home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Не говорю Холли о том, что ходила к Луишу. Все равно она ночевала в номере Саймона, так что я  вижу ее только утром, надевая форму. Ночью мне снились кошмары: меня преследовал то ли мужчина, то ли чудище. Я просыпалась в холодном поту, убеждала себя, что это просто сон, но потом снова в него проваливалась. Стоит ли упоминать, что сегодня у меня отвратительное настроение?

Луиш появляется в десять и сразу поднимается к себе в комнату. Выглядываю из кухни, но он меня не видит и быстро проходит мимо с опущенной головой. Думаю, ему неловко от того, что расчувствовался при мне…

К черту! Подхожу к сервировочному столику, хватаю тарелку и накладываю на нее яичницу с беконом.

— Что ты делаешь? — нахмурившись, спрашивает Холли.

— Не пытайся меня остановить, — отвечаю я, обхожу стол и иду к лестнице.

— Дейзи! — в ужасе вскрикивает Холли, но я не оборачиваюсь.

На верхней ступеньке бросаю взгляд направо и вижу, что дверь в бывшую комнату Уилла открыта. Останавливаюсь как вкопанная и заглядываю внутрь. На столе стоит черная сумка команды, такая же, как у Уилла — такая же, как у всех нас. Чувствую, как у меня в буквальном смысле кровь отливает от лица. Дверь в комнату Луиша открывается, и он выходит с опущенной головой. А потом поднимает глаза и видит меня.

— Дейзи? У тебя все в порядке?

Я быстро киваю, и у меня начинает щипать в носу. Луиш заводит меня к себе. У меня трясутся руки, и я со стуком ставлю на стол тарелку с едой.

— Это для меня? — спрашивает Луиш.

Я молча киваю, не в силах посмотреть ему в глаза.

— Я не голоден.

— Ты должен поесть! — восклицаю я, вдруг рассердившись.

— Не хочу, — равнодушно отвечает Луиш.

— Ну, тем хуже для тебя! Потому что придется!

Луиш удивленно поднимает бровь, и его глаза весело поблескивают.

— И как именно ты это устроишь?

— Накормлю тебя насильно, если сам не съешь, — предупреждаю я.

Луиш вздыхает и опускается на диван.

— Дай мне кусочек бекона.

Беру тарелку, сажусь рядом с ним и выбираю самый хрустящий кусочек. Луиш неохотно берет его, кусает по краю и только потом полностью засовывает в рот.

— Если бы Жоау увидел меня сейчас… — замечает Луиш.

— Жоау просто почувствовал бы облегчение, что ты хоть что-то ешь, — запальчиво заявляю я.

Луиш протягивает руку за следующим кусочком и после недолгой паузы спрашивает:

— Придешь сегодня посмотреть на заезд?

— Не знаю. Думаю, нет.

— Почему?

— Луиш, ты знаешь почему. Понимаешь, я просто пытаюсь постепенно свыкнуться.

Луиш бросает кусочек бекона обратно на тарелку и обмякает.

Fode-se, — бормочет он.

— Что это значит? — интересуюсь я, но Луиш молчит. — Пошло оно все? Луиш, ты только что сказал: «Пошло оно все»?

Он не отвечает.

— Что ж, пошел ты, — говорю я ему.

Fottiti? — Луиш смотрит на меня с надеждой, и я широко улыбаюсь.

— Ты такой testa di cazzo. Когда сбреешь бороду?

Луиш пожимает плечами.

— Кого это волнует?

— Меня. Ты странно смотришься с бородой.

— Головач-бородач?

— Да! — Я смеюсь.

— Побреюсь, если ты придешь и посмотришь гонку.

В смятении гляжу на него.

— Не знаю, смогу ли.

— Конечно сможешь.

Луиш небрежно хлопает меня по колену, потом встает и потягивается. Футболка задирается, и я вижу его слишком тощий торс.

— Съешь еще кусочек бекона. Нет, еще два кусочка — и по рукам, — предлагаю я, поднимаясь и подавая ему тарелку. Луиш косится на меня, но хватает два кусочка и засовывает их в рот одновременно.

— Безобразие! — На моем лице появляется гримаса отвращения. Луиш улыбается, отчего становится еще хуже.  — Ой, перестань! — требую я.

Он проглатывает и прекращает мои мучения.

— Где мой кофе? — неожиданно спрашивает Луиш, глядя на стол.

— Я не принесла.

— Боже! А предполагалось, что ты плюшка.

— Эй! — Хочу ударить паршивца по руке, но он не дает. — Не знаю, почему я переживала за тебя, Луиш Кастро.

Качаю головой и шагаю к двери. Он идет за мной.

— Увидимся в боксе через пару часов.

— Я приду, — обещаю я, и меня охватывает озноб.


               * * * * *

Красный, красный, красный, красный, красный... Поехали! Я едва различаю болид Луиша, но, похоже, он обгоняет несколько автомобилей на старте. Через некоторое время позиции в гонке высвечиваются на телевизионных экранах над нашими головами, и мои мысли подтверждаются: Луиш нагнал четыре места и теперь восьмой. Неплохо. Хотя бы попадает в десятку. Пьер, в другом автомобиле, все еще на шестом месте.

Луиш теперь догоняет Бенни Фишера из Германии, который идет седьмым.

— Вот это да! — выкрикивают несколько человек в гаражах, когда Луиш выскакивает из-за Бенни и смещает его в угол. Седьмой!

— Черт возьми! — восклицает Холли рядом со мной. — Что на него нашло?

Не отвечаю, лишь в предвкушении слежу за экранами. Мы стоим в гараже Луиша. Прилагаю все усилия, чтобы не смотреть на гараж Пьера.

Утром шел дождь, но когда началась гонка, было сухо. Неожиданно небеса снова разверзаются, и механики резко активизируются, когда Луиш влетает в бокс, чтобы поменять колеса. Автомобили на шинах для сухой трассы разворачиваются на треке, и страх снова закрадывается мне в сердце.

Через некоторое время после установки колес для мокрой трассы Луиш поднимается еще на два места в сетке. Теперь он пятый, а Пьер четвертый. Неожиданно камера переключается на болид Нильса Брёдена, разбитый и дымящийся на гравийной ловушке. Телевизионные экраны показывают повтор аварии, из-за которой он туда попал. Сжимаю кулаки, напряженно глядя, как машина Брёдена врезается в отбойник и разлетается по трассе.

А потом внутренним взором ясно вижу Уилла. Его автомобиль лежит перевернутым на гравии, и бригада скорой помощи вытаскивает белую простыню. У меня начинает кружиться голова. Слышу голос Холли: она спрашивает, все ли в порядке. Холли берет меня за руки, чтобы не дать мне упасть, и говорит, что с Брёденом все хорошо, он выбрался из болида, перелез через стену и идет к боксам, но я в другом месте и в другом времени. Все, что я вижу, — это автомобиль Уилла с полностью снесенным капотом. А потом вижу Уилла, который глядит на меня в темноте, когда мы лежим лицом друг к другу в постели.

Я начинаю безудержно рыдать.

— Дейзи… Дейзи… — Холли пытается меня успокоить, но мне уже ничто не поможет. Падаю на колени и смутно осознаю, что люди в гараже поворачиваются, чтобы посмотреть на меня.

— Дейзи, пожалуйста, — умоляет подруга. — Давай вернемся в гостевую зону

— Я не могу… Я не могу…

— Все в порядке.

Холли приседает и кладет руки мне на плечи, а несколько механиков встревоженно поворачиваются в нашу сторону. Знаю, им будет трудно сосредоточиться, пока я тут бьюсь в истерике.

Клаус и Фредерик заходят в гараж. Должно быть, Клаус сбегал за шефом.

— Пойдем со мной, — решительно произносит Фредерик. Ставит меня на ноги, и я, спотыкаясь, выхожу с ним из гаража. Холли идет за нами.

— Прости! — кричу я. — Я не могу!

— Нет, Дейзи, пожалуйста, не уезжай опять! — умоляет Холли, хватая меня за руку. — Шеф, не позволяйте ей уволиться!

— Хватит! — цыкает на нее Фредерик. — Возьми пару отгулов, — предлагает он мне, когда мои рыдания затихают. — Поезжай к бабушке. Попроси Элли заказать машину.

Я молча киваю, и Холли ослабляет хватку на моей руке.

— Но я хочу, чтобы ты вернулась к работе на следующей неделе, — добавляет Фредерик. — После этого мы летим в Сингапур, так что не подведи меня.

Мы возвращаемся на кухню, где Холли помогает мне собрать вещи, а потом отводит меня к одному из микроавтобусов команды.

— Не могли бы вы отвезти меня в гостиницу? — прошу я водителя, который, прислонившись к капоту, слушает переносное радио.

— Конечно, — отвечает он.

— Я позвоню Элли из номера, — говорю я Холли. — И увидимся в Великобритании.

— Ты же вернешься, да?

На ее лице написано беспокойство.

— Да, — обещаю я, хотя сейчас совсем не уверена. 



Глава 23 | В погоне за Дейзи | Глава 25



Loading...