home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


70

– «Трансформация семантических швов в аспекте социально-экономических макропроцессов», – произнес он весьма пафосно, однако тут же смущенно добавил:

– В этой главе речь идет о том, что формирование конвергентных зон и языковых союзов происходит под влиянием не только лингвистических, но и надлингвистических факторов. Не смог придумать ничего, что более бы соответствовало содержанию. Вполне вероятно, что название главы я еще изменю в дальнейшем.

– Ни в коем случае! – запротестовал Нестор: чем дольше будут длиться поиски удачного названия, тем больше будет забот у Конторы. – Отличное название! Очень удачное название! Социально-экономические макропроцессы – это же и есть надлингвистические факторы?

– В общих чертах, – кивнул доцент Индрин.

– Вот видите: даже я, обычный школьный словесник, сопоставил содержание и наименование этой части Вашей работы. Думаю, Ваш научный гений подсказал Вам единственно верное решение!

Нестор затих в сомнениях: не переборщил ли с лестью? Но – нет, не переборщил. Доцент Индрин вернулся к столу и наполнил свой бокал не смущенным резким движением мальчика, но плавным величественным движением зрелого мужа. Лести много не бывает.

Нестор понял, что безумно устал. Измождение, опустошенность вежливо поздоровались и завладели душой и телом. Так бывало всегда после удачно проведенных уроков, после возвращения с выездных экскурсий, после бесед с родителями на собраниях или с коллегами на педагогических советах. Своеобразная отдача после тяжелого, но при этом горячо любимого труда.

Пора было возвращаться в Контору. Теперь Нестор – Наг Пятого дна, а значит, впереди новые горизонты познаний и свершений. Кир, который останется для Нестора Наставником навсегда, что бы ни случилось, какие глубины Раджаса ни разверзлись бы под кольцами шарлахового змея, обещал научить дышать огнем. Наверняка, Кир даст мудрый совет и по поводу специализации, избрания дальнейшего пути. Нестор же обрадует Наставника новостями от Индрина – работа завершена, монография готова к печати.

Нестор значительно кивнул Зоеньке, та всем своим видом показала, что о полученном задании помнит, ответственность осознает, старания приложит.

– Благодарю за радушный прием, – Нестор протянул руку Индрину.

Глеб Сигурдович был бы рад задержать гостей, но понимал, что есть у них дела загадочные и важные. Надо идти – значит, надо идти, а потому Глеб Сигурдович отринул никчемные бытовые изливы вежливости, по-дружески крепко пожал руку Нестору и попытался неуклюже поцеловать ручку зардевшейся Зоеньке.

– Если позволите, Зоенька задержится, – сказал Нестор.

– Зачем? – чуть ли не испуганно спросил Индрин. – Надолго?

– Не холостяцкое это дело – ликвидировать последствия задушевных бесед: со стола прибрать, посуду помыть, – пояснил Нестор. Не сдержался и прозрачно намекнул:

– А вот надолго ли – так это, мой друг, от Вас зависит.

Временно лишив таким образом мастера-словесника его словесного искусства, Нестор бросил в дверях Индрину – короткое «Не провожайте!», Зоеньке – влажный халат и, оставшись в неглиже, гордо покинул дом, застрявший между иллюзорными реальностями Взвесей. Доцент Индрин, наверняка, был крайне удивлен, но за дверь – глянуть, куда может отправиться школьный учитель в таком виде, не вышел – Зоенька не дала ходу ненужным мыслям в мудрой голове ученого.

Через несколько минут Нестор был возле кабинета Наставника. Кир был на месте – развалился в кресле, не обращая внимания на разметавшиеся полы халата. Почему-то пурпурный пояс отсутствовал. В стирке? На стуле для посетителей присутствовала Майечка, что было неожиданностью, – змейку в кабинете Наставника Нестор видел впервые. Майечка, как и любая другая естественно рыжая девушка, была белокожей. Однако Нестору показалось, что в этот раз кастелянша чересчур бледна. Как будто во время стирки она пролила на себя отбеливатель. Да и вид у девушки был такой, будто бы от горьких слез ее отделяет одно лишь слово. Поэтому Нестор заговорил не сразу. Но молчал и Кир, молчала Майечка, тишина становилась невыносимой. Нестор решил отчитаться.

– Индрин справился, – сказал Нестор. – Работа закончена, дописана глава по мотивам бордовых сновидений. Амарантовый Наг и малыш Дионис миссию выполнили успешно, несмотря на досрочное пробуждение и операторов, и реципиента.

Нестор пытался разрядить звенящую напряженность улыбкой, но не вышло. Разве что Кир наконец заметил своего бывшего подопечного.

– Замечательно, – вяло отреагировал Наставник. – Мы как раз к нему собрались.

– Я бы повременил, – замялся Нестор. – Подождал бы часа полтора-два.

– Почему? – ровно спросил Кир.

– Там Зоенька осталась – снять напряжение, возникшее в душе и теле научного работника за время нашей дружеской беседы. Ну, и по хозяйству помочь.

Кир понимающе кивнул Нестору и взглянул на Майечку из-под бровей. Та, почувствовав взгляд, все-таки не удержалась и заголосила навзрыд.

– Нечего, – смутился Кир, как смущается каждый мужчина, ставший свидетелем женских слез. – Ну, нечего тут…

Он тяжело встал, добрался в обход стола до рыдающей девушки и попытался погладить ее по рыжим локонам, так же неуклюже, как несколько минут назад доцент Индрин пытался поцеловать ручку Зоеньки. Майечка издала прерывистый глубокий звук – то ли вздох, то ли всхлип, то ли распевку перед горловой арией – и выскочила из кабинета. По коридору быстро зашлепали, удаляясь, ее босые ноги.

Нестор растерялся. Он пребывал в недоумении: плачущая змейка – бывает ли? Оказывается, бывает. Кроме того, был еще один диссонансный момент. Каждому знакомо острое чувство досады, когда садишься за персональный компьютер, чтобы побродить по просторам мировой сети, но экран монитора выдает какую-нибудь системную STOP-ошибку, что-то вроде «ОС Windows завершила работу, чтобы предотвратить повреждение компьютера». Нестор знал за собой эту несдержанную слабость: техника, работающая некорректно, его раздражала даже больше, чем люди, ведущие себя некорректно. Человеку – можно, техническому приспособлению – нельзя. Нестор отрапортовал:

– Необходимо сдать оружие. По списку. Артефакт «PIN-DOS» был активирован и уничтожен в процессе использования, а потому его можно вычеркнуть из инвентаризационной ведомости. Наг-анн в полной исправности. Кобура прилагается. А вот селфиметр перетрудился – сбоит.

– Сбоит? – хмуро улыбнулся Кир.

– Да, – кивнул Нестор. – Он показал два значения в Вашем кабинете: пятьдесят один и восемь. Сейчас показывает одно значение – восемь. В Раджасе подобное невозможно. Аппарат должны проверить техники.

– Ты же теперь Наг Пятого дна, – напомнил Наставник. – Наг-анн закреплен за тобой на постоянной основе. Теперь это твое табельное оружие. И селфиметр решено оставить тебе. Как первоиспытателю. И не греши на него – прибор работает исправно. Значение селфи пятьдесят один только что разрыдалось и убежало по коридору в неизвестном направлении. Значение селфи восемь сейчас перед тобой – во всей своей перезрелой красе. Значение восемь – это я.


предыдущая глава | Бюро Вечных Услуг | cледующая глава



Loading...