home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Рабочие перелеты мне изрядно поднадоели. Я снова в Хитроу, и на этот раз мы отправляемся в Шанхай на Гран-при Китая. Раньше эта гонка проводилась в конце сезона, но календарь иногда перекраивают, а то и вовсе исключают из него некоторые соревнования. Недавно такая участь постигла Гран-при Франции и Гран-при Канады.

Я много размышляла после Монако, но так и не придумала, что сказать Холли. До сих пор обидно сознавать, что она так и не доверилась мне, не поведала о Саймоне, а обсуждать Уилла и подавно не хочется. Хорошо было предаваться мечтам о нем, когда Лора была просто именем, но теперь это имя воплотилось в реального человека, изменив весь расклад. Знаю, что должна с еще большим усердием преодолевать свои чувства к Уиллу. Благо перелет ночной, и я могу притвориться спящей, даже если это не так.

Когда пятничным утром перед гонкой Уилл появляется на шанхайской трассе, он опять кажется чужаком, но мое сердце все равно предательски екает. «Нет, Дейзи, — одергиваю себя. — Завязывай».

— Эй, — тепло приветствует меня Уилл, подходя к сервировочному столу. — Как дела?

— Спасибо, хорошо, — сурово откликаюсь я. — Что я могу тебе предложить?

— Э-э... — теряется он, явно удивленный таким приемом.

— Хотя подожди, — прерываю его и окликаю через плечо Гертруду. — Можешь обслужить Уилла?

— Конечно, — благосклонно отвечает она и подходит к столу.

Уилл бросает на меня странный взгляд, а я удаляюсь на кухню.

— Так ты слышала последние новости об их междоусобице? — спрашивает нарисовавшаяся рядом Холли.

— Чьей междоусобице? Уилла и Луиша?

Подруга нетерпеливо закатывает глаза. Последние пару дней она ходит мрачнее тучи, и я думаю, что виной тому Каталина, приехавшая на гонку.

— Да, Дейзи! Чьей же еще? Ты так и не читаешь прессу?

Качаю головой. После Монако меня тянуло проверить, нет ли в газетах фотографий Джонни, но одного этого хватило, чтобы я себя пересилила.

— А разве пилоты не должны быстро преодолевать разногласия?

— Только не наша парочка, — говорит Холли зловещим тоном. — Как-никак товарищи по команде. Полагаю, им слишком тесно вдвоем.

— Расскажи, что пишут, — прошу я.

— По-видимому, — шепчет подруга, удостоверившись, что нас никто не подслушивает, — Луиш обвиняет Уилла в том, что тот спровоцировал аварию в Монако. Дескать, выпендривался перед своей девушкой, которая в первый раз за год приехала на гонку.

Презрительно качаю головой.

— Не верю, что Луиш наплел такое.

— Но так пишут.

— И ты еще удивляешься, почему я не читаю газет?

— Ну, еще говорят, Уилла одолевает зависть, потому что он чувствует себя этаким отработанным материалом по сравнению с Луишем, который даже еще не достиг своего пика.

— Да, конечно, — язвительно усмехаюсь я.

— Я просто пересказываю то, что прочитала.

— Ладно, спасибо, — сухо благодарю я, хватаю миску со сваренными вкрутую яйцами и стучу одним из них по столу, чтобы снять скорлупу.

— Да что с тобой такое? — спрашивает присоединившаяся ко мне Холли. — Почему ты не веришь?

— Прежде всего потому, что Луиш не сплетник, — заявляю я, очистив одно яйцо и принявшись за следующее. – Он не из тех, кто побежит к журналистам и начнет молоть чушь.

— А ты по-другому запела.

— Насчет того, что Уилл «отработанный материал», так это просто смешно! — продолжаю я.

— Как скажешь, — неуверенно соглашается Холли.

— Господи, да им же обоим только по двадцать шесть. Вот если бы Уиллу было сорок, тогда я бы согласилась.

Холли молчит, и до меня доходит, что я сейчас брякнула. Саймон же разменял пятый десяток.

— Как думаешь, должны мы предложить Каталине сэндвич с яйцом? — Сама не знаю, зачем я это спросила, но мне хотелось поддеть Холли.

— Да пошла она! — рычит подруга.

Кладу третье очищенное яйцо и поворачиваюсь к ней лицом. Внезапно жажду услышать правду о ее отношениях с Саймоном.

— Что? — спрашивает Холли, грозно сверкая глазами. Она все еще злится из-за Каталины.

— Ничего. — Теряю запал и возвращаюсь к работе.


               * * * * *

В Шанхае потрясающая трасса, оснащенная по последнему слову техники. Мы оставили свои моторхоумы в Европе. Трек спроектирован в форме китайского иероглифа «шан», который означает «выше» или «высшая точка». Здания гостевых зон расположены как павильоны на озере: этакая параллель со старинным парком Юй Юань в Старом городе.

Сегодня комфортная сухая погода, и некоторые из гостей сидят за уличными столиками с видом на озеро. Загружаю на поднос напитки и несу их туда. Луиш делит столик с двумя механиками. Потом эти ребята встают и уходят, а он утыкается в газету.

— Ты что, отслеживаешь весь смехотворный бред, что они сочиняют о тебе и Уилле? — спрашиваю я, поставив поднос на его столик, чтобы руки чуть-чуть отдохнули.

— Ты читала эту писанину?— интересуется Луиш, откладывая газету.

— Нет, Холли рассказала.

— Понятно. А у тебя как дела? Я не видел тебя с той гонки в Монако.

— Как и я тебя. И это мне надо спрашивать тебя о делах.

— У меня все отлично, — заявляет он и выдвигает стул. — Передохнешь немного?

Чуть помешкав, сажусь.

— Так значит, ты не пострадал?

— Что? В той аварии?

Киваю.

— Нет, — качает он головой. — Нет, благодаря сама знаешь кому.

— Уиллу?

— Да, Дейзи, — чуть ли не по складам отвечает Луиш и меняет тему: — Джонни тебя видел?

Вздрагиваю при звуке этого имени, но беру себя в руки.

— Вряд ли. Вероятно, он был слишком занят собой, чтобы обратить на меня внимание.

— А он в курсе, что ты работаешь в команде «Формулы-1»?

— Нет, уверена, что не в курсе.

— Но он же разбирается в гонках? Разве он не скупает спортивные тачки?

— Да. А ты откуда знаешь?

— Так это все знают. Я не фанат, если что.

— Хорошо, — криво усмехаюсь я. — Потому что я больше не смогу достать автограф.

Луиш закатывает глаза.

— В любом случае, — добавляю я, — если на то пошло, в данный момент вы с Уиллом переплюнули Джонни по популярности, с этой вашей мнимой размолвкой.

Лицо Луиша каменеет, когда он смотрит мимо меня на озеро.

— Не верю, что эти сплетни пошли от тебя, но разве ты винишь Уилла? — осмеливаюсь спросить я.

— Да. Это он накосячил. — Луиш сердито глядит на меня и демонстративно скрещивает руки на груди.

— Так и было? — Я честно без понятия.

— Да! Он слишком агрессивно атаковал, не держал дистанцию и задел мое крыло. А что еще он ожидал от трассы в Монако? И ведь не то чтобы он не гонял по ней раньше — ему следовало знать! Теперь я потерял десять очков и придется попотеть, чтобы отвоевать их обратно!

— Ладно, ладно, — прерываю я его пламенную речь, озираясь по сторонам. — Надеюсь, здесь нет журналистов, греющих уши.

Луиш снова поднимает газету, и я уже не так уверена, что сплетни пошли не от него.

— Это ты наговорил весь этот бред насчет его девушки? — не могу удержаться от вопроса. — Насчет того, что он выпендривался?

— Конечно же нет, черт возьми! — Луиш в сердцах швыряет газету на стол.

— Нет-нет, я и не думала на тебя! — спешу его успокоить. – Кстати, тебе передали пиджак?

— Да.

Я оставила пиджак у портье.

— Хорошо, ладно. Мне пора.

Луиш кивает и снова заслоняется газетой.

Вот паршивец!


               * * * * *

Позже в тот же день, когда я мою посуду, Уилл просовывает голову в дверь кухни, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. Он еще никогда так не делал.

— Можно тебя на секунду? — спрашивает он меня, а потом обращается к Фредерику: — Разрешите?

— Конечно. — Шеф машет рукой в сторону двери.

Выхожу к Уиллу в гостевую зону.

— Все в порядке?

— Да. — Он осматривается и замечает одну официантку, протирающую столик неподалеку. Снова переводит взгляд на меня. — Можем подняться наверх?

— Хорошо...

Нерешительно иду за ним к комнате гонщиков, расположенной прямо над гостевой зоной. На этом автодроме Уиллу приходится делить комнату отдыха с Луишем. Убедившись, что напарника нет, он пропускает меня внутрь.

— Так в чем дело? — напоминаю я, не отходя от двери, которую Уилл закрыл за собой.

— Э-э... Идете куда-нибудь вечером?

— Да, в клуб в районе Пудун. Можешь пойти с нами, если хочешь.

— Нет, спасибо.

Смотрю на него в недоумении.

— Я тут просто подумал... Не знаю, согласишься ли ты, но...

— Что? — Теперь я сгораю от любопытства.

— Просто я собирался посмотреть кино у себя в номере. — Уилл скрещивает руки на груди и тут же их распрямляет. — Если тебе нравится эта идея...

— Ох. — Я сражена наповал. Говоря откровенно, мне не очень-то хочется снова тащиться в город. Меня слегка утомили тусовки и попойки до глубокой ночи. Вероятно, старею.

— Только никаких мелодрам, — добавляет Уилл с натянутой улыбкой. Он нервничает, и это странно, потому что обычно Уилл очень сдержан.

— Хорошо, — соглашаюсь я. — Во сколько?

Он облегченно вздыхает.

— А ты во сколько заканчиваешь?

Гляжу на часы.

— Часа через два, не раньше. Ты уже собираешься в гостиницу?

— Да.

— Значит, я поднимусь к тебе в номер попозже?

— Хорошо.

Тянусь к дверной ручке, но Уилл опережает меня, открывает и придерживает дверь.

— До встречи, — говорю я и неловко подныриваю под его руку.

— Круто! Пока!

Он закрывает дверь у меня за спиной, а сам остается в комнате. Спускаюсь по лестнице в гостевую зону. В голове полная каша.

Холли не очень-то рада тому, что я не иду в клуб, но когда я все объясняю и говорю о случившемся, она внимательно слушает.

— Думаешь, он на тебя запал? — спрашивает она, широко распахнув глаза.

— Вряд ли, — качаю я головой. Хотя тоненький внутренний голос сеет сомнения.

— Что же тогда происходит?

— Не знаю. Но позже утолю твое любопытство. — Едва сдерживаюсь, чтобы не добавить: «Уж я-то не буду хранить от тебя секреты...».

Неужели я нравлюсь Уиллу? Он вел себя очень странно в Монако, когда пригласил меня выпить, и ему явно пришлись не по душе мои посиделки с Луишем. Может быть, он просто скучает и желает, чтобы кто-нибудь составил ему компанию?

Но вдруг все не так? Вдруг это нечто большее? Допустим, Уилл как-то проявит свою симпатию. А сумею ли я дать ему от ворот поворот? Ужасно нервничаю от этой мысли.

Не хочу выглядеть так, словно долго прихорашивалась, поэтому, вернувшись в гостиницу, просто натягиваю джинсы и зеленый джемпер. Но волосы все же распускаю. Нет, ну а что такого?

— Привет, — говорит Уилл, открывая дверь, и отступает в сторону, пропуская меня внутрь. — Я тут просто смотрю, какую еду доставляют в номера. — Замечаю меню у него в руках. — Ты голодна? — спрашивает он.

— Зависит от того, чем тут угощают.

— Проходи, проходи. — Он машет в сторону гостиной, закрывая за мной дверь.

— Ух ты! — Из громадных панорамных окон открывается сногсшибательный вид на Шанхай. Яркие огни сверкают в темноте, словно разноцветные звезды. Я живу на третьем этаже и не могу похвастаться такой панорамой, тогда как Уилл обитает на сорок третьем.

Мягкий свет многочисленных настольных ламп разливается по гостиной. Перед большим телевизором стоят двухместный диван, обтянутый мягкой кремовой кожей, и желтое пластиковое кресло. Выбираю диван, решив, что Уилл может разместиться в жестком кресле, если хочет. Однако он плюхается на диван справа от меня, и я невольно сдвигаюсь влево.

— Можно взглянуть? — Киваю на меню.

— Конечно. — Он держит карту передо мной, не выпуская из рук, и придвигается ближе. Сижу как на иголках, стараясь не отодвинуться снова.

— Ты что будешь? — кошусь на Уилла, а он глядит на меня прекрасными голубыми глазами, и мой желудок исполняет сальто.

— М-м-м... — Уилл снова изучает меню. — Бургер, — решает он и отдает мне карту. Затем смещается на свою часть дивана, и я с облегчением вздыхаю.

— Я буду то же самое. — Кладу меню на журнальный столик из темного дерева.

— Отлично. — Уилл берет телефон с соседнего приставного столика и звонит, чтобы сделать заказ.

Устраиваюсь в своем углу дивана, подсунув под себя ноги. Ощущая себя в большей безопасности, поворачиваюсь к Уиллу. Он закидывает ногу на колено и скользит по мне взглядом.

— Я потерял тебя после гонки в Монако.

— Знаю. Ты уже улетел, когда я вернулась из боксов после уборки.

— Надеялся, что ты снова напишешь.

Решительно качаю головой.

— Только не когда твоя девушка рядом. Вероятно, она сочла бы это немного странным.

— М-м-м, — недовольно мычит Уилл, вскинув брови.

— Что такое? — спрашиваю я, озадаченная подобным ответом.

— Да неважно, — отмахивается он.

— Расскажи.

— У нас с Лорой сейчас все немного сложно.

— Что ты имеешь в виду? — осторожно интересуюсь я.

— Хочешь пить? — Уилл встает, подходит к мини-бару, открывает холодильник и изучает его содержимое, потом берет бутылку воды.

— А что там есть?

— Водка, виски, вино...

— Просто диетическую колу.

Он достает банку, открывает ее и наливает колу в стакан. Вручает его мне, затем снова плюхается на диван и пьет воду прямо из бутылки.

— Ты говорил о своей девушке, — напоминаю я, хватая одну из бледно-желтых диванных подушек и прижимая к груди.

Уилл ставит бутылку на столик.

— У вас небольшие сложности?

— Да. Знаешь, она редко бывает на гонках. — Он наклоняется и чешет коленку. – Поэтому мне было непривычно.

Ох! И это все?

Но потом Уилл вздыхает, откидывается на спинку дивана, проводит руками по волосам и глядит в потолок.

— Господи, Дейзи, я места себе не нахожу.

Он пристально смотрит на меня, а я — на него, и это длится, пока я не отвожу глаза.

— Из-за чего ты не находишь себе места? — с опаской спрашиваю я, снова гляжу на него и обнаруживаю, что он по-прежнему за мной наблюдает.

Уилл медлит с ответом, но я сохраняю самообладание.

— Из-за тебя.

Вот и все, что он произнес: «Из-за тебя».

— Ты не находишь себе места из-за меня? — Боже мой! Я не сплю?

Он кладет голову на спинку дивана и продолжает искоса смотреть на меня, а мое сердце начинает биться быстрее.

— Не понимаю, — говорю я, отчаянно нуждаясь в том, чтобы Уилл все объяснил и развеял любые сомнения.

Но он молчит. А потом наклоняется и прикасается к кончикам моих пальцев, пропуская по мне разряд тока. Затем отдергивает руку, встает и меряет шагами комнату.

— Черт, это действительно плохая идея. Сам не знаю, что делаю, — произносит он со страдальческим выражением лица.

— Хочешь, чтобы я ушла? — нерешительно предлагаю я. Сердце гулко бьется в груди, и даже не верится, что Уилл не слышит этого стука.

— Да, думаю, так будет лучше. — Его голос звучит твердо.

С трудом встаю и отхожу от дивана.

— Нет, стой! — Уилл приближается ко мне и почти тут же отступает. Он совсем запутался.

У меня срабатывает автопилот.

— Я пошла.

— Да, да, это хорошая мысль.

Подхожу к двери и тянусь к ручке, а у самой голова идет кругом. Вдруг Уилл меня остановит? Замираю в нерешительности, потом давлю на дверь и приоткрываю ее, впуская в комнату резкий флуоресцентный свет из коридора. Нет. Не останавливает.

Выхожу в коридор и вижу, что один из сотрудников гостиницы катит тележку к номеру. Неважно. Есть я все равно не смогу.


               * * * * *

Нужно ли говорить, что ночью я почти не смыкаю глаз? В жизни бы не поверила, что это случилось. Черт возьми, как Уилл собирается вести себя дальше? От одной мысли об этом болит голова. Не могу давать сердцу ложные надежды. Просто не могу. Невольно представляю, как он меня целует. Приходится помотать головой, чтобы прогнать назойливое видение.

Слышу, как возвращается Холли, и притворяюсь, что сплю, а когда встаю утром, спит уже она. Стараясь не шуметь, иду в ванную с каким-то сюрреалистическим впечатлением от прошлого вчера. Холли появляется, когда я чищу зубы.

— Как ты? — сонно бормочет она.

— Да не очень. — Вчерашний мандраж не идет ни в какое сравнение с сегодняшним.

— Почему? — зевает подруга. — Что случилось вчера?

— Уилл сказал, что я ему нравлюсь. — Сплевываю зубную пасту в раковину и полощу рот.

— Что?! — Сна у Холли ни в одном глазу.

— Ну, в той или иной степени.

— Вот дерьмо! А ты что?

— Ничего. — Прислоняюсь к раковине, скрестив на груди руки. — Потом он попросил меня уйти.

— Серьезно?

— Да. По-моему, он запутался.

— Господи! — Подруга глядит на меня, разинув рот. — Интересно, что теперь будет?

— Мне бы тоже хотелось знать.

Притулившись на краешке ванной, Холли взирает на меня снизу вверх.

— Думаешь, он уйдет от Лоры?

— Не знаю.

— Твою мать! Конец детской влюбленности. Капут!

С горечью смотрю сверху вниз на подругу.

— А ты сумеешь разобраться с прессой? — спрашивает она.

— О чем это ты? — Сажусь на сиденье унитаза. Мне не нравится возвышаться над ней во время этого разговора.

— Ну, ты же в курсе, что Уилл и Лора не сходят с газетных страниц. Их пара — одна из самых популярных в Британии. Таблоиды просто с ума сойдут, если они расстанутся.

Перевожу взгляд с Холли на дверь. Меня начинает мутить.

— Тем не менее... — Подруга пихает меня локтем, чтобы подбодрить. — Ты станешь новой знойной американской пассией Уильяма Траста. Ой, вы будете совсем как Дженнифер Энистон, Брэд Питт и Анджелина Джоли!

— Что?! И мне, значит, отводится роль Анджелины? Издеваешься? Все возненавидели ее, когда правда выплыла наружу! А Дженнифер, мать ее, Энистон возвели в ранг святой!

— Зато теперь все полюбили Анджелину, — оправдывается Холли.

— Да, но через сколько лет! Поверить не могу, что мы вообще обсуждаем подобную чушь. Смешно сравнивать меня с Анджелиной Джоли.

— Ну, у тебя длинные темные волосы. А Уилл смахивает на Брэда Питта.

— А вот и нет! По-моему, он больше похож на Леонардо Ди Каприо.

Холли сосредоточенно думает, потом изрекает:

— Да. Понимаю, что ты имеешь в виду.

— Ладно! — сердито бросаю я. — Не знаю, как мы забрались в эти дебри, но, вообще-то, ты говорила, что если я разрушу счастливые отношения Лоры и Уилла, меня возненавидит вся Британия.

— Так ведь не навсегда, а годика на два.

— Зашибись.


               * * * * *

Этим утром отправляюсь на трек напряженная и беспокойная. Не знаю, что будет, когда я увижу Уилла, но, хвала небесам, ждать долго не приходится. Он появляется в дверях и сразу же спотыкается, перехватив мой взгляд. Затем идет в мою сторону, попутно приветствуя кого-то из спонсоров скупым взмахом руки.

— Привет, — говорит он, смотрит на меня секунду-другую и отводит глаза. По легкой щетине заметно, что сегодня он не побрился.

— Выглядишь усталым, — замечаю я, а саму так и тянет наклониться и коснуться его лица.

— Мм, спал совсем мало, — сообщает он, вперив взор в стол.

— Но теперь хотя бы не по моей вине, — пытаюсь разрядить атмосферу.

— Именно по твоей. — Уилл глядит на меня, и лицо у него такое несчастное, что сердце так и рвется.

— Что я могу тебе предложить? — меняю тему, надеясь развеять его уныние.

— Дейзи... — начинает Уилл, но тут из кухни выходит Гертруда с нагруженным подносом, и он добавляет: — Как обычно, пожалуйста.

Сложив руки на груди, он оглядывает зал за моей спиной, пока я собираю завтрак.

— Готово.

— Благодарю.

Уилл берет тарелку и идет за столик, а через пять минут опять встает и поднимается в комнату отдыха. Раздумываю, не пойти ли за ним, но действительно не знаю, что сказать. Столько недель я мечтала о нем, но такого поворота событий точно не ожидала. Не хочу быть человеком, который разобьет Лоре сердце. Не хочу, чтобы меня ненавидела вся Британия. Не хочу быть «другой женщиной». Очевидного выхода нет. А знаю я только то, что Уилл мне нравится. По-настоящему нравится. И какое-то решение должно существовать.

Намереваюсь держаться подальше от боксов во время квалификации, чтобы дать Уиллу сосредоточиться, но Холли думает иначе.

— Пойдем, — зовет она после завершения двух заездов. — Уилл самый быстрый, но Луиш отстает на какие-то доли секунды. Третий заход обещает быть очень захватывающим.

— Не хочу его отвлекать.

— Дейзи, мы говорим об одном и том же человеке? — усмехается Холли. — Уилл так сосредоточен, что фиг ты его отвлечешь! Он же самый быстрый сегодня, ради всего святого!

Теперь чувствую себя немного глупо.

— Ладно, идем.

Когда мы приходим в боксы, Уилл сидит в болиде и смотрит на телеэкран, размещенный поверх головы. Устремляю взгляд в соседний бокс и застаю Луиша за тем же занятием. Снова гляжу на Уилла и мысленно желаю ему удачи. Кастро первым выезжает на трассу, а немного погодя механики снаряжают в путь второго нашего пилота. Напряженно слежу за тем, как камера транслирует круг Уилла. Не имеет значения, что Траст был самым быстрым в предыдущей квалификационной сессии. Любой из девяти пилотов может запросто отыграть поул на последнем круге. И опять у меня начинает кружиться голова и темнеет в глазах. Думай о чем-то другом, думай о чем-то другом, думай о чем-то другом...

— Ура! — В гаражах раздаются аплодисменты.

— Кто? Что? — вопрошаю я, глядя на экраны.

— Луиш! — восторженно кричит Холли. — Он на поуле!

— А где Уилл? – с улыбкой уточняю я.

— Подожди-ка, — говорит подруга, впиваясь взглядом в экран. Следую ее примеру, и в этот самый момент Уилл заканчивает круг, побивая время Луиша.

— Поул! — вопим мы с Холли. Таким образом, Луиш сдвигается на второе место и завтра они снова звезды старта.

Болиды проносятся по пит-лейн и заезжают в гаражи. Меня переполняет счастье, когда я вижу, как Уилл выпрыгивает из машины и напарники по команде хлопают его по спине. Стянув с себя шлем, он с улыбкой откидывает влажные волосы со лба, глядит в мою сторону и лишь потом поворачивается к боссу.

— Саймон будет очень доволен, — произносит Холли, наблюдая, как руководитель команды похлопывает Уилла по руке. Потом она мрачно добавляет: — До тех пор, пока завтра эти двое опять не вышибут друг друга с трассы.

Смотрю в соседний бокс и вижу, что Луиш что-то горячо обсуждает со своим инженером. И тут сзади раздается голос Саймона.

— Тогда уж иди до конца и отрасти бороду, если тебе так этого хочется.

Саймон и Уилл стоят возле столика с закусками. Добродушно покачав головой, Уилл берет стакан свежевыжатого апельсинового сока.

— А, Холли, вот ты где! — говорит Саймон. — Тебе удалось выполнить мою просьбу?

— Э-э, да. — Вид у Холли немного сконфуженный, когда она следует за Саймоном к выходу.

Поворачиваюсь к Уиллу. Он стоит, вскинув брови и потирая рукой подбородок.

— Похоже, надо побриться перед завтрашней гонкой.

— Не надо, — шепчу я, убедившись, что нас никто не подслушивает. — По-моему, щетина тебе очень идет.

Тихонько посмеиваясь, Уилл опускает глаза на блюдо с бисквитами.

— А пирожных с кремом по-прежнему нет, плюшка!

Оглядываюсь и вижу Луиша.

— Моя мама была бы тобой недовольна. — Он втискивается между мной и Уиллом. — О чем вы тут шепчетесь?

— Ни о чем, — хором отвечаем мы.

— Что-то непохоже.

— Ну, если тебе так интересно, речь шла о том, что Уилл утром не побрился, — сообщаю я.

— Да? А что так? — Луиш рассматривает напарника.

— Просто некогда было, — пожимает плечами Уилл.

— Подружки здесь нет, и некому следить за тобой?

Сердито сверкнув глазами, Уилл покидает бокс.

Окидываю Луиша недовольным взглядом.

— Что это с ним? — простодушно спрашивает он.

— Да неважно. — Собираюсь уйти, но Луиш меня не пускает.

— Эй, куда это ты?

— Работать.

— Постой. Давай поболтаем.

— Хорошо. О чем хочешь поболтать?

— Что между вами происходит? — Луиш кивает на дверь, в которую вышел Уилл.

— Ничего, — буркаю я и меняю тему: — Я только что видела, как Саймон сцапал Холли.

— Что? В буквальном смысле?

— Нет-нет, он просто хотел переговорить с ней наедине.

— Спорим, ее бесит присутствие Каталины?

— Так и есть. — Гляжу на дверь. Интересно, смогу ли я догнать Уилла, пока он опять не слинял в свою комнату? — Мне надо идти, — говорю Луишу. Но когда выхожу на яркий солнечный свет, Уилла нигде не видно.



Глава 14 | В погоне за Дейзи | Глава 16



Loading...