home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


66

– Сначала мы думали назвать этот сетевой ресурс «Новости от Нестора», – пояснял Кир уже почти в дверях кабинета. – И аббревиатура выходила удачная: «НоН». Ну, как будто без остановки, nonstop. Только вот англоязычный вариант в этом плане оказался неудобным: «News from Nestor». «NFN» – что это? «Нижегородский фонд недвижимости»? «Нераспределенный фонд недр»? «Национальная федерация натуризма»? Нитрофиталонитрил? Хотя потом мы прошлись по англоязычным аббревиатурам и несказанно обрадовались – золотое дно всевозможных брендов. Это и пятнадцать стран НАТО, NATO's fifteen nations; и горячие национальные новости, national fire news; и пожар во флоте, navy fires network; и даже обезжиренное молоко, non-fat milk. Но, по сравнению с «Nestor de Liver!», все наши изыскания кажутся ерундой. Если еще актуализировать «live» во всем многообразии значений, то другие варианты даже не стоит рассматривать.

– Я не журналист, – тихо заметил Нестор. – Не блогер. Я в мировой сети, как этот Ваш Юний Лосс, потерянный пользователь. Это не мое.

– Журналистами мы ресурс насытим, – успокоил Кир через плечо, уже из коридора. – Не Нагами. Людьми. Наг, сам понимаешь, не может быть ни журналистом, ни телеведущим, ни репортером. Ты нужен для, так сказать, идейного руководства. Твоя задача – чувствовать материал, идущий в эфир, и ждать.

– Чего ждать? – чуть ли не крикнул вдогонку Наставнику Нестор.

– Кого! – откликнулось эхом из-за поворота. – Женю Гуляйкова ждать! Загляни на обратном пути! Научу огнем дышать!

– Каким огнем? – Нестор озадачено глянул на Зоеньку. Зоенька сияла. Она не знала, куда девать себя от счастья.

– Что же ты так светишься? – улыбнулся Нестор. – Дай бутылку, во рту горит.

– Конечно, горит! – засуетилась эскорт-секретарь. – Я сейчас, я мигом, я только на склад…

– Зачем тебе склад? – остановил Нестор. – Шампанское у тебя в руках.

– Шампанское? – замерла Зоенька. – Ах, да, шампанское! Вот! – она быстро и неловко открыла бутылку, пробка бахнула и умчалась к потолку, пена хлынула, вымочив зеленый халат. Девушка быстро скинула униформу, попыталась было вытряхнуть липкую влагу из махрового ворса, но лишь воскликнула «Ах, не важно! Я сейчас!» и побежала по коридору, перекинув халат через руку, – голая, шлепая по конторскому полу босыми ногами, оставляя мокрые следы.

Нестор не знал, что ему делать. Наставник ушел – его вызвали по внутреннему каналу связи. Зоенька, кажется, переутомилась – ее поведение трудно было назвать адекватным. Нужно навестить Глеба Сигурдовича Индрина, но дорогу показать некому. Оставалось ждать – либо возвращения Наставника в кабинет, либо возвращения Зоеньки в «рабочее» состояние.

Секретарь появилась в конце коридора через несколько минут. По-прежнему обнажена, однако через ее руку был перекинут свежий халат. Не бежала, шла быстро, но с какой-то особой торжественностью. Приблизившись, Зоенька ловким движением развязала амарантовый пояс Нестора и плавно извлекла его из петель.

– Здесь? – удивился Нестор. – Давай хоть в кабинет зайдем. Кир простит, я уверен.

Отношения между Нагами и змейками в Раджасе подчинялись одному очень простому правилу: «Не нужно искать повод, чтобы отказать себе в интимной близости». Но были и другие законы, такие же не писанные, такие же простые. Публичная близость, по одному из таких законов, была делом не запрещенным, но не разрешенным. Такая морально-юридическая казуистика становилась понятной при наличии некоторого опыта пребывания в Раджасе. У Нестора опыт был, тем более такой опыт должен был присутствовать у Зоеньки, которая прошла весь курс подготовки конторских змеек, а значит, была не менее (если не более) профессиональна в интимных делах, чем такие мастерицы, как Соня и Фея.

Но секретарь пришла не с этим. Нет, конечно, они провели потом минут сорок в кабинете Наставника: куда же девать нерастраченную энергию? Но сейчас у Зоеньки было дело поважнее. Эскорт-секретарь аккуратно сложила пояс амарантовый в один карман своего халата, из другого же кармана извлекла пояс ярко-красный, шарлаховый. Повязала она пояс на бедра Нестору, как Ипполита повязала бы Аресов пояс на могучие бедра Гераклу, если бы не коварная Гера, подначившая амазонок на кровавую бойню. Нестор был настолько удивлен, что позволил девушке произвести все эти манипуляции, и не выказал при этом никаких возражений.

Когда же его угораздило-то? И за какие заслуги?

Когда угораздило, Нестор уразумел сразу: амритой его опоил Наставник в первые минуты общения, предложив выпить рюмку из плоской фляжки. Никакой это был не высокоградусный коньяк, а тот самый напиток инициации.

Предположим, и заслуги у Нестора были. Вызволение собственного сына из вражьих лап – это дело семейное, подразумевающее пение дифирамбов в узком кругу, а не понижение по службе. «Смешно звучит – «понижение по службе», – в который раз подумал Нестор. – Везде повышение, а у нас понижение. Либо мы стоим на голове, либо мир покоится не на ногах». Но были достижения и конторского масштаба: успешный сеанс снободрствования с реципиентом Индриным (успешный ли?), ликвидация полуроты агрессивных городских магов, захват стратегически важного артефакта под кодовым названием «Медный змей», устранение одного из двадцати двух иерофантов. Или последнее действие – это должностное нарушение, поскольку совершено было без приказа и вразрез интересам Конторы? Ай, не суть, – сделано себе и сделано.

Выходит, теперь Нестор – Наг Пятого дна? Какие там открываются преференции? Насколько Нестор помнил текст методички, на Пятом дне появлялась у Нагов новая способность – огнеметание. Вот откуда жжение в альвеолах и в области верхнего неба. Рюмка, выпитая залпом за «победу над супостатом», никакого отношения к этому жжению не имеет. Вернее, имеет, и самое прямое, но… Нестор запутался. Надо будет действительно зайти к Наставнику на обратном пути. Как он там пообещал? «Научу огнем дышать»? Зайду, решил Нестор, пусть научит.

Но главное значение нового понижения заключалось отнюдь не в умении дышать огнем. Это все – фокусы, невинные маркеры, которые помогают Нагу в физическом аспекте ощутить собственное понижение на очередной уровень. Пятое дно было серьезным рубежом для каждого Нага по другой причине. Именно здесь, на Пятом дне, предстояло сделать решающий выбор в дальнейшей судьбе и определить свою роль на просторах миров Трилоки: либо со временем надеть пурпурный пояс и посвятить себя миссии Наставничества, либо пройти специальное обучение и продолжить карьеру в качестве «силовика». Других путей в мире Раджаса для Нагов не было. Разнообразные отделы Седьмого дна – технические, научные, стратегического планирования, координации etc – наполняли те же «силовики». Наставники также принимали участие в работе отделов, но пурпурные Наги находились вне иерархии с того момента, как выбирали для себя этот путь.

Теперь Нестор понял, почему Кир предложил задуматься о смене деятельности. Школа требовала полного погружения. Чем больше ты любишь свою работу, тем больше отдаешь ей сил, энергии, времени. На Пятом дне жизнь Нага становится другой: Раджас наделяет способностями, но он же требует отдачи. Не столь важно, какой путь изберет Нестор. В любом случае, до Пятого дна он был больше обычным человеком, чем Нагом. От Пятого дна и ниже Нестору предстоит стать больше Нагом, чем обычным человеком. Вот почему сияла Зоенька – теперь она стала обладательницей пятидесяти процентов акций Нестора плюс один голос. И этот один голос, без сомнений, был решающим.

– Идем, – вздохнул Нестор, накидывая халат после бурного празднования знаменательного события. – Покажешь дорогу к Индрину. Наставник сказал, что доцент обо мне спрашивал.

– Кир тебе больше не Наставник, – радостно сообщила Зоенька, вильнула обнаженными бедрами и почти вскачь припустила по коридорам Раджаса, пытаясь при этом попасть в рукава зеленого халата, – показывать дорогу в междумирье, где Глеб Сигурдович заканчивал свою монографию вдали от иллюзорного Бытия суетной Взвеси.


предыдущая глава | Бюро Вечных Услуг | cледующая глава



Loading...