home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


39

– А, ну да! Откуда тебе знать, что такое кыта? Ты ж не филолог, – Кир улыбнулся их древней дружеской подначке. – Так вот, кыта – это такая форма в восточной поэзии, в которой мудрый суфий выражал затаенные мысли и жаловался на судьбу. Есть у Джами такая кыта:

Увы, пословица гласит, что можно из дерьма

Слепить лимон иль апельсин, но нюхать невозможно.

– Мудрый суфий пятнадцатого века? – уточнил Нестор. – Про дерьмо?

– Именно! – кивнул Кир. Значит, и нам, мудрым педагогам нашего века, тем более можно. Учитывая деградацию нравственного сектора. Но мой лимит нецензурщины на сегодня выбран, – поморщился Наставник.

– Не я начал, – парировал Нестор. – И, кстати, пока не понял, к чему это.

– А к тому, что чем больше в человеке селфи, тем меньше из него можно слепить конфет или апельсинов, и тем дурнее все это будет пахнуть. Достаточно образно и доступно?

– Вот теперь – никаких вопросов! – Нестор сам обрадовался своему пониманию. Все-таки настоящий профессионал его Наставник. Наверняка высшей конторской категории. Интересно, присваивают ли пурпурным Нагам категории? Есть ли у них аттестация и курсы повышения квалификации? Жаль, Нестор не мог использовать такие ёмкие, толковые и отчетливые метафоры на собственных уроках.

И эта радость наполнила жаждой, а на столе не осталось ни одной полной кружки, и Тамара уже успела разогнать всю очередь и почти скучала у барной стойки, а потому Нестор обернулся всего в несколько минут. Что-то же Кир хотел сказать, но так и не закончил, сбившись на рассказ о селфиметре.

И Кир действительно закончил, но лучше бы он этого не делал, так как вся настроенческая радуга Нестора вновь сузилась до цветов безвременно почившего Дракона Волха – до черного и белого. Правда, между ними затесался некий серенький гаденький полутон.

– Знаешь, – Наставник начал с того же места. – Есть некая странность в том, что известные тебе силы, олицетворенные в пресловутом мистере Германе, оказываются именно в том месте и именно в то время, где и когда им быть не то, что необязательно, а категорически запрещено.

– Хорошо работает разведка? – выдвинул версию Нестор.

– Слишком хорошо, учитывая секретность мероприятия и осознавая, какие последствия повлечет твой провал, – Наставник стал не просто озабочен, но хмур.

– Варианты? – спросил Нестор, поскольку своих вариантов не имел.

– Вариантов всегда много, а вот «выстреливает» только один, – печально сказал Кир. – Шпион.

– Ну, естественно, шпион! – развел руками Нестор. – Эка невидаль. Именно так и работает разведка – посредством шпионов. Раскрыть, расконсервировать, ой! Или расконспирировать? Есть же у Конторы контрразведка?

– Ты понимаешь, что такое шпион в нашем случае?

Нестор, конечно, понимал, но не так, чтобы до самых что ни на есть глубин. Он постарался выразить это не словом, а умным вопрошающим взглядом. Кир ответил взглядом зловещим, даже угрожающим – понять бы, кому.

– В нашем случае, шпион в Конторе – это Наг. Можешь себе представить: Наг, сливающий информацию?

Нестор представить себе не мог. Есть они и есть мы; есть Наги и есть… Ну, кто там у них есть? Городские маги какие-нибудь. Кстати, надо будет поподробнее про них… Надо мыслить. Надо искать варианты. Надо отсекать невозможное. Как там называют это в философии? Бритва Оккама? Или скальпель Оккама? «Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem». И откуда выскочила эта латынь? Видимо, читал недавно, в мае, на уроке для старшеклассников. Но там новая и новейшая история, а Оккам-то – парень из двенадцатого… или из тринадцатого? Наверное Оккам придумал, а кто-то из… Да и не он придумал, еще с Аристотелевых времен формула известна: lex parsimoniae, закон бережливости. Это потом ее назвали novaculum nominalium, лезвие номинализма. Кто? Гамильтон, Лейбниц? Что за чушь лезет в голову? Все-таки по-русски как? «Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости». Вот! Не следует! Умные же люди говорят! Не может Наг быть не Наг. Наг же всегда наг. А! Это не о том, это о сущностном содержании Нага. Ну, вот! Вот и ответ: Наг всегда наг!

– Наг всегда наг! – выпалил Нестор главный тезис всего того сумбура, который пронесся в его голове.

– Это тут причем? – опешил Кир.

– Вы же сами говорили, что Наговость, она же нагота, – инклюзивная составляющая сущности любого Нага. Чтобы «видеть душой», – а это именно то свойство, которое отличает Нага от обычного человека, – нам и самим приходится обнажаться, открывать душу. Может, этим нашим свойством кто-то и воспользовался? Проникли, пролезли, пробрались в сознание кого-то из посвященных, в сознание имеющих доступ…

Кир смотрел на Нестора с надеждой. Он ждал: вдруг молодой и перспективный Наг Четвертого дна сумеет докопаться до истины, сумеет развеять-таки черные тучи, которые, как понял Нестор, чуть ли не в буквальном смысле накрыли Контору. Виданное ли это дело? Слыханное? Сама сущность Нага не дает возможности поступать так – оказывать содействие концептуальному противнику, тому, с которым уже не первое тысячелетие идет непримиримая борьба. Наг, поступивший так, тут же перестал бы быть Нагом. Но подопечный подвел: сказал невпопад, выдвинул очередную глупость. Кир поник.

– Ты же «работал совестью», – напомнил он своему подопечному. – Ты же помнишь, какой труд, какой риск проникнуть в сознание даже обычного человека. Чтобы проникнуть в сознание Нага, нужен другой Наг. И, уверяю тебя, такое вторжение никак не останется незамеченным. Какими бы технологиями не обладали наши заблуждающиеся партнеры по Взвеси, вытянуть такую информацию даже из наших открытых душ – задача неподъемная, я бы даже сказал абсурдная.

Кир замолчал. Нестор замолчал. Они тихо пили пиво. И даже в зале стало как-то совсем глухо. Вроде, и люди были, и разговоры разговаривали. Но уровень «белого шума» снизился в разы. Потом Кир глянул на часы. Вернее, не на часы – их он не носил – а на дисплей мобильного телефона. В самом же заведении, в пивной «Варяк», часы отсутствовали по вполне понятной причине: не знаешь времени – не торопишься к жене.

– У нас осталось одно незавершенное дело. Архиважное, – Наставник расправил плечи и снова стал добродушным корпулентным обаятельнейшим человеком. – Нам еще винный багаж из «Дома Диониса» забирать.

Нестор кивнул и пошел к стойке – на расчет, а Кир стал крупным пальцем тыкать в кнопочки (сенсорных он не признавал) телефона – вызывать такси.


предыдущая глава | Бюро Вечных Услуг | cледующая глава



Loading...