home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Звонит мой телефон, и я сразу хватаю трубку.

— Ваше такси прибыло.

Cazzo! Уже?

— Хорошо. Спущусь через пару минут, — говорю диспетчеру.

Я дома, в крошечной арендованной квартире, расположенной на Кэмден-роуд в северной части Лондона. Две недели назад я вернулась в Англию и все это время помогала Фредерику и Ингрид в их фирме по выездному обслуживанию, так что ни разу не виделась с Холли. Она живет в Беркшире, неподалеку от штаб-квартиры команды. Холли обожает сельскую жизнь, я же горожанка до мозга костей. Но в настоящий момент я еще не закончила гладить форму, а такси уже подано и готово везти меня в аэропорт. Быстро вожу утюгом, выдергиваю шнур из розетки, затем надеваю брюки и пиджак.

Бросаю последние вещи в дорожный кофр с логотипом команды, застегиваю его и волоку вниз по лестнице на улицу, где высматриваю на дороге такси. Потом до меня доходит, что оно ждет на парковке за домом. Еще недавно шел снег, а теперь льет нескончаемый дождь, и я поднимаю кофр над головой, чтобы не намочить волосы, пока ковыляю к машине.

В Хитроу как всегда многолюдно, но я достаточно быстро нахожу коллег, потому что все мы одеты одинаково: в черные брючные костюмы и золотистые рубашки. Это наша походная униформа, и, как я уже говорила, Саймон любит, чтобы его персонал все время был при параде.

Мы направляемся в Барселону на первый европейский этап Гран-при, и мне не терпится увидеть новую гостевую зону. Раньше мне доводилось бывать лишь на вылетах — то есть на гонках, проводимых в Австралии, Малайзии или, скажем, Японии, куда команда вынуждена добираться по воздуху. В этих странах мы пользуемся тем, что предоставляет принимающая сторона, однако на европейские гонки и на те, куда наши сотрудники могут доехать на грузовиках, везем с собой собственное оборудование.

По сравнению с предыдущими перелет длится совсем недолго, но мы с Холли успеваем схрумкать две упаковки чипсов «Принглс» и обменяться новостями. Мы не выпиваем, потому что сразу из аэропорта едем на трассу, а кроме того, нас ждет пятизвездочный отель в центре Барселоны и активная ночная жизнь.

Прибываем на автодром «Каталунья» и видим, что водители грузовиков, приехавшие сюда в воскресенье, уже развернули моторхоумы. Говорю «моторхоумы», но это, право, смешно. Просто термин прижился с тех времен, когда команды пользовались большими комфортабельными автобусами. Сейчас моторхоумы представляют собой сборно-разборные высокотехнологичные конструкции. Благоговейно любуюсь на наше сверкающее черно-золотое сооружение высотой в два этажа. Беглый осмотр показывает, что наверху есть апартаменты директора и две комнаты для Уилла и Луиша, а внизу располагаются полностью оборудованная кухня и обширная гостевая зона. Помещения кондиционируются, а у директора имеется даже балкон.

Минует два дня, и именно там я и оказываюсь. Каталина, более властная, чем обычно, призывает меня на залитый солнцем балкон, чтобы продиктовать список необходимых ей вещей, в который входят даже тампоны, и я понятия не имею, куда за всем этим бежать. Жена босса в своей стихии. Это ее домашняя гонка, и Каталина уверена, что теперь она вообще королева и вправе творить что угодно. Ее семья собирается заявиться сюда на выходные в полном составе, и мне заранее страшно. В мои обязанности не входит быть на побегушках у жены Саймона, но от меня тут мало что зависит.

— Справишься? — холодно спрашивает она, пока я бешено строчу в блокноте.

— Думаю, да.

— Думаешь или уверена? — Я знаю, что она испепеляет меня взглядом из-под солнцезащитных очков. Она загорает, расположившись на шезлонге, пока я стою перед ней, как послушная собачонка.

— Да. Справлюсь.

— Хорошо. — Каталина откидывает голову на подушку, и я ухожу.

— Ненавижу эту стерву! — взрываюсь я, вернувшись на кухню.

— Даже не представляю, как ты ее терпишь, — сочувствует мне Холли.

— Сама не знаю. Она обращается со мной как с какой-то букашкой, которую можно раздавить. Похоже, она думает, что я всю жизнь собираюсь работать официанткой. Но у меня есть и другие планы. Не хочу торчать здесь до скончания дней!

Холли удивленно глазеет на меня:

— Чем же ты хочешь заниматься?

— Может быть, создам собственную компанию по выездному обслуживанию. Не знаю.

Ладно, я правда не знаю. У меня действительно нет никаких планов. В данный момент я просто плыву по течению, но Холли, к счастью, не допытывается.

Во второй половине дня Каталина опять начинает меня донимать. Сначала слышу цокот каблуков, потом поворачиваюсь и вижу, что она стоит в дверном проеме и щелкает пальцами.

— Ты. Поди сюда.

Обращаю несчастный взгляд на Фредерика, который выглядит немного встревоженным появлением жены босса на своей кухне.

— Ты, — снова зовет Каталина. — Делия.

— Дейзи, — поправляю я.

— Неважно, — отвечает она. — Ты мне нужна.

— Дейзи не может уйти прямо сейчас, — вклинивается Фредерик. — Она готовит обед для Уилла и Луиша.

Да! Съела? Прячу взгляд, чтобы эта мымра не увидела моего ликования. Зная ее, это может еще как аукнуться.

— Тогда ты! — цедит она. Кручу головой и вижу, что она указывает на Холли, которая в свою очередь гневно смотрит на Фредерика. Он беспомощно пожимает плечами, потому что Холли уже выполнила свою работу и сейчас отдыхает, привалившись к стойке.

— Идем! — рявкает Каталина, и Холли нехотя плетется за ней из кухни.

Позже она возвращается в самом скверном расположении духа.

— Чтобы я еще когда-нибудь! Да никогда! — возмущается она.

— Что она от тебя хотела? — спрашиваю я.

— Ей, видите ли, приспичило, чтобы я соорудила в апартаментах Саймона тортильи для нее и ее компании. Но дело не в этом, это легко. Дело в том, что ее не устраивает прекрасная еда из нашего меню и даже сегодняшняя паэлья! Говорю вам, с меня довольно. В следующий раз откажусь — и точка!

— И как ты себе это представляешь? — тревожусь я. — Она ведь жена босса.

— Поэтому надо поговорить с боссом, — вступает в дискуссию Фредерик.

— Поговорить с Саймоном? — усмехаюсь я.

— Да, — кивает он.

— А знаете что? Именно так я и сделаю, — сообщает все еще сердитая Холли и устремляется к двери.

— Холли! — взволнованно кричу я, но она будто не слышит.  — Шеф! А вдруг Саймон ее уволит?

— Не уволит, — обрывает мои стенания Фредерик. — Саймону нравятся люди, которые могут за себя постоять. Тебе давно следовало так поступить.

Минуты тянутся, а Холли все нет и нет. Наконец она появляется, и вид у нее торжествующий.

— Поговорила с ним? — громко шепчу я.

— Я все слышу, — устало произносит Фредерик. — Выкладывай, что там и как. — Он делает знак Клаусу и Гертруде, а также остальным сотрудникам, пристально следившим за заварушкой.

— Да, поговорила, — отвечает Холли. — И больше такого не повторится.

— Не может быть!

— Очень даже может!

— Что ты имеешь в виду? Что ты ему сказала? — не унимаюсь я.

— Что мы не домашние животные Каталины, и у нас есть свои обязанности, а если ей нужен личный помощник, то почему бы ему не нанять для нее отдельного человека. Денег у него предостаточно.

— О нет, ты ведь не сказала ему про деньги! — ужасаюсь я.

— Еще как сказала!

— И как он это воспринял?

— Нормально.

— Нормально?

— Да, именно. Больше она не будет к нам приставать.

Раньше я никогда не видела Холли с такой стороны, и теперь она слегка меня пугает.

— Так, дай-ка я уточню: Саймон собирается нанять для своей жены личного помощника, потому что ты его надоумила?

— Уж не знаю, собирается или нет. Может, он просто велит этой глупой корове самой разбираться со своими тортильями.

Фредерик смеется. Смотрю на него и глазам не верю. Он никогда не смеется. Во всяком случае на кухне.

— Молодец! — громко хвалит он Холли.

— Спасибо! — Она расплывается в улыбке.

— Итак, Дейзи, — рявкает начальник, вновь становясь самим собой. — Ты закончила с бобами? Мы не можем возиться с ними весь день.

— Да, шеф! — Вместе со всеми обитателями кухни в последний раз восхищенно смотрю на Холли и возвращаюсь к своим делам.


               * * * * *

Позже, когда мы драим столешницы, на кухне появляются Пит и Дэн.

— Это правда? — Дэн горит желанием все разузнать. — Что ты послала Каталину на три веселых буквы?

— Черт, новости разносятся со скоростью света, — смеется Холли. — С чего ты взял? Откуда такие сведения?

— Они с Саймоном крупно повздорили. Кертис все слышал.

Кертис — это один из инженеров. Низенький лысый толстячок, который любит сплетничать даже больше, чем вкусно покушать.

— Правда? — спрашиваю я. — А почему?

— Ну, Луиш сказал...

— Луиш? А он-то тут при чем? — вклиниваюсь я.

— Кертис рассказал Луишу, а Луиш передал нам.

— Господи, испорченный телефон какой-то, — ворчу я, начиная чувствовать отвращение ко всей этой истории.

— Заткнись, Дейзи. Дай человеку договорить. — Подруга шлепает меня по руке.

— Саймон просто твердил, что вы не ее прислуга и...

— Правда? — вопим мы с Холли, опять перебивая Дэна.

— И чтобы она не дергала вас, потому что у вас есть своя работа.

— Серьезно? — восклицаю я.

— Да, полный дурдом. Ух она и орала!

— Поделом ей, — строго заявляет виновница торжества.

— Теперь мы будем у нее не в чести, — сокрушаюсь я.

— Как будто раньше были, — парирует Холли, вскидывая подбородок.

— Хм...

— Дейзи! Хватит ныть! Это же здорово. Старая глупая коврижка больше не будет нас донимать!

— Девчонки, идете куда-нибудь вечером? — меняет тему Пит.

— Не поздновато ли? — спрашиваю я и получаю в ответ недоуменные взгляды. — Да шучу я, шучу! А вы куда собрались?

— Хотели прошвырнуться по барам на Рамбла, — отвечает Пит.

— Звучит заманчиво!


               * * * * *

Наступает день гонки, а накануне во мне было столько сангрии, что я удивляюсь, как не превратилась в винный кувшин. Стоя на кухне, рассеянно мну в руках пачку риса, когда меня окликает Фредерик.

— Ты почему не подаешь завтрак?

— Простите, шеф. — Осторожно кладу рис на стол.

— Займись этим! Ты опять с похмелья?

— Нет, нет, что вы! — вру я, желая побыстрее убраться из кухни. Однако ноги сами останавливаются, когда я замечаю, кто стоит перед сервировочным столом.

— Вот ты где, — говорит Уилл.

— Прости! — Заставляю себя сдвинуться с места и спешу к столу. — Давно ждешь?

— Всего минуту.

— Что тебе предложить? — Поднимаю на собеседника взгляд, вижу его голубые глаза и стараюсь сдержать дрожь. Стоит в них заглянуть, и они неизменно меня удивляют.

— Ходили куда-нибудь вечером? — интересуется Уилл.

— Да, в бар в Старом городе.

— Понравилось?

— Очень. Тебе тоже надо было пойти. — Знаю-знаю, я это уже говорила, но не могу удержаться. — Луиш забегал ненадолго. Кстати, а вот и он.

Уилл оборачивается как раз в тот момент, когда второй пилот присоединяется к нашей компании.

— В порядке? — бросает Уилл.

— В полном, — бурчит Луиш, глядя на меня. — Доброе утро, Дейзи.

Роняю челюсть.

— Что? — спрашивает он.

— Ты только что назвал меня Дейзи.

— А тебя разве не так зовут? — настораживается Луиш.

— Да, но... Ладно, забудь. — Трясу головой. — Что желаешь?

Готовлю его заказ и вдруг замечаю, что Уилл нетерпеливо постукивает ногой.

— Ой, прости, Уилл, — извиняюсь я, когда до меня доходит, что его надо было обслужить первым.

— Он может и подождать. Он привык быть вторым, — подмигивает мне Луиш, но, взглянув на его напарника, я вижу, что тому не смешно. Вчера бразилец квалифицировался на поуле. Уилл же проехал блестяще, хотя явно недостаточно блестяще для своего потенциала, и квалифицировался вторым.

— Извини за эту сцену, — говорю я Уиллу, когда Луиш отходит и плюхается за столик к одному из наших инженеров. — Что тебе предложить?

Он мрачно глядит на меня, потом отвечает:

— То же самое.

Только теперь понимаю, что Луиш в кои-то веки выбрал на завтрак здоровую пищу и даже прихватил излюбленный протеиновый коктейль Уилла.

Расстроенная, торопливо собираю заказ.

— Фьють! — свистит Луиш проходящему мимо его столика напарнику, но тот не реагирует и направляется к лестнице, чтобы подняться в свою комнату.

Устало вздыхаю и начинаю прибирать сервировочный стол.

— Не дашь мне яичницу с беконом, плюшка? — Поднимаю голову и вижу Луиша с миской недоеденных мюсли. — И это тоже забери. — Он протягивает свой стакан. — Не представляю, как Уилл пьет эту гадость.

— «Эта гадость» не вредит его результатам, — огрызаюсь я.

— Но и не помогает, — парирует Луиш, затем добавляет, указывая на кофейник: — Черный кофе. — Наполняю чашку и вручаю ее этому несносному типу. — М-м-м, совсем другое дело, — тянет он, делая глоток. И тут в дверях появляется его личный тренер. — Merda! — Что, полагаю, значит «дерьмо». — Давай сюда коктейль! Живо! — Луиш машет мне, указывая на стакан, который я как раз собиралась вылить.

— Ой, прости! — невинно говорю я, спуская коктейль в раковину. Сдерживаю смех, когда Жоау замечает на тарелке подопечного бекон и начинает тарахтеть по-португальски.

Через полчаса устраиваю себе перерыв, иду наверх и стучу в комнату Уилла.

— Да? — отвечает он.

— Привет! — Просовываю голову в дверь и спрашиваю, указывая на тарелки на столе: — Можно забрать?

— Конечно. — Уилл встает и передает мне посуду.

— Извини за сегодняшнее, — смущенно бормочу я, когда он снова опускается в кресло.

— Что? А, ты о Луише. Не бери в голову.

— Он просто пытается давить на тебя накануне старта.

— Знаю. Настоящая заноза в заднице.

Я смеюсь, и Уилл тоже расплывается в улыбке.

— Не хочешь присесть на минутку? — Он указывает на соседнее кресло. Замираю, потом ставлю тарелки обратно на стол.

На Уилле форменная рубашка с короткими рукавами, и я уже не в первый раз замечаю, какие загорелые у него руки. Видимо, сказались последние тренировки под открытым небом в трех жарких странах.

— Вы остаетесь здесь на ночь? — интересуется Уилл.

— Да. Летим завтра в полдень. А ты?

— Предполагалось, что улечу сразу после гонки.

— Предполагалось?

— М-м-м.

— Звучит не очень уверенно. — Впрочем, пилот и выглядит так же. Он вздыхает. — Такое ощущение, что ты сыт по горло, Уилл.

Он сползает ниже, откидывает голову на спинку кресла и смотрит на меня из-под полуопущенных век.

— Есть немного, — признается он.

— Почему?

— Выходной мне бы не помешал.

Выпрямляюсь в своем кресле.

— Так почему бы тебе не поменять билет? Остался бы на ночь, прогулялся с нами после гонки?

Уилл не отвечает, а просто продолжает спокойно смотреть на меня. Отвожу взгляд.

— Можно. — Он наклоняется и опирается локтями на колени.

Стараюсь сосредоточиться.

— Что думаешь насчет сегодняшнего старта? Машину хорошо подготовили?

Уилл удивленно приподнимает бровь, но я напускаю на себя умный вид и получаю подробный ответ.

— На утренней тренировке были небольшие проблемы с недостаточной проворачиваемостью[11]. Но надеюсь, что нам удалось их решить.

— Хм-м, — глубокомысленно мычу я.

— Ты ведь совсем не врубилась в то, что я сейчас сказал? — смеется Уилл.

— Нет, — решительно трясу я головой.

— Так я и подумал.

— Но мне правда интересно, — улыбаюсь я в ответ. — Боюсь, я совсем не разбираюсь в машинах.

— Умеешь водить?

— Да как сказать.

— Не слышу уверенности в голосе.

— Нет, не умею, — смеюсь я. — Хотя могу управлять скутером.

— О да! — Уилл закатывает глаза. — Я видел.

— Ой, теперь ты бухтишь как Луиш!

— О нет, только не это!

— Только не это!

Какое-то время мы улыбаемся друг другу, потом Уилл отводит взгляд и встает.

— Что ж, пора готовиться.

— Конечно. — Вскакиваю и снова собираю тарелки. — Так ты поменяешь билет?

— Не знаю, — рассеянно отвечает Уилл.

— Хорошо, ладно, удачной гонки! — желаю я, остановившись у двери.

— Спасибо. — Он наклоняется и начинает рыться в своем кофре.

— Помочь тебе найти что-нибудь? — спрашиваю нерешительно.

— Нет, я сам. Спасибо, Дейзи, — резко говорит он и даже не смотрит на меня, когда я выхожу за дверь.


               * * * * *

Красный, красный, красный, красный, красный, поехали! Болиды с ревом срываются со стартовой решетки. Уилл почти обходит Луиша на вираже, но тому удается отстоять поул, и теперь Уилл преследует его по пятам. Ну и ну! Ужасно волнуюсь! Быстро окинув взглядом гараж, понимаю, что остальные зрители тоже сидят как на иголках. Снова прилипаю к экранам. Траст по-прежнему висит на хвосте у Кастро. Неужели обгонит? Давай же, Уилл!

Надо было видеть его лицо перед стартом. Мы с Холли решили пройтись по пит-лейн, и я даже не предполагала, что пилот может выглядеть таким сосредоточенным и решительным. Стоя у стены под зонтом, Уилл коротко кивнул нам, но отказался от общения с прессой. Луиш же вел себя с точностью до наоборот: если не трещал перед камерами, то болтал с полуобнаженными королевами автогонок.

— Господи, надеюсь, он не вытеснит Луиша с трассы, — говорит Холли позади меня.

Уилл только что предпринял очередную атаку. Он так и вьется вокруг лидера.

— Босс наверняка велит ему сбавить темп, — прогнозирует подруга.

У руководителя команды есть радиосвязь с гонщиками.

— Почему это? — вскидываюсь я. — Если Уилл готов к обгону, пусть Саймон велит Луишу посторониться. Очевидно же, что Уилл быстрее.

Возможно, так и происходит, не знаю, но через секунду второй номер обгоняет Луиша на повороте, и я едва сдерживаюсь, чтобы не издать торжествующий вопль. Теперь Траст лидирует, но мое напряжение не спадает, даже когда он начинает увеличивать отрыв. Более того, по ходу гонки я чувствую, как все сильнее и сильнее сдавливает горло и сводит желудок. Не хочу покидать бокс Уилла, но, вообще-то, даже немного рада, когда Холли тянет меня прочь и другие заботы оттесняют гонку на второй план.

Возвращаемся в гаражи за несколько кругов до финиша. Кажется, что клетчатый флаг не появится никогда. Но вот Уилл пересекает черту, мы видим, как он радостно потрясает кулаком в воздухе, и все мои страхи улетучиваются. Это первая победа Уилла в гонках «Формулы-1», и я знаю, что она навсегда останется в его памяти. Через несколько минут он выбирается из болида и бросается к своим галдящим механикам, ожидающим за забором. Мы с Холли тоже стоим среди них, и пусть Уилл лишь вскользь меня обнял, пусть он весь потный и, скорее всего, даже не узнал меня, я испытываю такое чувство — весьма странное, надо сказать, — словно это один из счастливейших моментов в моей жизни.

Вскоре подъезжает и Луиш, и вид у него отнюдь не сияющий, однако товарищи по команде оказывают ему не менее восторженный прием. Третий гонщик — испанец Антонио Аранда — тоже удостаивается бурных аплодисментов от своих соотечественников, хозяев трассы.

Позже все возвращаются в гостевую зону, и мы с Холли сбиваемся с ног, разливая шампанское. Я на взводе, потому что Уилла нигде не видно. Знаю, что он должен давать интервью, но Луиш вернулся десять минут назад, и я ужасно расстроюсь, если Уилл улетит в Англию, не попрощавшись. Следующая гонка состоится в Стамбуле через две недели, которые уже кажутся мне вечностью.

Когда победитель наконец появляется под громкие аплодисменты, не могу сдержать улыбку или перестать пританцовывать. Сердце порхает, а потом я и вовсе теряюсь, потому что в какую бы сторону ни пошла, везде отчетливо ощущаю присутствие Уилла, затерявшегося в толпе коллег по команде и спонсоров. Пытаюсь маневрировать в его направлении, но всегда возникает пустой бокал, который надо наполнить, а Уилл между тем уходит.

В какой-то момент оказываюсь рядом с Каталиной и ее испанской свитой. Жена босса протягивает бокал за добавкой, но в упор не видит меня и не благодарит. Все выходные она почти не выходила из апартаментов Саймона. Замечаю рядом с ней Альберту и заодно подливаю и ей. Не знала, что она здесь. Шампанское на исходе, и я спешу на кухню, а потом обратно в гостевую зону с новой бутылкой.

— Заправь-ка полный бак, плюшка.

Чуть не врезаюсь в стоящего под дверью кухни Луиша. Он сменил гоночный комбинезон на джинсы и футболку.

— Вижу, твоя дама сердца пришла, — криво усмехаюсь я, наливая ему шипучки.

— Она все выходные меня игнорировала, — сообщает Луиш, приподняв бровь.

— Бедненький. Не везет сегодня, да? Проиграл Уиллу и все такое... Как это вообще получилось?

— Ты что, проспала всю гонку?

— Нет, видела большую ее часть.

— Ну, просто сегодня у него лучше машина, вот и все.

— А с твоей что не так?

— Перебор с избыточной проворачиваемостью.

— С избыточной проворачиваемостью? А избыточная проворачиваемость — это то же самое, что недостаточная?

— Гм, нет, совсем наоборот.

— Неужели она опять говорит о машинах? — раздается голос Уилла, и у меня начинает кружиться голова, когда я вижу его улыбку и сияющие голубые глаза.

— Не возражаешь, если я тебе помогу? — Он кивает на бутылку, с которой я, похоже, срослась.

— Хочешь шипучки? — уточняю я.

— Да, пожалуй. — Он протягивает бокал. Наклоняю бутылку, сдерживаю дрожь в руках и наливаю шампанское. Оно шипит и пенится, грозя перелиться через край, но потом оседает, и я подливаю Уиллу еще немного.

— Я собираюсь переключиться на пиво, — объявляет Луиш и проходит мимо меня, слегка толкая локтем. Снова перевожу взгляд на Уилла. Он тоже сейчас уйдет, я знаю. Просто знаю и все.

И он уходит. Отчаливает, не сказав ни слова. Проклятье!

Стойте-стойте! Он идет обратно. С фужером.

— Что это? — спрашиваю я.

— Это называется фужер. Их довольно часто используют в сфере общественного питания.

Тихонько бью шутника по руке и улыбаюсь.

— Я знаю, что это такое, болван. Зачем он тебе?

Уилл протягивает мне свой почти полный бокал, командует: «Подержи-ка», и я повинуюсь. Потом забирает у меня бутылку, наливает шампанское в фужер и передает его мне в обмен на свою выпивку.

— Ура! — провозглашает Уилл и, пригубив шампанское, опирается на стол.

— Ура, — неуверенно мямлю я, а потом добавляю: — Вообще-то, я не могу стоять здесь и пить.

— Почему?

— Я как бы на работе.

— Да вас тут тьма тьмущая, — фыркает Уилл, оглядывая помещение. — Господи, это место похоже на улей.

Окидываю взглядом зал и вижу, что все официанты и даже парочка поваров усердно трудятся. Гостям ни шагу ступить нельзя, чтобы не наткнуться на бутылку шампанского или поднос с канапе.

— Кстати, ты молодец, поздравляю, — говорю я.

— Спасибо.

— Все-таки вам удалось разобраться с этой недостаточной проворачиваемостью.

Уилл усмехается.

— Так куда мы пойдем вечером?

— Вечером? — Округляю глаза. — Неужели ты поменял билет?

Он кивает.

— Здорово! — Боже мой, я так счастлива, что готова задушить его в объятиях! Спокойно, Дейзи, держи себя в руках, иначе он подаст на тебя в суд за домогательства. — Ну, наверное, снова отправимся на Рамбла, — отвечаю я, стараясь сохранять серьезную мину.

— Классно! Во сколько?

— Нам надо будет еще навести здесь порядок, так что, может быть, в восемь? А ты собираешься обратно в отель?

— Да, где-то через полчаса.

— Тогда я зайду за тобой, если ты не против.

— Хорошо. — Он отпивает шампанского и смотрит по сторонам.

— Мне надо работать, — говорю я, беру бутылку и ставлю свой недопитый бокал на стол.

— До встречи.

— Пока...


               * * * * *

Через два часа гостевая зона наконец-то пустеет, и мы принимаемся драить кухню. Проверяю время. Почти полвосьмого.

— На сколько вы договорились? — спрашивает Холли.

— На восемь. — Озабоченно гляжу на нее.

— Раньше девяти не управимся, — констатирует она.

— Знаю. — Я как-то не подумала, обговаривая время с Уиллом, и теперь кусала локти.

За дверями кухни раздаются мужские голоса.

— Это Пит и Дэн, — произносит Холли. — Поезжай с ними!

— Что? В отель?

— Да! — подгоняет она. — Домчат с ветерком! Увидимся позже в тапас-баре.

— Я не могу уйти, — отнекиваюсь я, обводя взглядом кухню. Все дружно вкалывают.

— Иди! — не унимается она. — Шеф!

— Что? — оборачивается Фредерик.

— Холли! — шепчу я.

— Вы не отпустите Дейзи? — как ни в чем не бывало продолжает подруга. — Ей нужно помочь Уиллу.

— А сама Дейзи не в состоянии отпроситься? Язык отсох? — раздражается Фредерик.

Я нетерпеливо переминаюсь с ноги на ногу.

— Ладно, иди, — бурчит начальник и отворачивается.  Пока он не передумал, я быстро снимаю фартук и хватаю свою сумку. Холли лучезарно улыбается мне. Парни как раз выходят на улицу к одному из наших минивэнов.

— Пит! Дэн! — запыхавшись, кричу я. — Подбросите до отеля?

Оба выглядят удивленными, но пропускают меня вперед.

— Конечно.

— Куда двинем сегодня? — спрашивает Пит, когда мы пристегиваемся.

— Мы с Холли встречаемся в том баре, где зависали в пятницу.

— Что, в том самом, где полно ярких ламп? — морщит нос Дэн.

— Да. И сексуальных барменов, — смеюсь я.

— К черту! — восклицает Пит, пихая локтем коллегу. — Мы пойдем в другой бар, да, приятель? В тот, что на другой стороне улицы.

— Это который для туристов? — хмурюсь я.

— Они все для туристов, — назидательным тоном говорит Дэн.

— Ладно, — вздыхаю я. — Наберу Холли, когда приедем в отель.

Но когда я звоню, мобильник подруги сразу переключается на голосовую почту. Должно быть, села батарейка. Но я не оставляю попыток.

Десять минут девятого, а я все еще торчу в своем номере, мучительно выбирая, в чем пойти. Я брала с собой сменную одежду на трассу, потому что мы с Холли обычно переодеваемся на вечер там, но сегодня с нами Уилл, и заранее заготовленный наряд не подходит. Разрываюсь между мини-юбкой и черными джинсами от «Рок энд Репаблик», которые надевала в пятницу, и в конечном счете останавливаюсь на них и футболке цвета вороненой стали. Прикид в духе рок-цыпочки, ну да ладно. На работе приходится сооружать на голове пучок, но теперь я вынимаю шпильки, и черные волнистые волосы падают на спину до лопаток. Иду в ванную и на скорую руку освежаю макияж: подвожу черным карандашом глаза, наношу на веки мерцающие серебристые тени, затем крашу ресницы черной тушью и провожу по губам кисточкой с блеском. Смотрю на часы. Двадцать пять минут девятого. Быстро опрыскиваюсь духами — и вот я готова.

Нервы опять сдают. Делаю глубокий вдох и стараюсь взять себя в руки. Это же просто смешно. Я ведь не на чертово свидание собралась, правда же? Морщась от собственной глупости, трясу головой, хватаю сумочку и направляюсь к лифту.

Уилл живет на верхнем этаже. Стучу к нему, рассеянно изучая свой маникюр. Розово-бежевый лак на ногтях не сочетается с моим рокерским образом. Жаль, что я не выбрала кроваво-красный оттенок... Ой! Подпрыгиваю, когда дверь вдруг распахивается.

— Привет! — восклицаю я, борясь с желанием попятиться. Уилл стоит в дверном проеме, одетый в брюки защитного цвета и черную футболку. Чувствую запах его лосьона после бритья, но отсюда видно, что он не брился. На самом деле, на его лице уже заметна небольшая щетина, и теперь он выглядит еще сексуальнее. Понятия не имею, как буду со всем этим справляться.

— Все готово? — спрашивает он, выходя из номера и закрывая за собой дверь.

— Да. Прости, что опоздала.

— Ничего. — Уилл следует за мной по коридору к лифтам, и я нажимаю кнопку вызова. — Все уже собрались внизу? — интересуется он, когда двери лифта открываются и мы входим в кабину.

— Наверное. С Холли встретимся на месте. Ей пришлось задержаться на работе.

Уилл кивает, и вот мы уже в фойе. Пит, Дэн и остальные ребята — человек десять — свистят, пока мы приближаемся.

— Господи, ты только посмотри на себя! — восторгается Дэн, обнимая меня за шею. — Вышла на охоту, красавица?

— Отвали, — добродушно отталкиваю его от себя, заливаясь румянцем, хотя втайне радуюсь тому, что парни так суетятся вокруг меня на глазах у Уилла. Гляжу на него, но он болтает с одним из механиков.

— Ну что, пошли? — обращаюсь к Питу.

— А Луиш точно с нами не идет? — поворачивается он к Дэну.

— Нет. Сказал, голова болит.

— Как будто раньше это его останавливало! — хохочет Пит. — Мне кажется, он все еще злится на тебя за сегодняшний проигрыш. — Механик озорно глядит на Уилла, но тот лишь пожимает плечами.

До Рамбла рукой подать. Этот бульвар состоит из нескольких оживленных торговых улочек, битком набитых туристами, барами и кафе. А в гоночные выходные в Барселону съехалось еще больше народу, чем обычно. Обнаруживаю, что шагаю между Питом и Дэном, когда мы пытаемся обойти уличных музыкантов, расположившихся посреди шумного тротуара. Всю дорогу оглядываюсь и ищу глазами макушку Уилла, надеясь, что мне не придется весь вечер вот так вертеть головой. Я умру, если не удастся с ним поговорить.

Все сидячие места у бара заняты, и когда один стул освобождается, ребята настаивают, чтобы я его заняла. Я в компании единственная девушка, и мне очень приятна такая забота. Парни заказывают напитки, предпочитая пиво. Я же отказываюсь от сангрии в пользу водки с лимоном. Затем усаживаюсь на свой стул и болтаю с одним из механиков Луиша, но проходит двадцать минут, и я теряю нить разговора. Уилл только что рассмеялся над какой-то остротой Пита. Это сводит меня с ума. Мой собеседник извиняется и уходит в уборную, а на его место садится другой механик. Чувствую, что угодила в ловушку, но не хочу показаться грубой, так что улыбаюсь и пытаюсь придумать, что бы такого сказать. И тут вспоминаю о Холли.

— Извини, — говорю своему новому соседу Карлу, доставая из сумки сотовый. — Надо позвонить Холли. Мы договорились встретиться в другом месте.

В сотый раз набираю ее номер и опять попадаю на голосовую почту. Нетерпеливо захлопываю телефон.

— Не отвечает? — интересуется Карл.

— Не-а.

— Хочешь еще выпить? — Он указывает на мой почти опустевший стакан.

— Спасибо, не надо, — отказываюсь я и встаю. — Придется сгонять за Холли в другой бар. Обещаю, что приведу ее сюда.

— Класс, — произносит Карл, поворачивается и старается привлечь внимание бармена.

Протискиваюсь мимо ребят к Питу и Уиллу. Пит немного отходит в сторону, чтобы я могла вклиниться в их междусобойчик.

— Мне надо идти, — понуро говорю я.

— Куда это? — удивляется Пит.

— Мы должны встретиться с Холли в другом баре, а я не могу до нее дозвониться.

— Пит! — кричит Карл. Пит переводит взгляд на стойку бара.  — Еще по одной?

— Да! Потрясное пиво! — Пит поднимает свою бутылку.

— А где вы встречаетесь с Холли? — тем временем спрашивает Уилл.

— Да тут недалеко, через дорогу. Но у нее, похоже, сел телефон, так что я просто пойду и подожду ее там. Надеюсь, она скоро придет.

— Хочешь, составлю тебе компанию?

Смотрю на Уилла и чувствую себя на седьмом небе от счастья, но все же качаю головой.

— Нет, все в порядке, не надо. — Он ведь предложил это просто из вежливости.

— Уверена?

«Нет! Умоляю, пойдем со мной!»

Он видит, что я сомневаюсь.

— Идем. — Уилл кладет руку мне на спину и начинает двигаться к выходу, но затем поворачивает назад, окликает Пита и хлопает его по плечу. — Я схожу вместе с Дейзи за Холли.

— Конечно, приятель, — отзывается механик и тут же возвращается к парням.

Пробираюсь к двери, и сердце неистово колотится, когда мы выходим на запруженную людьми улицу.



Глава 8 | В погоне за Дейзи | Глава 10



Loading...