home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава Шестнадцатая

Её позвал он раз и два,

Она не отвечала,

Он руку протянул тогда,

Она в ответ давать свою не стала.


Скорая помощь не могла добраться до пляжа, поэтому парамедикам пришлось, карабкаться вниз по скалам с носилками в руках. Бретт выглядел таким жалким. Он стоял на коленях в песке, плакал и стенал, протягивая окровавленные руки к медикам.

— Помогите мне, — простонал он. — Пожалуйста, помогите мне.

— Как это случилось? — спросил один из парамедиков, оглядывая нас с ног до головы, будто один из нас проколол Бретту глаза иголками, как последний псих.

Мы все, просто молча, смотрели на них, пока Пайпер чуть не заставила меня подпрыгнуть от неожиданности, ударившись в слезы.

— Я не хочу никому неприятностей, — сказала она. — Но… но, кажется, я видела своего брата прошлой ночью на пляже. Он думал, что Бретт уничтожил его пианино и был так зол из-за этого. Боюсь, он мог…

Парамедики переглянулись, когда укладывали Бретта на носилки.

— Вам лучше вернуться домой, — сказал один из них. — И скажи своему брату, чтобы оставался дома.

После того, как парамедики унесли Бретта, остальные убрали лагерь так быстро, как только могли. Никто не произнес ни слова. Мы просто молча работали. Я была слишком зла, чтобы говорить с Пайпер. Она прекрасно знала, что Кэмерон не имеет никакого отношения к случившемуся с Бреттом, и все же она все равно ткнула на него.

Я пошла в мужскую палатку, и сразу же стало очевидно, какой спальник и подушка принадлежали Бретту, из-за крови, размазанной по белой наволочке. На палатке тоже было несколько капель крови.

Я поежилась и нагнулась, чтобы подобрать спальник Бретта. Я собиралась встряхнуть его от песка и свернуть, но что-то упало на землю с глухим стуком. Нахмурившись, я опустила взгляд вниз. Я сразу же узнала этот белый предмет, и мое сердце бешено заколотилось в груди.

В черном песке на спине лежала Ледышка-Шарлотта. Одна её нога была сломана в области лодыжки, а другая в колене, но обе её руки, согнутые в локте, тянулись вперед.

Было трудно сказать, что было страшнее — тот факт, что обе её руки были покрыты кровью, которая сбегала на песок по её фарфоровым ручкам, или, что она улыбалась. В то время как у большинства Ледышек-Шарлотт род представлял собой тугой красный бутон, у этой была невероятно большая улыбка, гротескная, как улыбка клоуна, и она, казалось, делила ее голову надвое.

«Я не хочу ослепнуть, а ты? — сказала мне Лилиас несколько вечеров назад. — Запри свою дверь, если не хочешь закончить, как та девочка на фотографии».

Я с трудом сглотнула, и, соблюдая осторожность, чтобы не касаться Ледышки-Шарлотты, потянулась к спальнику Бретта и сдернула его с земли.

И только я это сделала, как чуть снова не выронила его на песок. Когда я подобрала спальник, то увидела на песке руки. Лес белых рук, торчащий в черном песке. Их скрюченные пальцы напоминали когти. Я вспомнила то ощущение от их прикосновения, когда они хватали и царапали меня во сне в мою первую ночь в доме. Мое собственное дыхание вдруг показалось мне очень громким. Кто-то в палатке хихикнул, и я застыла на месте.

Спустя мгновение в палатку зашла Пайпер.

— О, — сказала она весело. — Как они здесь оказались?

Я посмотрела на неё, и она улыбнулась мне. Такой улыбкой можно порезаться. Я смотрела, как она опустилась на колени и погрузила руки в мягкий песок, чтобы обнажить их темные головы и выкопать следом белые тельца. И все это время Пайпер напевала себе под нос песенку «Красавица Шарлотта».

— Я… я просто хочу забрать эти вещи домой, — сказала я, выбираясь из палатки.

Пайпер ничего не ответила, и я оставила её там копаться в песке с куклами.

Джемма уже вернулась, и они с Сарой сидели вместе на пляже, и рыдали, будто это им глаза выкололи. Я проигнорировала их и направилась прямиком к лестнице, ведущей обратно к скале. Оказавшись наверху, я тяжело дышала. Оставалось только открыть ворота. Я хотела поскорее попасть домой, чтобы поговорить с Кэмероном, пока не вернется Пайпер. Должно быть, он увидел меня из окна, потому что уже спускался по дорожке, чтобы встретить меня, когда я шагнула через ворота.

— Я видел ее, — сказал он, прежде чем я успела что-либо сказать. — Я видел Ребекку прошлой ночью.

У него под глазами пролегли темные круги, похоже, спать он не ложился.

— Где? — спросила я.

— Я слышал её, как она звала на помощь, на утесе. — Он покачал головой, словно едва мог поверить в то, что говорит. — Я был в зале прошлой ночью после того, как все ушли спать. Со мной была Шелликот. Она неожиданно начала шипеть, и вся её шерсть встала дыбом. Сначала я подумала, что она смотрит в никуда, но потом я увидел её. Я увидел Ребекку. Она стояла снаружи и смотрела в окно прямо на меня. Она приложила руки к стеклу, и оно замерзло — её кожа была белой и растрескавшейся, как… как у этих ужасных Ледышек-Шарлотт.

— И что произошло?

— Я окликнул её, но она отвернулась от окна и скрылась из виду. Когда я выбежал из дома, я её уже не видел, но слышал еще какое-то время. Она звала на помощь — её голос был хриплым, словно она так кричала, надрываясь, в течение нескольких часов. — Кэмерон провел рукой по волосам и посмотрел в сторону утеса. — Я пытался найти её, но потерял во тьме. Я подумал, может быть, она спустилась на пляж, но её там не было. Я вернулся на утес и искал её повсюду, но тщетно. — Он посмотрел на меня и сказал: — Ты была права. Ребекка и правда вернулась.

— Слушай, — сказала я. — Что-то случилось на пляже этим утром. Думаю, что у нас мало времени. Бретт начал кричать, и когда он, затем, вышел из палатки, в его глаза были воткнуты иглы. Пайпер сказала парамедикам, что видела тебя на пляже ночью.

— О Боже, — сказал Кэмерон. — Она меня подставляет. Вся эта затея с Бреттом и роялем, и та ночь на вечеринке… все было подстроено. Она хотела сделать из меня идеального подозреваемого, если что-нибудь случится с Бреттом. — Он покачал головой. — Я знал, что случится нечто ужасное, если она останется с ним. Я просто не знал что именно.

— Вот почему ты напал на него тогда?

— Я не знал, что еще сделать, — сказал Кэмерон почти шепотом. — Я не знал, как еще защитить его. Я пытался предупредить его, но это только раззадорило его, и он решил, что непременно будет с Пайпер. Поэтому я решил, что напугаю его — тогда может, ему не будет грозить опасность. Но Пайпер все это время хотела именно этого от меня.

— Насколько она опасна? — спросила я, боясь ответа. — Как далеко она может зайти?

Кэмерон посмотрел прямо на меня, и я прочла в его голубых глазах, как он измучен.

— Не знаю, — сказал он. — Просто не знаю. После того, что случилось с Ребеккой — сначала пожар, а потом падение с утеса, — я всегда подозревал, переживал, но никогда не знал наверняка. Знаешь, я ведь люблю её. Вот, что самое противное. Даже после всего, что случилось, даже, когда я ненавижу её, она все еще остается моей сестрой. Я помню какой она была раньше и мне так хочется, чтобы она стала прежней. Словно, однажды, что-то внутри неё сломалось. И теперь у неё не в порядке с головой.

— Думаю, это из-за Ледышек-Шарлотт, — сказала я.

Кэмерон застонал.

— Только не начинай! Да что все так одержимы этими уродливыми куклами?

— А ты подумай над этим. Когда поведение Пайпер начало меняться? А Ребекки? Когда она начала вести себя плохо? Бьюсь об заклад, это случилось после того, как она нашли кукол и достали их из подвала, разве не так?

Камерон задумался на мгновение, а затем пожал плечами.

— Да, наверное, примерно в это время.

Я повторила ему все, что рассказала мне Пэт Джонс об этих куклах, и как я слышала шепотки через стены и царапание стекол, и о тех, кто таинственным образом оказался на пляже.

— Я знаю, в это трудно поверить, — сказала я. — Но это объясняет многие вещи. Было уже столько смертей и несчастных случаев рядом с этими куклами, чтобы посчитать это простым совпадением. И я слышала их. Я слышала своими ушами как они говорят.

— Ну не знаю, — сказал Кэмерон. — Я не знаю, что и думать. Но даже, если ты права, что мы можем сделать?

У нас не было возможности продолжить разговор, потому что о своем прибытии объявили синие вспышки полицейской машины и, спустя мгновение офицеры уже стучали в ворота.

Кэмерон посмотрел на меня.

— Это за мной, — сказал он. — Если они считают, что это я виноват в том, что случилось с Бреттом, тогда… — Он умолк, и я почувствовала холодок страха, который пробежал по моей спине, когда я представила дальнейшее развитие событий. Бретт подал официальную жалобу на Кэмерона за то, что тот напал на него с хлыстом. Затем было разбито бесценное пианино Кэмерона, и Кэмерон сказал полиции, что подозревает в этом Бретта. А по прошествии всего несколько дней, Бретта кто-то ослепляет на пляже, всего в нескольких метров от дома Кэмерона. В конечном итоге, его могут надолго посадить в тюрьму.

Камерон схватил меня за руку и внезапно сказал:

— Пожалуйста, не уходи. Прости, я понимаю, у меня нет права просить тебя остаться, но прошу тебя, не уходи и не оставляй Лилиас здесь одну. Пайпер всегда знала, что я подозревал её и думаю, что, возможно, она была более осторожной, более сдержанной из-за этого. Наверное, поэтому она приложила столько усилий, чтобы убрать меня с дороги. Должно быть, она начала претворять свой план в жизнь месяц назад, когда начала встречаться с Бреттом. Если бы меня не было здесь, чтобы присматривать за ней, кто знает что могло бы случиться. Папа бесполезен… Я пытался сказать ему, что из себя представляет Пайпер, но он не слушал. Да и не думаю, что он сможет это принять. После того, как Ребекка умерла, и мама сломалась, он вообще ни с чем не справится. Это не твоя проблема, и я не имею права просить тебя, но, пожалуйста, пообещай мне, что не оставишь Лилиас здесь одну.

Он крепко держал меня за руку, и я посмотрела в его голубые глаза. Я знала, что существует только один ответ, который я могла дать ему:

— Обещаю, — сказала я.

— У неё будет план и на тебя, — сказал Кэмерон. — Я не знаю какой, но она что-нибудь придумает. Ты должна быть осторожной.

Я кивнула. И затем Пайпер открыла ворота на улице и впустила полицейских.

— Разве вы не слышали стук? — спросила она. Она вытерла слезы с глаз и продолжила: — О, Кэмерон, они пришли, чтобы арестовать тебя.


Глава Пятнадцатая | Ледышка-Шарлотта (ЛП) | Глава Семнадцатая



Loading...