home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28

— Ты пойдешь со мной?

— А кто-нибудь из спонсоров там будет?

— Наверное, все. И Саймон с Каталиной. Но серьезно, кого это волнует?

— Меня!

— Нам не обязательно с ними разговаривать. Будет весело. Пойдем.

Сегодня суббота, и Луиш позвал меня с собой на благотворительный бал. Мы в Японии на предпоследней гонке сезона. Холли в печали. Она даже подумывала вообще не ехать, но в конце концов откуда-то набралась сил.

— Как считаешь, мне стоит идти? — спрашиваю я у нее позже.

— Непременно, — ни секунды не колеблясь, отвечает подруга. — Это будет приятным разнообразием после простых клубов и баров, где мы обычно зависаем.

— А ты чем займешься?

— Может, погуляю с ребятами, напьюсь до чертиков и завалюсь в койку с Питом, чтобы отвлечься.

— Холли! — Меня разбирает смех.

— Я не шучу, — говорит она. — Саймона это разозлит.

— Эй, — упрекаю ее я, — не подставляй Пита. Он хороший парень, и его, скорее всего, уволят, если ты устроишь что-нибудь в этом духе.

Она делает глубокий вдох и закусывает ноготь.

— Хорошо, мамочка. Что ты наденешь?

— Понятия не имею. Явно нужно вечернее платье.

— Загляни в магазин на первом этаже гостиницы. Я там видела несколько красивых платьев, когда вчера тебя ждала.

      К моменту возвращения в отель в половине седьмого я испытываю странную нервозность. Прежде чем подняться наверх, захожу в магазин, о котором говорила Холли. Там действительно висят несколько красивых платьев, но беглый взгляд на ценник приглянувшегося дает понять: придется залезть в отцовские десять миллионов, чтобы позволить себе хоть одну пайетку. Поднимаюсь в номер и лихорадочно пытаюсь придумать, что же надеть, пока наношу макияж и занимаюсь волосами. Когда уже начинаю размышлять, а не отказаться ли идти, раздается стук в дверь. Я открываю и вижу на площадке портье.

— Добрый вечер, мэм. Вам посылка.

Он вручает мне коробку, и я в растерянности благодарю, беру ее, закрываю дверь, кладу посылку на кровать и открываю.

Вынув содержимое, ахаю при виде струящегося платья до пола, расшитого переливающимся золотом бисером. В коробке записка:

На случай, если ты не знаешь, что надеть. Луиш

Луиш купил мне платье? Прямо как в кино. Не будь я в таком шоке, точно рассмеялась бы.

Я не могу его принять. Судя по всему, оно стоит целое состояние. Нет. Это неприлично. О чем он вообще думал?

Но... Оно такое красивое. Я его только примерю…

Платье сидит как влитое, облегая фигуру, а вырез достаточно низок, чтобы подчеркнуть мою грудь. Встав напротив зеркала у двери, смотрю на свое отражение. Боже, оно ослепительно. Кажется, у меня никогда не было ничего настолько красивого, даже когда я жила в пентхаусе моего отца-миллиардера.

Снова раздается стук в дверь. Я рассеянно открываю.

— Вот это да! — говорит Луиш, вытаращиваясь на меня. На нем смокинг, галстук от которого небрежно болтается вокруг шеи. Черт возьми, он просто ходячий секс. — Ни за что бы не подумал, что ты его наденешь.

— Я и… не собиралась, — запинаясь, я делаю шаг назад, давая ему войти.  — Я его только примерила.

— Ты выглядишь… — Он качает головой, не в состоянии подобрать слова.

— Спасибо. — Я краснею и подношу руки к лицу. — Я еще не готова.

— А мне кажется, что готова.

— Я ничего не сделала с волосами. — Они по-прежнему распущены и струятся у меня по спине.

— Оставь так.

Я прихожу в себя.

— Прости, Луиш, но я не могу принять это платье.

— Не говори глупостей, — отрезает он.

— Нет, не могу. Прости. Лучше иди подожди в коридоре, пока я его сниму.

— Если я куда и пойду, то только вместе с тобой. И прямо сейчас!

— Не дави на меня, — огрызаюсь я. — Мне нужно переодеться.

— Не нужно. Если хочешь знать, платье все равно не удастся вернуть. Мне сказали, что возвраты не принимаются. Так что ты идешь со мной на благотворительный бал. И идешь в этом платье.

— Нет.

— Да.

— Нет.

— ДА! — Он хватает меня за руку и тянет к двери. Я с неохотой подчиняюсь. Что ж, если вернуть наряд нельзя...

— Подожди! Я возьму сумку.

Луиш вздыхает, когда я вырываюсь и бегу обратно в номер.

— Ладно. Я готова.

— Слава богу, — бормочет он, выводя меня на площадку лифта.

— Кстати, что ты имел в виду, когда сказал, что ни за что бы не подумал, что я его надену? — спрашиваю я, когда Луиш нажимает кнопку вызова. — А как же насчет того, что возвраты не принимаются? Не слишком ли рискованно?

Двери открываются, мы заходим в кабину, и только потом Луиш отвечает:

— Мне нравится рисковать.

Благотворительное мероприятие проходит в пятизвездочной гостинице неподалеку. Сотни свечей мерцают в темноте, подсвечивая деревья-бонсай и декоративные японские сады, когда мы подъезжаем. Мужчины в смокингах и женщины в вечерних платьях поднимаются перед нами по лестнице в ярко освещенный холл гостиницы. Прежде мне доводилось бывать на множестве подобных мероприятий, однако не в последние несколько лет и уж конечно ни разу с тех пор, как я стала работать в команде.

Луиш ведет меня в зал. Над головами у нас сверкают люстры, а каждый стол украшает подсвечник. Я чувствую обращенные на нас взгляды десятков пар глаз, когда толпа расступается, позволяя нам пройти.

— У тебя тут много поклонников, — тихо замечаю я.

— Они смотрят не на меня.

Я ему улыбаюсь, однако его взгляд устремлен вперед.

Мы подходим к бару, где на серебряных подносах выставлены высокие бокалы с шампанским. Луиш берет один и передает мне, а затем берет еще один для себя.

С минуту мы стоим и оглядываем комнату.

— Вон Саймон и Каталина. — Луиш кивает в их направлении.

— Почти не видела босса в эти выходные, — задумчиво размышляю я.

Саймон поднимает глаза и ловит мой взгляд. Он что-то говорит Каталине, чье лицо немедленно приобретает кислое выражение, а затем идет по направлению к нам. Жена с неохотой следует за ним.

— Дейзи, привет! —  Саймон наклоняется, чтобы чмокнуть меня в щеку. Я пытаюсь не показать своего удивления. — Луиш. — Они пожимают руки. — Дейзи, ты помнишь мою жену, Каталину?

— Привет. — Я киваю и выдавливаю из себя улыбку, зная, что она делает то же самое.

— Опять вместе? — недовольно кривясь, отмечает Каталина. — И отрицаете, что вы пара? — Она переводит взгляд с Луиша на меня.

— Рад видеть тебя здесь, Дейзи, — перебивает Саймон. — Как тебе сейчас работается в команде?

— Все прекрасно, спасибо, — осторожно отвечаю я.

— Хорошо. Хорошо, — решительно говорит он. — Прошу прощения, что прерываю, Луиш. — Он берет меня за руку и отводит в сторону, оставляя Луиша болтать с Каталиной. — Ты довольна тем, чем приходится заниматься? Не хочешь поменяться с Холли и снова работать с пилотами?

— Нет, нет! — категорично отказываюсь я. — Мне хорошо там, где я сейчас, спасибо.

— Ну, если передумаешь, просто скажи. Ладно?

— Ладно…

— Хорошо. — Он возвращается к жене. — Дорогая, думаю, нам следует пойти пообщаться с гостями.

— Конечно. — Она отворачивается, не удостоив меня взглядом.

— Странно, — отмечаю я.

— Что он сказал?

Передаю Луишу разговор с Саймоном.

— Как считаешь, это из-за моего отца? — с тревогой спрашиваю я.

— Не знаю…

Я вздыхаю.

— Вот этого мне и не хотелось – чтобы люди относились ко мне по-другому.

Он небрежно сжимает мою руку и отводит взгляд.

— Прости.

— Не переживай. Ты не виноват.

— А по-моему, как раз виноват.

— Нет, честно, лучше уж так, чем позволять этому болвану безнаказанно отпускать подобные комментарии.

— Кстати о нем…

Проследив за взглядом Луиша, я вижу надвигающегося на нас Норма.

— Дейзи! Луиш! Рад видеть вас обоих! — Он наклоняется, чтобы поцеловать мою руку, а затем поворачивается к Луишу для рукопожатия. Подавляю желание вытереть его слюни о платье. —  Ну и ну! Ты просто ослепительна! — грохочет он, и я за полметра физически ощущаю горячее дыхание Норма на своем лице.

— Спасибо, —  отвечаю я, стараясь не морщиться.

— Вот теперь ты совсем не похожа на плюшку. — Он трясется от смеха, прежде чем добавить: — Я несколько дней назад разговаривал с твоим папой.

У меня кровь стынет в жилах.

— Правда?

— Да. Он велел передать тебе привет.

— Очень мило, — лгу я, зная, что мой отец не имел в виду ничего хорошего.

— Вы нас извините? — встревает Луиш. — Я только что увидел своего напарника по команде и должен обсудить с ним тактику.

— Разумеется! — Норм машет рукой.

— О боже, — еле слышно выдыхаю я.

— Это нехорошо, да? — спрашивает Луиш.

— Да. Не думаю, что мой отец знал, где я работаю.

— Это может стать проблемой?

— О да, — с полной уверенностью предрекаю я. — Это почти наверняка станет огромной проблемой.

— Что, по-твоему, он сделает?

— Скоро узнаем.

      Здесь сегодня довольно много гонщиков. Пьер болтает с Антонио Арандой и Китом Брайсоном, так что мы останавливаемся поздороваться. Антонио, кажется, рад видеть Луиша, однако Кит извиняется и уходит. Неужели Холли была права, когда говорила, что некоторые гонщики завидуют Луишу?

Мне требуется еще два часа и несколько бокалов шампанского, чтобы снова расслабиться. Аукцион уже закончен. Публика в благотворительных целях делала ставки на предметы, ранее принадлежавшие знаменитостям. Луиш ни на что не ставил, а вот Наоки Такахаси выиграл ковер, который раньше лежал в гостиной Мадонны.

— Хочешь, поедем к ребятам? — спрашивает меня Луиш. — Дэн недавно прислал мне сообщение. Они в каком-то караоке.

— Давай сделаем это! — визжу я чуть громче, чем следует.

— Этим мы займемся попозже, если тебе повезет, а пока поехали попоем в караоке.

Я шлепаю его по руке, пока он встает и протягивает мне ладонь. Голова у меня кружится от выпитого шампанского.

Холли перехватывает меня, едва мы входим в тускло освещенное помещение.

— Идем со мной, — тянет она меня в направлении женского туалета. — Он там был? — Не нужно гадать, что это она о Саймоне.

— Да.

— А она?

— Да.

— Ты с ней говорила?

— Едва ли. Он, правда, вел себя как-то необычно. — Я рассказываю о поведении Саймона.

— Странно. — Холли хмурит брови. — Думаешь, он пытается от меня избавиться?

— Нет! Конечно нет! — отвечаю я, хотя вообще-то даже не рассматривала подобную возможность.

— Что там еще было? —  угрюмо спрашивает она, а затем вдруг замечает мой вид и немедленно оживляется: — О боже! Какое изумительное платье!

Я улыбаюсь и кружусь перед ней.

— Купила в магазине в гостинице?

— Э-э, нет. — Я в смущении морщу нос. — Луиш мне его купил.

— Не может быть!

— Правда-правда.

— Офигеть! Прямо как в «Непристойном предложении»!

— Едва ли меня можно принять за Деми Мур, да и он тоже не Роберт Редфорд. И вообще! Я не собираюсь с ним спать!

— Звучит почти как запоздалое соображение, — подмигивает она.

— Хватит меня дразнить.

— Мне нужно в туалет. Подожди меня.

Она заходит в кабинку, а я поворачиваюсь и смотрю на свое отражение. Я и забыла, что на мне это платье, это красивое платье. При мысли о Луише я слегка дрожу.

— Вы только посмотрите, любуется на себя в зеркало, — вернувшись, шутит Холли.

Я поворачиваюсь к ней и облокачиваюсь на раковину.

— По-твоему, странно, что он купил мне платье?

— Нет. Он хочет затащить тебя в постель, это очевидно.

— Холли!

— Именно так! Даже идиоту это ясно.

Я ничего не отвечаю.

— Он тебе нравится, да? — Она слегка подталкивает меня локтем. — Я так и знала!

— Холли, прекрати, не говори так, — умоляюще прошу я.

— Почему нет? Это правда. Так переспи с ним и забудь. Двигайся дальше.

— Что значит забудь?

— Ну, он едва ли из тех, кто женится, так? — Она закатывает глаза и хихикает.

Я пытаюсь рассмеяться.

— Нет, полагаю, что нет.

— Однако он предположительно великолепен в постели, так что на твоем месте я бы получила удовольствие и покончила с этим.

У меня щемит внутри от сознания ее правоты. Честно говоря, я бы не удивилась, если бы в эту самую минуту в баре Луиш попытался кого-нибудь закадрить. Впрочем, надо признать, что я не видела его за этим занятием с самого Сильверстоуна. Теперь он кажется другим. Более ответственным. Может, он изменился…

— В чем дело? —  нахмурясь, спрашивает Холли.

— Ни в чем.

— О боже, — с тревогой говорит она. — Он что, действительно тебе нравится?

— Нет!

— Я серьезно, Дейзи, это плохая идея.

— Знаю! — огрызаюсь я. — Не нужно мне напоминать, я и так это знаю!

— Хорошо. — Она с опаской смотрит на меня. — Потому что я не хочу, чтобы тебе было больно.

Я едва сдерживаюсь, чтобы не сказать: «Уж кто бы говорил!».

Следую за Холли обратно в бар. Луиш втиснулся в полукруглую кабинку вместе с Дэном, Питом и еще несколькими ребятами. Он хлопает ладонью по месту сбоку от себя. После того, что сказала Холли, мне не слишком хочется садиться с ним рядом, но подруга плюхается с другой стороны стола, и мест больше нет, так что выбора не остается. Луиш немедленно обнимает меня за талию и нежно притягивает к себе. Я вся напрягаюсь, но, по-моему, он этого не замечает.

— Эй! Это песня Дэна! — кричит Пит, когда на большом экране напротив нас возникают слова «Живя молитвами» группы «Бон Джови».

— Супер! — вопит Дэн и с энтузиазмом полностью отдается песне. Когда начинается припев, он забирается на стол и начинает играть на воображаемой гитаре. Мы с Холли визжим от смеха под крики одобрения ребят, а Луиш убирает ладонь с моей талии, чтобы похлопать. Спустя несколько секунд к нам подходит маленькая японка с забранными в пучок волосами и очень вежливо просит Дэна снова сесть.

Моей талии становится холодно…

«Он такой же, как Джонни! Держись от него подальше!»

Но Луиш возвращает руку на место, и тепло растекается по моему телу. Я велю противному писклявому голоску в своей голове замолчать.

— Дейзи, это наша! — кричит Холли.

— Что? — с тревогой спрашиваю я, когда она передает мне микрофон. — Я не умею петь!

— В этом весь смысл, — ухмыляясь, говорит Луиш.

— Хорошо, тогда тебе лучше будет спеть следующую. — Я шлепаю его по груди и беру микрофон. Мы с Холли поем «Рай на земле» Белинды Карлайл.

Спустя еще час и пару стаканов виски с колой все мы вдоволь подурачились, включая Луиша, исполнившего ужасно смешную версию «Ледяной детки» Ваниллы Айса.

Никогда в жизни я так много не смеялась. Все мы в отличном настроении, и даже Холли веселится на полную катушку, что просто здорово после всей ее хандры.

Пит запевает «Разбуди меня, прежде чем уйти» группы «Вэм!», но мои мысли заняты другим, потому что Луиш только что принялся поглаживать большим пальцем изгиб моей талии. Я в изрядном подпитии, и это становится опасно. Я прижимаюсь к нему, а сидящая напротив Холли улыбается. Ее глаза перескакивают с меня на Луиша и обратно. Понимаю, что она поощряет меня на грязное дело, и не уверена, что сейчас смогу сопротивляться желанию.

— Мне нужно вернуться в гостиницу, чтобы немного поспать перед завтрашней гонкой, — говорит мне Луиш. Внутри у меня все обрывается, пока он не шепчет на ухо: — Хочешь со мной?

Я смотрю на него — темные глаза подтверждают, что он имеет в виду именно то, о чем я думаю, — и киваю.

Мы встаем, и Луиш извиняется перед остальными за наш ранний уход. Не знаю, подозревают ли ребята, что между нами что-то есть, но в данный момент мне на это наплевать.

Мы молчим во время короткой поездки на такси до гостиницы. Надоедливый писклявый голосок раздается вновь, вопрошая, хорошая ли это идея. «ДА! Это отличная идея!» — беззвучно кричу я в ответ. Сегодня вечером он мне безумно нравится!

«Но как он будет относиться к тебе завтра?»

Заткнись, заткнись, заткнись!

Мы вместе заходим в лифт, и я изучаю кнопки. Луиш нажимает на свой этаж, прислоняется к позолоченному поручню и глядит на меня.

«Он такой же, как Джонни…»

В ответ на эту мысль я нажимаю на кнопку своего этажа и вызывающе смотрю на Луиша. Спустя мгновение я в его объятиях, и он страстно целует меня, а в голове у меня звенит от предвкушения. Лифт подъезжает к моему этажу, останавливается, и мы отрываемся друг от друга, чтобы взглянуть на пустую площадку. Потом Луиш снова целует меня, двери закрываются, и мы едем выше.

В номере Луиш не может от меня оторваться. Я вижу дверь его спальни, но не уверена, что мы сумеем до нее добраться, потому что оба уже сбросили обувь, он снял пиджак, я расстегиваю пуговицы его рубашки, а он — молнию моего платья. Я делаю шаг из упавшего на пол расшитого золотым бисером наряда, и Луиш берет меня за руку и ведет в спальню. Я не чувствую своей наготы, потому что он смотрит прямо мне в глаза, когда мы забираемся на кровать и встаем на колени лицом друг к другу. Я стягиваю рубашку с его плеч и провожу рукой по твердой груди, а Луиш прижимается губами к моей шее.

Он не торопится и делает все медленно, чувственно, эротично. Я так сильно хочу его, что едва сдерживаюсь, но когда он наконец сливается со мной, ожидание оказывается не напрасным.

Потом я долго не могу перевести дыхание, когда мы, потные и разгоряченные, запутавшись в простынях, отдыхаем в объятиях друг друга. Луиш поворачивается ко мне и прослеживает пальцем линию моего подбородка. Я не знаю, что сказать, так что просто лежу молча, глядя в его темные глаза.

— Мне, наверное, стоит немного поспать, — наконец говорит он.

— Который час? — Я поворачиваюсь и смотрю на красные цифры на будильнике рядом с кроватью. — Уже почти два часа ночи!

Луиш улыбается.

— Я знаю.

— Ты нормально завтра проедешь гонку, если так мало поспишь? — с тревогой спрашиваю я.

— Со мной все будет в порядке, не волнуйся.

— Ты уверен?

— Да. После секса я езжу намного быстрее. — Он подмигивает, и я вспоминаю, что уже слышала от него эту шутку. Достаю из-под головы подушку и обрушиваю на него.

— Эй! — предупреждает он, пытаясь сдержать смех. — Ты же не хочешь вступать со мной в бой подушками?

Вообще-то, хочу, но сейчас, вероятно, для этого не самый подходящий момент.

— В таком случае я тебя оставляю, — сообщаю я, выбираясь из кровати.

— Тебе не обязательно уходить, — уверяет меня Луиш, когда я направляюсь к двери.

— Нет, ты не выспишься как следует, если я останусь. — Я прохожу в гостиную, поднимаю свое платье, вновь надеваю и застегиваю его.

— Подойди сюда, — зовет Луиш из спальни.

Возвращаюсь к нему и встаю у кровати. Луиш приподнимается на локте и глядит на меня. Пытаюсь выказать ему то же уважение, что он проявил по отношению ко мне, и смотреть в глаза, а не на грудь, однако это сложнее, чем кажется.

Он берет меня за руку, притягивает к себе и медленно целует.

— Спокойной ночи, — говорю я, высвобождаясь. — Спасибо за платье.

— Без него ты выглядишь лучше, чем в нем, а я и представить не мог, что такое возможно.

Он нахально улыбается мне, и я улыбаюсь в ответ, прежде чем повернуться и выйти из номера.



Глава 27 | В погоне за Дейзи | Глава 29



Loading...