home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятая

Дорина оглядывалась по сторонам, стараясь вникнуть в обстановку дворца.

Молодые мужчины с горящими глазами бродили по ярусам в поисках молодых женщин, которых здесь было предостаточно. Повсюду были бары, где хорошенькие молодые барменши отпускали спиртное. Шампанское лилось рекой, а воздух полнился громким смехом.

Балет подошел к концу, утонув в море аплодисментов.

Дорина подумала о матери и поняла, что та была бы шокирована, если бы увидела ее здесь. Как мог граф сделать это?!

Но потом Дорина осознала, что лорд Кеннингтон видит в ней не юную леди без компаньонки, а женщину, которой несколько сомнительное окружение должно показаться приемлемым.

«Наверное, он думает, что раз я работаю, обхожусь без компаньонки и сплю в его доме, значит, я женщина с определенным опытом, — размышляла Дорина. — Если бы он только знал, как это далеко от истины! Полагаю, леди Масгроув оценила бы это заведение».

Эта мысль посеяла в девушке смутную тревогу. Ей не хотелось, чтобы ее ставили на один уровень с леди Масгроув, которую она считала донельзя вульгарной женщиной, несмотря на титул.

А как же Элси, приславшая ему пылкое письмо, в котором говорит, что она помнит «тот волшебный вечер»? Почему он был волшебным? Где они были? Здесь?

Скольких женщин он приводил сюда?

Неужели она всего лишь последняя в длинном списке? Приводил ли он сюда респектабельных леди, заманивая обещанием развлечения за пределами их привычного консервативного однообразия? «Немножко не по правилам, но не чересчур». А что потом?

Дорина повернулась и увидела, что граф смотрит на нее глазами, полными восхищения.

— Милорд… — начала она.

— Почему вы не зовете меня Джералд? — спросил он.

Эти слова застигли ее врасплох.

— Мне бы не хотелось, — возразила она. — Я ваш секретарь, почти ваша прислуга…

— Вовсе нет. Сегодня вечером мы два друга, которым хорошо вместе. Джералд и Дорина?

— Дорина, — согласилась она.

У них за спиной раздался смех. Оглянувшись, Дорина заметила группу людей, которые, без сомнения, были семьей. Увидев их, девушка почувствовала некоторое облегчение: что бы ни происходило во всей остальной «Альгамбре», эта часть респектабельна.

Начался следующий балет. Он был как-то связан с морскими нимфами, что послужило предлогом очень скудно одеть всех балерин в развевающиеся полупрозрачные костюмы. Дорина поняла, что краснеет.

В следующий миг она приняла решение. Она гордилась тем, что может называть себя сильной женщиной, способной взять ситуацию под контроль и разрешить ее.

Ну что же…

Когда музыка стихла, Дорина захлопала в ладоши вместе с остальными, как будто ее ровным счетом ничего не беспокоило. Она улыбнулась графу и сказала:

— Я бы с радостью выпила чего-нибудь. Может, нам пройтись и выбрать один из тех баров, где можно взять что-нибудь прохладительное?

Граф сразу же напрягся.

— Думаю, это не очень хорошая идея, — возразил он. — Возможно, нам лучше уехать отсюда и поискать ресторан?

— Ах, нет, я хочу посмотреть следующий балет, — неумолимо сказала Дорина. — А до него еще полчаса, можно успеть сходить в один из тех баров.

Напряженность графа возросла.

— Не думаю, что вам понравится сорт людей, которых вы там встретите, — ответил он.

Дорина изобразила смешок, который, как она надеялась, прозвучал наивно и глупо.

— Конечно понравятся. Ведь меня привели сюда вы. Я знаю, вы бы не пригласили меня в неподобающее заведение. Почему бы нам не пойти прямо сейчас?

Она решительно встала и начала пробираться к выходу из ряда. В конце его Дорина остановилась, оказавшись прямо перед выходом из огражденной «респектабельной» зоны. Как только выйдешь за перила, может случиться все что угодно.

Граф взял ее за руку, не позволяя идти дальше.

— Думаю, нам лучше уехать, — твердо сказал он.

— Кеннингтон! Здорово, старина!

Граф обернулся в ответ на оклик человека, в котором признал старого друга. На самом деле они уже виделись сегодня на скачках.

— Харрис, — он постарался, чтобы голос прозвучал добродушно, но не остановился, продолжал выбираться из толпы.

— Тратишь призовые, старина? — с пониманием спросил Харрис. — Я тебя не виню.

— Да, мы хорошо провели день, — согласился граф, — но, с твоего позволения…

Но Харрис, крупный усатый мужчина, намеков не понимал.

— Замечательная у тебя кобылка. Летит как ветер. А теперь, значит, празднуешь победу с другой молоденькой «лошадкой», а? Тоже хороша!

Голос графа сделался ледяным.

— Она леди…

— Конечно, леди. Они всегда такие, старина, пока не потратишь на них достаточно.

Придя в ужас, граф повернулся, чтобы посмотреть, могла ли Дорина услышать эти слова. Ее нигде не было видно.

Шанс ускользнуть был слишком хорошим, чтобы его упускать. Через несколько секунд Дорина уже растворилась в толпе, воспользовавшись возможностью оглядеться по сторонам.

На первый взгляд гулянье было просто ярким и веселым. Вот бар, а немного дальше еще один, доверху заставленный бутылками с разноцветными этикетками.

Повсюду были молодые женщины, одетые почти так же хорошо, как она сама. Их платья были модными и элегантными. Они вели себя уверенно и свободно, строили глазки мужчинам и смеялись вместе с ними, как будто на равных. Это были независимые женщины.

Но при ближайшем рассмотрении можно было заметить, что у них напряженный взгляд. Им обязательно нужно было привлечь внимание мужчин с деньгами. Так они выживали.

Дорину больше всего удручал тот факт, что не все они выглядели откровенно вульгарными. Глядя на некоторых, казалось, что они, возможно, когда-то были леди, знавшими хорошую жизнь, у них были изысканные манеры.

Кто-то налетел на нее. Две большие руки схватили ее за голые плечи, чтобы удержать от падения, и пьяный голос произнес:

— Не волнуйся, милочка. Я тебя крепко держу.

— Пустите, — сказала она, пытаясь высвободиться.

Но руки ее не отпускали.

— Всему свое время. В конце концов, это ты на меня натолкнулась.

— Это получилось случайно, — запротестовала Дорина.

— О, я так не думаю. Есть случайности, а есть случайности, и я знаю, в чем разница. Ты выбрала меня и сделала правильный выбор. Видишь?

Он убрал одну руку и указал на блестящую побрякушку у себя на сорочке.

— Настоящие бриллианты, — сказал он. — Но ты, конечно, знаешь это.

На самом деле Дорине хватило беглого взгляда, чтобы определить фальшивку. Ей стало интересно, скольких женщин он так одурачил. Или же одурачили его самого?

— Почему бы нам не развлечься? — давясь смешком, предложил он, обдав Дорину парами виски.

Дорина уперлась руками ему в грудь и толкнула изо всех сил. Этого оказалось достаточно, чтобы тот отшатнулся в сторону. Когда он попробовал снова броситься на Дорину, та напустилась на него, сверкая глазами и грозя пальцем.

— Не смейте, — прошипела она.

Он сразу попятился, испуганный чем-то во взгляде девушки. Он не мог сказать, от чего именно, но ему стало страшно.

Дорина попыталась скрыться от него, но не смогла далеко уйти в плотной толпе и услышала разговор двух мужчин, которые видели эту маленькую сцену и повеселились над ней.

— Нельзя винить его за попытку, — заметил один из них. — Но у него нет стиля, чтобы привлечь действительно первоклассную штучку.

— А она, несомненно, первоклассная штучка, — согласился второй.

— Кажется, что она чуть ли не леди, — сказал первый.

— Быть может, она и в самом деле леди?

— Только не в этой части здания, старина. Однако нужно признать, она убедительнее большинства.

Дрожа от ярости, Дорина стояла, будто прикованная к месту, вслушиваясь в каждое слово.

— Просто понаблюдай за ней, — предложил первый. — Она оглянется по сторонам и выберет мужчину, который будет выглядеть достаточно богатым, чтобы удовлетворить ее. Тогда она возьмет его под ручку и скажет: «Не желает ли сударь угостить даму выпивкой?»

— Неужели? — пробормотала Дорина.

— Смотри, к ней сзади подходит какой-то приятель, — сказал он. — У него такой вид, словно он всю землю может купить, так что он ей подойдет. Вот он приближается.

В эту самую минуту плеча Дорины сзади коснулась чья-то рука. Не раздумывая ни секунды, девушка резко повернулась и нанесла удар, которым мог бы гордиться боксер.

Послышались крики и возня — ее жертва повалилась на пол. Взбешенная, Дорина стояла над ним, готовая нанести еще один удар, если он посмеет подняться.

Вдруг она застыла на месте.

— Джералд!

Граф лежал на полу, его глаза были закрыты, и Дорина не могла определить, в сознании ли он. Но не успела девушка наклониться к нему, как чья-то рука опять схватила ее. Это была тяжелая ладонь, опустившаяся ей на плечо.

— Довольно, — сказал полицейский. — Вы знаете условия, на которых мы пускаем сюда вашу братию. Никаких грубостей. Я арестовываю вас…

— Но я не из тех женщин! — вскричала Дорина.

— Все вы так говорите. Пойдемте.

Дорину против ее воли потащили прочь, и она ничего не могла с этим поделать.

— Джералд! — крикнула она.

Но граф лежал на полу, и его глаза по-прежнему были закрыты.

В толпе оборачивались, когда полицейский тащил сопротивляющуюся девушку к выходу из «Альгамбры». Дорине удалось несколько раз хорошенько лягнуть его по голени, но не сбежать от него.

— Ну-ну, — сказал он. — Мы ведь не хотим добавить к остальным обвинениям нападение на офицера полиции, не так ли?

— Каким остальным обвинениям? — в ужасе воскликнула Дорина.

— Давайте не будем. Вы знаете каким. Наверняка вы уже устраивали такое дюжину раз, сразу видно, что вы только притворяетесь невинной овечкой. Думаю, когда придем в участок, окажется, что у вас длинный послужной список.

К этому времени ее уже вывели на улицу, где стоял полицейский фургон.

— Полезайте, — сказал полицейский, открывая с тыльной стороны дверь с зарешеченным окном и опуская ступеньки.

Невзирая на сопротивление, Дорину втолкнули в фургон. Дверь захлопнулась, и не успела девушка опомниться, как фургон поехал. Дорина бросилась к двери, но та была заперта. Ей оставалось лишь прильнуть к решетке и впиться взглядом в удалявшуюся улицу.

— Не переживай, милая, — раздался голос у нее за спиной. — Ты привыкнешь к этому, как привыкли все мы.

Дорина в ужасе повернулась и увидела то, чего не успела заметить раньше.

С ней было еще пять женщин, и некоторые из них, как сказала та, что к ней обращалась, выглядели, будто действительно проходили через это множество раз.

Она была пленницей на пути в полицейский участок, где ей предъявят Бог знает сколько обвинений в немыслимых преступлениях.

И помочь ей некому.


Глава четвертая | Очаровательная шпионка | * * *



Loading...