home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


61

Нестор одевался неторопливо. Больше некуда было спешить. Антон спал. Видимо, «колыбельная» оказалась чрезмерно убаюкивающей. Пусть спит. У него сегодня был сложный день. Нина позвонила и долго рыдала в трубку от счастья. Она не усидела дома, в одиночестве и тоске, поехала к родителям Нестора – вместе неопределенное ожидание было легче перенести. Теперь Софья Николаевна наверняка уже извлекает из кухонного шкафа свою ягодную настойку, а Иван Несторович, не дожидаясь общего стола, уже плещет себе коньяк в бокал щедрою рукою.

Мотоцикл был на ходу. Пуля попала в обод колеса, оставила след, но шину не задела. Наждак асфальта стесал левый поворотник и зеркало заднего вида, повредил аэрографию, и теперь «Змей» ослеп на один глаз. Ничего, все можно восстановить со временем. Не сегодня. Потом. Большая часть лета еще впереди.

– Через гараж проедем? – попросил Нестор. – Надо «Змея» оставить. Мне трезвым от родителей сегодня не выйти.

– Зря ты его, – угрюмо заметил Кир. – «Молот Нагов», двойной агент в Конторе, прочие планы… Он же был одним из двадцати двух. Нам теперь спокойно не жить. Ты нарушил их многовековое равновесие. Жди, когда начнется ад кромешный, первозданный хаос. А у нас сотрудников мало. Кому теперь все это разгребать?

– Разгребем, Наставник, – успокоил Нестор. Он понимал, что Кир бурчит, лишь соблюдая проформу. Кир же сам вспомнил о салфетке Волха, сам укомплектовал этим артефактом боевой арсенал Нестора. Так что участь Германа была предрешена еще до начала боя.

– Чем ты им животы-то вспарывал? – спросил Наставник уже более миролюбиво.

– Это не я, – вздохнул Нестор, приводя в порядок свой внешний вид: одергиваясь, отряхиваясь, разглаживаясь.

– Не ты? – переспросил Кир.

– Девчонки помогли, – не стал таить Нестор.

– Какие девчонки? – никак не мог понять Кир.

– Соня и Фея. Они предстали в образах японских воительниц с мечами и в алых кимоно. Считай, что посмотрел обе части боевика с Умой Турман.

– Дела! – удивленно протянул Наставник. – Восстали из праха наши птицы Феникс? Дела! Понимаешь, что это значит?

– Не очень, – честно признался Нестор.

– Теперь ты за них в ответе. Ты их приручил, – пояснил Кир.

– У меня и так в этой жизни хватает ответственности, – отгородился Нестор от таких перспектив. – У меня жена, Антон, работа руководящая – завуч все-таки. Хоть и Вы, и Герман говорили, что я всего лишь двойка в колоде.

– Двойка козырная, как оказалось, – улыбнулся Наставник. – Двойка, что бьет туза.

– Бьет, – подтвердил без лишней скромности Нестор. – Я ему то же самое сказал.

– Ничего, – Кир решил успокоить сам себя. – «Медный змей» поможет нам разобраться в самой концепции их технологий. Глядишь, через «Медного змея» и с «Молотом Нагов» справимся. А вот информатора их, кажется, уже без помощи Германа нашли.

– Кто же? – Нестору действительно было интересно.

– Не знаю пока, – пожал плечами Кир. – Антона к твоим родителям отвезем, и я в Контору. Тебе позвоню потом, если есть такое желание.

– Есть такое желание, не сомневайтесь, – заверил Нестор. – Обязательно оповестите. Нужно же понять, из-за кого весь этот сыр-бор.

– Индрина придется спрятать, – сообщил Кир. – Хорошо, что холостяк. Уйдет на больничный до того момента, пока монография не будет опубликована. Мы ускорим процесс. Недели через две его «Адаптивные стратегии корреляции и ретрансляции обобщенных семантических полей» пойдут гулять по свету. От него лично уже ничего не будет зависеть. Он будет в полной безопасности. Наши противники – опытные маркетологи. Они прекрасно понимают, что уход из жизни автора в разы увеличивает популярность его произведений.

– Почему так? – удивился Нестор, который к маркетологии не имел отношения вовсе.

– Труды приобретают обаяние уникальности, эксклюзивности. Автор уже ничего более не напишет, а потому написанное становится более ценным.

– Хорошо, что я не пишу диссертации. И вообще ничего не пишу, – заметил Нестор. Он уже оседлал «Змея» и приготовился повернуть ключ зажигания.

– Езжайте вперед, чтобы мой зверь своим ревем Антона не разбудил, – попросил Нестор у Кира, и тот понимающе кивнул. – Помните?..

– Помню-помню, – заторопился Кир. – Едем через гараж, ставишь мотоцикл, а потом мы тебя и Антона завезем к родителям. Мы впереди, догоняй. – И Кир уселся на переднее сидение одного из броневиков.

Колонна тронулась, неспешно и важно. В первом автомобиле ехал Кир, Антон спал на заднем сидении. В последний автомобиль загрузили «Медного змея». Видимо, аппарат уже сумели отключить, потому что колонна двигалась без каких-либо статусных атрибутов, так необходимых в иллюзорном мире Бытия: без машин дорожной службы в сопровождении, без включенных сирен или проблесковых огней. В машинах ехали Наги, к которым уже вернулись их способности. Так что теперь колонна черных бронированных автомобилей могла открыто и беспрепятственно проехать по центральным, самым многолюдным улицам города, и никто бы не обратил на нее внимания.

Нестор повернул ключ зажигания, чуть вытянул подсос, выжал кнопку старта, и мотоцикл ожил, задрожал, передавая вибрацию телу наездник. Убрав подсос, Нестор дал газу и покатился следом за черной лентой оперативных машин. Восемь километров по трассе водители держали такую скорость, что Нестору приходилось выжимать из четырех цилиндров старенького «Змея» все мощностные потенции. В черте города картина изменилась: громоздкие автомобили послушно замерли в пробках. Нестор осторожно покинул этот бронированный кильватер и, пробираясь между машин, вскоре оказался у ворот гаражного кооператива. Вредные собаки, как всегда, облаяли оба колеса и проводили до самого гаража. Здесь Нестор заглушил мотоцикл, распахнул ворота гаража и загнал «Змея» в жаркую металлическую коробку. Здесь, на полу, лежал старый матрац в подозрительных пятнах и пыльное верблюжье одеяло, – эти предметы спасали Нестора холодной октябрьской ночью, когда, после ссоры с Ниной, гараж стал его пристанищем.

У ворот гаражного кооператива ждал только один джип – тот, где рядом с водителем сидел Кир, а на заднем сидении все еще спал Антон. Нестор устроился рядом с сыном – нужно было его будить понемногу, через пятнадцать минут они будут в пункте назначения.

– Мы оставим манипулу за вашими спинами, – повернулся Кир. – Но после сегодняшнего твоего прохода по этажам, я уже не уверен, нужна ли тебе помощь. – Кир улыбнулся. – Индрина спрячем. Далеко. Может быть даже между мирами. В ближайшее время здесь будет очень опасно, – Кир подумал минуту и предложил:

– Вечером приходи в Контору. Буду ждать.

– Можно утром? – спросил Нестор. Антон брыкался и просыпаться не хотел.

– Можно утром, – легко согласился Кир.

Антон наконец проснулся, но был еще в царстве сновидений. Он хмуро смотрел в окно, молчал и думал о своем. Может, пытался размежевать странные сны и не менее странную явь. Нестор потрепал сына по голове, Антон в ответ на ласку прижался щекой к отцовскому плечу и тихонько заплакал. Так он и вошел в дверь квартиры Ивана Несторовича и Софьи Николаевны – заспанный, в слезах, крепко сжимая ладошкой папину руку. И тут слез стало много. Очень много. Женщины и ребенок плакали, мужчины пили. Вопросы было возникли, но Нестор пресек всякие попытки: не сегодня, не сейчас. И его поняли, его услышали. Ему поверили и подарили покой.

Только Нина решила сообщить, так, для сведения:

– Ка-Цэ пропала.

Нестор кивнул. Не важно. Это теперь не важно.


предыдущая глава | Бюро Вечных Услуг | cледующая глава



Loading...