home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


29

– Лишь глубинное понимание своего языка, до самых корней, до самой сути, позволяет вникать в сказанное, написанное. Нужно ли вообще читать, если не собираешься вникать в суть? Стоит ли читать Библию, если ее чтение для тебя лишь чередование слов или забавный сюжет, «истинное значение» которого растолкует тебе «мудрый» священник? «Мудрый» мудростью той самой, господствующей, доктрины. Египетские волхвы так же невозможны по сути, как, например, американский самурай.

– Есть такой фильм, – напомнил Нестор.

Соня лишь печально улыбнулась и продолжила:

– Волхв – тот, кто занимается волхвой, волхованием. А волхование, в свою очередь, – бормотание непонятных слов, заклинаний. А почему непонятных? Потому что слова принадлежат Волху…

– Семену Немировичу? – удивился Нестор.

– Волху-Велесу, змею-Дракону древних славян. Какой волхв в Древнем Египте? Так же можно раскрыть значение слова «чародей» – тот, кто деет чары. Чара же – от авестийского «средство». И даже жрец – от «жрать», приносить жертву. Всем этим персонажам нет места в том времени и в том месте.

– А как же нужно называть жрецов Древнего Египта? – объяснения Сони завели Нестора в тупик.

– Египтяне были великими строителями. Даже в Древний Рим перешло такое наименование верховного жреца: Pontifex Maximus, что буквально означает «великий строитель мостов», Великий Понтифик. Даже так, хоть это уже более поздняя словесная калька, было бы более верным называть служителей фараона. А еще лучше называть их по собственным именам.

– Нет в Библии собственных имен египетских жрецов. Или есть? – засомневался Нестор.

– Нет, – согласилась Соня. – В Ветхом завете – нет. Лишь позже, в завете Новом упоминаются двое из тех, кто присутствовал тогда при разговоре Моисея с фараоном: Ианний и Иамврий. Во Втором послании к Тимофею. – И Соня процитировала по памяти:

– «Как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и сии противятся истине, люди, развращенные умом, невежды в вере». Видишь: невежды в вере, а если быть более точным, то не имеющие веры, – развращены умом. Очевидная параллель «если веришь, то умен» структурирует разум, задает доктрину. Современные рекламные ролики построены на том же принципе. Ну, например, «только аристократы покупают это». А раз не покупаешь – не аристократ. Не веришь в это – развращен умом.

Потом глянула на Нестора глазами Справедливости и заключила:

– А раз имена утеряны, то называли бы их греческим эрзацем – иерофантами.

Нестор начинал поспевать за Сониной вязью из событий, цитат и умозаключений.

– Все эти коннотативные «вкрапления» в канонический текст – хотя, что мы теперь можем называть каноном? – это «игра в прятки» иерофантов. – И, увидев, что Нестор вздрогнул, улыбнулась и кивнула:

– Да, у них тоже есть свои «игры в прятки», как и у вас, Нагов. Только у Нагов «игра в прятки» – это безобидная шутка Наставника перед неофитом. А у них – это могучий инструмент воздействия на массы. А теперь, молодой человек, о нашей с Вами совместной работе.

Соня сказала «молодой человек» тем же голосом и с той же интонацией, как некогда говаривал Семен Немирович Волх, обращаясь к Нестору. Стало грустно и одиноко. И тут зазвонил телефон.

– Прошу прощения, – извинился Нестор и отошел на несколько шагов для разговора. Звонил Наставник. Голос его был взволнован, почти как в то утро, перед битвой:

– Беги к «Дионису». Сейчас же!

– Но Соня еще…

– Не беспокойся о ней. Беги!

Нестор оглянулся на скамейку. Сони-Справедливости больше не было. На скамье в скверике сидела проститутка, еще не старая, но с явственной профессиональной печатью на лице, в осанке и в стиле одежды. Она смотрела куда-то за деревья сквера, теребила ремешок своей сумочки и думала о своем. Или ни о чем. Нестор для нее больше не существовал. Разговор со Справедливостью в Сонином обличье был закончен. И Нестор рванул к «Дому Диониса».

Нестор так и не понял, что именно делать, когда он добежит до бордового здания: ждать у дверей, войти в торговый зал или бежать на второй этаж, к статуе Гермеса. А в десятке метров до цели сработал селфиметр.

В голове Нестора возникли пять чисел – все в диапазоне от семидесяти до восьмидесяти. Что там говорил Наставник? «Если – «пятьдесят и выше», то надежды нет». И Нестор вдруг осознал – нет ее, надежды. Сработал Наг-анн. В этот раз не вхолостую. Какие-то цели были захвачены и выкинуты из сингулярности. Видимо, Block-Gunы были не у всех нападавших. А то, что где-то рядом были нападавшие, не вызывало никаких сомнений. Чисел в голове осталось только три.

Вокруг Нестора выросло сразу же несколько незаметных людей. Обычных мужчин, рядовых, «психологических невидимок». Они стояли спиной к Нестору. Кто это? Наговы «силовики» или загадочный враг? Мужчины замерли, как статуи в дегустационном зале «Дома Диониса». Раздался гул. Статуи ожили.

Нестор не был силен в боевых искусствах – так, пару лет занятий рукопашным, но только для себя, в качестве хобби. Поэтому он не смог бы описать происходящее вокруг в верных терминах. Но происходило что-то тонкое и величественное, как тот танец бхаратанатьям на поле эпической битвы. Только танцевали не Соня и Фея, а четверо защищавших цель (которой, собственно, был сам Нестор) и трое нападавших. Хотя количество нападавших Нестор не мог уловить зрением – так быстро было мелькание тел – горели только числа в голове. По-видимому, численное превосходство не давало никакой форы – нападали настоящие знатоки своего дела. «Силовики» Раджаса тоже знали дело. Ураган вокруг длился доли секунды.

И стих. Превратился в полный штиль.

Нестор стоял у дверей бордового здания. Подъехал автомобиль – серенький, не новый «Daewoo» с маячком на крыше. Переднее стекло было открыто. Из него улыбчиво лоснилось лицо Кира. Добродушное, веселое, почти родное.

– На заднее, – сказал Кир вместо приветствия.

Нестор послушно рухнул на заднее сидение автомобиля. Надо было задавать вопросы. Много вопросов. Но почему-то Нестор задал только один:

– Почему нужно было бежать к «Дому Диониса»?

– Люблю это место, – добродушно пояснил Кир. – Надо будет зайти сюда вместе – выберем вино для нашего сабантуя. Ты ж помнишь, что мы с Ларисой заедем к Вам на неделе? С целью соотнести их системы координат, так сказать. Настроить наши бандуры в унисон. Так вот – в «Дионисе» пусть и не самые лучшие гравицапы, зато большой выбор. И сомелье неплохие.

– Кависты, – сказал Нестор.

– Прости? – полуобернулся Кир.

– Кависты. Специалисты по элитному алкоголю, – пояснил Нестор.

Кир помолчал, глядя прямо перед собой, в лобовое стекло и переваривая новую информацию. А потом продолжил «по теме»:

– Ну, скажем, во вторник. Подходит?

Нестор кивнул, даже не подумав, что Кир сидит рядом с водителем, спиной к собеседнику, и никак не может видеть кивок. Но Кир понял – на то он и Наставник.

– Вот и здорово. Думаю, мой друг, Вам пора на Кисельную. Водитель завезет, а я выйду по дороге. Кстати, совсем недавно узнал, что значит «Daewoo» по-корейски. Вот, молодой человек меня просветил, – и Наставник сделал своеобразный реверанс рукой в сторону совсем не молодого водителя. – А Вы знаете, мой друг?

– «Daewoo» по-корейски означает «большая Вселенная», – устало ответил Нестор. Он прислонился лбом к холодному стеклу. Ему очень хотелось домой.


предыдущая глава | Бюро Вечных Услуг | cледующая глава



Loading...