёрку путешественников, Люба отправилась на импровизированный рынок прикупить очень вкусные орешки местного урожая. Что касается других фруктов, то большинство из них по внешнему виду и цене не отличались от импортированного ассортимента столицы. Правда, арбузы и дыни были очень хороши и похоже, без нитратов. К удивлению Любы в том месте, где обычно в это время собирались торговцы фруктами, не было ни души. На все расспросы отдыхающих относительно исчезновения фруктов местные предпочитали не отвечать, от чего любопытство писательницы переросло в навязчивую идею докопаться до истины. Но единственное, что удалось ей понять после многочисленных попыток найти контакт со служащими отеля, были обрывки информации об ограблении садов не то какой-то бандой подростков, не то какими-то голодными животными. Вспомнив о роющихся на помойках лошадях и коровах, последнему обстоятельству Милентина нисколько не удивилась. Удивило её другое – в тот самый момент, когда об этом ей рассказывала продавщица киоска пляжных товаров, в него ворвался мужчина, по-видимому, муж и так грубо наорал на женщину, что о дальнейших расспросах не могло быть и речи. Милентина хотела сделать вид, что хочет купить что-нибудь, например, полотенце, но мужчина буквально вытолкнул её из киоска. Женщина что-то говорила на абхазском, и по тону можно было понять, что она оправдывается перед мужем. Но в чём её вина? Если в том, что она рассказала Милентине о нападении на сады, то гнев мужа по этому поводу совершенно не адекватен.


До ближайшего поселения было несколько километров. Но это обстоятельство не остановило охваченную азартом поиска Любу. На четыре часа пути сил ей хватит, а ленивцу Верну давно пора сбросить лишние килограммы.

Стоявший на окраине посёлка дом выделялся своими габаритами, солидным забором и новым гаражом. И, что самое главное, за забором раздавалось немного странное повизгивание собак. Это не был лай сторожевых псов, скорей всего резвились щенки охотничьей породы. “Ну, раз в этом доме проживает родственная душа”, начнём с него, Люба нажала кнопку звонка.

– Подождите, пожалуйста, немного, – произнёс мужской голос, – я загоню в вольер волчат.

Минуты через три Любу пригласили войти. Хозяин, невысокий мужчина лет сорока-пятидесяти встретил её радушной улыбкой.

– Всегда рад гостям, можете называть меня просто Нодар.

– Люба, отдыхаю с Верном и друзьями в Мюссере.

Нодар галантно поцеловал протянутую руку. Со знанием дела полюбовался мощным догом, но обычно лояльный ко всем собачникам пёс ответил грозным рыком на попытку погладить его по спине.

– Чует, что волком от меня пахнет, – улыбнулся Нодар. – Хотите посмотреть на них?

– Конечно, никогда не видела волков в домашних условиях.

В вольере продолжали играть два среднего размера подростка с равномерно распределённым по шкуре тёмным остевым волосом.

– Это кавказские волки, – пояснил хозяин. – Уважаю этих зверей и не могу понять, почему в сказках волк является олицетворением зла. По моему мнению, волк – это высший символ свободы – вы когда-нибудь видели танцующего на арене цирка дрессированного волка? Вряд ли. Зато танцующего медведя и прыгающего в огненное кольцо царя зверей видели наверняка. Попробуй не прыгни – тут же получишь удар хлыста. А вот волк – это символ бесстрашия – в схватке с более серьёзным противником он предпочитает умереть, но не сдаться. Волк – это символ верности – он никогда не изменяет своей жене и помогает воспитывать детей. Волк – аристократ. Даже голодный зверь не унизится до поедания падали. А вот нападение волков на людей – это миф. Если, конечно, это не бешеный зверь и не защищающая детёнышей волчица. А уж если такое случилось, бежать от волка бесполезно. Прежде всего, надо прикрыть спину – например, прислониться к дереву и зажечь факел. В крайнем случае, если нет огня, размахивать дубинкой и громко орать. Тогда стая может уйти. А одинокий волк на человека не нападёт никогда. Многие, глядя в глаза волка, видят в них зло, а я вижу только презрение к тем, кто собственными деяниями рушит созданный Богом мир.

– А обезьянами вы не интересуетесь?

– Обезьянами? – Нодар вдруг помрачнел. – Разные слухи ходят. Говорят, что какая-то обезьяна крадёт урожай фруктов. Но в мой сад никто не посмеет залезть, так что могу поделиться, чем богаты.

Согласившись принять в дар немного груш, орехов и бутылку домашнего вина, Люба наотрез отказалась от предложения Нодара подвести её в Мюссеру – провожая её, хозяин недвусмысленно подмигнул ей. Да, для пенсионерки она выглядит даже очень неплохо, но это не повод для того, чтобы соглашаться на сомнительные связи. Однако через час ходьбы она пожалела о своей целомудренности – ноги отекли от жары, заболела спина. И ещё мучила жажда. И как это она забыла о том, что всю воду выпили ещё на полпути в посёлок? Люба откупорила бутылку с красным вином, сделала несколько глотков и огляделась в поисках хотя бы какой-нибудь лужицы для Верна. По дну оврага бежал небольшой ручеёк.

– Верн! – окликнула она собаку. – Верн!

Дога нигде не было. Люба спустилась к ручью в надежде, что найдёт его там и вдруг увидела на влажной земле отпечаток гигантской ступни.

Где-то вдали послышался громкий лай, который вдруг оборвался, и наступила тишина. Люба продиралась сквозь заросли туда, где лаяла собака. Ноги не слушались, казалось, она вот-вот упадёт и не сможет подняться. Проклиная себя за то, что не согласилась на предложение Нодара, Люба с трудом перешагнула через поваленное дерево и нос к носу столкнулась с уставившейся на неё обезьяньей мордой. Огромное чудище выросло словно из-под земли. Отбросив в сторону окровавленного пса, оно потянулось мохнатой рукой к Любе. В тот же миг женщина лишилась сознания…


В Новоафонской пещере Милентиной овладело волнительное чувство – вот он параллельный мир, где-то совсем рядом, стоит только сделать один шаг в сторону, и тебе откроется что-то, доступное видению не каждого. Но гид требовал, чтобы туристы следовали за ним гуськом, не отставая ни на шаг. К разочарованию Милентины, посещение Геликтовой пещеры, где она хотела сфотографировать каменный водопад, не планировалось в связи с проводимыми там научными работами.

– А я мог бы провести вас к этому водопаду, вдруг услышала она за спиной мужской голос. Он принадлежал коротенькому невзрачному мужичку с открытым, внушающим доверие взглядом.

– И я хочу посмотреть, – оживилась Кристина.

– К сожалению, мои возможности позволяют пригласить только одного спутника. Вы можете не волноваться – я доставлю вашу подругу к выходу вовремя.

Милентина и коротенький мужчина незаметно отстали от группы и свернули в боковой коридор. Внезапно женщина ощутила, как сзади её обхватили чьи-то сильные руки, кто-то зажал нос пропитанным хлороформом платком…

Очнулась она не в тёмной пещере, а во вполне приличной и даже красивой комнате частного особняка. Из окна открывался вид на зелёные пальмы, за которыми синело сливающееся с небом море. После короткого предупредительного стука в комнату вошла молодая абхазка с кофейным подносом. Из чашки струился неповторимый аромат турецкого кофе. Милентина жадно сделала несколько глотков.

– Где я? Что им от меня надо?

Абхазка прожурчала что-то невразумительное на своём языке и удалилась. Оставшись одна, Милентина выпила одну за другой две чашки кофе и с аппетитом съела слоёный пирожок.

– Ну как, подсластились? – раздался в дверях знакомый голос. – Вы можете не волноваться. Если не откажетесь выполнить мою просьбу, то ни вам лично, ни вашим спутникам ничего не грозит. Вам знаком этот предмет? – мужчина поднёс к её глазам ножны от сувенирного кинжала.

– Не могу ответить на ваш вопрос с полной уверенностью, но, кажется, я купила это в лавке сувениров.

– Но где кинжал?

– Он… – Милентина чуть было сразу не раскрыла все карты, но вовремя одумалась – если ради какого-то дешёвого сувенира эти люди пошли на похищение, значит, не всё так просто. И если она отдаст им кинжал, её могут убить – если эта вещь действительно представляет большую ценность, то свидетели им не нужны. Все эти мысли в доли секунды промелькнули в её мозгу.

– Кинжал находится в надёжном месте. И если со мной что-нибудь случится, вы никогда не получите его.

– Значит, вам всё известно?

– Что вы имеете в виду?

– Кинжал.

– Да, я догадываюсь, что продавщица сувениров случайно продала мне раритетную вещь, стоимость которой во много раз превышает ту, которую я за него заплатила.

– Вы даже не представляете, во сколько раз превышает! Этот кинжал не просто антикварный сувенир, это легендарный чудо-кинжал царя Абхазии Леона Второго – царя, отказавшегося в конце VIII века от протектората Византии. Леон был с детства наделён сверхъестественными способностями, чудодейственной духовной и физической силой. Став царём, он не грабил завоёванные земли, а обустраивал города и храмы, строил крепости, монастыри… Тот, кто станет обладателем чудо-кинжала, многое сможет совершить в этой жизни.

– Значит, на него есть покупатель?

– И не один. Вы получите свою долю.

– На ваше несчастье я просмотрела великое множество детективов, и во всех фильмах от дольщиков стремились избавиться – два выстрела в голову, и делиться ни с кем не нужно.

– Посмотрите мне в глаза? Разве я произвожу впечатление человека, который не отвечает за свои слова?

– У вас действительно очень милое располагающее к себе лицо, но, говорят, что и маньяки-убийцы с виду вполне приличные люди.

Низенький мужчина, кажется, начал терять терпение.

– Я вижу, с вами трудно договориться. Ну, что же, не хотите по хорошему, будет по плохому. – Мужчина грубо подтолкнул женщину в спину и повёл по длинному коридору к люку, ведущему в подвальное помещение. Снизу раздался странный звук, похожий на горестный вздох великана. Мужчина открыл люк и заставил Милентину спуститься на несколько ступенек вниз. Перед ней была огромная клетка из чугунного литья. На деревянном полу сидело огромное мохнатое существо и смотрело на Милентину печальным и одновременно жутким взглядом почти человеческих глаз.

– Нашему гибриду давно не приводили самку. Но, кажется, сегодня, ему повезло…

Низенький мужчина не успел продолжить – снаружи из динамика как гром среди ясного неба прозвучал приказ “Всем выходить по одному! Дом окружён. Сопротивление бесполезно”. Послышался звон разбитого оконного стекла – в дом проникли спецназовцы в закрытых масками лицах. Низенький мужчина выстрелом в сердце уложил мохнатого, ловко связал женщине руки, приставил к её виску револьвер и с криком “Не стреляйте!” потащил Милентину к выходу.

Всё дальнейшее смешалось как в страшном сне. Очнулась она в сильных мужских объятиях – на неё смотрело ставшее за одно мгновение родным лицо Геннадия Петровича.

– Значит, вы всё-таки следили за нами? – прошептала Милентина.

– Да, держал вас под контролем с того самого дня, как вы рассказали мне свою историю и, как оказалось, не напрасно…

– Спасибо…

– Только не говорите “Вы спасли мне жизнь” – звучит как в плохом детективе, – улыбнулся Геннадий.


* * * | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | Послесловие